вторник, 15 апреля 2014 г.

Цыгуров Геннадий Федорович

Цыгуров Геннадий Федорович 15.04.1942-14.12.2016




















Челябинск. Защитник. Мастер спорта СССР. Заслуженный тренер РСФСР 1981. Заслуженный тренер СССР 1989.  Воспитанник Авангард (Челябинск, тренер - Захватов С.И.). Игровой номер №16.  За Трактор провел 18 сезонов, более 650 игр, 69 (47+22)
Мужественный, стойкий боец, никогда не жалел себя, полностью отдаваясь интересам команды, обладал сильным и точным броском
Карьера игрока: «Трактор» - 1959/1960-1976/1977
Карьера тренера: «Трактор» - 1977/1978 тренер, 1978/1979-1983/1984 старший тренер, 1987/1988 – 1989/1990, высшая лига - 2005/2006 -2006/2007 главный тренер, КХЛ – 2015-2016 тренер-консультант, СК «Калибр» Челябинск – 1984, «СК им.Урицкого» Казань 1 лига – 1984/1985 – 1986/1987, «Лада» Тольятти 1 лига – 1990/1991, высшая лига, МХЛ, суперлига - 1991/1992 – 1999/2000, ВХЛ - 2011/2012-2012/2013, «Авангард» Омск – 2000/2001 – 2001/2002, «Торпедо» Нижний Новгород высшая лига - 2002/2003, суперлига – 2003/2004, ХК МВД Тверь высшая лига – 2004/2005, «Нефтехимик» Нижнекамск – 2007/2008, «Кристалл» Саратов высшая лига– 2003/2004,  2008/2009-2009/2010, «Сырыакра» Караганда Казахстан - 2010/2011, тренер-методист ДЮСШ «Хоккейная школа им. С.Макарова», юношеская сборная СССР U18 – 1985/1986, молодежная сборная России U20– 1997-1999, cборная России – 1995/1996, 1998/1999-1999/2000 тренер, сборная Казахстана – 2003-2006, 2008 тренер
Достижения игрока: бронзовый призер чемпионата СССР среди молодежи 1959/1960, бронзовый призер чемпионата СССР 1976/1977
Достижения тренера: чемпион мира среди молодежи U20 1998/1999 главный тренер сборной России, чемпион МХЛ - 1993/1994, 1995/1996, обладатель Кубка МХЛ 1993/1994, обладатель Кубка Европы 1997, серебряный призер чемпионата МХЛ 1994/1995, серебряный призер чемпионата России РХЛ 1996/1997 главный тренер «Лады» Тольятти, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2000/2001 главный тренер «Авангарда» Омск, бронзовый призер чемпионата Казахстана 2010/2011главный тренер «Сырыарка» Караганда, чемпион высшей лиги 2002/2003 главный тренер «Торпедо» Нижний Новгород, 2004/2005 главный тренер ХК МВД Тверь, 2005/2006 главный тренер «Трактора»
Введен в Зал славы отечественного хоккея в 2011
Почетный гражданин Тольятти 1995 и Челябинска 2006. Кавалер ордена «Знак Почёта» 1981. Награждён почётным знаком «За заслуги перед Челябинской областью» 2006
Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
Ш
1959-1960
Чемпионат СССР. Класс А*
Трактор
2


0

1960-1961
Чемпионат СССР. Класс А. Подгруппа А
Трактор
17

1
1
4
1961-1962
Чемпионат СССР. Класс А
Трактор
23

2
2
24
1962-1963
Чемпионат СССР. Класс А
Трактор
36


0
16
1963-1964
Чемпионат СССР. Класс А. Первая группа
Трактор
н/д
2

2

1964-1965
Чемпионат СССР. Класс А. Первая группа
Трактор
32
2
1
3
10
1965-1966
Чемпионат СССР. Класс А. Вторая группа
Трактор
48
10

10

1966-1967
Чемпионат СССР. Класс А. Вторая группа
Трактор
44
8
4
12
22
1967-1968
Чемпионат СССР. Класс А. Вторая группа
Трактор
41
4
3
7
26
1967-1968
Кубок СССР
Трактор
1


0

1968-1969
Чемпионат СССР. Первая группа.  Предварительный турнир
Трактор
22
1

1


Финал за 7-24 места
Трактор
58
6

6

1969-1970
Чемпионат СССР. Класс А. Первая группа.  Первая подгруппа
Трактор
38
4

4

1969-1970
Кубок СССР
Трактор
1


0

1970-1971
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига.
Трактор
38
2

2

1970-1971
Кубок СССР
Трактор
2


0

1971-1972
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига.
Трактор
32
2
3
5
14
1971-1972
Кубок СССР
Трактор
2


0

1972-1973
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига.
Трактор
26
1

1
24
1972-1973
Кубок СССР
Трактор
4

1
1

1973-1974
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига.
Трактор
32

2
2
8
1973-1974
Кубок СССР
Трактор
2


0

1974-1975
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига.
Трактор
35
1
2
3
22
1975-1976
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига.
Трактор
36
2
1
3
10
1975-1976
Кубок СССР
Трактор
7


0
4
1976-1977
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига.
Трактор
35
2
2
4
10
Всего за Трактор


650
47
22
69
194

*По двум сезонам нет достоверных данных по количеству проведенных игр.
            

Вторым «бригадиром» в челябинском «Тракторе» после Столярова стал Геннадий Цыгуров, ныне главный тренйр тольяттинской «Лады». В столичных Лужниках на раскатке волжского суперклуба перед матчем с московским «Динамо» попросил Геннадия Федоровича вспомнить о былых годах в челябинском «Тракторе».
Вспомните, каков был Цыгуров-игрок?
Я был игроком среднего класса. Если бы я был игроком более высокого класса, то, наверное, играл в Москве. Все выдающиеся хоккеисты уезжали с периферии в Москву. Хочу сказать, что искренне любил и люблю хоккей, и все, что было в моих силах, пытался отдать любимой команде. Думаю, что при благоприятном стечении обстоятельств, если бы не было тренерской «чехарды», были бы высокие цели со стороны руководства, многие хоккеисты «Трактора», и я в том числе, еще прибавили в игре. Кострюков «раскрыл» многих наших ребят.
Как вы оцениваете свои положительные стороны как хоккеиста?
Мы все считали себя игровиками, а не просто разрушителями атак. Думаю, никто не упрекнет меня, что струсил, смалодушничал в игре. Подставить себя, выручить товарища в трудный момент - этого «Трактору» не занимать. Все, что мог, я отдавал команде, хоккею...
В то время болельщики кричали: «Бригадир вышел на поле...»
Так получилось, что Виктор Иванович Столяров в свое время был рослый, и у него была кличка «Бригадир». А мне как бы передали эстафету: в 1965 году, когда развалилась команда и многие уехали, то я практически остался самым старшим (23 года), капитаном команды. Это было не оскорбительное прозвище - оно налагало ответственность.
В чем вы были сильнее: в броске, в обыгрыше соперника...
Сказать, что у меня был сильнейший бросок, не могу. Но обученность была на высоком уровне. И не только у меня, у всех ребят. Считаю, катался неплохо, по воротам мог бросить, пас отдать, единоборство выиграть. Поэтому говорить о каком-то одном сильном качестве не стоит.



Запомнилось что-то курьезное в вашей карьере?
Курьезным и радостным можно считать гол в Челябинске рижским «динамовцам» - вратарю Василенку. Его называют «бронзовый гол Цыгурова». (От этого матча во многом зависело быть «Трактору» бронзовым призером чемпионата страны или не быть. Игра была на редкость упорная, счет равный. И тут в самой безобидной ситуации, когда никто и не ожидал, Цыгуров от синей линии делает бросок, и за воротами рижан загорается красный свет. Шайба ветерана внесла перелом вход матча. Это была последняя шайба Цыгурова в чемпионатах страны - прим. автора).
Второй, а вернее первый, произошел в начале моей карьеры (1961-62 гг.). Бросок - шайба прошла мимо вратаря Никонова, который бросился в одну сторону. А я лег под шайбу, она попала мне в спину, и я вместе с шайбой вкатился в собственные ворота.
Что вы считаете основным в вашей тренерской методике?
Справедливость, не обманывать спортсменов. Я считаю себя тренером- диктатором, очень жестким, порой чрезмерно. Но когда требует обстановка, вызвано необходимостью, отличаюсь справедливостью. Я могу очень жестко обойтись со спортсменом, однако никогда его не даю в обиду. Быть добреньким очень хорошо, даже легко, а быть справедливым - очень тяжело.
Что вам запомнилось, когда работали главным тренером «Трактора»?
В 1978 году, когда меня назначили главным тренером, все ребята, с которыми я играл, помогли мне стать тренером, задержаться в команде. Я понимал, что в любой момент в той обстановке, пойди они в обком или горком КПСС и пожалуйся - меня могли убрать. Я благодарен своим товарищам, с которыми был на поле, что они мне помогли. Это то хорошее, что запомнилось.
А в период с 1987 по 1990 годы мне запомнилась несправедливость челябинских руководителей хоккея, которые «помогли» мне уйти из команды...
Игорь Золотарев. Сентябрь 1997 г.
Золотарев И. авт.-сост. «50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-Челябинск, 1997


Дорогой читатель! Хоккейная команда «Трактор» всегда гордилась своими воспитанниками. Среди них видное место занимают люди, которые оставили яркий след в становлении коллектива, а особенно выделяется Геннадий Фёдорович Цыгуров. В своё время замечательный рассказ о выдающемся хоккеисте и тренере написал спортивный журналист Алексей Дубинин. Мы позволим себе воспроизвести его рассказ почти полностью.

