понедельник, 16 июля 2018 г.

Для того и щука в пруду, чтобы караси не дремали

«Кровинушки»
Во все времена переход местных воспитанников в ведущие клубы страны очень болезненно воспринимался болельщиками. В эпоху СССР иначе как «грабежом» это не называли. С приходом «свободного» трансферного рынка в наш хоккей страсти поутихли, однако сейчас с созданием «базовых» клубов – тема снова стала актуальной.
Стоило только заиграть хоккеисту, как появлялись эмиссары из московских клубов, сулящие «золотые» горы, как тут устоять? А порой просто брали в охапку сотрудники военкомата и везли к месту прохождения срочной службы.
По-человечески можно понять любого хоккеиста, стремящегося к профессиональному росту, комфорту и обеспеченности, что не всегда мог предоставить провинциальный клуб и Челябинск.
Время всё расставило на свои места, теперь мы гордимся многими челябинскими воспитанниками – чемпионами мира и Олимпийских игр.  Они прославили и прославляют наш город в «большом» хоккейном мире.
Но были и другие истории, когда нашим воспитанникам не находилось места в команде мастеров, многие уезжали и становились легендами уфимского, казанского, белорусского, казахстанского хоккея.
А впрочем лучше услышать эти истории от первых лиц.


1949. Ватага Василия Сталина
Виктор Шувалов:
«В 1949 году Зальцман попал в опалу, его отправили под Горький в Муром на какой-то маленький заводишко. Спорт на тракторном заводе стал глохнуть. Меня и раньше приглашали в другие команды: в московское «Торпедо», сталинградский «Трактор». Но родители возражали: «Куда ты один поедешь?»
Я раньше и не рвался. А тут еще и деньги спортсменам стали придерживать.
На одну из игр приехал представитель ВВС Сергей Руднев. Он меня и уговорил перейти в команду Василия Сталина. Мы с ним улетели в Москву.»
Вспоминает Александр Пономарев:
Мы закончили чемпионат, вернулись к бытовым делам. Я как-то попросил Виктора помочь мне разгрузить уголь. Мы жили тогда по соседству, на Плановом поселке ЧТЗ, в частных домах. Только мы разгрузили уголь, подъехала легковая машина. В «ЗИСе» сидел футбольный судья Руднев. Он сказал Виктору, чтобы тот собирался. Оказывается, в аэропорту Шувалова уже ждал самолет, специально присланный Василием Сталиным. Так Шувалов оказался в элитной хоккейной команде ВВС и в лучшей тройке – вместе с Евгением Бабичем и легендарным Всеволодом Бобровым, также бывшими футболистами.
Вспоминает Геннадий Цыгуров
Вы когда-то рассказывали – в Челябинске могли не только кирпичом бросить. Еще и мороженой крысой – в уехавшего из города Шувалова.
Да не в него! Когда команда ВВС приезжала, на лед бросали мороженых крыс и лапти. Было такое.
Как мило.
А самого Шувалова «предателем» звали. Но это смешно было, пусть Виктор Григорьевич не обижается. Народ чего только не кричал. Одному мужичку, Гене, в кузнице руку оторвало. Тут в Челябинск немцы приехали играть. Так он культей размахивает: «Бей фашистов! Я руку на фронте потерял!»
Я помню, как мы мальчишками засматривались на сестру Шувалова. Она красавица была, на стадион приходила. Мы, пацаны, шепчемся: «Сестра, сестра…»
Виктор Шувалов стал пятикратным чемпион СССР 1950/1951-1952/1953 в составе ВВС, в 1954/1955-1955/1956 в составе ЦСК МО, четырехкратным обладателем Кубка СССР – 1951/1952 в составе ВВС и 1953/1954-1955/1956 в составе ЦСК МО, дважды серебряным призером чемпионатов СССР 1953/1954 и 1956/1957 в составе ЦСК МО, двукратным чемпионом мира 1953/1954 и 1955/1956, трехкратным чемпионом Европы 1953/1954-1955/1956, чемпионом Олимпийских игр 1955/1956, серебряным призером чемпионата мира 1954/1955.
Как тренер «Спартака» Москва чемпионом СССР 1968/1969.
Избран в Зал Славы Отечественного хоккея в 2004.


Евгений Рогов
Вспоминает Виктор Шувалов:
Был вообще пародийный номер. Володька Воробьев вместе с Женькой Роговым были призывного возраста – их уже «хватал» свердловский ОДО. Мы играли с кем-то (уже не помню) на челябинском стадионе «Динамо». А раздевалки там внизу, под трибунами. После игры заходим в раздевалку – стоят патрули. Женьку Рогова и Володьку Воробьева хотели «заграбастать» в армию – отправить в свердловское ОДО. Они быстро помылись, оделись, открыли окно и смотались. И улетели в Москву, в ВВС еще во время футбольного сезона-1949. Я после окончания футбольного сезона-1949 уехал в ВВС.
Евгений Рогов, отыграв еще один сезон в хоккей за московский «Локомотив» и ВВС полностью посвятил себя футболу, став серебряным призером чемпионата СССР 1959 и обладателем Кубка СССР 1957 в составе футбольного «Локомотива». Тренерская карьера Рогово сложилась не менее успешно, он был наставником «Локомотива» Москва, сборной РСФСР, сборной Центральноафриканской республики, сборной Алжира, которую он вывел впервые в своей истории в финальную часть чемпионата мира 1982 года.


Николай Эпштейн, хоть и не челябинец, но азы хоккея с шайбой он стал постигать именно в здесь.
Вспоминает Николай Эпштейн:
Я приехал как футболист. Позднее у нас собралась неплохая компания московских ребят: еще пять человек прибыли из столицы. В их числе: знаменитый защитник «Спартака» Виктор Соколов, нападающий Андрей Протасов оттуда же, полузащитник Саша Загрецкий из ЦСКА. Игроки все!
Создали более-менее хорошие условия - конечно, не те, что сейчас. Ко мне потом жена подъехала с маленьким сынишкой. Жили в одном из так называемых домов ИНОРСа (иностранных специалистов) - сейчас недалеко от него стоит танк.
Кончился футбольный сезон - и москвичи отправились домой. Так как я был помоложе всех, ребята зимой уговорили меня съездить в Челябинск получить им зарплату. В поезде оказался вместе с хоккеистами московского областного «Динамо». Они выступали в одной группе с челябинскими хоккеистами. Прибыл на тракторный завод, а на следующий день - игра. Мне говорят: «Давай, Коль, в составе будешь». «В каком составе? Я такой клюшки не держал никогда!» - Поставили.
В футболе я полузащитником был. А в хоккее стал нападающим. Шувалов - в центре, я - слева. Васильев и Захватов - два защитника. Все футболисты, мастера. И два парня было, которые в футбол не играли, только в хоккей. Конечно, Виктор Шувалов у нас был выдающейся личностью.
После ухода Зальцмана, отыграв два сезона за «Дзержинец» Эпштейн вернулся в Москву.
Запомнился он челябинским болельщикам и тем, что «увез» в Воскресенск одного из лучших форвардов Виктора Кунгурцева, а чуть позднее - молодого Сергея Николаева, вызвав публикацию статьи в «Комсомольской правде». А ведь Николай Семенович был одним из пионеров хоккея с шайбой именно на Урале.
Эпштейн личность во всех отношениях легендарная. Он создал самобытную команду «Химик» и известную во всем мире школу Воскресенского хоккея. Дважды приводил «Химик» к бронзовым наградам Чемпионата СССР в сезонах 1964/1965, 1969/1970, в качестве тренера юниорской сборной СССР трижды становился чемпионом Европы 1968/1969-1970/1971.

Николай Алексушин
Воспитанник челябинского «Динамо», тренера Василия Иванова. Из «Динамо» в «Дзержинец» в конце 40ых пришли такие мастера как Георгий Женишек, Николай Захаров, Валентин Скибинский.
После двух сезонов в «Дзержинце» Алексушин уехал в московское «Динамо», в составе которого стал чемпионом СССР – 1953/1954, обладателем Кубка СССР – 1952/1953.

Валентин Скибинский
В 1951 Скибинский перешел в московский «Спартак», где отыграл 7 сезонов. В дальнейшем его судьба будет связана со становлением омского хоккея, но об этом позже.


1952. По приказу Жукова
Анатолий Ольков
Ольков воспитанник Нижнетагильского хоккея, где начинал вместе еще с одним легендарным игроком «Трактора» и тренером школы Юрием Мальцевым.
В 1952 пришла пора службы в армии. Разумеется, «Трактор» не хотел отпускать отличного форварда. Но однажды всем уловкам и проволочкам пришёл конец.
Как-то, придя домой, Анатолий увидел офицера и двоих солдат, которых его мать заботливо поила чаем. И в наказание за все отсрочки его отправили служить не в Свердловск, как ожидалось, а в Сарапул.
Анатолий Иванович получил там специальность механика по автомобилям и тракторам. Впрочем, со спортом также не расставался. Вряд ли смогли бы обойтись без такого футболиста в матчах с командами других частей.
Спустя полгода тренер свердловский армейцев Созинов посчитал слишком большой роскошью оставлять классного спортсмена в любителях. Так Анатолий Ольков вышел на лёд в составе дружины Окружного Дома офицеров.
Уральские армейцы дважды выезжали на первенство Вооруженных сил. В 1952 году в Серове они были вторыми, а через год в Новосибирске стали победителями турнира. Все игроки в качестве приза получили ижевские охотничьи двустволки.
Перед такими выездами их приглашали в кабинет командующего округом. Георгий Константинович Жуков сам напутствовал их:
Помните, вы - уральцы. А уральцы никогда не сдаются!
За году службы в составе команды ОДО по русскому хоккею Ольков дважды вместе с Владимиром Каравдиным становились чемпионами СССР, там же и получили звания «Мастеров спорта СССР».
Когда в 1954 году Анатолий Иванович завершил службу, сразу получил несколько приглашений. Звал в «Химик» Николай Эпштейн, в московское «Динамо» - Аркадий Чернышёв. Уже потом, после возвращения в Челябинск Олькова приглашал в ЦСКА мэтр советского хоккея Анатолий Тарасов.
Но всем приглашениям Анатолий предпочёл возвращение домой. Сам вернулся и некоторых товарищей сагитировал. Так, в «Авангарде» появился Эдуард Поляков, отыгравший впоследствии девять сезонов за челябинский клуб, ещё один защитник - Борис Соколов, и нападающий-«технарь» - Юрий Горбунов.
Вспоминает Анатолий Ольков:
В ЦСКА Анатолий Владимирович звал, А.Чернышев - в «Динамо», А.Викторов - в Ленинград. Собрался я было перейти в «Динамо». Играли в Москве, шли последние переговоры, а я получаю телеграмму от мамы, что нам дали двухкомнатную квартиру. Я и отказался.


Владимир Каравдин
Когда мы закончили сезон- 51/52, в Челябинск приехал В.Шувалов. Он тогда играл за ВВС и решил забрать меня в свою команду.
Всем известно, что ВВС создал Василий Сталин, который мог пригласить любого хоккеиста. Приехали мы в Москву в марте, когда игроков уже распустили. В штабе велели подождать. Я жил у Шувалова, который уехал в Сочи на сборы по футболу. Скучно было одному в чужом городе, поэтому снова пошел в штаб просить, чтобы отпустили в Челябинск рассчитаться и уволиться. Референт Сталина сказал, что все решит. В итоге все-таки отпустили, но велели вернуться. Прихожу в завком ЧТЗ, а там говорят: «Как же так? Мы тебя воспитали, а ты сбежал.» Остался в Челябинске.
Осенью из Свердловска приходит приказ Г.К.Жукова призвать маня в армию. Чтобы не отпустить, на медкомиссию послали вместо меня какого-то глухого мужика. Написали, естественно, что не призывной. Дошла эта история до Жукова, и он вынес вердикт: «Призвать.» В челябинском военкомате приказали ехать, иначе они могли лишиться званий. Вот так я и оказался в СКА.
Отыграл сезон за армейцев в хоккей с шайбой.
Затем пришла телеграмма из Москвы - вызов в сборную. Это был первый созыв, пригласили нас человек сорок и отправили в ГДР тренироваться на искусственном льду. После сбора оставили двадцать игроков, которые должны были ехать на товарищеские встречи в Чехословакию. Я попал в состав. Называлась тогда команда сборной Москвы, а не сборной СССР. Руководство хотело подстраховаться на случай неудачи. И вот мы поехали в Чехословакию на три матча. Я, правда, даже не раздевался, потому что играли три состава из ЦСКА, «Динамо» и «Крыльев Советов». Остальные сидели в запасе. Когда вернулись в Москву, А.В.Тарасов сказал, что забирает меня в ЦСКА. Поехал в Свердловск и стал ждать армейцев, у которых через неделю должен был начаться сбор. Чтобы не тратить понапрасну время, подошел к тренеру СКА И.И.Балдину и попросил покататься. Он дал мне клюшку для хоккея с мячом, в который я до этого играл всего один год еще за юношей в Челябинске. Вышли на лед, размялись, разделились на две команды и начали «двусторонку». Я выглядел неплохо. Балдин это заметил и пошел к начальству в Дом офицеров: «Он нам нужен». Приезжает ЦСКА с Тарасовым, меня вызывают «на ковер» и спрашивают, во что хочу играть в мяч или в шайбу. Я ответил, что в шайбу. Без меня совещались долго, но все-таки решили, что буду играть в мяч. Так я провел два сезона, выступал даже за сборную по хоккею с мячом, стал мастером спорта.
Однако, заканчивая службу, Владимир Каравдин собирался в Москву. Но тут в Свердловск к тренеру футбольной команды знаменитому Владимиру Никанорову приехал администратор команды «Дзержинец» Зиновий Борисович Певзнер. И уговорил-таки отпустить челябинца пораньше. А Владимиру сказал: «Поиграешь зиму». После чего вручил... ключи от отдельной жилплощади. Это во многом решило дело.

1958. Омский Инфизкульт
В 1958 в Москву уехал воспитанник челябинского «Динамо», игрок «Авангарда» Владимир Киселев, по слухам он подал заявление в три московских клуба, но оказался у Тарасова в ЦСК МО, в составе которого трижды стал чемпионом СССР и обладателем Кубка СССР. С 1962 его карьера неразрывно была связана с московским «Динамо». Играя как бы сегодня сказали за «базовые» клубы, приглашения в первую сборную он так и не получил.
В 1973 он вошел в тренерский штаб «Динамо» Москва, в 1980 стал старшим тренером «Динамо», трижды приводя москвичей к бронзовым наградам.  

Владимир Данилов родной брат Альберта всего сезон отыграл за «Авангард» и отправился в Воскресенск к Эпштейну. С 1962 по 1966 играл за московское «Динамо» дважды став обладателем серебряных наград, но как и Киселев в первую сборную не привлекался.

Тогда в Челябинске не было института физкультура и кафедры физвоспитания в пединституте. Многие спортсмены получали профильное образование в Магнитогорском техникуме физкультуры. А высшее образование можно было получить относительно не далеко в Омске. Тогда главной командой омичей был «Спартак» (ныне «Авангард»), с 1955 года выступавшая в группе «Б» Чемпионата СССР. Поэтому челябинские абитуриенты, уже мастера спорта были как нельзя кстати для решения амбициозных задач омской команды по выходу в группу сильнейших. По окончании сезона 1957/1958 группа ведущих хоккеистов: В.Кокшаров, В.Мурашов, Р.Документов и А.Данилов уехала в Омск.
В сезоне 1958/1959 года, омский «Аэрофлот» стал чемпионом РСФСР, вышел в финальную «пульку» класса «Б» и завоевал путёвку в Первую группу.
Можно сказать, что на 99% заслуга принадлежала «челябинскому десанту». В Омске в ту пору поднимали хоккей челябинцы Рудольф Документов, Альберт Данилов, Юрий Шаболдин, Олег Сорокин, Валерий Сермяжко, Вячеслав Малков, Анатолий Осипенко, Юрий Перегудов, вратарь Николай Кокшаров. Ударное звено омичей выглядело так: Мурашов и Костицын - в обороне, а впереди - Документов, Данилов и Сермяжко. Команду возглавял челябинец Скибинский.

В Омск по приглашению нас приехала целая группа, - вспоминал Владимир Гаврилович Мурашов. - Была возможность не только играть, но и учиться в институте физкультуры. Своего-то спортивного вуза в то время в Челябинске еще не было. Так вот я играл в «Спартаке», учился, а позже даже преподавал на кафедре хоккея.


Альберт Данилов
Челябинцы Омску и привезли хоккей класса «А». Уже весной выиграли финальную пульку класса «Б». Голов забивал многовато. Играли в основном одним звеном: мы с Документовым, да хороший парень из сельхозинститута Валерий Сермяжко. Сзади очень сильно действовал Володя Мурашов, а в воротах - Коля Кокшаров.
***
Деньги я стал получать только в Омске, там руководители на свой страх и риск приняли смелое по тем временам решение неофициально оплачивать труд хоккеистов. Официально это запрещалось, у нас не было профессионалов, даже в трудовой книжке не могли записать, что ты - спортсмен или инструктор физкультуры, все игроки числились на предприятиях. Я сам был то слесарь, то токарь, хотя по-настоящему лишь полгода проработал технологом в конструкторском бюро тракторного завода.

В 1960 в Омск приехали челябинцы вратарь Виктор Иванов и нападающий Владимир Загородных.
В омском «Спартаке» Виктор Иванов оказался волею случая. Закончив в Челябинске техникум, пошел работать в автохозяйство, уже тогда он привлекался в «Трактор». На одном из собраний коллектива автохозяйства решили: ввиду отсутствия дипломированных специалистов, направить Виктора в Омск для учебы в автодорожном институте. И Виктор уехал.