Кредо Цыгурова
Память услужливо отматывает назад время, точно метры видеопленки.
22 марта 1993 года. В Тольятти перед телевизором собралась семья Цыгуровых. Днём раньше «Лада», возглавляемая Геннадием Фёдоровичем, вторично переиграла московские «Крылья Советов» и вышла в финал чемпионата. Мощное
давление столичных хоккеистов пришлось выдержать обороне волжан, где играл Денис Цыгуров.
Второй финалист определялся в матче динамовцев Москвы и челябинского «Трактора», трансляцию которого они наблюдали.
Излишне говорить, за кого болели отец и сыновья Цыгуровы! 17 сезонов отыграл в «Тракторе» Геннадий Фёдорович. И ещё ю возглавлял челябинскую ледовую дружину мастеров. В хоккейной школе «Трактора», одной из лучших в стране, начинали спортивную карьеру его сыновья Дмитрий и Денис.
Они болели за земляков, вполне осознавая всю силу «Трактора». Сойдись тогда в финале уральцы с «Ладой», шансов у них было бы больше!
Поначалу челябинские хоккеисты контролировали игру, вели в счёте. Катастрофа наступила в начале третьего периода, когда динамовец Карповцев восстановил равновесие - 3:3. А буллиты - это рулетка. И в той рулетке повезло москвичам.
Тяжело вздохнув, Геннадий Цыгуров выключил телевизор. Только и сказал: «Какая несправедливость судьбы!»
А ребята не могли сдержать слёз...
* * *
Все, кто знал Геннадия с юных лет, отмечали вполне сформировавшиеся «взрослые» черты характера - серьёзное отношение к любому делу, обострённое чувство справедливости, ответственность. Именно ответственность заставила подростка «по блату» (!) поступить на работу не куда-нибудь, а в кузнечный цех ЧТЗ.
Кузница требует немалой выносливости. Жаром пышут нагревательные печи, от ударов мощных молотов содрогается земля, постоянный сквозняк от шумно работающих вытяжек.
А после работы - на футбольное поле или лёд. И как будто не бывало усталости. Летом ли, зимой - межсезонья молодые ребята не знали. Уже тогда Геннадий выбрал себе нелёгкое амплуа игрока обороны.
Семья Цыгуровых жила на седьмом участке, дома которого обступали ледовый стадион ЧТЗ. Рядом жили известные игроки «Авангарда» - «Трактора» Владимир Каравдин, Николай Захаров, Рудольф Документов, Владимир Мурашов. Подрастали и будущие партнёры Геннадия.
Самые яркие воспоминания детства: стадион в день матча, окружённый конной милицией, с забитыми до отказа трибунами. Знаменитые имена, повторяемые на все лады: «Бобров», «Гурышев», «Уваров», «Шувалов», «Мкртычан». Надо было обладать немалой изворотливостью и искусством, чтобы пробраться на трибуны.
Конечно, не стать спортсменом Геннадий не мог.
В «организованный» хоккей он пришёл довольно поздно - в 14 лет. До того безоглядно увлекался футболом. Играл вместе с Шубиным, Копейкиным. «Уральский дед» - футбольный тренер Самарин, отдавая должное мастерству «последнего» защитника, настойчиво звал Цыгурова в основной состав челябинского «Локомотива».
Но тот предпочёл шайбу.
Недолго поиграв в «молодёжке», Геннадий был включён в команду мастеров.
На сборах в Киеве главный тренер «Трактора» Сергей Захватов подвёл новичка к знаменитому капитану Владимиру Каравдину: «Вот тебе молодой парень. Поучи его...»



Один из лучших бомбардиров челябинской команды, Владимир Петрович Каравдин стал в те времена играть в обороне. Цыгурову нравились деликатность и терпеливость большого мастера. Он с интересом присматривался к мягкой, техничной игре наставника - хорошего конькобежца и отличного акробата.
Меня Каравдин наставлял так, - вспоминает Геннадий Фёдорович. - «Вот ты поиграешь с шайбой, дай мне поиграть».
Цыгуровская манера на льду неброская, но полезная, - считает Владимир Каравдин. - Он был надёжен, всё делал вовремя, видел игру на несколько ходов вперёд.
Среди мастеров тех лет именно Каравдина и Владислава Смирнова Цыгуров называет в числе отличных хоккеистов. А тренера Столярова отметил как одного из самых вдумчивых квалифицированных тренеров, подлинного наставника, не уважать которого невозможно.
Геннадий появился в «Тракторе» в период мучительной смены поколений. Уходили признанные мастера 50-х. На их местах начинала играть молодёжь, которую ещё надо было обкатать. До сих пор он помнит первый сыгранный в составе «Тракторе» матч с московскими динамовцами. Челябинцы тогда уступили 2:3. А партнёром Цыгурова по обороне в том матче был Ржанников.
Затем ему пришлось играть в паре с Шабуниным, Устиновым, Толстиком. Он строго выполнял защитные функции, отличался игровой дисциплиной. С более агрессивными партнёрами становился надёжным стоппером. Но нередко и сам начинал атаку быстрым проходом к синей линии и диагональным точным пасом. Впрочем, бросать Цыгуров тоже умел. И подчас, ведя за собой товарищей, забивал переломные шайбы.
И всё-таки не только за дисциплину и добротную игру уважали его товарищи, но и за человеческие качества. Серьёзность и организационный талант вскоре создали ему прозвище «Бригадир» - ещё до того, как Геннадий надел капитанскую повязку.
Он всегда отличался чутким отношением к людям. Мог отказаться от предоставленной квартиры, очереди на автомашину, если считал, что товарищу по команде это нужнее.
И ещё одно. Зная Цыгурова более четверти века, всегда поражался его внутренней культуре.
Обладающий громадным трудолюбием, Геннадий Цыгуров - подлинный фанат хоккея. О любимой игре он может говорить 24 часа в сутки.
Перед играми в составе мастеров, - вспоминает младший брат Геннадия, Аркадий Фёдорович, - он плохо спал, переживал всё... Ну а тренером стал - тем более. Разбирает предстоящий матч в уме, беспокоится, всё ли предусмотрел.
Нередко его видели с книгой в руках. Геннадий читал много, в том числе и специальную методическую спортивную литературу. Друзья-ветераны уверены: к началу тренерской деятельности Цыгуров теоретически был вполне подкован.
Тренерская доля... Как летит время! Вот тебе уже и тридцать. Партнёры и знакомые величают ветераном. Именно в тридцать ему впервые предложили заняться тренерской работой. Но требовательный к себе Цыгуров отказался, посчитал, что не готов.
Велика преданность Геннадия родному клубу. Когда в середине 60-х «Трактор» покинул Высшую лигу на три сезона, из команды ушли многие игроки, чтобы продолжать выступления в других клубах эшелона сильнейших. Сватали и Цыгурова в свердловский «Автомобилист». Но Геннадий остался в Челябинске, деля с товарищами и трудные годы, и время подъёма команды.
Ну а вскоре в клуб пришёл новый старший тренер, великолепный специалист Анатолий Михайлович Кострюков. Во многом именно его работа вдохнула в челябинский «Трактор» уверенность в своих силах, укрепила стремление побороться за высокое место.


Естественно, сильный защитник, да ещё пользующийся уважением капитан нужен был новому наставнику позарез.
И вновь покатились чередой матчи, запоминающиеся и не очень, заброшенные шайбы.
Но всё-таки одна шайба, один матч наиболее памятны Цыгурову и тысячам челябинцев.
Приближался к финишу сезон 1976/1977 года. Спад в игре «Спартака» и откровенная слабость «Крыльев Советов» сделали вакантным место на пьедестале почёта. На него претендовали «Трактор» и рижские динамовцы.
Событие не рядовое! В те времена немосковской команде стать призёром чемпионата было невероятно сложно. До «Трактора» этого добивалось однажды горьковское «Торпедо» (2-е место), дважды бронзовые награды доставались Воскресенскому «Химику» и один раз - ленинградским армейцам, которых тренировал Николай Пучков.
После ряда побед обоснованность претензий челябинцев стала очевидной.
И вот решающий матч с рижанами в Челябинске. Динамовцы впереди - 2:1. Цыгуров подбирает отскочившую шайбу. Но за ней устремляется здоровенный Хатулев, несомненно перспективный рижский хоккеист, впоследствии дисквалифицированный пожизненно за откровенное хулиганство на льду.
Цыгуров успел мощно бросить шайбу в сторону рижских ворот. И в этот момент Хатулев настиг его. Перегнул через борт, ударил в шею.
Когда Геннадий поднял голову, все болельщики стояли на ногах. Ничего, кроме рёва трёх тысяч глоток, не было слышно.
Переведя взгляд на ворота рижан, он увидел прекрасного голкипера Михаила Василёнка, уныло выгребающего шайбу из сетки.
Это был переломный момент матча. Несколько минут спустя динамовцы сносят Белоусова. Судья, не колеблясь, назначает буллит.
Никогда не забуду глаз Валерия, когда он рвался к шайбе: «Я! Дайте мне! Я сам!» - словно вновь переживает те мгновения Цыгуров. - Буллит он реализовал блестяще. А затем четвёртую шайбу забил Анатолий Махинько.
Достойно, бронзовой медалью чемпионата СССР завершил игровую карьеру 35-летний Геннадий Цыгуров.
Следующий сезон он работал ассистентом старшего тренера Кострюкова. А в 1978 году Анатолий Михайлович объявил о решении вернуться в Москву и порекомендовал Цыгурова в качестве главного наставника «Трактора».
Геннадий продолжал сомневаться, но Кострюков прямо заявил: «Знаешь, это от Бога. Или дано, или нет...»
Кажется, в «Советской России» была напечатана фотография ледовой тренировки «Трактора» с новым тренером. Подпись гласила, что самобытный челябинский клуб возглавил молодой специалист Цыгуров.
И пришло признание. Уже через год. Да ещё из каких уст!
В июле 1979 года хоккейная общественность Челябинска была взбудоражена: в город приехал мэтр советского хоккея Анатолий Владимирович Тарасов! Зал парткома ЧТЗ был забит, что называется, «под завязку». Бесстыдно воспользовавшись журналистской привилегией, мы примостились в первом ряду. Тарасов анализировал положение дел в отечественном хоккее, рассказывал, заочно полемизируя со специалистами Канады, Чехословакии, Швеции. Не помню, по какой причине он обратился к сидящему рядом Цыгурову со словами: «Ты уже доказал, что ты - хороший тренер!». Не скрою, мы раскрыли рты. Такие комплименты крутоватый Анатолий Владимирович никогда не раздавал кому попало!
В этот день Цыгуров не досидел до конца встречи - уехал на тренировку, предварительно пригласив Тарасова. И вот, набившись в парткомовскую «Волгу», мы отправились следом - во Дворец спорта «Юность». Наблюдая ледовые занятия «Трактора», выдающийся теоретик и практик хоккея, старший тренер сборной страны не мог усидеть на месте. Выпросив у меня авторучку, он то и дело писал на листках бумаги новые упражнения. Затем вскакивал и бежал к борту, невзирая на грузную фигуру. Что-то советовал, предлагал Цыгурову. Именно в такой момент наш фотокорреспондент Виктор Басков запечатлел обоих тренеров. Через 17 лет, глядя на этот снимок, ставший историческим, Геннадий Фёдорович скажет: «Вот это была школа!»



В том далёком сезоне «Трактор» занял седьмое место. Но его заняла уже абсолютно новая команда. В ней осталось всего восемь игроков «бронзового» состава. В воротах всё ещё играл Леонид Герасимов. Но его с успехом подменял молодой Виктор Королёв. Рядом с опытнейшим Николаем Макаровым в обороне появились самоотверженный Тимофеев, цепкий Иконников, мощный Сидоренко, юный Парамонов. А в линии нападения, в центре первого звена, между «грандами» Белоусовым и Езовских встал талантливый Слава Быков. Ряд матчей сильно провёл Николай Суханов, заиграла молодёжная тройка Сергей Лапшин - Анатолий Рожков - Владимир Бухарин.
Сезон 1980/1981 года стал одним из самых удачных в истории «Трактора». Челябинцы дважды дома одолели столичных динамовцев. Но наиболее острые отношения сложились у южноуральских мастеров с чемпионом страны - ЦСКА, ставшим тогда суперклубом, собравшим под знамёна самых лучших хоккеистов СССР.
Откровенным скандалом закончился первый челябинский матч с армейцами 20 октября. За несколько минут до конца встречи счёт был 2:2. В сутолоке у ворот «Трактора» шайба попадает в ногу кого-то из армейцев и влетает в сетку. Назначенный на матч судья республиканской(!), а не всесоюзной категории, рижанин Кузнецов разводит руки в стороны: гол не засчитан. В следующий момент его окружают игроки ЦСКА, требуя засчитать взятие ворот. Могучие Фетисов и Дроздецкий напирают на совершенно растерявшегося арбитра. Зачем-то судья подъезжает к скамейке ЦСКА. Багрово-красный от ярости, главный тренер армейцев и сборной страны Виктор Тихонов что-то кричит ему. Мы понимаем, что Тихонов в те времена был всесилен.
И судья... отменяет своё решение. Испугался!
Теперь уже возмущены челябинские игроки и болельщики. На лёд летят скомканные программки, которые хладнокровно отметает своей клюшкой вратарь ЦСКА Третьяк. Трибуны скандируют: «Позорники!» и «Не играть!»
Геннадий Цыгуров, взяв у кого-то из игроков клюшку, выбрасывает её на лед, вновь подзывает к себе хоккеистов «Трактора». Матч был доигран при счете 2:3, а Цыгуров за «нагнетание страстей» получил выговор из Москвы. О Тихонове и его действиях, понятно, и речи не шло.

Л.Устинов празднует заброшенную шайбу. Г.Цыгуров на фото слева

Следующую игру соперники провели в Москве. Ведя 4:1, армейцы еле-еле свели матч вничью - 4:4. Блеснул в той встрече Валерий Белоусов.
А ещё через месяц могучий ЦСКА потерпел в Челябинске поражение со счётом 0:2. Главный арбитр уверенно контролировал ход игры и раз за разом посылал на скамью штрафников лезших в драку армейцев. Третьяк не смог отразить дальний бросок Николая Макарова и стремительный проход Николая Суханова. «Трактор» занял четвёртое место, а Николай Макаров был призван под знамена первой сборной, стал чемпионом мира и заслуженным мастером спорта.
Однако в начале следующего сезона Цыгуров обнаружил, что начисто ограблен!
В ЦСКА отправился «примерять армейские сапоги» Вячеслав Быков, в Ригу уехал Олег Знарок. Но самое крупное «кровопускание» «Трактору» устроил ленинградский СКА! Передав московским одноклубникам ведущих игроков, питерцы решили «заделать пробоины» Мыльниковым, Жуковым, Власовым, Парамоновым и целым звеном Лапшин - Рожков - Бухарин. Действовали просто: призвали в армию - и баста.
Такой откровенный грабёж вызвал взрыв возмущения в Челябинске. В Федерацию хоккея страны отправились письма, подписанные депутатами Верховных Советов СССР и РСФСР. А Геннадий Фёдорович поехал в Москву к земляку, заведующему одним из отделов ЦК КПСС Евгению Тяжельникову.
Вот кто действительно радел об отечественном хоккее, - подчеркивает Цыгуров.
Благодаря вмешательству Тяжельникова удалось вернуть в «Трактор» Рожкова и Бухарина.
Как-то самарский журналист задал Цыгурову вопрос: «Когда вы впервые ощутили несправедливость Москвы, «обчищающей» периферийные клубы?»
В детстве, - сразу же ответил Геннадий Фёдорович. - Помню, как на лёд стадиона ЧТЗ в составе москвичей вышел Виктор Шувалов. Что тут началось! На лёд посыпалась старая обувь, и полетели огромные чёрные дохлые крысы. Люди кричали: «Предатель!»
Исход же игроков из «Трактора» в 80-е годы принял угрожающие размеры. Столичные вояжёры, ссылаясь на «интересы сборной», заявляли, что настоящим-де мастером можно стать исключительно в московских клубах. Что такое возможно в провинции, вряд ли имело смысл оспаривать - нестоличным командам этого просто не давали сделать. Принцип был ясен: пополнить основу своих клубов и одновременно ослабить потенциальных соперников.



Но затем в Горьком (вслед за несговорчивым Коноваленко) появилось звено Ковина. И уже в 90-х тот же Цыгуров на примере «Лады» и вовсе доказал: не надо быть игроком московской команды, чтобы стать великим мастером, не надо клубу иметь столичную прописку, чтобы завоевать титул чемпиона страны.
А тогда Геннадий горько шутил, что команда до Нового года комплектуется и лишь затем начинает играть. Цыгуров находил резервы в собственной школе «Трактора»: ребята проходили обкатку в «Металлурге», ставшим по сути фарм-клубом первой команды Челябинска. Благо старший тренер «металлургов» Пётр Дубровин хорошо понимал положение. Несколько месяцев спустя после прихода в «Трактор» молодого пополнения наигрывались варианты. Тем временем на ветеранов - опытных игроков, падала двойная нагрузка. Ибо нередко Цыгурову приходилось играть тремя защитниками всю встречу!
Разговаривая с хоккеистами-новобранцами тех лет, я мог представить себе, какая дружная атмосфера царила тогда в команде. Молодёжь жадно училась у Макарова, Шумакова, Владимира Лапшина, которые становились для них примером на всю спортивную жизнь. Поддержка ветеранов в то время здорово помогла Цыгурову. «Наверное, после жёсткого Кострюкова им импонировал мягкий Цыгуров», - смеётся Геннадий Фёдорович. Мягкий? Ну уж нет!
В начале сезона 1983 года я поехал на одну из первых ледовых тренировок «Трактора» во Дворец спорта «Юность». По заданию редакции требовалось осветить подготовку к новому сезону.
Вступив под гулкие своды зала вспомогательного катка, я услышал раскаты цыгуровского голоса. Без труда уловил причину. Несколько молодых новобранцев «Трактора» почувствовали себя уже королями и опоздали на тренировку. Геннадий Фёдорович без обиняков заявил, что в следующий раз попросту укажет нарушителям на дверь.
Зато крепкая дисциплина, в том числе игровая, нередко оказывалась решающим фактором в сложных ситуациях. Часто болельщики наблюдали, как «Трактор» быстро менял не оправдывавшую себя тактику игры. К примеру, не даёт результата персональная опека. Команда тренера - и игроки дружно начинают действовать в откат: заманивают соперника в свою зону, а затем быстро контратакуют.
А сколько раз Цыгурову приходилось по ходу какого-нибудь матча ломать этакое благодушие хоккеистов, когда вчистую, казалось бы, выигранная встреча оказывалась на волоске!
Случилось такое в игре с ленинградским СКА, когда ко второму перерыву «Трактор» вёл 7:0. Тренировавший тогда ленинградцев Игорь Ромишевский перекроил звенья, кое-кого посадил на скамейку запасных. И вот уже в ворота полностью уверовавших в победу челябинцев влетает четыре шайбы!
Геннадий Фёдорович ввёл в бой Михаила Природина, раз за разом посылал на лёд разыгравшегося Тимофеева, и «Трактор» всё же добился перевеса в пять голов.
И всё-таки эти «до» и «после» Нового года пока оборачивались для челябинцев местом в середине турнирной таблицы высшей лиги. Можно только догадываться о чувствах Цыгурова, когда он показывал мне на тренировке молодого Женю Давыдова: «Талантище! - И тут же вздыхал: - Заберут...»
Уверен, если бы Геннадию не мешали, если бы дали хоть немного стабилизовать состав - восхождение «Трактора» состоялось бы гораздо раньше начала 90-х годов.
Увы! На рубеже 1983/1984 годов Цыгуров не по своей воле покинул команду.
В те времена, входя в совет спортклуба ЧТЗ, я присутствовал на многих его заседаниях. Помню и то самое, непонятное. Пожурили тренера, покорили, покачали головами. Но, ручаюсь, ни о какой отставке главного наставника «Трактора» и речи не шло. Мы через несколько дней были просто ошарашены решением Москвы, не посчитавшейся с нашим мнением. Геннадий Цыгуров «отлучался» от команд, с него снималось звание заслуженного тренера РСФСР. Так и осталось неясным, за что? Тогда, к вящей радости татарских любителей хоккея, он отправился «поднимать казанскую целину». Результат не замедлил сказаться. Команда спортивного клуба имени Урицкого (будущий «Ак Барс»), которую считали откровенными «хоккейными задворками», внезапно начала играть в агрессивном, атакующем ключе и зашагала вверх по турнирной лестнице семимильными шагами. Сегодня, глядя на действия неоднократного чемпиона России, «Ак Барса», отдавая должное громадной работе Юрия Моисеева, а теперь Зинэтуллы Билялетдинова и других наставников, нетрудно увидеть ростки, посаженные цыгуровской рукой.