Виктор Иванов
Поступая в институт, записал в анкете: «Игрок команды «Трактор», первая группа». Сдал один экзамен, второй. Жили тогда в актовом зале, пошел прогуляться. Возвращаюсь - передают, что ректор разыскивает. Что случилось? Оказывается, прочитали мою запись: «Как просмотрели?». Ведь омской команде предстоит играть с элитой нашего хоккея.
Двумя годами ранее из Челябинска в Омский институт физкультуры уехали Н.Кокшаров, Р.Документов, В.Мурашов, Ю.Перегудов, Ю.Шаболдин,
А.Данилов, О.Сорокин. И местный «Спартак» стал первым в соревнованиях класса «Б». Финальный турнир победителей зон проходил в марте в Омске. Было очень тепло, и чтобы лед меньше таял, площадку заливали молоком, а над ней натягивали сетку, дающую почти сплошную тень. Горком и Обком партии занимались командой. Один из их секретарей постоянно приезжал на игры.
Сезон-1959/1960 омичи играли в Урало-Сибирской зоне, а на следующий должны были встречаться вкруговую со всеми грандами. Меня сразу в Горком - звонят в Чернолучье, где проходили сборы команды. Приехал хоккейный арбитр В.И.Кукушкин: рассказал, как я в Москве стоял за «Трактор». Потом появился тренер В.А.Скибинский и сообщил, что решением партии меня без экзаменов переводят в институт физкультуры. Началась омская эпопея.
Команда была разноплановая. Омичей человек шесть, столько же из Челябинска, из Новосибирска. Когда проводили двусторонние игры, находила коса на камень, но во время матча действовали дружно.

1965. Нас «Ушли»
По итогам сезона 1964/1965 «Трактор» занял последнее место и покинул группу сильнейших.
8 игроков основы покинули команду В. Кунгурцев уехал в «Химик», в Минск переехали С.Малков, Ю.Никонов, Б.Ржанников, в Уфу – Г.Казаков и А.Юшков, в Усть-Каменогорск – В.Толстик, омич В.Шевелев перебрался в Горький.


Юрий Никонов
В сезоне-1964/1965 «Трактор» вылетел из первой группы класса «А». В начале сезона старший тренер В. Столяров заболел, мы его даже оставили в Перми, где Виктора Ивановича спасли врачи. Он долго там лежал, потом перевели в Челябинск. Меня же вызвали в Обком партии: давай, принимай команду! Говорю, что мне лишь 27 лет - самый расцвет вратаря. И как без голкипера?!
В итоге все же 2-3 месяца был играющим тренером. Исполняющим обязанности. Организовывал тренировочный процесс, а занятия вел во вратарской форме. Потом посоветовал назначить вместо себя нападающего В. Смирнова - чуть постарше меня. Он тоже отказывался... А когда возглавил команду, стал убирать из нее тех, кто его знал хорошо. Я попал в число этих 6-7 человек. Когда хватились - команды-то нет... У меня же было много вариантов, но с Колей Ржанниковым и Стасом Малкиным переехали в Минск. Отыграл там еще 8 лет.


Геннадий Казаков
В это время у старшего тренера Виктора Столярова аппендицит вырезали, и команду возглавил Владислав Смирнов. Он взял курс на искусственное омоложение и отчислил из «Трактора» меня, Юшкова, Ржанникова и Никонова.
Нас «ушли». Это потом еще подали заявление об уходе Кунгурцев, Малков, Толстик, Шевелев...
А я перешел в Уфу, где отыграл еще 10 лет.

Интерес к челябинским воспитанникам был настолько велик, что даже играя во второй группе, игроков «Трактора» переманивали в московские и подмосковные клубы.

Сергей Николаев:
Мы - Бец, Меринов и я - были кандидатами в молодежную сборную СССР. И я прекрасно помню, как мы заполняли визы на поездку в Швейцарию - ФРГ в составе молодежной сборной и должны были после одного из матчей в Пензе переехать в Москву, чтобы выехать в составе сборной, но вместо этого нас увезли в Глазов. И Певзнер выразил такую мысль: «Нельзя их в Москву пускать. Их там увидят и выкрадут». Но у меня сложилось впечатление уж если я занялся хоккеем, и если мне представляется возможность побывать за рубежом за счет своего любимого дела - игры в хоккей то надо быть там, откуда-либо берут, либо, как говорится, дают возможность уезжать. Тогда я себе сказал: раз складывается такая ситуация, то надо просто уехать из своего любимого Челябинска.
***
За мной постоянно следил Николай Семенович Эпштейн... Да, он дело знает, и я получил напрямую предложение от него, что он бы хотел видеть меня в своей команде. В то время «Химик» был третьей-четвертой командой страны.

После «Химика» и «Спартака», где Николаев становился бронзовым и серебряным призером чемпионата СССР, в 1975 отправился в Уфу, где собралось много челябинцев – Чередник, Михалев, Ветхов, Ю.Гомоляко, Н.Заварухин, Ишматов, Колечкин, Казаков.

Сергей Николаев
В 1978 годе я завершил свою карьеру игрока в Уфе. Поступил в Высшую школу тренеров, которую закончил в 1980 гаду и был приглашен, еще находясь на учебе, руководством спортивного клуба ярославского моторного завода.  В то время команда занимала предпоследнее место во второй лиге класса «А». И мне пришлось за семь лет работы продвинуть команду вперед на 49 мест: три года мне хватило, чтобы я вышел в первую лигу; четыре года - в высшую.


Владимир Меринов в том же 1966 по приглашению А.Кострюкова уехал в московский «Локомотив».
В 1968-1972 годах Владимир Меринов выступал за московский «Спартак». За это время в составе своей команды в 1969 году становился чемпионом СССР, в 1970 году серебряным призёром и в 1972 году бронзовым призёром чемпионата СССР.
После окончания игровой карьеры Владимир Меринов в 1975-1987 годах был начальником команды «Химик» Воскресенск, а затем, до 2008 года - начальником сборной команды России по хоккею. За это время при непосредственном участии Владимира Александровича национальная команда дважды становилась чемпионом Олимпийских Игр и четырежды выигрывала чемпионат мира.

Николай Бец
Меня и Меринова Кострюков приглашал в московский «Локомотив» в сезоне-1965/1966. Меринов уехал. Эпштейн приглашал в Воскресенск, но я не поехал.

Чебаркуль. Армейская школа
Срочную службу некоторые челябинские воспитанники проходили в чебаркульской «Звезде», которая входила в сферу интересов А.В.Тарасова, как и вся система клубов СКА. Но именно с «Звездой» и ее наставником В.Ф.Альфером у Тарасова были особенно теплые отношения, и начались они задолго до «ссылки» Харламова и Гусева.  В Чебаркуле играло много известных мастеров Ю.Пепеляев, М.Малько, В.Смагин, А.Мусин, В.Трунов, В.Спиридонов, А.Асташев, А.Куликов, Ю.Федоров, Вл.Коршакевич и др.
Хоккейную школу в чебаркульской «Звезды» прошли челябинцы В.Долженков, А.Шустов, Ю.Могильников, Ю.Гомоляко, Н.Заварухин, В.Шабунин, Н.Макаров, В.Пашнин, Л.Герасимов, С.Яценко, В.Распопов, Вал.Бородулин, Ю.Савран, В.Печенкин, Б.Белов, З.Надыршин, А.Тимофеев, В.Королев,

Юрий Могильников
Это была отличная школа, - вспоминает Юрий Гурьянович. - Над нашей армейской командой шефствовал ЦСКА. Не раз, приезжая на встречи с «Трактором», чемпионы СССР заворачивали к нам. Сыграют тренировочный матч, а на следующий день выходят на лёд в Челябинске. Стоит ли говорить, сколько народу сбегалось к ДОСовской хоккейной коробке, чтобы посмотреть на знаменитостей!
А на сборы ездили в Москву. Это были 1963–1964 годы. Только начиналась блестящая карьера Александра Рагулина, Владимира Брежнева, Игоря Ромишевского....

Николай Макаров
«Звезда» оказалась для меня хорошей школой, я почувствовал, что становлюсь настоящим хоккеистом.
***
Практически все хоккеисты, игравшие в Чебаркуле в те годы, закончив службу в «Звезде», быстро становились ведущими игроками различных команд высшей лиги.

Леонид Герасимов
Спустя два года срок службы подходил к завершению. И тут командир части вызывает меня и докладывает: «На вас пришел вызов из ЦСКА за подписью А.В. Тарасова. Собирайте вещи и отправляйтесь в Москву». Я – в отказ! У меня ведь через месяц – дембель. Не хотелось из родных мест уезжать. И Тарасов чинить препоны не стал…

70-ые. «Динамо» бежит? Все бегут
В 70ые по праву можно считать «золотым» веком челябинской школы хоккея. Выросло несколько поколений талантливых хоккеистов, что не могло быть не замечено «купцами» из Москвы. Справедливости ради, надо заметить, что многим талантам не находилось места в команде мастеров, большинство из них «разбросало» по разным уголкам СССР.


1970. Как догоняли Котлова и Девятова
Звонок был настойчивым и требовательным.
Звонили сразу два Виктора - Столяров и Соколов, тренеры «Трактора». Оба в один голос зазывали:
Поехали! Только что Евгений Котлов и Владимир Девятов сбежали от нас. Форму не сдали, на обед не явились... Улетают в Москву, в «Динамо». Давай так: мы сейчас будем их догонять, спускайся вниз, мы на машине - полетим в аэропорт.
Факт по журналистским меркам был весьма «жареным», почему бы, думаю, не поехать вдогонку беглецам...
А Котлов и Девятов в то время в «Тракторе» у Столярова и Соколова действительно были первыми номерами в команде. На них делались ставки. Но время было такое, когда из «периферии», то бишь из Челябинска, попасть в сборную практически было невозможно. Это уж потом наши парни в составе национальной сборной защищали честь Отечества, чемпионами мира стали, заслуженных мастеров получили. А тогда...
И вот «подбегает» машина, садимся и жмем в аэропорт...
В машине все молчат. Столяров, как всегда, нахмурен до неприкосновенности. Соколов - птичкой, «Соколенком», приткнулся в уголок машины слева. Впереди Столяров показывал, куда ехать и обещал ответить, когда летели на красный свет. В серединке у нас сидел Зиновий Певзнер, сидел молча.
В аэропорт мы влетели стремительно.
Ты - туда, я - сюда, - начал командовать Столяров.
Однако самолет на Москву уже набирал высоту...
Мы еще долго смотрели, как ИЛ уходит в небеса, а потом тихонько поплелись к нашей машине...
С этим настроением я и засел немедля за материал в «Вечерку», который не замедлил себя ждать. «ЧП» в «Тракторе» - так он громко был назван и поставлен на открытии третьей страницы (самой читабельной по тем временам).
Конечно, в том материале были негодования по поводу того, что Москва продолжает всяческими путями, весьма незаконными и даже непристойными красть лучших хоккеистов от нас в свою мощь, а потом гордиться: вот, дескать, какие у нас в ЦСКА, «Динамо», «Спартаке»... А они, наши парни, нашими оставались. С одной только разницей: если, допустим, Владимир Данилов или Виктор Кунгурцев были официально приглашены в московские и подмосковные клубы, то никто их дома не считал перебежчиками. С Котловым и Девятовым получилось иначе: таковыми их долго еще считали дома, в Челябинске, если хотите – эмигрантами, диссидентами...
А когда появился материал, позвонил первым Виктор Иванович Столяров. Хмуро так сказал:
«Слушай, классно! Ты все правильно написал. Сейчас, конечно, ничего уже не исправишь, но хоть наши-то пусть знают, что так ведь не годится...»
Евгений Котлов и Владимир Девятов ещё долго играли за «бело-голубых» и за сборные страны. Я вот о чем порой думаю: ну, вернули бы тогда в родной дом эту пару друзей-хоккеистов, какова была бы их дальнейшая судьба? В столице их спортивная жизнь сложилась совсем неплохо. Мы узнавали об успехах Евгения и Владимира и говорили себе: «Наши ребята». Как говорили про Владимира Киселева, Виктора Кунгурцева, четырех Сергеев – Старикова, Бабинова, Макарова, Мыльникова и многих-многих других талантливых хоккеистах, чьи биографии начинались у нас, в Челябинске.
Аркадий Борченко

Недоглядели
На рубеже 70ых большая группа воспитанников челябинского хоккея по разным причинам уехала из родного города. Кому-то не нашлось места в команде В.Столярова, А.Данилова, кто-то уезжал доигрывать в низшие лиги, а за кем-то просто недоглядели.
В Алма-Ату перебрались вратарь В.Киселев, Б.Новиков, Л.Салдаев, В.Костенко, в Караганду – А.Шустов, В.Перегудов, В.Роговской, С.Ордин, в Казань – Р.Мухаметгареев, в Минск – Б.Косарев, в Уфу – С.Ветхов, Р.Ишматов, С.Михалев, в Ленинград – А.Кудияш, в Ташкент – С.Глазырин.
У руля «Салавата Юлаева» были именитые челябинцы Владимир Каравдин и Анатолий Юшков, которые с удовольствием принимали челябинских воспитанников, которым так и не нашлось место в «Тракторе». Рафаил Ишматов и Сергей Михалев выросли в Уфе как мастера, а позже выбрали карьеру тренеров.
Рафаил Ишматов в 1980 году окончил Ленинградский институт физической культуры имени П. Ф. Лесгафта. В 1985 году окончил Высшую школу тренеров в Российской академии физической культуры. С 1991 по 1999 (2003-2005) главный тренер, ставшим для него родным «Салавата Юлаева». Под его началом уфимцы впервые в своей истории в 1995 завоевали медали в элите отечественного хоккея, и еще дважды повторили «бронзовый» успех в 1996 и 1997, стали обладателями Кубка ИИХФ в 1994. Именно при Ишматове «Салават Юлаев» вошел в число лидеров российского хоккея. Потом в его карьере были питерский СКА, омский «Авангард», вторая и молодежная сборная России. В 2003 молодежка Ишматова завоевала золото Чемпионата мира в Канаде.
Сергей Михалев хоть и не провел ни одной игры в команде мастеров «Трактор», постигал азы хоккея в «Селхозвузовце» Николая Сидоренко и молодежке «Трактора» Альберта Данилова. В 1979 окончил Высшую школу тренеров и пошел работать третьим тренером в «Салават Юлаев», где проработал до 1990 года. Звездным этапом его тренерской карьеры стала работа в Тольятти, куда пригласил его земляк Г.Цыгуров. Работая в тренерском штабе «Лады», Михалев стал первым немосковским чемпионом в элите отечественного хоккея в 1994, в 1996 тольяттинцы повторили свой успех, трижды становились вторыми в 1993, 1995, 1997, выиграли Кубок Европы 1997. Работая уже самостоятельно на роли главного Михалев привел «Северсталь» к серебряным медалям чемпионата России 2003, а в 2008 родной для него «Салават Юлаев» под его началом стал чемпионом России. В январе 2015 Михалев включен в Зал Славы отечественного хоккея

1971. Сергей Тыжных
Об успехах юных хоккеистов «Трактора» 1952-1953 года рождения ходила молва. В 1969 они стали впервые в истории челябинского хоккея чемпионами СССР среди юношей. Сергей Тыжных был признан лучшим защитником молодежного первенства СССР, а годом ранее лучшим признавался другой Сергей Григоркин.
Так и попали вместе тезки на чемпионат Европы в составе сборной под руководством Н.Эпштейна, вернувшись оттуда победителями. Посыпались предложения играть в столице. В московский «Спартак» Сергея Тыжных не отпустил завком, но против армейского начальства он был бессилен. Девятнадцатилетний хоккеист попал к А.В. Тарасову в дочернюю команду СКА МВО Калинин, после демобилизации отправился в Воскресенск, где провел еще два сезона и вернулся в родной «Трактор».
А почему не остался в Воскресенске?
Возникли некоторые семейные проблемы. Да и городишко этот - Воскресенск - мне не нравился. Потянуло домой. Корни у меня тут, на Урале!

Как вспоминал Геннадий Цыгуров
Сергей был очень талантливым, мастеровитым защитником. Это безусловно был игрок уровня первой сборной, но тогда пробиться туда из провинции было чрезвычайно трудно. И в бронзовых медалях 1977 его огромный вклад.


1975. Сергей Бабинов. В интересах сборной
О сути этого скандала поведала 9 сентября 1975 года «Комсомольская правда», в которой было опубликовано письмо сразу нескольких игроков «Трактора»: капитана В. Пономарева, комсорга Н.Макарова и профорга М. Природина. Письмо было озаглавлено хлестко: «Разве так играют настоящие мужчины?» Привожу его полностью:
«Мы пишем это письмо в редакцию не для того, чтобы, как говорят, подрезать крылья своему товарищу. История банальна: хоккеист собрался перейти в другой клуб. Из «Трактора» в «Крылья Советов». Фамилия хоккеиста – Сергей Бабинов. Но прежде чем принять окончательное решение, он посоветовался с нами. Никто и не думал осуждать его. Конечно, хорошо быть верным своему клубу, но ведь у человека разные могут быть обстоятельства…
После долгих размышлений и бесед Сергей принял решение остаться в родной команде. И мы были рады этому. Мы рассчитывали на его игру, на его помощь клубу… Бабинов написал второе заявление – о том, что он отказывается от перехода.
То, что последовало вслед за этим, огорчило всех нас до глубины души. И обидело. В последний день августа, когда мы были в Москве, Сергей исчез. Просто не пришел в команду, и все. Сначала мы думали, что это какое-то недоразумение. До последнего момента ждали Бабинова в аэропорту. Не хотелось верить, что он может сбежать из клуба. Вот так бесславно и трусливо сбежать, никого не предупредив. Но так и было… В аэропорт на бешеной скорости примчался автомобиль, и из него вышли люди, которых мы не раз видели рядом с Сергеем. Они привезли его заявление о переходе и сообщили, что отныне он – игрок команды «Крылья Советов».
Никто из нас в тот вечер не хотел быть на месте Сергея Бабинова. На льду он вроде бы не из трусливых, а взглянуть нам в глаза струсил. Бросил команду, ни с кем не попрощавшись, не снявшись с комсомольского учета.
Его побег – иначе и не скажешь – поставил всех нас в трудное положение. За неделю до чемпионата менять наигранные звенья не просто. Для этого необходимо время. Конечно, мы его наверстаем. Обойдемся. Но какой ценой…
И вот еще что хочется спросить: почему стал возможным такой случай? Ведь установлены определенные сроки, когда разрешены переходы игроков из команды в команду. В данном случае они грубо нарушены. Говорят, это сделано якобы в интересах сборной. Не уверены. А уж то, что не в интересах хоккея, – это точно. Правила пишутся не для того, чтобы их так грубо нарушать.
Нет, так не поступают настоящие спортсмены».