Он отсутствовал в Челябинске примерно три с половиной года. Его пригласили вновь, когда дела в «Тракторе» пошли совсем неважно. Глупо обвинять в этом старшего тренера Шустова. Умный, мягкий, интеллигентный Анатолий Николаевич был чужд каких-либо закулисных интриг. Не имел он, образно говоря, кулаков - отбиваться от недругов. При этом квалификацию его как хоккейного специалиста никто (из понимающих людей) под сомнение не ставил. Не случайно, формируя «челябинский десант» в Тольятти, Цыгуров обратился именно к нему.
Недолгим оказалось предпоследнее появление в «Тракторе» Геннадия Цыгурова. С 1990 года Цыгуров и «Лада» стали неразделимы.
Тольяттинский клуб тогда по уровню мастерства был далёк эталонов, к которым привыкли челябинцы. Ни импровизации, ни технической выучки. Когда такое увидел тот же Шустов, он просто испугался:
Ты куда меня привёз?!
На что Цыгуров спокойно ответил:
Для того тебя и пригласили, чтобы настоящих мастеров воспитать!
Впоследствии Геннадий Фёдорович уже вовсю черпал резервы из фарм-клуба «Лада-2», который возглавлял Шустов. Тольяттинский клуб уже может предложить воспитанников и другим командам, в свою очередь максимально сократив число приглашённых извне. Это признак наличия собственной школы, без которой полноценный хоккейный клуб невозможен.


Но прежде всего челябинцы Цыгуров, Михалёв, Киселёв, Шустов определили игровой почерк будущей «Лады»- чемпиона. Это близкий им техничный, игровой, комбинационный стиль.
Однако первоначально «Лада» комплектовалась из приглашенных. Как-то я задал вопрос Цыгурову про такую ситуацию. Геннадий Фёдорович привык работать в основном с доморощенными игроками, а потому патриотически настроенными.
Но он только улыбнулся тогда:
Сам Тольятти насчитывает едва три десятка лет существования. Город и огромный завод возникли на пустом месте. Так почему же ВАЗ может приглашать к себе квалифицированных специалистов, а мы сильных игроков не можем? К тому же тем, кто впоследствии определил лицо команды, было всего- то лет по 12! Это потом появились Шиханов, Числов, Буцаев- младший и многие другие. Но даже при полном «домашнем» комплектовании сильного коллектива один-два приглашённых выдающихся игрока не помешают. Один-два, но не все! Вспомните, как из всех команд собирали сильнейших в суперклуб ЦСКА.
Помню. И уверен, что именно с этим фактом связан проигрыш нашей сборной «золота» в Лейк-Плэсиде в 1980 году. Просто разучились армейцы бороться в матчах внутреннего чемпионата, вот и уступили американским студентам. Дома- то победы легко давались, а здесь ещё и биться надо!
Но вернёмся к «Ладе». Мне приходилось беседовать с магнитогорскими хоккеистами, московскими динамовцами, игроками двух челябинских команд и других клубов Суперлиги. Так вот, когда речь заходила о «Ладе», все, словно сговорившись, повторяли одну и ту же фразу: «Против них очень трудно играть. Они такие дисциплинированные...»



Уж это точно. Где бы ни тренировал Цыгуров, дисциплина - его визитная карточка, краеугольный камень, его кредо. Такую черту главенствующей он привнёс и в «Ладу».
В начале 90-х годов произошла глобальная переоценка ценностей в отечественном хоккее. Всё большее число легионеров стремилось за океан или в Европу. Взаиморасчёты между российскими командами за сильных игроков стали исчисляться денежными суммами, а не абстрактными зачётными очками. Теперь уже нельзя было запросто призвать приглянувшегося мастера в армию или МВД (то есть в армейский или динамовский клуб). Хочешь заполучить - плати!
И в этой перестройке первыми обрушились столичные «суперклубы». Хуже всего пришлось ЦСКА, который, выгребая из провинции уже готовых мастеров, сильно запустил собственную школу. А как теперь стабилизировать состав, как побеждать, если сильнейшие уже в Национальной хоккейной лиге?
Геннадий Фёдорович уважал и уважает Виктора Тихонова, тренера-новатора, впервые начавшего использовать четыре пятёрки, действуя по ходу встречи в различных тактических ключах. Но когда Цыгуров на одном из заседаний услышал
сетования этого маститого специалиста о трудностях комплектования в связи с отъездом игроков за рубеж, то не мог не рассмеяться:
Мы это уже проходили! Только работали не на НХЛ, а на Москву!
Новые времена - новые взаимоотношения с игроками. Материальное выходит на первый план. С одной стороны - хорошо. Спортивный век недолог, спортсмен отдаёт массу сил и здоровья. Значит, контракт, жильё, зарплата. Всё чётко и определённо. Ему создаются все условия, если он подходит клубу. Но сам-то спортсмен тоже должен ценить то, что для него делается, помнить, кто его воспитал! А то нередко за большей суммой исчезает признательность по отношению к собственному клубу, да и вообще к родной стране.
Геннадий Цыгуров и в новых отношениях ценит принципиальность и честность. Подходит игрок или нет - руководство должно заранее предупредить его. С другой стороны - согласен хоккеист играть именно здесь или планирует поискать другой клуб - то же самое: сообщи заблаговременно.
Нередко из-за того что Геннадий Фёдорович противился чрезмерной материальной опеке игроков, его укоряли: «Вы жадный».
А я и сейчас считаю: недокормить лучше, чем перекормить, - резюмирует он. - Сытость вызывает брезгливость. Теряется стимул для игрока. Он должен показать абсолютно всё, что может, перед болельщиками выложиться до конца.
В любой команде, где бы он ни работал, Цыгуров стремился привить хоккеистам чувство максимальной ответственности перед людьми, пришедшими посмотреть красивую игру. Внушает: «Не они для нас, а мы для них!» А потому болельщики «Трактора» и «Лады», «Авангарда» и нижегородского «Торпедо» радовались успехам своих любимцев и огорчались их неудачам.


Всего за четыре года, правда, за четырёхлетие напряжённой работы волжский клуб стал первым немосковским клубом, выигравшим чемпионат страны. Триумф в Тольятти был неописуем! Но это стало событием и для всего российского хоккея. Через сезон «Лада» повторила успех.
Статистика налицо: из 50 проведенных до 1996 года чемпионатов страны 48 раз побеждали столичные клубы и дважды - «Лада».
После долгого перерыва журналистская планида свела меня с Цыгуровым лишь в октябре 1996 года.
Нет, не как тренера команды-чемпиона и одного из наставников сборной страны расспрашивал я Геннадия Фёдоровича, а как игрока и специалиста, наблюдающего хоккей более тридцати лет и тонко чувствующего все нюансы развития игры.
Конечно, такая беседа не могла занять короткое время, и Цыгуров предложил мне сопровождать «Ладу» из Челябинска в Магнитогорск, то есть после матча с «Трактором» - на игру с «Металлургом». В автобусе мы проговорили четыре часа.
Многое высказал тогда Геннадий. Во-первых, он подчеркнул: хоккей, да и спорт вообще, - зеркальное отражение экономических и социальных отношений в стране. В России перестали заботиться о своём здоровье. Поездив по Старому и Новому Свету, Цыгуров сетовал на то, что во многих странах перенимают разработанные в России методики оздоровления, массовой физкультуры. А у нас растёт генетически нездоровое поколение. Он вспоминал, что в Лос-Анджелесе вдоль океана проложены две дорожки: одна - для велосипедистов и любителей роликовых коньков, другая - для бегунов. «Представь себе, бежит молодая мама и впереди себя катит коляску, где восседает этакая кроха, получает заряд свежего воздуха, в то же время и маме не мешает делать моцион. А у нас? Во дворах, где мы самозабвенно гоняли мяч и шайбу, теснятся гаражи. Зелёная трава газонов заливается асфальтом под автостоянки».
Очень тепло отзывался Геннадий Фёдорович о самоотверженных тренерах хоккейных ДЮСШ: «Пока развивается детский и юношеский хоккей - положение ещё не проигрышное. Ну а поддерживать молодёжный хоккей на международном уровне - Цыгуров, Михалёв поддерживают лично. Сборная России регулярно завоевывает первое-второе места на мировых первенствах».
Вновь и вновь в нашем разговоре звучало короткое «НХЛ». Цыгуров говорил о необходимости достигнуть соглашения с ней, поставить заслон системе, при которой канадцы выгребают из России самых перспективных молодых игроков, а затем, после считанных сезонов, с недостаточной игровой практикой выбрасывают обратно. Мало того, игроки Нового Света, тренеры, специалисты активно внедряются в клубы Германии, Австрии, Франции, Швейцарии и... вытесняют наших. Авторитет России, которая давно не в состоянии выиграть чемпионат мира, значительно понизился в глазах Европы и Северной Америки.



Любопытно, но многое из высказанного тогда Цыгуровым уже осуществлено и осуществляется. Например, мы дружно сетовали с Геннадием Фёдоровичем на тогдашнее разделение Суперлиги на Западную и Восточную зоны. Манера игры в каждой их сильно разнилась. Если на Востоке господствовал скоростной, комбинационный стиль, то «западники» исповедовали жёсткий цепляющий и толкающий хоккей, по принципу «Я сам не сыграю, но и тебе сыграть не дам», который известный игрок и тренер, наш земляк Николай Макаров, метко назвал «булатным».
Сегодня разделения на Восток и Запад в Суперлиге нет. Идёт круговой общий турнир. Кроме того (как и предлагал Цыгуров), число клубов Суперлиги уменьшилось.
(Увы, мудрость выдающегося тренера разошлась с намерениями «успешных менеджеров» от хоккея. Количество клубов KXЛ постоянно растёт, Западную и Восточную конференцию искусственно разделяют друг от друга. - Прим. Авт.)
Немало удивлял и удивляет Геннадия Фёдоровича факт отсутствия у спортсменов такого качества, как патриотизм. Раньше «Трактору» говорили: «Помните, вы представляете Южный Урал!»
Затем, - продолжает Цыгуров, - после вылета «Автомобилиста», речь шла обо всём Урале, а после того как высшую лигу покинула «Сибирь», заговорили уже о представительстве всего Востока, вплоть до Тихого океана. Может из-за этого легионеры из НХЛ не могут в нужный момент прибавить, сделать невероятное, как в былые времена сборная СССР. Да и требования у них... Я в сборной России насмотрелся, будучи тренером. Приезжают и заявляют: «Мы устали». Жалуются на плохое питание. А мы, когда приезжали после игр в деревню к матери? Она ставила на стол картошку, молоко. И нам даже в голову не приходило требовать чего-то большего!
Тогда Цыгуров не скрывал и своей оплошки при отборе в сборную игроков, когда был ассистентом Михайлова, а затем Васильева. В первом случае просмотрели 65 хоккеистов, во втором - 70. А пора было остановиться, считал Геннадий Фёдорович ибо лучший вариант - отобрать шесть «пятёрок» и «вести» их сезон. К слову, цикл подготовки сборной Цыгуров определял в четыре года, подобно олимпийскому.
Цыгуров всегда был поклонником техничной, комбинационной игры. И неслучайно, поскольку он - ученик великого мэтра Анатолия Тарасова. Неважно, что моду, которой стремятся подражать многие тренеры и молодые отечественные игроки, диктует НХЛ. Но и североамериканцы в первую очередь интересуются думающими, техничными хоккеистами. Тафгаев у них своих хватает! Разговаривают о малых размерах канадских площадок, где не развернёшься, ничего не успеешь сделать, как тут же подвергнешься атаке близко друг к другу расположенных защитников. Но не так давно сборная СССР била тех же канадцев на их малых ледовых площадках. Просто думать в игре надо быстрее!


Собственные взгляды Цыгуров доказывает на практике. Вспомним финальный матч молодёжной сборной России на чемпионате мира 1999 года, когда Цыгуров был её главным тренером. Как лихо наши парни «растащили» канадскую защиту, поразили незащищённый угол ворот и сделали счёт победным - 2:1! На хорошей скорости, хорошей комбинацией. Бедняга канадский голкипер, влетевший в собственные ворота вслед за шайбой, с полминуты таращился на неё, не понимая, как она оказалась в сетке.
Цыгурову всегда претила меркантильность игроков, скрупулезно сравнивавших гонорары НХЛ и российских лиг. Деньги ещё заработать надо!
Мы в своё время по такому поводу шутили с друзьями: «Чудно. Занимаемся любимым делом, а нам ещё за это деньги платят!»
Но если команда играет, как следует: сильно, самоотверженно, а главное - победоносно, её и поощрить соответственно надо. (В скобках: исход Цыгурова из нижегородского «Торпедо» и тверского СК МВД вызван как раз невыполнением обязательств вышестоящими инстанциями. Козлом отпущения честный и ответственный Геннадий Фёдорович, обещавший то или иное игрокам, быть не пожелал.)
Цыгуров с тревогой говорил о том, что меркантилизм опускается к самым истокам, заражая неокрепшие детские души.
В хоккейную школу приводят мальчишку лет шести-семи. Родители просят лишь сделать его здоровым и сильным, обучить азам игры, - размышляет Цыгуров. - Но стоит пацану что-то показать на льду - завязывается настоящая торговля! И тут осторожный, рассудительный тренер превращается чуть ли не во врага.
Правда сегодня «за бугор» некоторым игрокам взирать придётся издали. Во-первых, идёт отсев из НХЛ. Раньше словосочетание «русский хоккеист» служило паролем. Канадцы гребли не стесняясь. Потом присмотрелись, стали отбирать тщательнее. Выдавливание россиян-тренеров и игроков идёт и в Европе, как я уже писал. Почему? Да потому, что с 1993 года наша сборная не одержала ни одной «золотой» победы. А к школе, которая не имеет успехов, и внимания поменьше.
Когда слышу от коллег высказывания о «чересчур жёстком» Цыгурове-тренере, о некоем «тиране», меня просто смех разбирает.
Да не жёсткий он, а справедливый, - отвечает запальчиво Анатолий Картаев - бывший игрок «Трактора», некогда возглавлявший областную федерацию, бывший главный тренер «Казахмыса», игравший и рядом с Цыгуровым, и под его началом. - Подстёгивает молодёжь. Такое не всем нравится. Но он и к себе всегда относился с предельной требовательностью. Первым выходил на тренировку, последним покидал лёд. Мы смотрели на него.
А не менее известный хоккеист Юрий Шумаков добавил:
Характер! Судьба его бросала, но не сломила. Сейчас - один из ведущих тренеров России.
Скептики наверняка напомнят имена хоккеистов, от услуг которых в своё время отказался Цыгуров, и которые впоследствии заблистали у других тренеров. На этот счёт скажу лишь одно. Исходя из имеющегося у него состава и собственной концепции понимания игры, Геннадий Фёдорович создал свою модель. И сообразно ей подбирал недостающих исполнителей. Так что неслучайно отвергнутые им игроки более полно раскрывались у наставников, предпочитавших иной хоккейный стиль.
В последовавший за вторым золотом сезон к тольяттинцам пришло международное признание. «Лада» выиграла Кубок европейских чемпионов. После победной заброшенной шайбы игроки и тренеры во главе с Михалёвым и Шустовым устроили кучу-малу.
А он... Пройдя мимо опустевших скамеек, резко свернул в коридор и вошёл в подтрибунное помещение. Что творилось у него на душе?
Разумеется, каждый человек подвержен взрывам эмоций, которые нынче научно называют стрессами. Но только у тренера одной из лучших ледовых дружин переживаний хватит на десяток обыкновенных людей.
И впрямь - стоящий у бортика и посылающий в бой свои пятёрки Цыгуров казался олицетворением здоровья и силы. Забывалось, что он тоже человек с нервами и живым сердцем.
А потому весть о приступе стенокардии у главного тренера «Лады» стала просто ошеломляющей. Тут-то и выяснилось, что Геннадия Фёдоровича отнюдь не забыли в Челябинске. Обеспокоенные любители хоккея бросились за информацией к журналистам. Так что кое-кому из нас пришлось отключить домашние телефоны: сами-то мы знали не намного больше.
Слава Богу, скоро все увидели его на законном месте - у бортика «Лады».
Встреча в июле 1998 года была печальной. От друзей и Аркадия Цыгурова я узнал, что Геннадий Фёдорович приехал решать бытовые проблемы: продать жильё, дачу.
Войдя вместе с журналистом Михаилом Араловецем в цыгуровскую квартиру, я как-то сразу почувствовал нежилой дух. Нет, не свёрнутые паласы и сдвинутые к середине комнаты кресла говорили об этом. На полках шкафов не было книг! А где нет книг - там нет жизни...
После шутливых фраз насчёт Челябинска, который «не воспринимает», «отторгает» Цыгурова, мой спутник спросил:
Но квартира-то пока остаётся. Может, в будущем вернётесь?
Помнится, я только улыбнулся. Когда в 1990 году Цыгуров начинал в «Ладе», он подписал контракт на три года. А в момент нашего разговора Геннадий Фёдорович готовился начать девятый сезон. Не верилось, что волжане отпустят человека, завоевавшего с командой два «золота» и три «серебра». Однако мой коллега оказался прозорливее. Воистину пути Господни неисповедимы!