Сергей Бабинов
В молодости каждому из нас свойственно совершать необдуманные поступки. Но вы поймите 20-летнего парня из большой деревни, которому великий тренер Борис Кулагин обещает: «Перейдешь в «Крылья Советов» - будешь выступать в сборной Советского Союза». Вы бы отказались? То-то и оно. Это была возможность для роста
Что для вас «Трактор»?
Это родная команда. Таковой она была, есть и остается. «Трактор» дал мне путевку в жизнь.
Заслуженный мастер спорта Сергей Бабинов: девятикратный чемпион СССР 1977-1986, обладатель Кубка СССР – 1978, 1979 в составе ЦСКА, чемпион Олимпийских игр – 1976, чемпион мира – 1979, 1981, 1982, 1983, обладатель Кубка Канады – 1981.

1976. Поставлено «на поток»

Петр Природин
Переход в «Динамо» был связан с необходимостью отслужить срочную?
Отнюдь. Это уже было позади.
Как так, играли за профсоюзную команду, но одновременно служили в армии?
Вот именно. Была тогда и такая возможность. Стоял у нас конвойный полк внутренних войск, вот мы с Валерой Белоусовым и «служили» в нем. Так что в «Динамо» я пошел только потому, что понимал: надо расти, надо успеть поиграть в солидном клубе. Все же «Трактор», хоть мы неплохие места занимали, находился на периферии. Заметили меня, видимо, давно, поскольку еще в 72-м играл на юниорском чемпионате Европы. В общем, когда в 76-м я вошел в список лучших хоккеистов страны и поставили во вторую сборную на турнир «Ленинградской правды», я уже, если честно, ждал приглашения. И его сделал мне Виталий Семенович Давыдов. Попал в звено к Мальцеву и Саше Голикову. И сразу мы стали лучшими в Союзе...

В эпоху абсолютного доминирования ЦСКА Тихонова В.В. Природину так и не довелось стать чемпионом СССР и попасть в состав первой сборной. Его старший брат М.Природин говорил: «Хоккеисты, так же, как и другие спортсмены, подразделяются на клубных игроков и игроков сборных. Петр - великолепный клубный игрок. Например, в футболе Федор Черенков - любимец болельщиков, без него бы «Спартак» не был «Спартаком», но в состав сборной он не вписывался. Так и брат.»
Петр три сезона из шести был самым забивающим в «Динамо», 4 сезона входил в список лучших хоккеистов страны. Он установил бомбардирский рекорд «Динамо», набрав в регулярном чемпионате 62 очка


Александр Тыжных. Второй за Третьяком
Вас забрал из Челябинска А.Тарасов?
Нет, К.Локтев. Тарасов уже не был тренером, но я с ним общался. Удивительный человек. Слушать его можно часами. Как скажет: «Мальчишки, вы же в майках с надписью «СССР»!» Тут хоть кого обыграешь. Непревзойденный мотиватор! В этом отношении вне конкуренции среди всех тренеров. Выдумщик. Эрудит.

Александру Тыжных в спорте выпала нелегкая участь. Перейдя в 18-летнем возрасте из «Трактора» в ЦСКА, он стал дублером великого вратаря армейцев Владислава Третьяка. Быть вторым всегда и везде, а тем более в спорте - психологически очень трудно. Мне кажется, что карьера Тыжных как голкипера могла бы сложиться иначе, не будь он закрыт спиной Третьяка. Хотя вряд ли уместно здесь слово неудача, ведь челябинец стал семикратным чемпионом СССР, привлекался в сборную страны, участвовал в ее составе в розыгрыше Кубка Канады 1984 года. Многие и многие спортсмены о подобном могли только мечтать.

1977. Валерий Евстифеев
Кто пригласил тебя в столицу?
Локтев звал в ЦСКА, но почему-то меня туда не отпустили. На следующий год Н.И.Карпов пригласил в «Спартак». Но главным тренером стал не он, а Черенков. Думаю, будь я в ЦСКА - добился бы большего успеха: туда и тренер сборной Тихонов пришел на следующий год... 5 лет отыграл в «Спартаке», 5 - в «Крыльях Советов».
Вы играли в сборной страны?
В первой не получилось сыграть ни одного поединка, я получил травму на тренировке: у борта столкнулись с Билялетдиновым. За вторую же провел много матчей.
Ты играл за «Спартак», за «Крылья» с «Трактором». Каково было твое чувство, особенно когда игры проходили в Челябинске во Дворце спорта «Юность»?
Трудно было, особенно в «Юности». Всегда тяжело играть против своих друзей, своей публики. На меня смотрели в свое время как на «беженца». Я рад, что сейчас все гораздо проще. Зрителям неважно - кто в какой команде играет.
Было ли у тебя желание все бросить и вернуться в Челябинск?
Да, конечно. Даже приезжал в Челябинск, разговаривал с Г.Ф.Цыгуровым. Возвращался после «Крыльев», сыграл несколько игр. Но, к сожалению, получил воспаление легких, месяц провалялся в больнице.

Мнение специалиста
«Уход» Евстифеева в «Спартак» был ошибкой! Бабинов, Быков, Стариков, Макаров стали звездами, игроками сборной. Евстифеев же не реализовался в Спартаке в полной мере. Команда переживала смену поколений, коренную ломку. Потом пришел Кулагин и стал строить команду под себя, привел много «своих» игроков... А в «Крыльях», поиграв еще несколько лет с местными корифеями (но в команде уровня 7-10 место), он уже доигрывал...
А в «Тракторе» он часто подменял Шорина в первой тройке с Белоусовым и Картаевым... Наверняка карьера Валерия сложилась бы более удачней именно в родном клубе.

«Отказники»
Валерий Белоусов
А в другие клубы высшей лиги не приглашали?
Приглашали, и не один раз: в рижское «Динамо», в «Спартак», в «Автомобилист».
И что же удержало вас в Челябинске, особенно в те годы, когда «Трактор» балансировал между высшей и первой лигой?
Трудно сказать. Когда был холостым, то мог уехать куда угодно - лишь бы играть в хорошей команде. Но после женитьбы, после рождения дочери Лены - сейчас она уже первоклассница - стал челябинцем.
Да и перед ребятами мне было бы неудобно - все-таки «Трактор», а не «Спартак» или «Автомобилист» пригласил меня из второй лиги в высшую.
Но в то же время я не сторонник осуждать тех, кто уходит из родного клуба, - мало ли какие могут быть причины? Конечно, грустно расставаться с хорошим игроком, но проходит год-другой, и, глядишь, на месте ушедшего появляется интересный паренек.
Сколько ребят, например, ушло из «Трактора», но, как видите, живем. По-моему, там, где хорошо развит детский и юношеский хоккей, переходы не трагедия.

Анатолий Картаев
Кто приглашал из Москвы?
«Крылья Советов», «Спартак», ЦСКА, «Динамо» (я приезжал туда с Котловым и Девятовым). Как-то и Виктор Васильевич Тихонов поставил ультиматум: либо приезжай к нам, либо путь в сборную для тебя будет закрыт. Потом меня приглашали в Киев... Приглашали во все 12 клубов высшей лиги СССР.
Почему отказали?
Дал слово, что останусь в Челябинске.
Нам три раза в Челябинске улучшали квартиру. С площади МОПРа переехали к магазину «Солнышко», затем на улицу Цвиллинга (рядом с милицией Советского района).

Молодежка ЦСКА
1974. Геннадий Иконников
Меня забрали в ЦСКА сразу после финала молодежных команд в Сокольниках в 1974. Не успел сойти с поезда, как за мной приехали из нашего военкомата (улыбается: меня уже ждали) и сразу отправили в Москву.
С Фетисовым вы начали играть ещё с сезона-1974/1975, когда стали чемпионами страны…
Это было в «молодежке» ЦСКА. Он поехал с нами на первый неофициальный чемпионат мира в Финляндию.
Когда вы попали в «молодежку» ЦСКА, тренером был Александр Павлович Рагулин?
Да. Палыч только взял команду. Говорили, что ранее её тренировал Виноградов.
Рагулин – своеобразный тренер – что умел, то сам показывал на льду: чисто игровые ситуации («5 на 5», «5 на 3», ускорения). Он давал приличную атлетическую и физическую подготовку на «земле». Рагулин говорил, что его никто не учил играть: «Звери! Вот шайбочка. Дерзайте! Вам есть, где забивать голы».
Ему кто-то помогал?
Нет, он работал один. Раньше не было по два тренера в команде. Справедливый мужик. В «молодежке» ЦСКА было полкоманды солдат и полкоманды штатских– хорошая команда. Тройка Оськин – Кабанов – Гордеев играла за сборную страны 1957 г.р. И я в паре с Фетисовым. Финал молодежного первенства СССР проходил в Уфе. Я был капитаном молодежной команды ЦСКА, Оськин и Кабанов были моими помощниками.
Оттуда вышли Ромашин, Фетисов. Кабанов играл центральным нападающим за московские «Крылья Советов» в высшей лиге. За столичный «Спартак» играли Дмитрий Федин, нынешний главный тренер молодежной сборной России Валерий Брагин.
Вы провели два сезона в «молодежке» ЦСКА. Какие моменты запомнились?
Первый год попали к хорошему тренеру – Палычу, который всё правильно делал, всё правильно говорил защитникам: «Голы забивают с «пятака». Чего вы «размазываетесь» по бортам, по углам, как собачки?! Приехал на «пятак», «бабахнул», сделал свою работу, отобрал шайбу, отдал её центральным или крайним нападающим. Ваши функции выполнены. А дальше центральные нападающие всё сделают сами.
Можете ложиться под шайбу – ложитесь. Не умеете – нечего делать под воротами, мешать вратарям».
ЦСКА
Дочерними командами ЦСКА были СКА Липецк и СКА Куйбышев. В Куйбышев мало кого отправляли. Кто не подходил в «молодежку» – уходили туда. У мастеров был суровый характер. Ты как молодой должен за всеми наблюдать (за их игрой), должен быть первым на площадке и уходить последним с неё. Главным тренером был Локтев, вторым – Александров, третьим – Фирсов (он работал с молодежью). Легче ещё одну тренировку провести, чем оставаться на 20 минут с таким тренером, как Фирсов. У него были очень тяжелые тренировки. Пять человек на поле – он их гоняет, чтобы подошли в состав. Если на раскатку не одел соответствующую майку, уже знаешь, что не будешь играть. Все уехали отдыхать, а ты остаешься работать: час лед, час «земля». Лучше сыграть игру, чем час тренироваться на льду с Фирсовым. После тренировки еле-еле заходишь в раздевалку. Он сначала учит, как правильно бросать. Потом начинается скоростная работа…
Раньше за игру ставили оценки по пятибалльной системе. «Двойка» – ничего не получаешь, «три» – получаешь половину, «четыре» или «пять» – полностью получаешь зарплату. Раньше в ЦСКА всё было на усмотрение министра обороны страны Андрея Гречко. Выиграли у «Спартака» – получи конвертик. Неважно, молодой ты, играл или нет. Выиграли у «Динамо» – конвертики. При выигрыше у команд до пятого места в таблице – конвертики. Если нет – приезжают все в форме, все подстриженные на аудиенцию. Вышли, дали всем «по заднее число». «Офицеры поняли? – Поняли!» Деньги выписывали за победы только над пятью командами – московские «Крылья Советов», «Спартак», «Динамо», «Химик» Воскресенск. Министр обороны приезжал играть в теннис. Если все корты, все улицы блестят – значит приехал Гречко!
Когда до конца первенства страны у ЦСКА оставалось игр шесть, ко мне подошел Локтев: «Геннадий Иванович, хотим с вами заключить контракт. Подпишете на прапорщика?» Я отказался – меня сразу же «отцепили» в Липецк. Подумай: или подписывайся на прапорщика или увольняешься из армии.
С Липецком (тренер Зайцев) на первенстве Вооруженных Сил СССР заняли второе место – после ЦСКА. У нас была хорошая команда. Играли возрастные, которые не подходили в ЦСКА: Женя Паладьев, Зимин, в воротах стоял Коля Толстиков. В финале «Вооруженки» (в Липецке, 1976 год) мы выиграли у СКА Ленинград, но проиграли в финале ЦСКА. После «вооруженки» был дембель, игроков отпускали – слетелись «скупщики» со всей страны: из «Трактора», «Сокола» Киев и многих других команд.

1978. Николай Суханов
Когда пришло время служить в армии, меня призвали меня в СКА Свердловск. Геннадий Федорович Цыгуров, конечно, хотел меня направить в Никольскую рощу, тут недалеко, но приказ есть приказ. Как сейчас помню – в нас в тот день тренировка в «Тракторе» была, на нее пришли люди в военной форме. Что-то мне тогда подсказывало, что по мою душу. И точно – пришли с приказом командующего, что я должен ехать на первенство Вооруженных сил в Новосибирск. Там меня заметило московское армейское руководство, так и оказался в ЦСКА. В 1978 году это была великая команда.
Кстати, я никогда не стремился в армейский суперклуб, потому что был очень «домашним» человеком и не хотел уезжать из родного города.
Но так как в основной состав армейцев было не пробиться, то мы с Володей Крутовым тренировались с «великими», а выступали за молодежную команду. Через год пребывания в Москве я вернулся в Свердловск и вскоре был командирован в СКА Ленинград, где мне предлагали хорошие условия в обмен на согласие остаться на сверхсрочной службе.
Но я вернулся в «Трактор».


1978. Сергей Макаров. Лучший из лучших

Из интервью с Николаем Макаровым
Котлов, Девятов, Евстифеев, Петр Природин, Бабинов, Стариков, наконец, ваш младший брат Сергей Макаров, наверное, назвал далеко не всех в разные годы ушли из «Трактора». Как отнеслись в команде, в городе к их переходам? И почему, скажем, вы остались в «Тракторе»? Ведь и вам делались предложения.
Да, из нашей команды ушло немало игроков. Что можно сказать по этому поводу?.. Мы всегда считали так: если молодой игрок переходит в более классный коллектив, чтобы расти, совершенствовать мастерство, решать большие задачи, приносить пользу нашему общему хоккейному делу его переход оправдан. Никто такого игрока не осуждает, наоборот, им гордятся, как люди всегда привыкли гордиться знаменитыми земляками. Если же переход вызван только сугубо личными интересами, если, уйдя в другой клуб, хоккеист не растет, то сразу возникает вопрос, а зачем он это сделал? Нет нужды называть все фамилии любители хоккея хорошо знают, кто из бывших челябинских игроков сейчас, как говорится, на коне, а кто затерялся.
И меня приглашали в разные клубы. Долгое время я отказывался, а в 1978, признаюсь, согласился. Но обстоятельства сложились так, что уехать из Челябинска я не смог. Теперь и не жалею. С удовольствием думаю о том, что в эти трудные годы я помог родной команде. Ведь в эти годы у нас появилось особенно много молодых, и моя помощь им была, конечно, небесполезна.
А как лично вы отнеслись к переходу в ЦСКА младшего брата?
Мы вместе готовились к чемпионату мира-78. Первым Виктор Васильевич Тихонов вызвал меня и сказал, что в Прагу поедет именно Билялетдинов. А вечером пришел расстроенный Сергей, рассказавший, что тоже был у Тихонова. И тот, мол, сказал, что «если хочешь играть на чемпионате мира, то должен перейти в ЦСКА». Спросил, что ему делать. Я все понял и сказал: «Каждый должен идти своим путем. Езжай. Если чувствуешь в себе силы, если уверен, что закрепишься в ЦСКА и в сборной, езжай». В общем, наутро брата увезли в Москву, сразу же призвали и дали военный билет. И единственное, что Сергей пообещал и успел сделать, это приехать в Челябинск и все рассказать Цыгурову и команде. А! заодно и жениться...

За время выступления в ЦСКА, сборной СССР, а позже и в НХЛ Сергей Макаров стал самым титулованным представителем челябинской школы хоккея: чемпион СССР 1978/1979-1988/1989, обладатель Кубка СССР 1978/1979, 1987/1988, 11 раз входил в 6 лучших игроков сезона, лучший бомбардир чемпионата СССР 1979/1980-1981/1982, 1983/1984-1988/1989, лучший хоккеист СССР 1979/1980, 1984/1985, 1988/1989, обладатель Кубка европейских чемпионов 1978/1979-1988/1989, обладатель Кубка Канады – 1980/1981, чемпион Олимпийских игр 1983/1984, 1987/1988, чемпион мира 1977/1978, 1978/1979, 1980/1981-1982/1983, 1985/1986, 1988/1989, 1990/1991, лучший бомбардир чемпионата мира 1984/1985, обладатель приза «Золотая клюшка» лучшему хоккеисту Европы в 1979/1980 и 1985/1986, обладатель Calder Memorial Trophy 1989/1990 (лучший новичок НХЛ).
Избран в Зал Славы ИИХФ 2001, избран в Зал Славы отечественного хоккея 2014, включен в Зал Славы НХЛ в Торонто 2016. Вошёл в символическую сборную столетия ИИХФ.