Речь шла тогда о швейцарском провале. «Мы испортили хоккейный праздник в Цюрихе, - сказал тогда Цыгуров. - Уступили в четвертьфинале. И кому?! Швейцарцам! Нет, не швейцарцы стали сильнее, это упал уровень нашей команды».
Уже в тот период Геннадий сокрушался насчёт чрезмерной коммерциализации мастерского хоккея. Те, кто вкладывает деньги в клубы, требуют сиюминутной отдачи. А где же работа на перспективу, на завтра? Тренеры команд мастеров даже отталкивают молодёжь от «основы», делают ставку на опыт. Иначе при первом же провале уволят! Кроме того, на одном полюсе - мастера с солидными гонорарами, на другом - полунищие детские школы. Сегодня можно сказать, что Цыгуров (в какой уже раз!) оказался прав. На мемориале ребят-хоккеистов, погибших под Ашой, в 2006 году я разговорился с главным тренером юношеского столичного «Спартака» Михаилом Чекановым (кстати, тоже уральцем, уроженцем Алапаевска).
Что ж, Лужков сдержал своё слово, - отметил Михаил Юрьевич. - В столице уже 22 искусственных катка. Теперь пусть сдержит слово губернатор Московской области Громов. Получим ещё 50 катков в Подмосковье. Такие ребята придут! Годика через 2-3 это даст свои плоды. Вот что значит работать на перспективу.
За 10 лет до этого, во время поездки с «Ладой» мы говорили о возрождении столичного хоккея.
На здоровье, - сказал тогда Цыгуров. - Но снова разграбить провинциальный хоккей мы им не дадим.
Ещё тогда подумал: вот каких настроений не могут ему простить столичные функционеры! Цыгуров вполне мог бы возглавить главную команду страны - национальную сборную. Но нет! Любых наставников видели они у руля сборной, но не Цыгурова. А он постоянно ставил их в дурацкое положение победами своих команд. Причём в характеристике этих успехов часто повторялось слово «впервые».
Впервые немосковская команда стала чемпионом страны. Впервые российская (а не советская) команда выиграла Кубок европейских чемпионов. Впервые российская (а не советская) молодёжная сборная завоевала титул чемпиона мира.
Мы привыкли к тому, что у руля национальной сборной обычно стоят наставники сильнейших клубов. И в 1999 году испытали шок при назначении на этот пост Александра Якушева. Тут впору было руками развести. Великолепный игрок, как его звали журналисты - «ЯК-15», тренерской славы не снискал. Более того, возглавляемый им «Спартак» уверенно шёл на дно, демонстрируя откровенно серую и беззубую игру.
Расплата не заставила себя ждать. В декабре сборная России, набранная, что называется «с бору по сосёнке», с треском проиграла «Кубок «Балтики». Две недели спустя «молодёжка» под руководством Цыгурова в Канаде(!) победила в финальном матче хозяев льда и стала чемпионом мира.
И сотни тысяч телезрителей видели его широкое лицо с подозрительно блестевшими от слёз глазами. Он смотрел на поднимающийся российской флаг. Флаг победителей.
Тогда мы ещё не знали, какие «ягодки» нам придётся проглотить! Через несколько месяцев первая сборная страны в Санкт- Петербурге потерпела сокрушительное поражение на чемпионате мира и заняла 11-е место. Так низко мы ещё не падали.
Каждая встреча с Цыгуровым - это интереснейший разговор. С патриотом, максималистом, новатором.
Поясню. С каждого чемпионата мира или Олимпиады он привозит что-то новое, полезное. К примеру, в его «Ладе» практиковалась специализация звеньев. Какое-то сдерживало атаки соперника, какое-то специализировалось на игре в большинстве. Но каждое обязано было выиграть свой микроматч.
Максималист - в том, что ставит перед собой самые значительные задачи. И выполняет. Просто привык все дела доводить до конца.
Цыгуров всегда считал себя учеником Анатолия Тарасова и призывал не забывать ничего из мощной советской методики. Справедливость сегодня - налицо. Мы проиграли в Турине полуфинал финнам только потому, что они применили как раз тарасовскую тактику: «один плюс четыре-в атаке» и «четыре плюс один - в обороне». Наши же действовали каждый сам по себе. А пробиться в одиночку против четверых - тяжелёхонько...
Ещё один пример. Я уже говорил о железной дисциплине и сплочённости в цыгуровских командах. Однажды (Цыгуров уже работал с «Трактором») я в вопросе на пресс- конференции употребил термин «игроки». «Не игроки, а команда, коллектив», - поправил меня Геннадий Фёдорович. Для него команда - это не просто 30 парней, одетых в одинаковые свитера.
Всякий раз наш разговор переходил на проблемы хоккея челябинского. Цыгуров - страстный его патриот. Он считал, что причина кризиса - в недочётах организации, говорил, что дело по возвращению «Трактора» в Суперлигу должен возглавить один из первых руководителей области, подчеркивал необходимость преемственности. Челябинск известен своими победными традициями, а сегодня впереди Нижнекамск, Тольятти, Ярославль, которые в список хоккейных центров ранее не входили. Этот факт Цыгурова очень задевает.
Любопытно, что дело Геннадия Фёдоровича ныне продолжают его сыновья. Дмитрий и Денис стали тренерами. Я как-то поинтересовался: «Неужели, познав за четверть века всю тяжесть тренерского труда, вы не смогли отговорить их?» Цыгуров-старший только улыбнулся. Так что игровая династия Цыгуровых превратилась в династию тренерскую.
Иногда мне кажется, что он любит начинать с «чистого листа». Вспомним: 1978-й - «Трактор», 1984-й - СК имени Урицкого, 1990-й - «Лада», 2000-й - «Авангард», 2002-й - «Торпедо» (Нижний Новгород), 2003-й - саратовский «Кристалл», 2004-й - тверской СК МВД, и вот теперь 2005-й - «Трактор». Всё возвращается на круги своя.
Я видел омский «Авангард» челябинца Леонида Киселёва. Команда играла. Видел «Авангард» Голубовича. Команда дралась, демонстрируя лучшие образцы грязного хоккея. Когда клуб принял Цыгуров, ему пришлось немало потрудиться, чтобы искоренить эти ростки и вернуть омичей к игровому стилю. И всего за полтора сезона «Авангард» прошёл путь от середняка до серебряного призёра чемпионата. А я, признаться, до сих пор ломаю голову, как команде Цыгурова удалось в финальной серии против магнитогорского «Металлурга» довести дело аж до шестого матча, имея только одно ударное звено Якупова. У Магнитки было минимум два - разинское и братьев Корешковых. Да и подбор игроков у «металлургов» посильнее.
Ну а потом наступила для Цыгурова-старшего пора славы «спеца» по выводу клубов в Суперлигу. Сезон 2002/2003 - нижегородцы, 2004/2005 - тверичи. Так что приглашение в «Трактор» получилось вполне естественным. Да и потом - это родина.
Помню первое интервью с новым главным тренером. Рядом был корреспондент «Челябинска спортивного», который спросил шутливо:
Что, кончилась 15-летняя «ссылка»?
Ничего себе «ссылка», - усмехнулся я. - Два «золота» и четыре «серебра» Суперлиги, два клуба, выведенные в эшелон сильнейших.
Когда о назначении Цыгурова узнали истинные любители хоккея, они буквально плясали от радости и повторяли: «Теперь дело пойдёт!»
И действительно, команда буквально преобразились, заиграла мощно, красиво, совсем не так, как в прошлом сезоне. И, конечно же, «Трактор» сразу зашагал вверх по турнирной лестнице, стал лидером и не уступил первого места в восточном дивизионе до конца кругового турнира.
Но мы ждали плей-офф, памятуя о том, что в хоккее «цыплят считают по весне». Что толку с того, что Магнитка с большим отрывом выиграла круговой турнир Суперлиги сезона 2005/2006? Проигрыш в полуфинале «Авангарду» - и «золото» буквально уплыло из рук.




Однако и в плей-офф «Трактор» не сбавил темпа. 1/8, 1/4, полуфинал - всё заканчивалось всего в трёх встречах. Каюсь, даже мы, журналисты, после победы в четвертьфинале над «Химиком» слишком уж легкомысленно отнеслись к поединкам в полуфинале с «Дизелем». Да ещё в таком же духе настроили некоторыми публикациями игроков и болельщиков. За что потом и получили справедливой нагоняй от Цыгурова. Неожиданно трудными оказались матчи с пензенцами. Но всё-таки «Трактор» вновь выиграл три игры. Победив 11 апреля 2006 года на льду соперника в Пензе, челябинцы после семилетнего перерыва вернулись в Суперлигу.
Казалось, дело сделано, чего ещё желать больше? Но так могли рассуждать только те, кто плохо знает Цыгурова. Встретившись перед финалом, я робко заметил ему, что неплохо бы «позолотить» успех.
Обязательно, - категорично ответил Геннадий Фёдорович.
Правда, первые две встречи в Москве оптимизма не вызвали. Сведя матчи вничью, «Трактор» опять-таки уступил по этим проклятым буллитам. Переломной стала третья встреча соперников - первая в Челябинске. Даже оставшись в меньшинстве, «Трактор» атаковал и забивал! Вначале Петров убежал от защиты «Крыльев Советов» и открыл счёт. Во втором периоде москвичи дружно рванулись из своей зоны в атаку. Но шайба непостижимым образом оказалась позади них, да ещё и на крюке клюшки Константина Панова. Тот не преминул воспользоваться «подарком». Затем, уже в равных составах он забил и третий гол. Судьба четвёртой игры решилась во втором периоде, который закончился со счётом 6:1 в пользу «Трактора». Общий счёт игры - 7:2.
Мы были готовы сражаться, - сказал на пресс- конференции главный тренер «Крылышек» Юрий Новиков. - Ребята полны решимости, по-хорошему спортивной злости. Но... «Трактор» просто прихлопнул нас...
И уральским парням пришлось паковать чемоданы для поездки в столицу на решающую, пятую игру.
Из Москвы они привезли Кубок, переиграв «Крылья Советов» 7:0. Это был венец одного из лучших сезонов челябинской команды.
Но хочу вернуться к четвёртой игре - последней в сезоне для челябинских болельщиков. Здесь, в этом зале, 29 лет назад Геннадий Фёдорович забросил самую памятную шайбу. А по окончании нынешней игры с «Крыльями» судья-информатор Валерий Апухтин на весь зал объявил о выдвижении кандидатуры Цыгурова на звание Почётного гражданина Челябинска. Громом оваций ответили трибуны: это достойно. Цыгуров очень много сделал для города, для челябинского спорта.
И сотни болельщиков, которые не спешили покинуть свои места, начали скандировать «Цы-гу-ров! Цы-гу-ров!», отдавая дань любви и уважения этому человеку».
Богуславский Б.М. «Черные и Белые», изд. «Цицеро», - Челябинск, 2013