Павел Езовских. С удовольствием вернулся домой
Как Вы оказались в столичном «Динамо»?
Помог случай. В конце апреля «Трактор» играл кубковый матч в Москве, Пригласили на просмотр молодых ребят, в том числе и меня. Сыграл в том матче удачно и получил приглашение в «Динамо». В то время столичные клубы постоянно «грабили», «растаскивали» «Трактор», поэтому переходы игроков из команды в команду не афишировались. После матча ко мне подошел один из хоккеистов: «С вами хотят поговорить».. Я поднялся к Юрию Георгиевичу Очневу Он спрашивает: «Хочешь поиграть в «Динамо»?» Для меня, молодого парня, это было неожиданностью, ведь я играл во второй группе. Вначале растерялся, не ожидал, что на меня обратят внимание. Но в конце концов договорились. Возвращаюсь в Челябинск - здесь проблемы с армией. Я хотел в «Динамо», но все права на меня имел СКА. В итоге получилось так, что я ушел туда, куда стремился - в московский клуб. Не без оснований полагал, что даже тренировки с такими мастерами, как Мальцев, Васильев, Голиковы, дадут мне как игроку несоизмеримо больше, чем матчи во второй группе.
Проведя два года в «Динамо», вы все-таки решили вернуться в Челябинск..,
Когда заканчивался срок службы, можно было остаться в любом немосковском динамовском клубе (Минск, Рига, Харьков), было также приглашение из «Спартака», от Кулагина. В это же время в Москве играл «Трактор». Я, хотя и играл за «Динамо», но болел за челябинский клуб. Поговорил с Г.Ф. Цыгуровым и с удовольствием вернулся домой.

Письмо в редакцию. «Долг без возврата»
Уроки одной хоккейной команды
Евгений Ткаченко («Челябинский рабочий», 1976, № 1)
Моё обращение в редакцию вызвано вопросом, который, как мне кажется, заслуживает принципиального разговора на страницах газеты. Речь пойдёт об одной из насущных проблем нашего хоккея. Начать своё письмо хотел бы с поддержки выступления в газете «Известия» заслуженного тренера СССР А. И. Чернышёва, в котором он остро и принципиально поставил вопрос о наших резервах. Не секрет, что вопрос этот ряд тренеров ведущих команд пытается решить за счёт перевода игроков из команды в команду. Но, как справедливо подмечает А. И. Чернышёв, от этого число мастеров в хоккее не увеличивается. Мало того, мы снижаем остроту состязаний во внутреннем чемпионате, делим хоккей на «столичный» и «периферийный». Пагубность подобных переводов для боеспособности отдельных периферийных команд, отмечает он, можно отчётливо проследить на примере «Трактора». Хотелось бы поговорить об этой проблеме, имеющей, как мне кажется, принципиальное значение для развития нашего хоккея. В чём её суть? А вот в чём.
Перелистаем назад листки хоккейного календаря за предыдущие несколько лет и посмотрим, сколько и по какой причине челябинских спортсменов «утекло» в другие клубы. За обозримый период их перевалило за дюжину. Особенно «урожайными» были последние восемь лет: девять хоккеистов «Трактора» перекочевали в столичные клубы - В.Девятов, Е.Котлов, С.Тыжных, С.Бабинов, П.Природин, В.Евстифеев, С.Макаров, А.Тыжных, П.Езовских. Всех их взяли в столицу под предлогом укрепления сборной команды страны. Здесь, мол, они будут к ней ближе.
Предлог, безусловно, веский. Престиж советского хоккея на международной арене дорог каждому. Однако в ряде конкретных случаев приходится сомневаться в искренности столь высоких мотивов столичных тренеров. Кого из перечисленных выше хоккеистов мы видим в главной команде страны? Лишь С.Бабинова и С.Макарова. А остальные?
Могут возразить: существуют и издержки. Но оправданны ли они в столь большой пропорции, как один к шести или того выше? Похоже, что порой некоторые тренеры коллективов Высшей лиги просто-напросто стараются залатать дыры своих клубов за счёт периферийных команд, прикрываясь, как щитом, интересами сборной. А это наносит непоправимый вред и тем хоккеистам, которые вовлекаются в эту «игру», если хотите, всему нашему хоккею.
Хоккей популярен. Его одинаково любят в Москве и Ленинграде, Челябинске и Риге, Киеве и Свердловске, Горьком и Уфе. Социологи, к примеру, всерьёз утверждают, что на следующий день после победы «Трактора» в очередном матче чемпионата страны производительность труда на Челябинском тракторном заводе заметно возрастает. Подобное, несомненно, происходит и в Горьком, Свердловске и других городах.
Каждого игрока «Трактора» у нас хорошо знают, потому что почти все они наши земляки, выросли и воспитывались в хорошем трудовом коллективе. Команде оказывают внимание и поддержку партийные, советские, комсомольские организации города и области. Но популярность - «существо» коварное. Не каждый, особенно молодой человек, может правильно ею распорядиться.
Как до сих пор совершаются переходы из одной команды в другую? Скрытно, тайно. И от тренеров, и от общественности. Молодому, подающему надежды игроку сулят прописку, квартиру, нередко - автомобиль и прочие блага. За что? Лишь за согласие сменить майку клуба, однако, если хоккеиста забирают в интересах сборной команды страны, не ясно ли, что всё должно выглядеть иначе. Кто лучше всех знает своих воспитанников, как ни тренеры, общественные организации?!
И если это - в интересах советского хоккея, проводы должны быть торжественными, если хотите, публичными. С соответствующими напутствиями, добрыми пожеланиями. До сих пор же переходы выглядят как тайное бегство. Молодой спортсмен, комсомолец сбегает от своих коллег, тренеров и... даже родителей, не сдав спортивной формы, не снявшись с комсомольского учёта и не выписавшись из домовой книги. Так произошло чуть ли не с каждым из названных нами игроков.
И тут не могу не подчеркнуть ещё один момент.
Включая нового хоккеиста в состав сборной команды страны, тренеры должны быть твёрдо уверены, что майку сборной надел не только высококлассный игрок, но и настоящий человек. А как же он может быть таковым, совершив подобный «тайный ритуал»?
Из педагогических соображений не стану называть фамилии одного из талантливых игроков «Трактора», которого «умыкнули» под предлогом интересов сборной команды страны. Его новые наставники, к сожалению, не прислушались к предупреждению тренеров «Трактора» о том, что парню не хватает стабильности, а главное - моральной зрелости, что его нужно ещё долго и терпеливо растить нравственно. Но о каком воспитании могла идти речь, если сам уход из родной команды совершился тайно, то есть на безнравственной почве? Попав в ЦСКА, он не сумел раскрыть своих потенциальных возможностей. Перешёл затем в «Химик», за нарушение спортивного режима был дисквалифицирован и вернулся с повинной в родной город, где товарищи великодушно простили его в надежде, что тот получил хороший урок на всю жизнь. Надеемся и мы. Только не слишком ли дорогой ценой, с неоправданными издержками в воспитании, обходится такая «наука»? Ведь подобный пример, к сожалению, не единичен.
Если просмотреть хоккейные отчёты за минувший сезон, сплошь и рядом при неудачном выступлении лидеров имеются ссылки: «болезнь не позволила выступать за московское «Динамо» Мальцеву» или «в этой встрече за ЦСКА не выступал Михайлов». Да, отсутствие лидера в команде тяжело сказывается на игре всего коллектива. Ну а почему не думают о лидерах в других таких же коллективах? Разве не главными фигурами были в «Тракторе» Е. Котлов, П. Природин, В. Евстифеев, С. Макаров? Плохих игроков в сильные команды не приглашают. Как же челябинцам оправдывать свои неудачи в чемпионате?
Для воспитания хорошего хоккеиста, достойного стать лидером команды высшей лиги, нужны годы упорной работы тренеров, проверка и совершенствование десятков и сотен мальчишек из детско-юношеских спортивных школ. В Челябинске эти поиски ведутся давно и небезуспешно. Пожалуй, у «Трактора», да и у горьковского «Торпедо» - самый высокий коэффициент хоккеистов - собственных воспитанников. Так почему же они должны терять больше остальных? Разве не в интересах хоккея иметь сильные команды не только в столице?
«Трактор» завоевал «бронзу» именно после того, как команду на некоторое, очень непродолжительное время, перестали растаскивать, стабилизировался её состав. Хотя и в этот период ведущие игроки Н. Шорин, А. Картаев, В. Белоусов и ряд других были в расцвете своего мастерства и получали немало приглашений из других клубов. Но у этих мастеров хоккея привязанность к своему клубу, городу оказалась сильнее предлагаемых соблазнов.
...Отзвучали сирены на чемпионате страны. Впереди главный старт сезона - чемпионат мира. Все мы верим, что советские хоккеисты сумеют постоять за свои высокие титулы. Надеемся при этом и на воспитанников челябинского «Трактора» С. Старикова, С. Макарова, С. Бабинова.
А на душе у челябинских болельщиков и тренеров «Трактора» по-прежнему неспокойно: удастся ли сохранить боевой состав команды или вновь поползут в Челябинск лестные предложения? Говорю только о «Тракторе», потому что знаю команду, знаю её тревоги и радости. Но ведь то же самое можно сказать и о других, так называемых периферийных командах. У них те же беды. А что думают по этому поводу руководители Федерации хоккея СССР?


1979. Сергей Стариков. Всё нормально езжай!
Меня официально пригласили в ЦСКА в феврале 1979 года когда сборная готовилась к Кубку Вызова в Новогорске, Тихонов сказал, что ему нравиться моя игра, предложил мне перейти в ЦСКА с руководством «Трактора» все обговорено, конечно были и другие предложения московских клубов, но я сам хотел играть в ЦСКА!! С февраля и до конца сезона все знали что я перехожу ...Главный тренер «Трактора» Г.Цыгуров сказал: «Сергей, все нормально, езжай».

За время выступления в ЦСКА, сборной СССР, а позже и в НХЛ Сергей Стариков стал: чемпионом СССР 1979/1980-1988/1989, обладателем Кубка СССР 1988, обладателем Кубка европейских чемпионов 1980/1981-1986/1987, чемпионом Олимпийских игр 1983/1984, 1987/1988, чемпионом мира 1978/1979, 1982/1983, обладателем Кубка Вызова 1978/1979
Избран в Зал Славы отечественного хоккея в 2014

Николай Макаров. Против ЦК КПСС не попрёшь
Почему Вы передумали перейти «Спартак» или нашли более «перспективного»?
Ни то, ни другое. Главный тренер «Спартака» Роберт Черенков очень хотел видеть меня в своей команде, но сделать ничего не мог.
При чем здесь ЦК?
Как я понимаю, куратором спорта в Центральном комитете был тогда заведующий его отделом пропаганды Евгений Тяжельников. Он, кстати, до переезда в Москву работал в Челябинском обкоме. Тяжельников и сказал мне фразу, оказавшуюся ключевой: «Николай, надо вернуться в Челябинск».
Хм, Тяжельников призвал вас, так сказать, к патриотизму?
Можно подумать, что члены ЦК никогда не переходили с работы на работу и не переезжали из Челябинска в Москву. Так почему же подобное возбранялось нам, хоккеистам?
Может потому, что вы были членами партии и ваш переход мог подорвать ее авторитет?
Не был я в партии никогда. Впрочем, к словам высокопоставленного и облеченного властью чиновника все же прислушался и сезон начал именно в «Тракторе». А останься я тогда в «Спартаке», быть может, получил бы и не одну золотую медаль. Да мне и сам Тихонов говорил, что если я всерьез хочу выступать в первой сборной, то обязательно должен переезжать в
столицу.


Евгений Тяжельников. Покровитель «Трактора»
Геннадий Цыгуров называл вас «защитником «Трактора»». Он имел ввиду только помощь с переходами игроков и лоббирование интересов клуба на верху. Вы помогали оставить в «Тракторе» многих сильных хоккеистов.
Это самые сложные, но в то же время правильные вопросы. У меня всегда были добрые и искренние отношения со всеми тренерами, в том числе, сборной СССР – Тарасовым, Чернышевым, Бобровым, Тихоновым, Кулагиным. И не буду скрывать, мне хотелось, чтобы все наши игроки оставались в Челябинске, а «Трактор» стал чемпионом. Но надо было думать и о самих спортсменах, их семьях, творческом росте, грядущих ярких победах.
Да, играя за «Трактор» чемпионами мира стали Сергей и Николай Макаровы, Сергей Мыльников (который и Олимпиаду выиграл), но нужно иметь ввиду, что принцип комплектования сборной многие годы был таким: две пятерки из ЦСКА, по одной – из московского «Динамо» и «Спартака», либо «Крыльев Советов». Из периферийных команд туда попадали единицы – Балдерис из Риги, Коноваленко из Горького. Практика была эффективной, звенья были сыграны, это приносило результат. Поэтому приглашение в базовые клубы открывало отличные перспективы. Так что эти деликатные вопросы приходилось решать не только в интересах спортсмена, но и советского хоккея.
Были моменты, когда вы не могли помочь «Трактору»? Цыгуров рассказывал, что только в тех моментах, когда вопрос решался на уровне Брежнева, Андропова или Устинова – и игроки переходили в «Динамо» или ЦСКА.
Выше уже сказано о моем отношении к «Трактору» и его поддержке. В меру своих возможностей делал я все легально и честно. Леонид Брежнев очень любил хоккей, команду ЦСКА, часто бывал во дворце, однажды, даже с Фиделем Кастро смотрел матч – как пишет Третьяк. За ЦСКА болел Устинов, за «Динамо» Андропов. Но никто из них, конечно, не занимался комплектованием команд.


Евгений Новиченко. Есть любимчики и те кого не особо привечают
Из «молодежки» «Трактора» меня забрали в армию. Пришлось ехать в свердловский СКА. Нынешним молодым игрокам трудно представить, но там я играл сразу за две команды: утром за молодежную, вечером за взрослую. И ничего – никто не умер. Потом ненадолго я вернулся в Челябинск. Почему не получилось заиграть в родной команде? Как и сейчас, есть любимчики, а есть те, кого не сильно привечают. Мне, честно говоря, нравится, когда тренер, как говорится, пришлый, такой, как Юрий Очнев в свое время в минском «Динамо», который ко всем относился ровно, без симпатий или антипатий. А моим «камнем преткновения» стал Гена Цыгуров. Да и не только он. Коля Макаров, в том числе. В 17 лет, придя в команду, я был уже мастером спорта и, наверное, челябинским ветеранам показалось, что у меня есть шанс их «подвинуть». За пределами льда все было нормально, но на площадке мне старались буквально голову открутить. Мы с Цыгуровым долго не виделись, а потом на кэмпе в Бобруйске встретились и, слово за слово, пожали друг другу руки: не до гробовой же доски камень за пазухой держать.
Почему решились на переезд из Челябинска в Минск и как, собственно, все это произошло?
Я хотел играть только в «Тракторе». До такой степени, что даже отказал «Спартаку», предлагавшему квартиру в Москве. Маялся с тещей в однокомнатной квартирке, завешанной бельем, перепеленывал ребенка в валенках, потому что зимой был страшный холод, но играть хотел только в «Тракторе». Однако в родной команде меня посадили на скамейку. Мой тренер Петр Васильевич Дубровин даже просил за меня: «Дайте парню играть». Но тренеры в ответ только улыбались. В итоге я поехал в Киев, мне даже дали квартиру на Крещатике. А в это время на Челябинском тракторном заводе моего отца сняли с работы, стали выкручивать руки. Мне пришлось вернуться назад. Петр Васильевич было договорился с другой челябинской командой – «Металлургом», я там потренировался две недели. И тут в Челябинск приехал Юрий Никонов, пригласил меня в Минск.

И снова в Минске собралась челябинская компания помимо Бориса Косарева, игравшего за минское «Торпедо», из Казахстана приехали челябинские воспитанники Александр Орленко и Геннадий Ленковский.

Андрей Сидоренко. «Бегство» комсорга
В каком смысле? Заболели «звездной» болезнью?
Нет. Просто стал ломать голову и выбирать, а это выбило из колеи.
В 1980-м году Тихонов пригласил меня на сборы в «Стайки» и конкретно сказал, что если я хочу попасть в национальную сборную, то должен перейти в ЦСКА, то есть предложил пойти проторенной дорожкой.
Мне же по стилю больше подходило московское «Динамо», поэтому и согласился поехать в минское «Динамо» в фарм-команду москвичей.
А так как я уходил из «Трактора», будучи его комсоргом, то мой отъезд был объявлен бегством, разразился громкий скандал. Причем вопрос стоял очень остро, на самом высоком уровне - с участием тогдашнего первого секретаря ЦК ВЛКСМ Тяжельникова. Помню, мы улетали во Францию, меня прямо с трапа самолета усадили в черную «Волгу» и привезли на Старую площадь, где в течение пяти часов решался вопрос о моем наказании. В итоге ЦС «Динамо» меня отстоял, но некоторое время играть не разрешал.

Ленинград
В первой половине 80ых руководство ленинградского СКА поставило задачу укрепления команды, как тогда было принято за счет «профсоюзников». Так в Ленинграде оказались Мыльников, Парамонов, Рожков, Бухарин, Сергей Лапшин и Власов. Мыльников и Парамонов после демобилизации вернулись, Рожкова и Бухарина «вернули», Лапшин и Власов стали бронзовыми призёрами в составе СКА в 1987 году.