Геннадий Цыгуров: У нас в Омске всё по честному
Иногда полезно порыться в старых таблицах. Вот одна из них. Чемпионат Союза 1981 года. Тихоновский ЦСКА вступает в эпоху расцвета. Очередное золото выиграно при минимальных очковых потерях: пять ничьих и три поражения. Больше всех армейцам насолил челябинский «Трактор» - две ничьи с чемпионом, победа и два поражения (одно из них минимальное). Команда начинающего тренера Геннадия Цыгурова стала в том чемпионате четвертой и вскоре, как тогда водилось, расплатилась за успех ми своими игроками, ключевым из которых был Вячеслав Быков.К чему я дал эту статистику? Чтобы возразить любителям мифов: вот, мал, был хоккей когда-то; ух как тренировали! Успокойтесь, он, он и тренировал - Цыгуров Геннадий Федорович, сорока лет в тот сезон еще не достигший; ему, ему, Цыгурову, уже тогда было что противопоставить «машине» Тихонова.
Внимательнее к фактам следует относиться. Они и расскажут, кто есть, кто. Если Цыгуров выиграет нынче золото с «Авангардом» - а задача такая в Омске поставлена прямо, - то станет пятым за всю отечественную историю трехкратным чемпионом страны среди тренеров, вслед за Тарасовым, Бобровым, Тихоновым и Юрзиновым. И третьим, вслед за Бобровым и Воробьевым, кому удалось взять первое место с разными командами. Сидим с Геннадием Федоровичем в его номере лужниковской гостиницы накануне игры с «Динамо» - «Авангард» прилетел в самую московскую рань - значит, позади очередная бессонная ночь, и мне не хочется беспокоить тренера вопросами «на засыпку «. Но и отстраненно лирический разговор неуместен - амбиции «Авангарда» понуждают выведать, как Цыгуров ведет нынче команду по чемпионату. 
В Омске все по-честному. Конечно, я знал, что меня пригласили сюда решать экстремальные задачи. Команде, и мне в частности, созданы все условия, но и требования к нам предъявляют жесткие. Все нормально. Все правильно.
А не перегружаете себя такими- то задачами? Были же у вас проблемы со здоровьем.
Стараюсь себя беречь, экономить, так сказать. Спортом здоровье поддерживаю, даже с тяжестями занимаюсь. Хотите верьте, хотите нет, в Омске бегом бегу во Дворец, от нетерпения сгораю. Да и альтернативы работе нет. В Тольятти дача, а тут нечем больше себя занять.
«Авангард» похож на «Ладу»?
Не во всем. Далеко не во всем. Время заставляет менять принципы работы. Главный урок, который я захватил с собой из Тольятти: никакие деньги не заменят профессионализма. В «Ладе» его не хватило всем - президенту, менеджеру, тренеру. Мы с «Ладой» как шли, если вспомнить в общих чертах? В смутное время удачно вклинились в группу лидеров и поднимались, как на дрожжах. Ничего сверхъестественного не совершили. Просто у нас на руках был сильнейший козырь - мы познавали себя. «Лада» дошла до всех возможных вершин. А потом мы допустили ошибку. Сделали ставку на старый классический вариант - постепенно менять наигрывавшийся состав, подтягивая молодых. А молодые уехали - Балмочных, Буцаев, Галанов. И привет успехам. В Омске идем другим путем. Подбираем мастеров. Как Казань, как Ярославль. Как все, кто нацелен на успех.
Игроков вы выбираете или президент?
Инициатива обязательно двусторонняя. Бардин спросит «Тебя такой-то интересует?» Я отвечу. Или я скажу: «Такую-то линию нужно укрепить».
В прошлом сезоне «Авангард» маялся без замены Вьюхину, а нынче классные игроки идут к вам потоком. Что, теперь настолько повысилось благосостояние клуба?
Просто тогда Тарасов нас подвел, а равноценного ему вратаря не нашли. А вообще, брать тех, кем недовольны в других клубах - это путь в никуда. Так мы только развращаем игроков. У коллег иногда разыгрывается апломб: ага, тот с таким-то не сладил, а я-то Макаренко, я подходцы знаю. Не получается! Вот Магнитка перед прошлым сезоном не стала удерживать группу мастеровитых игроков. Это должно было насторожить тех, кто с радостью этих игроков принимал: что-то наверняка с людьми не так.



Но на практике ситуация складывается иногда сложная. Вот пришли к вам Патера с Прохазкой, это же удар по позициям в команде на падающих второго ряда - тех, кто за тройкой Прокопьева. Тут, верно, глаз да глаз нужен, а то и до вредоносного соперничества дойдет...
И слышать не хочу про «соперничество» - ни от вас, ни тем более в команде. Пресекаю эти настроения на корню. Хотя возникают сложности, что скрывать. Находим варианты. Чехам примерно так сказал: вы мастера, нет слов. Первое звено - звено сборной России. Второе - на две трети из сборной Чехии. Все правильно? Все правильно.
Такое наблюдение: «Авангард» часто выглядит тяжеловатым, атакует незатейливо, зато на Шведских играх все омичи прямо летали. Почему?
Да, Борис Петрович специально звонил, благодарил за подготовку игроков для сборной. А в чем причина контрастов - сам понять не могу. Скорее всего, в эмоциях. Сравните, люди выходят на финальную битву в плей-офф или на Кубок «Спартака». Есть разница в интересе? Наверное, колебания в настроении в порядке вещей, вслед за выхолощенностью наступает полнота чувств.
Патера с Прохазкой - высокие мастера?
Да! Проблемы если и возникают, то рабочие. Они привыкли другую схему, два-три, играть, а мы часто один-четыре применяем. По секрету скажу, мы иной раз их просим помедленнее играть...
Наворот событий вокруг Чистова со Свитовым... Меня теперь занимает вопрос: к чему вообще молодежь свою поднимать, если кроме головной боли да нищенской компенсации от HXЛ, которой на лекарства от этой боли не хватит, никакого проку?
Давайте так рассуждать. В нынешних условиях, когда сначала нужно пробиться в восьмерку, а потом воевать за медали, понятия «перспективный игрок» не существует. Играют сильнейшие. Попадай в плей-офф шестнадцать команд, тогда да, можно было бы попробовать какую-то кашку молодежную заварить. В принципе, я не исключаю, что со всеми этими покупками-перекупками-армиями президенты клубов могут махнуть на молодых рукой. «Авангард» ввязался в очень жесткую борьбу по поводу Чистова и Свитова, и борьба не закончена, армейский вопрос не закрыт.
***

Как это было
«Лада» - чемпион России 1994 и 1996 годов
«В этом что-то есть - заразить целый город хоккеем. Для меня самый сильный образ вот какой: карапуз топает по сугробам с рюкзаком, где сложена хоккейная амуниция. И, вроде, отец хочет помочь, но карапузу надо нести самому. Я часто бывал в школе у сыновей. В школе лучший спортсмен - главный авторитет. А после хоккея мальчишки мои, помню, посиживают на морозе; чаем, бутербродами друг с другом делятся. Все это очень настоящее.
Единственно возможный стиль команды, за которой нет местных традиций, - порядок в игре. Пришли три тренера - Александр Тычкин из Омска, Сергей Михалев из Уфы и я после Челябинска и Казани. Все в прошлом защитники. Значит, есть о чем поговорить с игроками обороны. Я играл в Челябинске у Кострюкова с 32 до 35 лет. В такие годы, понимаете ли, от рациональной игры, к которой он приучал, радость захлестывает! А еще в «Тракторе», как нигде, бросались под летящую шайбу - по 13-15 раз за матч. Стали и здесь это дело осваивать. Игроки ведь приехали сюда не просто работать, как черти, за бешеные деньги. Прежде всего пришли к тренерам, которых знали. Это и помогало доводить наши требования до ума, чтобы игра, так сказать, не растекалась. Вот в Канаде рациональность у хоккеистов в крови. У нас иногда все нападающие могут разойтись от ворот к бортам. В Челябинске, помню, один даже на встрече с первым секретарем обкома пожаловался: «Цыгуров заставляет на ворота с ходу вылезать». С кем у меня никогда не бывает узкопрофессиональных разговоров, это с вратарями. Что я им могу сказать? Одно: в вашем ремесле я не понимаю ни хрена».