1980. Сергей Мыльников
А как в 1980-м очутились в ленинградском СКА?
Я лет восемь учился в институте. Никто бы меня в армию не забрал бы, но сам попросился.
Оригинально.
Произошел конфликт с Цыгуровым. Несколько молодых хоккеистов решили из команды свалить. Рожков, Бухарин, Жуков и я отправились в Ленинград – «служить». «Трактор» огорчился. Накатали бумагу куда надо, пришел приказ: двоих вернуть. Но фамилии указать забыли. Хотели меня с Жуковым, а получили назад Рожкова и Бухарина.
В Ленинграде попробовали что-то по-настоящему армейское?
Привезли в роту на присягу. Еле отыскали сапоги с широким голенищем, ноги-то раскачанные. Завели в красную комнату. Автомат положили на стол, в руки давать не рискнули. Больше за два года военную форму не видел.
В ленинградском хоккее разруха царила – и мы вроде как должны были его поднять. Игроков СКА болельщики на руках носили. Цветы дарили после матчей. А мне руководство 16 квартир предлагало – хоть на Невском, хоть на Финском заливе. Ни одну не поехал смотреть.
Почему?
Потому что меня ждали в «Спартаке». Начальник команды Валерий Жиляев полтора года одолевал: «Точно у нас? Не передумаешь?» – «Да точно, точно…» Однако в последний момент Кулагин от меня отказался, взял Сапрыкина. Не знаю, почему. Пришлось возвращаться в Челябинск. А Жиляев до сих пор извиняется при встрече.
В СКА с тренерами не конфликтовали?
Когда заикнулся об уходе, Михайлов сразу хотел отчислить: «Ах так?! Будешь дослуживать у черта на рогах, точку охранять». Меня в Смольный вызвал командующий округом. Три часа беседовали. Отличный мужик оказался.
Судите сами: я – прапорщик. Обязан явиться как минимум в военной форме. Ниже подполковника в тех темных коридорах людей не встречал. Один меня до угла довел, перепоручил следующему подполковнику. Через сто метров передавали друг другу. А я – в джинсах, лохматый разгильдяй.
О чем с командующим договорились?
Сезон доигрываю, помогаю команде. И меня отпускают с доброй душой. Он слово сдержал, молодец.

Александр Рожков
Провёл немного времени в СКА Ленинград, когда надо было отдать долг Родине. В 1980 году меня забрали в армию прямо с улицы, когда я учился в институте физкультуры (улыбается). Мыс Сергеем Жуковым должны были служить в СКА Свердловск, который играл в классе «Б». Не хотели опускаться на ранг ниже и связались с Ленинградом. Главным там тогда был Игорь Ромишевский, а тренером-селекционером (как сейчас говорят, ген. менеджер) - бывший вратарь. Он позвонил нам: «Не волнуйтесь, решим проблему». Решили, но сначала Уральский военный округ забрал нас к себе. Когда пришла повестка, мы позвонили в Ленинград. Нам сказали не волноваться и в назначенный срок мы не пришли на призывной пункт. Ждали депешу из Ленинграда. Она и пришла в Свердловск, но ей не давали ходу. Надеялись, что нас оставят здесь. Через неделю вызвали в Ленинград. Жукова оставили там. Я же через месяц вернулся в «Трактор». В то время в Ленинграде оказались еще Мыльников и Бухарин... Дилемму: СКА Ленинград или «Трактор» - решил Тяжельников на уровне ЦК КПСС. Пошли на компромисс: в Ленинграде оставили Сергея Мыльникова и Сергея Жукова, а меня и Бухарина вернули в «Трактор».      :

Владимир Бухарин
Как у меня сложилось с армией? Да всё просто. Два года провел в «Тракторе», в сезоне 1979/1980, забив 15 голов. Этот сезон мы отыграли и тут служба. Вместе с Мыльниковым, Рожковым и Жуковым подошли к Игорю Ромишевскому. Подошли, он говорит: «Приезжайте первого июля – я вас возьму всех в армию». Хотя Патук с Альфером хотели забрать нас в Чебаркуль, но переходить из Высшей лиги в Класс Б не очень хотелось. Была еще возможность попасть в свердловский СКА, но команда постоянно «курсировала» между Первой и Второй лигой и всё зависло от того, какой состав наберут из призывников. Эти «качели» нас тоже не устраивали.
Взвесив все «за» и «против», 1-го июля 1980-го года я отправился в Ленинград. Рожкова и Жукова отправили через военкомат, и они только дней через десять объявились. Геннадий Цыгуров вышел из отпуска и увидел, что четверых молодых игроков нет: защитника, вратаря, центра и крайнего. Он полетел в Москву к Евгению Тяжельникову. Как мне потом передали, Тяжельников собрал генералов, и они договорились, что из четверых двоих надо вернуть, потому что и «СКА Ленинград обязательно должен пополняться хорошими игроками». Решили нас с Рожковым вернуть обратно.
Но мы уже приняли там присягу. У меня, кстати, были длинные волосы (смеется). Даже фотография была, где я в форме с автоматом принимаю в таком виде присягу (смеется). В конце июля поползли вышеназванные слухи, и Ромишевский нам с Рожковым заявил: «Вы мне не нравитесь, мы уезжаем на Чемпионат вооруженных Сил в Липецк без вас». Вернулись мы в Челябинск.

1982.  Смена поколений
Тяжелым для команды стал 1982 год, уехали завершать карьеру Белоусов (Оджи Сейзи, Япония) и Н.Макаров (Йокерит, Финляндия), ушли молодые таланты В.Быков (ЦСКА), С.Лапшин (СКА Ленинград), «ушли» Л.Герасимова и О.Знарка.


Вячеслав Быков.  «Слава, если идти, то в ЦСКА, там наших больше».
Геннадий Цыгуров
В 1981 мы заняли четвертое место - после московских команд. Как выразился один из тренеров: «Вот они - истинные чемпионы!». Это потому, что у нас все хоккеисты доморощенными были. А в 1982 Тихонов попросил меня поговорить со Славкой Быковым, чтобы он перешел в ЦСКА. Виктор Васильевич обещал: вместо него я тебе целую плеяду хоккеистов из ваших призывников оставлю. Я знал, что Быков все равно уйдет из «Трактора», но куда - в ЦСКА или в «Динамо»? Вот и сказал ему: «Слава, если идти, то в ЦСКА, там наших больше».
Вячеслав Быков
Все-таки, родная команда – это «Трактор» или столичный ЦСКА, за который вы выступали восемь лет?
Моя родная команда – это сборная России! Куда входят игроки и «Трактора», и ЦСКА, поэтому выделять какой-то клуб я не собираюсь. Мне и в Челябинске, и в Москве было приятно играть. В «Тракторе» я был новичком, находился в стадии развития и становления как хоккеиста. В ЦСКА пришел уже более зрелым игроком, добился с армейской командой каких-то результатов. Поверьте, и челябинский, и московский клубы мне очень дороги, и разделять их на родной или не родной я не собираюсь.


Олег Знарок. Не сошелся характерами
Мы ехали с командой на поезде. Меня с другом Сергеем Чудиновым поймали в тамбуре с сигаретами. Попытались сослать за это в дочернюю команду, в «Металлург», выступавший во второй лиге. Я отказался и ушел. Так сказать не сошелся характером с руководством команды в лице Казарина и Егорова, которые пытались нас воспитывать. Несколько месяцев не играл в хоккей. И был уверен, что это все, конец.
Вмешался случай. Мы пришли с компанией на игру «Металлурга», а в Усть-Каменогорске мой приятель играл, Юра Леонов. На трибунах сидели тренеры рижского «Динамо», в частности, Петр Ильич Воробьев, помощник Юрзинова. Заметили меня, стали выяснять, что со мной… И когда я вернулся после матча домой, на кухне с моей мамой пил чай рижский начальник команды.
Я так понял, шел разговор о том, чтобы меня в Ригу забрать. А меня Чудинов внизу ждал в машине – я на пять минут заскочил, переодеться. «Поедешь в Ригу?». «Поеду!». А сам – за дверь. Друг же ждет! Три дня меня по всему Челябинску искали. Нашли и посадили в самолет, вылетавший в Ригу. Я документы о вступлении в ряды Вооруженных сил подписывал у трапа. Ветер от пропеллеров из рук рвал бумагу…
Но мне больше другое письмо запомнилось. Оно пришло в Ригу вдогонку, из «Трактора». Текст убийственный. «Знарок – алкоголик, перебил на тренировках всех ветеранов». На такие письма реагировали серьезно. Я был вызван на ковер в спортивно-дисциплинарную комиссию. За столом сидели седые ветераны, лет по 70–80. Мои объяснения никого не заинтересовали. Я получил годичную дисквалификацию! Обидно – слов нет. Но в моей жизни было много несправедливости…
Сергей Чудинов в 1985 проходил срочную службу в свердловском СКА, и уже обратно в «Трактор» не вернулся, а уехал вслед за Олегом в Ригу. В 1988 в составе рижан они стаи бронзовыми призерами чемпионата СССР.
В 2002 началась тренерская карьера Олега Знарка, наверное самого успешного и титулованного тренера современного российского хоккея. Возглавляя клубы элиты и сборную России, Знарок стал: чемпионом КХЛ и обладателем Кубка Гагарина 2011/2012, 2012/2013 с «Динамо» Москва, 2016/2017 со СКА С.Петербург, чемпионом мира 2013/2014, чемпионом Олимпийских игр 2017/2018

Геннадий Цыгуров
В 78-м - Макаров, в 79-м - Стариков, в 82-м - Быков. Вообще-то в Москве у нас защитник был Евгений Михайлович Тяжельников - первый секретарь ЦК ВЛКСМ. Умнейший человек, а спорт как любил! Мы, конечно, к нему обращались, и он все понимал. Но когда Брежнев, Андропов или Устинов принимали решение перевести игрока в «Динамо» или ЦСКА, он сделать ничего не мог. Еще Михаил Федорович Ненашев, главный редактор газеты «Советская Россия», - тоже наш. Письма ему писали за подписями депутатов Верховного Совета, Героев соцтруда, бригадиров знаменитых. Но действия это не имело никакого. Пошебуршим малость, а все по-прежнему...

Много же примеров, когда челябинские ребята уезжали в Москву – кому-то казалось, что московскую жизнь надо со всех сторон попробовать. Соблазны на каждом шагу. Кто-то оказывался сильной личностью – как Сергей Макаров или Быков. Но были два моих любимца, которых Москва погубила.
Это кто ж такие?
Коля Суханов и Серега Тыжных. Тыжных – это просто мастерюга. У нас разница в десять лет, даже успели в паре поиграть. Был в ту пору швед Сальминг. Техничный, высокий, сильный. Вот Тыжных – один в один, копировал его. У меня Серега в «Тракторе» одну смену отыграет в защите, другую – в нападении. Везде мог!
Кто его забрал?
В Москву все команды тянули. Меня спрашивает: «Генка, куда идти?» Отвечаю – конечно, в ЦСКА. Все-таки базовая команда сборной. Согласился. Время спустя мне говорит: «Зря я тебя послушал! Я по натуре пижон, а в ЦСКА таких не любят. Надо было в «Спартак» идти…» В шутку, конечно. Но игрочище!
А второй?
Суханов? Забрали в ЦСКА. Время спустя Тихонов у меня Быкова забирает: «Зато Суханова верну». Но не вернул. В СКА Коля доигрывал. А хоккеист уровня сборной. Самый большой нераскрывшийся талант, побывавший в моих руках. Должен был стать лучшим нападающим в истории «Трактора».

1985. Валерий Иванников
Дебютировал я в «Тракторе» в 1986 году. Провел две спаренные игры с «Ижсталью» в переходном турнире за право выступать в высшей лиге. Стал я после Мыльникова и Королева третьим вратарем клуба. Но Сергей часто уезжал в сборную, и в его отсутствие в матчах различных турниров, турне мы играли с Королевым практически попеременно. Так что практики хватало.
Осенью 86-го призвали в армию. Сезон защищал ворота свердловского СКА, а затем перевели в ЦСКА. Однако в Москве я долго не задержался. При Белошейкине и Тыжных рассчитывать на что-то было нереально провел за полгода всего два матча, и как только пригласили в ленинградский СКА, сразу согласился. Договорились, что дослужу там армию, а дальше - по обоюдному согласию. В СКА после Сергея Черкаса, старшего меня на 10 лет, я оказался твердым вторым вратарем с близкой перспективой стать первым. Уходить в другие клубы резона не было.


1986. Евгений Давыдов
Переход Евгения Давыдова в ЦСКА прошел как-то обыденно, почти незаметно. Перед «Трактором» стояли другие задачи – сохранить место в элите отечественного хоккея, потому для молодого талантливого форварда выбор был очевиден. Да и лозунг «все ради сборной» никто не отменял.
В ЦСКА и сборной Евгений трижды становился чемпионом СССР, в 1990 стал чемпионом мира, а в 1992 в составе объединенной сборной СНГ Олимпийским чемпионом, 4 сезона провел в НХЛ.

Преданность клубу
Юрий Шумаков
Вы провели рекордные 19 сезонов в «Тракторе». В чём секрет такого долголетия в одном клубе?
Никогда не задумывался о том, чтобы установить рекорд. Просто играл, работал, тренировался. Вот так и получилось. У меня ещё один сезон был до «Трактора», когда я служил в армии. Это было сразу после института, и играл я за СКА Свердловск. А так, конечно, вся жизнь прошла в родном «Тракторе». Приходилось играть и в защите, и в нападении. Когда не хватало игроков, меня ставили в оборону. Но душа всегда лежала к атаке. Пять сезонов я был капитаном команды, один год - лучшим бомбардиром. Так вот вся в жизнь и прошла в хоккее.
Многих хоккеистов у нас забирали. Уходили Сергей Бабинов, Сергей Макаров, Сергей Стариков, Александр Тыжных. Да и из «Трактора» пятёрка могла бы играть в первой сборной. Но раньше такой был принцип, что если ты играешь не в Москве, то в сборную тебе не попасть. Надо было выступать на три головы выше москвичей. А игроки у нас были такие же, ничуть не хуже, чем в ЦСКА. Нас звали, но мы не уходили. Может быть и зря.
А почему не уходили? Там ведь и деньги были лучше, и в сборную дорога открывалась.
Не знаю. Как-то мы здесь играли, играли и играли. Хотели, было, в Ригу уехать, но в последний момент нас отговорили.

Сергей Мыльников. Нужен, значит нужен!
Что же вас заставило так долго выступать за родной клуб? В то время лучших из лучших собирали под знамена базового клуба сборной - ЦСКА.
Это вопрос не ко мне, а к руководству города и области.
Но вам ведь предлагали переехать в Москву?
Да, причем неоднократно, и я этого не скрываю.
Почему же отказывали?
А меня толком никто и не спрашивал. В то время желание хоккеиста учитывалось в последнюю очередь. Игроки могли уехать только с разрешения и благословения «сверху». А меня оставляли, говорили, что «ты - наше все», нужен здесь и должен играть за «Трактор».
Приятно было слышать такие слова?
С одной стороны, да. С другой - хотелось бы достичь чего-то большего в карьере. Тем более перед глазами были примеры Сергея Макарова и Славы Быкова. Они уехали в ЦСКА, в составе сборной выиграли не один чемпионат мира, неоднократно становились олимпийскими чемпионами. Может быть, и я мог бы выиграть еще больше?
Тем не менее вы почти десять лет выступали за сборную СССР, будучи вратарем «Трактора».
Да, и горжусь этим. Все-таки очень мало ребят за весь период существования советского хоккея попадали в сборную Союза с периферии. Таких игроков можно пересчитать по пальцам: Балдерис, Скворцов, Варнаков, Ковин, Пучков, Шаповалов...

Сергей Мыльников стал первым в истории челябинского хоккея Олимпийским чемпионом 1988 года, и единственным дважды чемпионом мира, являясь действующим игроком «Трактора». 

1987. Новая волна
В 1987 «Трактор» был на волоске от вылета в 1 лигу, но команду решили спасти: на заседании президиума федерации хоккея СССР, проходившем 29 мая 1987 года, было решено расширить высшую лигу до 14 команд. При этом дополнительно сохранить в высшей лиге челябинский «Трактор» и предоставить место Усть-Каменогорскому «Торпедо».
Геннадий Цыгуров вернулся в Челябинск и первым делом начал укреплять тренерский штаб, пригласив Валерия Белоусова.
Геннадий Цыгуров
Меня в 87-м вернули тренером в «Трактор», а Белоусов как раз поступил в школу тренеров. Встретились в Москве, говорю: «Валера, хочу пригласить тебя помощником». Он двумя руками лицо закрыл и плачет… Я и сам сейчас вспоминаю – плачу… (достает платок).
Что сказал?
Поверить не мог: «Спасибо, Федорыч! Я все сделаю, брошу ВШТ…» Нет уж, отвечаю. Ты доучись, а мы этот год справимся. На следующий тебя ждем. Вот так он стал тренером.

Цыгуров начал с омоложения состава. Из челябинских воспитанников в 1987 в главной команде заиграли Сергей Тертышный, Сергей Гомоляко, Александр Шварев, в 1988 Игорь Варицкий, Валерий Карпов, Денис Цыгуров, в 1989 Равиль Гусманов, Павел Лазарев, Артем Копоть, Олег Давыдов, Валерий Никулин, Сергей Пуртов

Встречное движение
Исторический факт: в эпоху СССР и 90ых в «Тракторе» приживалось немного иногородних воспитанников. Челябинский хоккей, да и сам «Трактор» всегда был «закрытым» сообществом как для игроков, так и для наставников. Не скрою эти «законы» работают и до настоящего времени.
Безусловно историческим стало одно исключение переход из «Спутника» в «Трактор» Валерия Белоусова, которое состоялось благодаря Зиновию Певзнеру, Виктору Столярову и Геннадию Цыгурову. Белоусов стал лучшим в истории клуба форвардом и самым титулованным тренером «Трактора».
Не стоит забывать и об красноярце Александре Глазкове лидере атак «Трактора» 80ых, а в дальнейшем тренере «Трактора».



Александр Глазков
Вы попали в «Трактор» в 1981-м году?
Нет, пораньше. В конце сезона, в апреле 1979 года в Киеве проходил турнир - групповой этап розыгрыша Кубка СССР по хоккею, в котором «Трактор» играл с командами «Динамо» Минск, «Ижсталь» Ижевск и «Сокол» Киев. Я участвовал во всех трех матчах. Нет, не забил ни одного гола, потому что был ещё молодым. Мне тогда казалось, что в высшей лиге играют какие- то полубоги: на всю страну всего двенадцать команд. А я в Красноярске хоккея-то не видел толком.
Кто в 1979-м пригласил вас в Челябинск?
Николай Филиппович Бец, который в то время был тренером-селекционером челябинского «Трактора». Красноярский «Сокол» играл в Свердловске с местным СКА. После игры он подошел ко мне и пригласил... Я перетрясся, конечно: «Да-да, конечно». Этой же весной я приехал в Челябинск. Главным тренером был Г.Ф.Цыгуров.

Приглашение Цыгуровым Константина Астраханцева из Глазова и Игоря Федулова из Кирово-Чепецка, тоже событие судьбоносное. Астраханцев и Федулов стали главной «ударной» силой челябинцев в начале 90ых.

Константин Астраханцев
В «Трактор» попал благодаря Цыгурову
По молодежи мы были очень дружны с Димой Цыгуровым. Он и повлиял на отца.
Геннадий Федорович планировал на место крайнего нападающего «Трактора» игрока из Горького. Но взял меня. Помню – приехал в Челябинск в брюках, которые специально шили в ателье. Полосатых. Чтобы не стыдно было. Вышел на привокзальной станции. Попросил таксиста, чтобы довез меня до дворца спорта. Я же из Глазова, у нас один дворец, а тут меня таксист спрашивает: «До какого именно дворца спорта» ?! Отвечаю: «До ледового». А он продолжает: «До какого ледового?». У меня шок, конечно, был. Но так, потихонечку обжился.


Игорь Федулов
Как ты попал в челябинский «Трактор»?
В марте 1989 г. приехал Валерий Александрович Киселев, в те годы работавший тренером в «Тракторе». Он подошел ко мне во время матча и пригласил в команду. От этого приглашения я не мог отказаться.
А были другие предложения?
Да. Но Белкин мне сказал, чтобы я не торопился. Кстати, Белкин сам играл в челябинском «Тракторе».
Игорь, тебе, наверное, нелегко было - школа «Трактора» сильно отличается от кирово-чепецкой школы?
Правильно. У «Трактора» после выпуска все ребята играют, а у нас, если взять мой год, - 1-2 хоккеиста.
Школа «Трактора» всегда была знаменита. Здесь игра более силовая, скоростная. В «Олимпии» все ребята поменьше - играют техничнее.

В конце 80ых Цыгуров «нарушил» исконно челябинские традиции и приглашал много иногородних игроков, если раньше многие отсеивались еще на предсезонке, то у Геннадия Федоровича они входили в основной состав - Сергей Викулов (Новокузнецк), Константин Исаков (Магнитогорск), Олег Савчук (Орск)

1988. Владимир Алексушин
В 1988 из Свердловского СКА в Ленинград уехал воспитанник «Трактора» серебренный призер молодежного чемпионата мира В.Алексушин.

1990. Игорь Матушкин. Решил, что пора двигаться в хоккейном плане и в жизненном
С чем был связан твой переход в минское «Динамо»?
Решил, что пора двигаться в хоккейном плане и в жизненном. Со мной вместе уехали Баландин и Викулов.
Чем тебя прельстил в свое время Минск по сравнению о Челябинском? Почему ни Москва, Киев...
Трудный вопрос. Когда я пытался попасть в какую-либо столичную команду, то по разным причинам не мог уйти - меня уговаривали остаться два года. В последний год я всё-таки решился уйти из команды, и минское «Динамо» было лучшим вариантом на тот момент.
В свое время Белоусов очень обижался из-за твоего перехода.
Да. Для меня самого это был очень щепетильный вопрос. Но хотелось подводить, в первую очередь, его. И в течение многих лет я сам расстраивался. Но как глава семейства, прежде всего, думал о своей семье и детях. В первую очередь, сложные экологические условия в Челябинска толкнули меня на то, чтобы уехать, когда у меня родился первый сын.

90ые. «Окно в Европу»
В разгар перестройки некое подобие агентской деятельности в СССР стал вести монстр-монополист с загадочным названием «Совинтерспорт». Эта организация обладала эксклюзивными правами на заключение контрактов советских спортсменов за рубежом.

Юридической стороной контрактов и защитой прав клиентов сотрудники «Совинтерспорта» были озабочены в самой малой степени. Их главная задача состояла в том, чтобы из заработков спортсменов вычесть порядка 90 процентов. Но даже при таких кабальных условиях зарплата хоккеиста в Европе была значительно выше чем в СССР.
Перестройка дала возможность многим ветеранам в завершении своей карьеры поиграть в Европе, ну а молодежь уже грезила об НХЛ.

Сергей Парамонов
Как получилось, что вы уехали играть за границу?
Это целая история. В 1989 году у меня было два персональных приглашения - в Швецию и Финляндию. Я оформил документы, целый месяц отпуска бегал, все было нормально. Г.Цыгуров говорил, что поеду. Однажды вечером сосед сказал, что в обкоме на мне «поставили крест». Тот год я доиграл в «Тракторе» и решил, что больше здесь выступать не буду. На следующий год отправился в Югославию. В Загребе тренером работал А.Кострюков, он меня нашел и вызвал. Отыграл там год, стал чемпионом Югославии, потом, после развала страны, переехал в Словению на три с половиной года. Уровень хоккея там пониже, но уже в то время было много русских. В Загребе играли Щуренко (из Воскресенска), Столбун (из Казани, больше всех шайб забил в первой лиге), Анферов (из Уфы, играл в «Динамо», «Крыльях»). Я считаю, что в «Медвешчаке» провел лучший сезон в своей карьере. В первый год там я почувствовал, что могу играть еще долго. Здесь давили сборы, не было желания. А там получилось так, что по 50 минут с поля не вылезали, особенно в финальных матчах.
Из-за чего решили вернуться?
Надоело жить без семьи. У меня дочка в этом году в институт поступила. А раньше ей пришлось бы учиться в интернате в Белграде, целый год жить одной.

Александр Рожков
Летом 1990 вы отправились в Любляну, в «Олимпию». Как был осуществлен переход?
Через знаменитейшую организацию «Совинтерспорт». Мы приехали в Москву, туда же приехали представители «Олимпии», которая тогда играла еще в чемпионате Югославии. Они выбирали из нескольких советских хоккеистов. А тренером в этот клуб назначили Александра Асташева. Я ему позвонил, спросил, хочет ли он меня видеть. Вопрос решился быстро.
Зачем мне это было нужно? Во-первых, контракт у меня был в принципе хороший, несмотря на то, что «Совинтерспорт» серьезно так его подрезал. Это кажется удивительным, но в нехоккейной Югославии заработать можно было больше, чем в Челябинске. Во-вторых, это была возможность посмотреть мир, показать его семье, у меня два сына уже было. Ну и еще интересно было поиграть в другой хоккей.
Много ездили по стране и Европе?
Все свободное время. Одна тренировка в день, две игры в неделю – остальное время ты свободен. У нас появились друзья из местных, мы объехали с ними всю Словению. Многое увидели, конечно: озера, горы, городки маленькие, красиво все. Однажды мы поехали на товарищескую игру в Австрию, в августе. На дороге там столбик такой был небольшой деревянный, на нем две стрелки – «Австрия», «Италия». И все, вся граница. Для нас тогда это было очень удивительно.
И в Австрию ездили, в Италию. Часто на море. Знакомые словенцы возили к себе в гости – у меня был друг, держал овечью ферму, сыры сам делал.
Вы забивали много, но лучшим в «Олимпии» был Ник Зупанчич, легенда словенского хоккея.
Прекрасно помню Зупанчича, это мой партнер по тройке, центральный нападающий. Он сделал отличную карьеру, играл в Австрии, Финляндии, Швеции, в сборной, в том числе на чемпионате мира 2002. Хороший был игрок. В новом сезоне он будет работать с главной сборной своей страны.
В 1992 году, когда вы уже играли в «Бледе», сборная Словении только начинала свою историю и провела свой первый международный матч, разгромив Хорватию 15:1. Вам не предлагали принять гражданство и сыграть за сборную?
Был реальный шанс, даже не намек. В наш первый сезон мы заняли с «Олимпией» второе место, проиграли в финале югославского чемпионата «Медвешчаку» Кострюкова. За них тогда как раз играл Парамонов, в составе были Столбун, Анферов, Щуренко. Тогда уже напряженность была в стране и поражения от хорватов, да еще на словенском льду, нам, легионерам, не простили. Но у меня уже были контракт с «Бледом». Их тренер Руди Хити параллельно возглавлял сборную Словении. Он и предложил мне, а также пришедшим из Загреба Анферову, Столбуну и Парамонову играть за Словению. Мы согласились. Но в Словении был лимит на легионеров. За ним строго следила Федерация хоккея, в которой было велико влияние «Олимпии». Их руководство поняло, что если мы станем гражданами Словении, «Блед» может получить еще четыре вакансии легионеров. В итоге были найдены какие-то загвоздки и история свернулась.
В Словении вы работали с детьми. На общественных началах?
Эти занятия оплачивались родителями детей. Как я говорил, времени свободного было много. И все тот же Руди предложил нам такую работу. Что вы, мол, сидите целыми днями без дела. Мы каждый взяли по одному возрасту и занимались с ними. Тренировали, ездили на матчи их чемпионатов.
Могли бы остаться там жить? Продолжить развивать словенский хоккей?
Могли бы, если честно. И желание было остаться. Шахрай, например, остался и работает детским тренером до сих пор. Но по семейным обстоятельствам нужно было уезжать. В 1995 году мой старший сын окончил школу, надо было с ним вместе определяться с будущим. Там возможности учиться у него не было, он не знал языка. Надо было ехать в Россию. Хотя перед отъездом «Блед» мне предложил контракт еще на один год.
Я вернулся в Челябинск, где Григоркин позвал помочь ему с «Трактором» на сборах. А потом мне предложили работу в фарм-клубе «Трактора», и я остался окончательно.

Анатолий Чистяков
Когда вы расстались с «Трактором»?
Сезон-1991/1992 только начался, как в Екатеринбурге я порвал связки на плече. Долго не играл. Под Новый год Марк Винницкий сказал, что из Москвы пришло предложение (а тогда уже начались переезды) играть в Швейцарии. Предложил: «Поедешь?» Я отказался: чувствовал, что пришли молодые ребята, и можно завоевать медали. Команда была хорошая, играли здорово. Сезон не доиграл -меня волевым решением отправили в Швейцарию. Выступал за «Цюрих» вместе с Владимиром Крутовым и Сергеем Пряхиным. Отлично играли. В Швейцарии с 7-го места вошли в плей-офф и попали на чемпиона «Лугано». «Высадили» его, хотя наш клуб даже не ожидал такого исхода, и лед уже растопили. Пришлось играть в соседнем Клотене.
А в Дании я выиграл три чемпионата. Сначала дважды с «Эйсбергом», где выступал вместе с Олегом Старковым из Свердловска. Потом, когда переехал в Копенгаген (детям надо было учиться в школе, а русская школа было только там), вместе с другими челябинскими ребятами - Сергеем Соломатовым и Игорем Князевым (еще был москвич Борис Быковский). Я всегда был профессионалом, в любой команде адаптировался легко. По своим качествам был лидером: в хоккее всегда я диктовал ситуацию - играл с шайбой, определял рисунок игры.

Сергей Хрущев
Сразу после бронзового сезона вы уехали из «Трактора» в чемпионат Словении. Доигрывать?
Нет, конечно. Я же потом вернулся в Челябинск и играл еще пять лет. Поехать мне Белоусов предложил – сказал, что Владимир Крикунов сильно заинтересовался моей кандидатурой и хочет, чтобы я играл у него в клубе «Целе». Сначала кошки скребли – думал, ехать или нет. Валерий Константинович не заставлял, конечно, из команды не гнал. Решение было только мое. И я решился.
Денег удалось заработать?
В Словении нормально заработали. Не сказать, что много. Немногим больше, чем здесь бы получилось. Просто интересно было поиграть за границей, обстановку сменить, пожить в другой стране.
Сейчас словенцы на чемпионатах мира играют постоянно, но даже и в начале девяностых там был нормальный уровень хоккея. В чемпионате было восемь команд. Наши главные игры были с «Олимпией» из Любляны, которая тогда сделала команду в основном из канадцев. У нас же в «Целе» был такой советский стиль, не зря же тренером был Владимир Крикунов. И тренировки были любопытные. У нас было два профессиональных состава, а остальные – любители, которые работали в других местах. Для них нагрузки Крикунова были чем-то запредельным. Некоторые хотели даже заканчивать с хоккеем из-за этого. Пришлось нашему тренеру нагрузки снижать, легче тренировки делать.
В целом, конечно, хорошее время было. Целе – это среднегорье, там великолепная природа, чистейший воздух. Мы были с семьями, с детьми. Эмоции были только позитивные. Плюс приобрели своеобразный опыт, выиграли бронзовые медали, расширили кругозор.
Интересно было жить в такой красивой стране после проблемной России начала девяностых?
Два месяца я там был один. Как бы на разведке. Дочкам было 9 и 10 лет, они потом с женой прилетели, вместе с женой Саши Рожкова, он тогда играл в другой команде из чемпионата Словении – в «Бледе».
Мы сначала жили в небольшой гостинице с очень интересным названием «Черная кошка». А потом всей семьей переехали в апартаменты. Удивительное место было – дверь картонная на какой-то ключик игрушечный закрывалась, сверху стекло, замок – один. И ничего, никаких воров. А в России в то время все вообще ставили себе железные двери. Мы ели в ресторане по талонам и почти две недели считали вторые блюда на обеде – все ждали, когда же хоть что-то повторится. Оказалось – на тринадцатый день. Кормили на убой и очень вкусно. Австрийцы туда часто приезжали на выходные. Приедут в пятницу, сядут за стол и до вечера субботы не выходят. Вино – рекой, рыба, морепродукты. В общем, праздник.
Конечно, жить там понравилось. Целе – небольшой городок, все чисто, тишина, при этом люди умеют и отдыхать, и веселиться. С детьми интересно – было что показать, куда съездить.
По Европе?
Нет, мы только в Австрии побывали. Путешествовали по Словении. В Блед ездили – в гости к Рожкову и Сергею Парамонову. У них тоже красиво все было – курортный городок, лебеди плавают.
Не было мысли остаться? Игорь Федулов уехал в Швейцарию и эта страна стала его второй родиной. Недавно его именной стяг подняли на арене в Женеве.
Я бы не смог жить за границей. Даже мысли не было оставаться. Домой всегда тянуло и тянет. Даже со сборов. Мы часто ездили по Европе на различные турниры с «Трактором» и всегда мне хотелось обратно в Челябинск. И дети такие же. Наташа, моя младшая дочь, в Америке год прожила, а во второй поездке через два месяца уже звонила – по дому соскучилась.

«Несвободный рынок»
С распадом СССР канул в лету Совинтерспорт. Вновь созданный Российский хоккейный союз не мог договориться с НХЛ, другими профессиональными лигами о порядке перехода игроков и воспитанников. Много талантливых и просто хороших игроков уезжали не столько со стремлением заиграть в НХЛ, сколько просто вырваться за рубеж, поиграть в минорных лигах и остаться там навсегда. Российский «профессиональный» хоккей не выдерживал конкуренции, клубы получали «крохи» компенсации, теряли ведущих игроков и подающих надежды воспитанников.

Через «Динамо» в Северную Америку
В начале 90ых из московских клубов лидирующие позиции сохранило только «Динамо». Большинство клубов было обескровлено отъездом игроков в Северную Америку и Европу. Но по-старинке в провинции считали важным оказаться на виду именно в Москве, даже уже будучи задрафтованными. Возможно это из области случайностей, но в МХЛ и уже в КХЛ трижды ХК «Динамо» брал вверх над «Трактором» в полуфинальных и финальных сериях. Тогда в МХЛ за москвичей играли Гончар и Назаров, а после финала 2013 в «Динамо» оказались Ничушкин и Карпов. Замкнулся ли этот круг, неизвестно.


Андрей Назаров
Андрей, после завершения обучения в хоккейной школе «Трактор» тебя в Челябинске практически не видели...
Да. Так получилось, что я сразу, в 17 лет, уехал в московское «Динамо» «проходить» армию. А оттуда отправился за рубеж.
После твоего отъезда в «Динамо» ходило много разговоров, что в Москву тебя отвез отец.
Безусловно, отец был одним из главных, кто помог мне оказаться в московском «Динамо».
Можно сказать, что в этом переходе было большее желание родителей, чем твое?
Я бы так не сказал. Просто в таком юном возрасте еще тяжело определиться. И отец решил за меня - все получилось нормально.

Максим Бец
В каком году ты был поставлен на драфт НХЛ?
В июне 1993 года, во втором раунде, под 37-м номером. Когда на церемонии объявили, что меня выбрал «Сент-Луис Блюз», то просто опешил. Дело в том, что я отыграл первый сезон в юниорской американской лиге, и в ходе него моей персоной интересовались агенты «Ванкувера», «Питтсбурга» и «Вашингтона». Поэтому именно на один из этих клубов я и настраивался.
Нельзя сказать, что селекционеры НХЛ сразу отметили мою игру. На чемпионате Европы среди юношей в 1992 году сборная СНГ заняла 3-е место. Но моей фамилии в списке «драфтеров» не оказалось, тогда как туда вошли Сергей Гончар и Андрей Назаров. Это обстоятельство меня сильно огорчило.
Поэтому с интересом отнесся к предложению поиграть в североамериканской юниорской лиге. Агент Алекс Збиновский убедил меня, что, выступая в молодежной команде, я смогу резко повысить свои шансы на успешные итоги будущих смотрин НХЛ, так как на матчах юниоров всегда присутствуют до тридцати скаутов.
На тот момент я уволился из «Трактора» и подал заявление в столичное «Динамо», но еще не подписал контракт. Таким образом я не был связан никакими обязательствами с родным клубом и в то же время поступал как бы непатриотично. На меня не давили, но говорили: «Вот уезжаешь. А что по - этому поводу скажет твой отец, всю жизнь, отыгравший в Челябинске?» - ожидая, что заслуженный тренер России Н.Ф. Бец образумит сына. Я очень волновался и боялся, прежде чем услышал мнение отца: «Ты уже не маленький, а мужчина. Решил - езжай. Домой всегда успеешь вернуться, если там что-то не получится. А если все пойдет успешно, то, как говорят американцы, «гуд лак!» - «удачи!».
Большое спасибо отцу! Его поддержка оказалась определяющей.
Свою роль также сыграли обещания агента, что в команде «Спокэн» мне поможет освоиться с игрой и языком россиянин Валерий Буре - младший брат знаменитой «Русской ракеты».
Итак, ты оказался в Соединенных Штатах
В городе Спокэн, штат Вашингтон, в составе команды, двумя годами ранее завоевавшей Кубок юниорской лиги. Очень хороший главный тренер - Брайен Максвелл, двенадцать лет отыгравший «полицейским» в НХЛ и одно время работавший вторым тренером в «Лос- Анджелес Кингз». Он имел неосторожность не очень любезно поговорить с Уэйном Гретцки, после чего пришлось покинуть именитый клуб.

1992
Валерий Белоусов
Юные дарования по-прежнему тянутся в Москву. Известно, что «Трактор» собираются покинуть Гончар и Бец...
Об их предстоящем переходе в московское «Динамо» я знаю. Но подчеркиваю, на сегодняшний день никаких заявлений от них не поступало. Так что более определенно на этот счет я смогу сказать после тридцатого июня, когда «Трактор» приступит к тренировкам.
В прошедшем сезоне «Трактор» дал им место в основном составе. В некоторых матчах пострадал из-за них, и они пока в долгу перед командой, перед Челябинском. Не пришло еще то время, когда Гончар и Бец смогут покинуть «Трактор» с чистой совестью.
Рыба ищет где глубже, а человек - где лучше. Тем более что из Москвы до НХЛ - рукой подать.
Сейчас в НХЛ можно попасть и из «Трактора». Несколько дней в Челябинске гостили американцы, знакомились с командой - 14 июня они увезли с собой в Монреаль на драфт защитников Копотя и того же Гончара. Кстати, это первый в истории челябинского хоккея случай, когда наши игроки непосредственно станут участниками знаменитой церемонии драфта.


Сергей Гончар
Какой смысл тебе уезжать в московское «Динамо» сейчас, когда ты из «Трактора» попал в драфт НХЛ?
Я так решил, там много игроков сборной. Конечно, в «Тракторе» я бы играл больше, чем в «Динамо». Но там игроки сборной, уровень команды очень и очень высокий. Смогу набраться опыта, мастерства.
А были другие предложения?
Да. Предлагали играть в ЦСКА. 16 хоккеистов подали заявление об уходе
у армейцев легче попасть в основной состав. Но я так решил - буду играть в «Динамо».
Может были материальные причины?
Платили в «Тракторе» хорошо. Но я мало обращаю внимания на деньги. Об этом не задумывался. Главная причина игровая.
Ты советовался со своим первым тренером В.М.Перегудовым?
Виктор Михайлович сказал, что я не маленький и волен сам принимать решения. Решение я принимал сам. В этом вопросе участвовали мои родители.
Может на твое решение повлияло, что Андрей Назаров годом ранее уехал в московское «Динамо»?
В какой-то мере повлияло. Андрей много рассказывал о динамовской команде.
Как ребята из «Трактора» среагировали на твой уход?
По-моему, спокойно восприняли. Чисто по-человечески с некоторыми ребятами поговорили.
Как ты расстался с руководством «Трактора»?
Расставание произошло спокойно, без ругани - все солидно, не было препятствий, давления. Хотя пытались настроить меня, чтобы я одумался. Я ожидал другую реакцию. Хорошо, что так произошло.
Что «Трактор» имеет с твоего перехода?
Начальник команды М.М. Винницкий ведет переговоры с руководством московского «Динамо» о компенсации. Все переговоры идут без моего участия.
О какой сумме компенсации может идти речь?
Я думаю - два-три миллиона рублей.

1993. Беспредел - самый натуральный беспредел!
Валерий Белоусов
Александр Бойков, нападающие Владимир Кречин, Дмитрий Леонов и Виталий Ячменев (1975 года рождения) последовали примеру Максима Беца, который перед минувшим сезоном уехал в юниорскую хоккейную лигу за океан. А ныне попал на драфт и собирается оформлять контракт с клубом НХЛ «Сент-Луис». Какова реакция руководства хоккейного клуба «Трактор»?
Мы предварительно разговаривали с ребятами: предлагали год поиграть в «Тракторе», окрепнуть, не торопиться с принятием такого решения. Тем более, что в этом году они имели возможность сыграть на чемпионате мира за юниорскую сборную России. Непонятен вдвойне’ поступок Володи Кречина - ведь он уже поставлен на драфт-93 НХЛ.
А с родителями разговаривали?
Да. Они, мне кажется, сами хотели, чтобы ребята уехали играть за рубеж.
Валерий Константинович, с финансовой стороны их дальнейшее продвижение за океаном в клубы НХЛ принесет материальные компенсации «Трактору»?
Пока неясно: пока нет контракта между РХС (Российский хоккейный союз) - МХЛ и НХЛ о переходах, то ни о какой компенсации говорить не приходится.
Скажется ли на игре челябинского «Трактора» отъезд четырех юниоров за океан?
Нет. Они еще никто.
Не будет ли это примером для следующих возрастов хоккейной школы ЧТЗ?
Да, это плохой пример. И плохой поступок их родителей... Пацаны просто сбежали.
Есть ли заслон этому в нашем хоккее?
Все происходит из-за дележа власти между РХС и МХЛ, которые никак не могут найти между собой общий язык. В НХЛ им говорят: наведите порядок у себя дома, а затем выходите к нам с предложениями о заключении контрактов.
Если самые лучшие пацаны постоянно будут уезжать, то и школа не нужна. Кто будет платить за аренду помещений, льда, обучение, форму и т.д.? Должны быть ограничения!
Это беспредел - самый натуральный беспредел! А они (НХЛ) этим пользуются - и все «на корню» скупают за бесценок.

1995. «Романтики больше не будет».

Наверно более ёмко и содержательно об этом этапе в истории отечественного хоккея сказал главный тренер магнитогорского «Металлурга» Валерий Постников: «Время школьного хоккея прошло. Наступает время хоккея корпоративного. Только богатые корпорации смогут сегодня позволить себе иметь сильные команды мастеров. Остальные клубы, которые опираются не на большие деньги, а только на выпускников собственных школ, обречены на медленное угасание. Такое уже было в Северной Америке. Канадские города не смогли конкурировать с толстосумами из США и были вынуждены продать команды богатым американским корпорациям. Так произойдет и в России.» Это может кому-то нравиться, кому-то нет, но эти убеждения актуальны по сей день. Наш хоккей до сих пор бросает то в жар, то в холод. Сегодня Российскому хоккею как никогда нужен этот баланс для стабильного развития.

После сезона 1994/1995 «Трактор» покинули фактически все ведущие игроки и главный творец той команды Валерий Белоусов. Все прекрасно помнят, что случится потом – 4 сезона борьбы за выживание и 7 долгих лет во втором эшелоне российского хоккея.

Еще в сезоне 1993/1994 Игорь Федулов, Равиль Гусманов, Андрей Кудинов, Сергей Тертышный покинули «Трактор». Игорь подписал контракт с швейцарским клубом «Ambrì-Piotta», а Равиль, Сергей и Андрей полетели за океан (уже будучи задрафтованными клубами НХЛ) с целью пробиться в лучшую лигу мира.

Марк Винницкий
Марк Моисеевич, у всех уважающих себя зарубежных клубов (и не только хоккейных, речь идет о настоящем профессионализме) есть свои представители на других континентах. Кто представляет интересы хоккейного клуба «Трактор» в Америке?  Европе?
Бессистемные отъезды наших, и первую очередь молодых, хоккеистов за рубеж обусловлены прежде всего отсутствием правовых отношений между МХЛ и HXЛ. В начале этого года был подготовлен проект договора для рефляции этих отношений, затем обсужден на Директорате МХЛ, но, к сожалению, до сих пор не подписан.
Мы подписали соглашение с Нью-Йоркской компанией «VIР SPORTS INTERNATIONAL LIMITED PARTNERSHIP». Эта адвокатская фирма представляет наши интересы в переговорах с клубами НХЛ и другими клубами Северной Америки. Соглашение подписано на один год.
Когда появилась возможность отъезда в клубы НХЛ челябинцев Кудинова (в «Нью-Йорк Рейнджерз») и Мальцева (и «Эдмонтон Ойлерз»), то фирма принялась за работу. Скажу сразу: она не решает вопросы по суммам, а отслеживает юридическую сторону вопроса. На сегодняшний день я удовлетворен нашими отношениями.
Хоккейный рынок Европы не гак широк, как это кажется на первый взгляд. В нем ниш не так много. И здесь мы подписали договор-поручение с представлением наших клубных интересов в Западной Европе с Агентством «IG EISHOCKEY UND SPORT INTERNATIONAL» из Лихтенштейна. Агентство уже помогло устроить Игори Федулова, а недавно при его непосредственной помощи нашлась работа за рубежом для Олега Мальцева. Совсем свежий пример сотрудничества: в чешский город Витковице уехал челябинец Сергей Кулев при посредничестве ХК «Трактор» и Агентства.
Для меня лично это немаловажный факт, что наши хоккеисты, как вознаграждение за честный труд, преданность родному городу могут выехать за рубеж не из Москвы, а из Челябинска.
Расскажите, пожалуйста, более подробно о переходах хоккеистов челябинского «Трактора» в зарубежные клубы и связанных с ними проблемами.
Это самый сложный вопрос, очень волнующий нас. Есть несколько причин, почему мы пошли на то, чтобы по-доброму расстаться с ведущими хоккеистами «Трактора». Более того, мы во многом им способствовали, организуя их.
В течение ряда лет команда и играла практически в неизменном составе. В сложившейся хорошей атмосфере в команде (хочется подчеркнуть этот факт?) мы могли сохранить состав и на этот сезон, и, наверное, могли бы претендовать на самое высокое место в чемпионате МХЛ.
Пришло приглашение Игорю Федулову - и как ни тяжело было расставаться с хорошим центральным нападающим и прекрасным человеком - мы дали ему добро на отъезд.
Заслужил право поиграть за рубежом и ветеран команды Сергей Хрущев, который уехал в Словению.
Канадский клуб «Эдмонтон Ойлерз» задрафтовал, как вы знаете, Олега Мальцева. Когда пришло время вести переговоры, к сожалению, выяснилось, то «Эдмонтон» не собирается платить «Трактору» трансферную сумму. Тем не менее мы считаем, что Мальцев заслужил право поиграть за рубежом, где, как вы понимаете, можно прилично заработать. С помощью нашего зарубежного партнера из Лихтенштейна мы в считанные дни решили эту проблему - Олег стал партнером Федулова в швейцарском клубе «Амбри-Пиотта».
Теперь об отъезде Кудинова. Сообщение в «Спорт-Экспрессе», что Андрей Кудинов сбежал из команды - это выдумка. К чести газеты, она сразу же дала опровержение. Мы потеряли ведущего на сегодняшний день центрального нападающего. Распалась тройка, которая была ведущей не только в «Тракторе», но и в Олимпийской сборной России. С другой стороны, переход Кудинова компенсируется тем, что в переговорах с руководством «Нью-Йорк Рейнджерз» нам удалось достичь достойной, на наш взгляд, суммы компенсации (общая сумма трансфера может быть 200 тысяч долларов). Успеху переговоров способствовала компания «VIР SPORTS INTERNATIONAL LIMITED PARTNERSHIP», из Нью-Йорка. Мы оставили право принимать решение по отъезду самому Андрею. Не без серьезных колебаний и сомнений он решил всё-таки попробовать свои силы в НХЛ. Его контракт заключен по системе 2+1, т.е. два года плюс возможность продления контракта еще на один год.
Несомненно, отъезд трех ведущих форвардов скажется на боеспособности команды...
К сожалению, да. Но отпускаем мы ребят не от хорошей жизни. Отъезд игроков - это еще возможность существенно поправить финансовые дела клуба. Нам нужны деньги, большие деньги. Надо оставшимся в «Тракторе» хоккеистам, хоккеистам международного уровня, платить соответствующую их мастерству зарплату. Добавьте к этому лавинообразно возрастающие расходы на переезды, проживание в гостиницах, питание спортсменов, их экипировку. Хочется еще раз поблагодарить руководство Челябинского электролитного цинкового завода, сделавшего совместно со швейцарской фирмой «Евромин» СА команде сногсшибательный подарок - полный комплект хоккейной формы вместе с клюшками, костюмами, кроссовками. Вряд ли нам самим удалось бы собрать средства, чтобы осилить подобную покупку.
А руководство ХК «Трактор» должно смотреть вперед. В следующем году нас ждут очередные потери. Все лучше и лучше играет Сапожников, набирает силу Гусманов, дай Бог понравится Карпов, а все они задрафтованы клубами НХЛ. Словом, тренерам «Трактора» придется начинать, правда не с нуля, но доводить молодых игроков до высшего уровня.
Кого же доводить будут тренеры? Вслед за ребятами 1975 года рождении (Ячменев, Леонов, Кречин, Бойков) за океан сбежали двое ребят 1976 года рождения (Гатиятулин и Лапшин) - все они были игроками юношеских сборных России...
К сожалению, грабители от хоккея принялись за Урал, а точнее, за челябинскую школу хоккея. Сегодня стоит вопрос - стоит ли вкладывать деньги в хоккейную школу ЧТЗ? Когда бесплатно отучившись десять (!) лет, набравшись хоккейного ума-разума, с благословения родителей, парни, не сдав даже дорогостоящей формы, сбегают за океан. Комментарии, как говорится, излишни.
Запретить уехать мы им не можем. Но существует нравственная сторона - благодарность воспитавшей их школе, клубу.
Пока мы только подступаемся к этой проблеме. Думаю, что се надо решать на государственном уровне - лицензировать юных хоккеистов. А параллельно по хоккейным каналам надо заключать соглашения со многочисленными хоккейными лигами за океаном.
Повторяю - проблема очень серьезная. Поймите состояние главного тренера клуба Валерии Белоусова. Он летом был готов к отъезду того же Кудинова, но при этом Белоусов рассчитывал на четверых ребят 1975 года рождения... Они даже приступили к тренировкам, но затем предательски, подчеркиваю - предательски, сбежали. Бог им судья. Мы знаем людей, способствующих их отъезду из Челябинска, но юридически бессильны что-либо предпринять.
Каково финансовое положение ХК «Трактор» сегодня?
У владельца команды «Трактор» - АО «Уралтрак» - сегодня не лучшие времена, однако отношение к команде очень доброжелательное. Нам во всех вопросах стараются идти навстречу. В числе источиков доходов клуба - поступления от спонсоров, рекламодателей.
Как относится к «Трактору» руководство области, города - помогает ли в финансовом плане?
Известные всем областные политические перипетии не давали возможности в полной мере решить наши финансовые вопросы в областных руководящих органах.
Однако зная, что хоккей в Челябинске - спорт номер один, мы надеемся, что «Трактор» забыт не будет, как это было всегда.
«Футбол Хоккей Южного Урала» №39 (60) 01.10.1993


«За работу надо платить!».  
Равиль Гусманов
По поводу ситуации в «Тракторе». Если окажу, что команда развалилась, то буду прав? Как вы считаете?
За работу надо платить. А когда она не оценивается по достоинству, как это происходило в последние годы в «Тракторе», то, естественно, игроки будут уходить. Я считаю, что у нас было очень много приличных хоккеистов. Они, кстати, все патриоты родного города, и никто бы не уехал, если бы здесь были хорошие заработки. Я бы с удовольствием поиграл в «Тракторе». Мне в Челябинске очень нравится. И руководство хорошее, и с начальством отличные отношения. Спасибо им большое за то, что пускают легионеров тренироваться в свои спортсооружения, вообще помогают нам в любых жизненных вопросах, хотя мы уже давно не играем за «Трактор».
На счет предсказаний о том, что «Трактор» скатится на последние места в первенстве МХЛ: думаю, что есть талантливая молодежь, которая поможет команде выкарабкаться.

Павел Лазарев и Олег Давыдов перешли в тольяттинскую «Ладу»
Павел Лазарев
В сезоне 1994/1995 вы стали лучшим бомбардиром «Трактора». Тогда можно было предположить, что скоро команды не будет в элите российского хоккея?
Все произошло очень быстро. В «Тракторе» были проблемы с деньгами, а игрокам поступили хорошие предложения из других клубов. Часть поехала в Магнитогорск, часть в Тольятти. Конечно, всем хотелось зарабатывать. Тогда у нас не было таких бешеных контрактов, как сейчас у хоккеистов. Мы просто дружили между собой и играли в хоккей. Сейчас есть агенты, а тогда их не было. Были звонки и предложения из клубов. Каждый сделал для себя выбор. Игроки разъезжались на более хорошие условия, чем в «Тракторе».
Многие тогда уезжали играть в Америку или в Европу. Почему вы остались в России?
В 1999 году я случайно узнал, что после сезона 1994/95 один из клубов НХЛ был серьёзно заинтересован во мне. Если бы я повторил такой же успешный сезон, может быть, мне бы сделали предложение оттуда. Но я тогда даже не знал об этом. Жили, как в тёмном царстве. Не было агентов, контактов, информации, интернета. Все делалось просто: в раздевалку приходил администратор клуба и говорил: «Так, ребята, контракты подписываем». Мы ни суммы, ни условия не проставляли. Всё было на словах. Марку Винницкому мы доверяли. То, что нам обещали, всегда выполнялось. Мы даже не задумывались об этом.


Олег Давыдов
Не могу сказать за всех, у каждого были свои причины сменить команду, никакого сговора не было, и каждый принимал решение самостоятельно, - говорит Олег. Что до меня, то, получив приглашение от Цыгурова, после мучительных раздумий решился. Почему? Просто в Тольятти на сегодняшний день более классная команда, ставящая перед собой только максимальные задачи. Да и Геннадия Федоровича хорошо знаю по «Трактору», перспектива поработать под его руководством заманчива. В общем, пришло время поменять обстановку.
А материальная сторона дела не сыграла свою роль?
Чего скрывать, «Лада» и в этом отношении выглядит предпочтительнее. Но все же грех жаловаться на условия в Челябинске. Жильем, машиной там обеспечивают. Зарплата, правда, поменьше, но тоже неплохая, к тому же всегда выплачиваемая вовремя. Нет, не из-за денег я ушел. Другое дело, что в комплексе с другими факторами финансовый вопрос говорил в пользу «Лады».
Олег, вы сказали, что хотели бы поработать с Цыгуровым. Можно ли это воспринимать, как противопоставление Белоусову?
Ни в коем случае. Валерий Константинович мне симпатичен и как тренер, и как человек. И ему и президенту клуба Марку Моисеевичу Винницкому я благодарен за все сделанное для меня, для «Трактора».
Олег, вы так спокойно рассуждаете, будто ничего особенного не случилось. Но ведь «Трактор» понес ощутимые потери, которые неизвестно когда удастся восполнить.
Уверяю вас, ничего в самом деле не случилось. Если бы 8 человек из команды за рубеж уехало - никто и внимания не обратил бы. Ведь за два предыдущих года такой путь многие проделали - и все нормально, никакого ажиотажа. А так - сразу разговоры, домыслы...
И все-таки какая участь ожидает теперь «Трактор»?
Надеюсь, все будет в порядке, Челябинск - город с богатыми хоккейными традициями. Растить смену у нас всегда умели. Квалифицированные тренеры готовят квалифицированных игроков, и свято место, как известно, пусто не бывает.


Андрей Сапожников уехал играть в Италию
Андрей, в прошлом сезоне команда выступила не так успешно, как можно было рассчитывать, глядя на послужной список хоккеистов, которые за нее играли, на заявочный состав челябинского «Трактора». И после этого не слишком удачного сезона одновременно 10 хоккеистов, можно сказать, основных, и главный тренер команды покинули ее. И вопрос здесь не в том, что команда стала другой, а именно в том, что же подвигло сразу десять игроков на такой шаг?
Как всегда, финансовый вопрос. Игроки стали возрастные, они играли уже шесть лет. В основном разъехались 25-26-летние. Все уже опытные хоккеисты, которым надо думать о будущем. От «Трактора» они получили только квартиры и машины. Так что ребята поехали зарабатывать деньги и попытаться в другой команде достичь определенных успехов.
Андрей, но ведь за рубежом никто не дает квартиры и машины, их предоставляют только на время, пока хоккеист играет за данный клуб.
Вот он отыграет три сезона в НХЛ (обычно подписывается контракт «2+1») и, думаю, уже сможет заработать деньги на оставшуюся жизнь. Если это хороший игрок (а я думаю, что все хоккеисты, уехавшие из Челябинска, хорошие), то он зарабатывает хорошие деньги. Так что, думаю, они довольны.
Но ведь многие из них, за исключением единиц, не пробились в основные составы клубов НХЛ?
Пробиться, конечно, очень тяжело.
Давай реально смотреть на вещи: играет Карпов, Ячменев (который не был в «основе» «Трактора»), а тот же Кудинов там года провел в фарм-клубе «Нью-Йорк Рейнджерз» и теперь ищет другой контракт. Равиль Гусманов так и не попал в «Виннипег Джетс». То же самое и другие ребята. Конечно, и в фарм-клубах платят деньги. Но все-таки одно дело, когда приезжают туда Могильный, Буре, Сергей Макаров, Ларионов, Фетисов... Ведь не так уж много наших «звезд», играет на приличном уровне в основных клубах НХЛ. Подавляющее же большинство выступает в фарм-клубах, ИХЛ и так далее. Какой смысл уезжать, тем более, что в последнее время и в России «ставки поднялись»?
Это не мне решать. Я играл в IHL это такая же лига, как NHL. Там хоккей еще тяжелее, потому что все ребята бьются за то, чтобы попасть в главную команду. На каждой игре в Америке столько болельщиков, что хочется играть. Едут играть в большой хоккей не только из-за денег, а и для того, чтобы поиграть на высоком уровне. Там остается думать только о хоккее, о жизни думать не надо. А здесь нужно еще решать бытовые вопросы.
Недавно в своем интервью в «Советском спорте» бывший «тракторист» Денис Цыгуров сказал: «Конечно, НХЛ - это здорово. Но, несмотря на то, что мы считаем, что там одни профессионалы, не успеет тренер отвернуться - как «мнимый профессионал» сразу же старается «сачкануть». Практически большинство из них относится к новичкам из Европы как к людям, приехавшим вырывать их зарплату, их место в составе. И фактически там «волчьи» законы.»
Он полностью прав.
Я еще раз хочу подчеркнуть, что российские блага хоккеистам - квартира, машина - стоят денег. И за рубежом все это так просто не дают. То есть человек зарабатывает деньга и только потом покупает. Чем же хуже блага, полученные в России?
В «Тракторе» никогда никого не обманывали. По крайней мере, меня. В «Ладе» (Тольятти) и Магнитогорске все дают бесплатно или с большой скидкой. Но, несмотря ни на что, жизнь за границей в плане быта гораздо легче,
В начале сезона-1995/1996 ты провел турнир в челябинской «Надежде», а затем уехал в итальянский клуб «Fassa Mauri Formaggi». Что представляет из себя этот клуб, хоккейный чемпионат Италии?
Чемпионат Италии неплохой. Например, магнитогорский «Металлург» на европейском «турнире в Словакии проиграл команде «Шимано» (Варезе, Италия), которая заняла в чемпионате Италии четвертое место (мы заняли пятое). Там играют в основном канадцы (15 человек), и они просто забросали магнитогорцев шайбами - 3:4. Четыре команды, я скажу точно, очень неплохие. Команда, за которую я играл, возможно, обыграла бы «Трактор» и с немаленьким счетом.

В магнитогорский «Металлург» ушли Валерий Никулин, Сергей Гомоляко, Вадим Гловацкий, Сергей Пуртов


Валерий Никулин
Валерий, после двойного завоевания бронзы в Челябинске, вы уехали из города. Почему так получилось?
Я не первый ушел. Если бы в команде условия оставались «на уровне», то команду мало бы кто покинул. Что скрывать, жизнь в хоккее короткая, не до 50 лет играем. Надо деньги заработать, семью обеспечить. Раз долго не будешь играть, нужен какой-то задел на будущее, когда закончишь. На одном энтузиазме долго не проживешь.
За это и обвинять грех. Но я заметил, когда на игры против «Трактора-2» приезжал тюменский «Газовик», в котором играет Вячеслав Долишня, то многие болельщики против него злые «кричалки» придумывали. Вас такие встречали?
Нет, у нас же много народу играло из Челябинска. Зрители относились к нам нормально, когда «Трактор» играл на высшем уровне. Понимали: «Трактор» развалился из-за финансовых проблем. Не будь их - играл бы не хуже Магнитки и «Мечела».

Игорь Варицкий уехал в Германию, …
Почему ты решил уйти из «Трактора»?
Ни для кого не секрет, что спортивная жизнь хоккеиста коротка, и ему нужно успеть обеспечить свою семью. Я уехал в Германию, а вернулся сразу в «Металлург». Здесь устойчивое финансовое положение, плюс к тому все мои партнеры играют в «Металлурге». Это моя работа, мне здесь платят деньги, и я работаю.
Александр Шварев в Швецию.

И только Валерий Карпов заиграл в НХЛ в клубе «Anaheim Mighty Ducks».
Валерий Карпов в отличие от многих других российских хоккеистов не бросился по первому зову в объятия заокеанских клубов HXЛ. В чем причина такого неординарного решения игрока челябинского Трактора? - задают вопрос болельщики. Тем более, что Валерий своим агентом был приглашен на драфт HXЛ летом.
Валера, тебе предлагали довольно-таки приличный контракт с задрафтовавшим тебя клубом - новичком HXЛ «Анахаймом Майти Дакс». Но в отличие от других ты не уехал за океан. В чем причина?
Мы с моим агентом - канадским юристом Доном Хорном - считаем эту сумму контракта недостаточной.
Я слышал, что тебе вначале предлагали играть не в «основе», а за фарм-клуб?
Не было такого.
Возможен ли твой отъезд в HXЛ в течение нынешнего хоккейного сезона, не завершив выступления за «Трактор»?
Не исключено, но это зависит от многих обстоятельств.
Вернемся к челябинскому «Трактору». Ты, наверное, в курсе, что Андрей Кудинов, ухавший по контракту в клуб HXЛ «Нью-Йорк Рейнджерз» после пяти игр за «Трактор» в этом сезоне, первые матчи провел в фарм-клубе.
Да. Я считаю, отъезд Кудинова преждевременным. Чисто психологически Андрей не был готов к этому - это мое мнение.

Многие из звездного состава «Трактора» в разное время в конце 90ых играли в магнитогорском «Металлурге», становились чемпионами России, победителями Евролиги, регулярно привлекались в национальную сборную России.



Валерий Белоусов
Согласны с мнением, что, если бы «Трактору» удалось сохранить тот бронзовый состав, через год-два обязательно бы стал чемпионом?
Да, все к этому шло. Команда замечательная была, ребята могли горы свернуть. Жаль, что она распалась. Я просил, умолял чуть ли не со слезами на глазах, чтобы ее сохранили, никто не разбегался, но услышал ответ: «Собирай и воспитывай новых звезд». Так обидно было, подумал: раз в Челябинске не хотят помогать хоккею, а в Магнитогорске горят желанием создать суперклуб, то что я тогда здесь делаю? В итоге я ушел из «Трактора» последним.
Кстати, многие ошибочно Вас упрекают в том, что она развалилась. Мол, это Вы забрали с собой в «Магнитку» едва ли не полсостава «Трактора».
Да, было очень обидно такое слышать. Но в том-то и дело, что я тянул время, надеялся, что в «Тракторе» сохранят команду. А когда ребят стали растаскивать, мне Валерий Постников звонит и удивляется: «Чего ты там, в Челябинске, осел? Нет уже твоей команды, ребята разбежались, чего ждешь? Давай к нам, здесь с ними работать будешь».

Марк Винницкий: «Кто владелец Трактора?»
Марк Моисеевич, каковы сейчас финансы ХК «Трактор» и в каком они состоянии?
Я не думаю, что кто-то бы вам откровенно рассказал о финансовом состоянии своего клуба. А об источниках финансирования, наверное, стоит поговорить. Мы не раз подымали тревогу в отношении того, так уж сложилась ситуация, что уже три года практически команда «Трактор» без хозяина. АО «Уралтрак» - сегодня не в состоянии финансировать команду. Те отчаянные попытки, которые мы предпринимаем в последние годы доя спасения команды - это попытки, связанные с беспрерывным поиском новых источников финансирования. Так долго продолжаться не может. «Грянул гром», ушли хоккеисты и вдруг все заговорили о «Тракторе». Но ведь еще в 1992 году «Трактор» мог бы прекратить свое существование. Это счастье, что удалось тогда найти фирму «Братья Гримм», и челябинский хоккей должен быть благодарен президенту фирмы Владимиру Гаролвдовичу Гримму, который в то время взвалил на себя тяжелое бремя финансирования команды. Начиная с января 1992 года нам удалось решить главный вопрос - сохранить команду. И не просто сохранить, мы создали хоккеистам условия, что они в 1992-м году практически все как один подписали контракты еще на три года. Сейчас контракты закончились, нужны новые деньги, - большие деньги.
Да, мы вступаем в новый сезон, имея определенные деньги. Но долго без хозяина команда высшей лиги существовать не может. Посмотрите на состав участников чемпионата - это прежде всего те команды, за спиной которых стоят богатые предприятия, богатые хозяева. В той ситуации, в которой оказался «Трактор» еще, пожалуй, существует только екатеринбургский «Автомобилист».
Каковы взаимоотношения клуба с мэрией города, с администрацией области?
Мы постоянно обращаемся с просьбами о выделении средств. Передо мной ставят одну задачу чтобы команда существовала, а высоких турнирных задач никто сейчас уже и не ставит. А еще два-три года назад у нас была сильная команда, подымался вопрос о чемпионстве. И, кстати, под это дело выделялись средства. Сегодня прямо сказано: задача - просто сохранить команду. Подождем других времен.
Нам выделены из бюджета области на этот год шестьсот миллионов рублей (до деноминации). Это деньги крайне малые для того, чтобы существовала команда. Все остальное, нам говорят, ищите, зарабатывайте. Но, во-первых, если расценивать хоккейный клуб как экономическую структуру, то наивно полагать, что другие хоккейные клубы зарабатывают деньги на полное содержание команды. Хоккейный клуб - это структура для организации хоккейного дела. Да, когда за спиной предприятие, которое выпускает конъюнктурную или конкурентоспособную продукцию, которая пользуется спросом на рынке, то через хоккейный клуб пропускают эту продукцию. И это называется коммерческая деятельность, которая является завуалированной помощью клубу. Нам никто не дает такой помощи.
Необходимо учесть: в области две команды высшей лиги - Магнитка и «Трактор», поэтому деньги найти сложно. А кроме того, есть же еще и другие виды спорта.
Заканчивая этот вопрос, чтобы читатели все-таки было понятно, каков бюджет для нормального хоккейного клуба на сезон?
Об этом уже не раз везде писали - миллион долларов, минимум.
Переходим к следующему вопросу - об изменениях в команде. Кто ушел, кто пришел?
Об изменениях все знают. Очень жаль, что от нас ушли настоящие хоккеисты, отличные ребята, которые отыграли в Челябинске долгое время. Челябинцы должны гордиться той командой, которая была. Играли ребята, получая значительно меньше, чем в других командах. Жалко, конечно, расставаться с такими хоккеистами.
Взаимоотношения хоккейного клуба, фарм-клуба и школы «Трактор»?
Этот сезон мы начали, честно говоря, с отчаяния создание своего фарм-клуба. Долгие годы у «Трактора» был фарм-клуб - челябинский «Мечел». И это естественно, что он сейчас набрал силу и ведет самостоятельную жизнь. Так было у динамовцев Москвы, скажем, с харьковской командой. Ничего нового в этом нет. Златоустовский «Таганай», миасский «УралАЗ» - у них стоят другие задачи. Им не хочется воспитывать нашу молодежь, им нужны результаты для того, чтобы оправдать свое существование в глазах руководства завода и общественности Златоуста и Миасса. Поэтому от отчаяния (не от того, что деньги появились) мы создали вторую команду в Челябинске - «Надежду», в которую включили ребят 1978-79 годов рождения это чемпионы страны, очень перспективные хоккеисты. Среди них есть уже потери: так Шумаков уже сел на самолет, не рассчитавшись с клубом, и укатил за океан. Остальные играют. Содержать команду будем мы. Мы ее полностью экипировали. На поездки, не такие уж и дальние, деньги найдем.
Что касается школы. Мы как помогали, так и помогаем вполне достаточно, исходя из наших возможностей. Мы стараемся заинтересовать тренеров школы, платим дополнительно к тому, что они получают, назначаем стипендии талантливым ребятам, организуем поездки тренеров для повышения квалификации на просмотры матчей чемпионатов мира, Европы, на молодежный чемпионат мира, организуем матчи команд разных возрастов, их поездки за рубеж. Тренеры школы в течение последних трек лет выезжают для работы в одну из шведских детских школ, туда же едут наши воспитанники. Конечно, хотелось бы сделать значительно больше, но нет денег. Нет их потому, что у команды нет хозяина.
Следовательно «Трактор» и в будущем будет опираться на свою хоккейную школу, не беря игроков из других команд?
Для того, чтобы достичь серьезных результатов, нельзя работать ради принципа: только свои и все. Конечно, надо бы привлекать хоккеистов из других городов. Всегда, даже у самой хорошо укомплектованной команды есть какие-то потребности, скажем, в защитнике или в нападающем. Мы бы сейчас с удовольствием кого-то купили. Да и нет таких больших денег для приобретения хорошего защитника. Ведь что это значит: нужна обязательно квартира, а мы ее не можем обеспечить в настоящий момент даже тем, кто играет в основном составе. Хотя до нынешнего сезона, я должен сказать, что жилищного вопроса в команде не существовало. Нам очень помогал город, и мы приобретали жилье за счет средств клуба. В настоящий момент у нас есть серьезная проблема и в этом вопросе.
Беседовал Игорь Золотарев
Футбол Хоккей Южного Урала №40 (155) 1995 г.

Вместо эпилога

Сергей Николаев
«Я считаю так: для чего щука в пруду? Чтоб караси не дремали. Никто ни у кого ничего не сможет забрать, если вы у себя дома печетесь - конкретно, непосредственно занимаетесь людьми. Никогда от добра никто не ехал. А если вы считаете, что у вас «Клондайк», сами по себе они вырастут даже, если вы не будете ими заниматься. То тогда нечего кого-то винить и догонять. Всё это происходит уже давным-давно. Это было, есть и будет, и никто этого не изменит.»

Источники:
Богуславский Б.М. «Черные и Белые», изд. «Цицеро», - Челябинск, 2013
Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988
Золотарев И. авт.-сост.«50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Дубровин П.В. Полвека в хоккее, литературная запись С.Чернышев, Челябинск, 2012
Еженедельник «Весь Хоккей»
Еженедельник «Футбол Хоккей Южного Урала»