Мы шли вперед с азартом первооткрывателей. Закрепились в высшей лиге - даешь медали! Выиграли серебро - даешь золото! Выиграли Россию - даешь Европу!»
При случае я поинтересовался у тольяттинских хоккеистов - столпа обороны Олега Волкова и вратаря Сергея Николаева, что изменилось в «Ладе» под конец девяностых, когда на смену победам пришел застой. «Приелось Геннадию Федоровичу, поднадоело», - ответили они. «Ну да, засиделся, выходит, на одном месте. Как Тихонов», - поддержал я тему. И успышал совершенно неожиданное, произнесенное убежденно и темпераментно: «Ну что вы, как можно сравнивать! Цыгуров гораздо сильнее! На новом месте, увидите, он сработает классно». Учтите, широко распространено мнение, что Цыгуров донимает, изводит игроков, как мало какой тренер.
*** 
А Кольцов что, просто другой? У многих от него как от персоны жуткое впечатление. Анфантеррибль, как говорят французы. Кошмар с детским лицом. Но у вас-то он играет постоянно.
Больше того, слышу иной раз субъективные мнения, что Кольцов чуть ли не
лучший защитник в «Авангарде». Что толковый, это точно. Не «запаривается», не отбрасывается, чувство дистанции хорошее.
Что, никаких с ним проблем? Так уж?
Нет, ну бывает мелкие. Говорят, в молодежной сборной он заявил что-то в таком роде: меня в клубе тренер играть учит, нечего тут какому-то «милиционеру» переучивать... Тренеры любят кем-то восхищаться: вот умница, десять «челноков» делает, машина! «Челноки» - то делает - только играет хреново. Вот мы Гуськова, защитника, у Варнакова из Заволжья собирались в «Ладу» взять, и Михаил удивлялся: куда он вам, катается еле-еле. Зато шайбу просто так не отбросит, все по уму сделает. Вслед за мной и Гуськова из «Лады» выгнали. А сейчас смотрите, на каком хорошем счету в Ярославле.
Скажите, вы допущены в «Авангарде» к финансовым рычагам воздействия на игроков?
По большому счету, нет. Могу высказать пожелания. Как Николаев Сергей Алексеич шутит: запускают в клетку к хищникам, а кормят-то хищников из-за решетки - так что сделают хищники с теми, кто с ними в клетке, если недоедают?!
Это, по-вашему, неправильно?
Ну, совмещать функции тренера и президента я не хотел бы. Не люблю президентские функции.
***
Как это было
Молодежная сборная России - чемпион мира 1999 года
«Звонит президент федерации: «Выручай, Воробьев заболел». Ну как откажешься? А я, как назло, тоже не очень в форме. Упал на даче и выбил плечо. И предстал перед слегка напряженными мальчишками загипсованным, с пустым рукавом. Примерно догадывался, какие разговоры идут у меня за спиной: приехали, тренеры нормальные кончились - урода какого-то прислали. Для оздоровления обстановки даже лангетку снял.
Рассказал им про Сережу Макарова, как он в 1978-м первый раз на чемпионате мира играл, в их как раз возрасте. Любовь тогда у него была, свадьба, и он в сборной «Боевой листок» выпускал, думал о том, чтобы настоящим мужиком, победителем, к любимой вернуться. Тоже «листок» наладили. А еще после каждой тренировки капитан команды Рома Ляшенко командовал: «Три-четыре», и все отзывались: «Ро-сси-я!» И с каждым разом все громче скандировали.
Канадцы, главные соперники, играли дома. На Рождество они всех родителей своих игроков собрали, посиделки устроили. А когда кто-то из них сильно ушибся в игре, телевидение тут же крупно его маму на трибуне показало: тут вам и слезы, и сильное патриотическое чувство.
Думал-думал я, чем еще пронять народ, и сказал примерно так: да, хреново нынче у нас дома - а мы возьмем да сварганим дело, равное симфонии Шостаковича в осажденном Ленинграде. И если не за что нам больше зацепиться, то будем помнить о сестренках своих и братишках как обо всей Родине. А заодно и повеселимся: властители выясняют, кто больше украл, а мы возьмем да победим всех бесплатно!
Накануне финала вообще запретил им думать о хоккее: разрешаю, дескать, только о бабах. Мальчишки в ответ: «О! А мы и так о них не забываем!» А перед самой игрой пошли достопримечательности разные канадские рассматривать.
Агенты как-то не сильно донимали. Мы сказали ребятам: возможность нормально встретиться с агентами мы для вас найдем. Народ у нас интересный собрался. Вратарь Алексей Волков - профессионал, умница, самостоятельный. Едва мы его пригласили - он в Северной Америке играл, - сразу телеграмма в ответ: «Вылетаю!» Максима Балмочных, тоже уже «американца», тогда в клубе оштрафовали дважды на 15 долларов: за кроссы самостоятельные, - здоровьем, дескать, по морозцу рисковал. А без кроссов как - выносливость, взрывные качества страдают. Виталию Вишневскому, лучшему защитнику чемпионата, я, помнится, сказал: «Лучший должен играть, а ты все на скамейке штрафников сидишь». С Максимом Афиногеновым над завершением атаки работали, я ему Буре - забивалу все в пример ставил.
Обратно летели - Крюгер подошел, тренер взрослой сборной Швейцарии, наших бивавший: «Здорово, коуч, сыграли. Как пружина сжимались и разжимались. Совсем как в ваши славные времена...»
Мне тогда стало известно из источника, заслуживавшего доверия: по дороге из самарского аэропорта в Тольятти друзья-соратники Цыгурова отведали, по случаю заокеанского триумфа, шампанского, водочки, портвейна и снова водочки последовательно. Один Геннадий Федорыч не отведал ничего - ему сотворенной на канадском льду симфонии довольно было для полного счастья.
*** 
Вы, часом, никакой особенный зарок себе из Тольятти в Омск не захватили? Вот так, мол, больше ни за что не поступлю?
Да завязал узелок, в общем. Велел себе быть повнимательнее к игрокам, почеловечнее. Плохо получается, увы... Когда весь в работе, на эмоциях - такой вулкан внутри кипит! Отставку получишь, посидишь, помозгуешь: чего ж натворил-то, ужас...
Весной вы рассказывали, что «Авангард» вынужден обходиться без базы, собираясь перед матчами ненадолго в гостинице. И ребята этим обстоятельством весьма довольны. Они по-прежнему довольны?
База появилась, хорошая загородная база. Второй этаж успели обустроить, там и обитаем. Серебро дало ощутимый толчок вниманию к хоккею в городе. К концу следующего года ждем тренировочный каток рядом с основным. Гостиницу для приезжей молодежи. А в отдаленной перспективе - и новый Дворец.
Да нет, сборами ребят не изводим. Думаю, ю всех командах при таком жестком календаре режим мягкий. Вечером перед игрой заезжаем: видеозапись смотрим, собрание проводим, толкуем - по пятеркам. И по душам.
«Авангард» близок к максимальной своей игре?
Не сказал бы. Есть набор игроков, делаем команду. Хочется, чтобы звенья выдавали разноплановую игру, и есть к тому предпосылки. Вот, к примеру, недавно появился Харитонов, мне раньше не удалось с ним поработать. Взрывной, все время в отрыв бежит. Какой смысл заковывать его в вязкую игру?
Может быть, и хорошо, что игра наша пока на фейерверк не похожа. Очень жесткий чемпионат, на ура не проскочишь. Стратегия определяет все. Вон Казань в прошлом сезоне катила под фанфары, и как же быстро, сразу в четвертьфинале, путь оборвался...
А почему вы так много вничью играете? Как Петросян в шахматы когда-то.
Это хорошо. Значит, бьемся до конца. Много матчей вытаскиваем. Иногда что- то теряем. Омская команда не имеет права проваливаться. В нашем городе хоккей олицетворяет все его амбиции. Это выражено, пожалуй, сильнее, чем в тех городах, где мне довелось работать раньше.
«Наш» город - так теперь говорите?
Мой. Я в Тольятти шестой месяц не был. Мне нравится, как говорил прежний капитан «Авангарда» Равиль Якубов: «Я профессионал, поэтому это мой город и мой клуб».
Юрий ЦЫБАНЕВ
Еженедельник Весь Хоккей № 12 (012) 2001 г.



Хватит обижаться на Москву
Этот человек уже вошел в историю. Тем, что в декабре 98-го, заменив на посту главного тренера молодежной сборной России Петра Воробьева, завоевал для нашей страны золото на мировом первенстве-99 в Канаде. Последнее для хоккейной России в XX веке.
Движение - все. Цель - большой хоккей. Это почти девиз тренера, отца двоих детей и Почетного гражданина Тольятти - города, с которым он расстался не по-доброму. Чуть раньше и Челябинск покидал не сказать чтоб с радостью. При том, что в Москву он и вовсе никогда не стремился, больше того - совсем недавно столицу ненавидел.
Крыса на льду
Когда закончилась война. Гене Цыгурову было три года. Детство свое он сам называет проблемным. Говорит, мог стать не тренером, а... как бы помягче?.. негативным персонажем. «Среда затянула бы», - вздыхает Цыгуров. Если бы не хоккей. Жил Гена рядом со стадионом, где проводила матчи местная команда.
- Перемахнул через забор - и на хоккее! Всех тогдашних звезд воочию видел. Московские клубы ежегодно приезжали на Урал тренироваться на естественном льду с конца октября до середины декабря. Бобров, Бабич, Сологубов, Трегубов, Пучков...
Было ли в череде тех матчей какое-то врезавшееся в память событие?
Шувалова, что потом стал центрфорвардом знаменитого звена с Бабичем и Бобровым, по приказу Василия Сталина перевели из челябинского «Дзержинца» в ВВС. Вот его первый приезд к нам в качестве игрока столичной команды и врезался в память. Послевоенная пора, оценки у людей прямые: «В разведку с тобой не пойду!», «Предатель!», «С тобой войны не выиграешь!». Когда Шувалов вышел на площадку, то лапти, валенки и даже огромную дохлую крысу на лед кинули. Ощущение было, что какая-то несправедливость происходит.



Красавец с дипломом
...В команду Цыгурова взял Сергей Захватов, заслуженный тренер Союза. Его, Виктора Столярова да Анатолия Кострюкова он вспоминает с особой теплотой.
Кострюков, с которым Цыгуров выиграет первые и последние в своей игровой карьере медали, после завершения выступлений возьмет его в «Трактор» помощником, даст азы тренерского образования и оставит амбициозному челябинцу команду.
Захватов и Столяров расширяли его кругозор. Заставляли учиться, помогали понять, что бросать шайбу и припечатывать соперника к борту - хорошо для игры, но мало для жизни. Под их воздействием Цыгуров сначала начал ходить по музеям и читать книжки, а вскоре стал студентом. Дипломом челябинского пединститута он гордится.
Скидок нам не делали, - вспоминает он, улыбаясь и будто окунаясь в атмосферу хрущевской «оттепели». 25-летний Цыгуров на фото тех лет, к слову сказать, - красавец.
Следил, следил за модой, ну конечно! Старался соответствовать. Это сегодня профессия спортсмена стала престижной, и от девушек у молодых ребят отбоя нет. А в мое время в почете у дам были физики, военные и поэты. Именно тогда поговорка родилась про отца, у которого три сына было, из которых два умных, а третий футболист.
Призывники
Не знаем, помнит ли столица тяжелой металлургии и трубопроката своего сына. Давно это было, десятилетие минуло, как Цыгуров собрал вещи и, продав квартиру, дачу, уехал на Волгу. Уезжал с тяжелым сердцем - дома мало что получалось. По малозависящим от него причинам.
Грабили команду беззастенчиво, а мы вводили молодых ребят, до нового года кувыркались, постепенно набирая обороты, и обычно заканчивали чемпионат на высокой ноте.
Первого игрока, которого в годы вашего тренерства в Москву забрали, помните?
Макарова. Я в 78-м принял «Трактор». Весной того года Сережа стал чемпионом мира. Потом он женился, мы отгуляли свадьбу в Челябинске, жена Вера у него местная. И все. В интересах советского хоккея он был переведен в ЦСКА.
Вы какие-то шаги предпринимали?
Какие шаги?! В 78-м - Макаров, в 79-м - Стариков, в 81-м - Быков. Вообще-то в Москве у нас защитник был Евгений Михайлович Тяжельников - первый секретарь ЦК ВЛКСМ. Умнейший человек, а спорт как любил! Мы, конечно, к нему обращались, и он все понимал. Но когда Брежнев, Андропов или Устинов принимали решение перевести игрока в «Динамо» или ЦСКА, он сделать ничего не мог. Еще Михаил Федорович Ненашев, главный редактор газеты «Советская Россия», - тоже наш. Письма ему писали за подписями депутатов Верховного Совета, Героев соцтруда, бригадиров знаменитых. Но действия это не имело никакого. Пошебуршим малость, а все по-прежнему...
В 81-м мы заняли четвертое место - после московских команд. Как выразился один из тренеров: «Вот они - истинные чемпионы!». Это потому, что у нас все хоккеисты доморощенными были. А тут Тихонов попросил меня поговорить со Славкой Быковым, чтобы он перешел в ЦСКА. Виктор Васильевич обещал: вместо него я тебе целую плеяду хоккеистов из ваших призывников оставлю. Я знал, что Быков все равно уйдет из «Трактора», но куда - в ЦСКА или в «Динамо»? Вот и сказал ему: «Слава, если идти, то в ЦСКА, там наших больше». Так и порешили. А в это время ленинградский СКА принял Борис Михайлов. И призвал из «Трактора» сразу пять - пять! - человек: Мыльникова, Парамонова, Бухарина, Рожкова и Власова. Еще и Знарока в рижское «Динамо» забрали, тоже в армию. Сразу треть команды отсекли!
Смутьян
Как тренер вы смогли добиться результата только в 90-е годы. Как удалось сохранить запал, желание работать? Другие-то уходят, спиваются...
Мужчина может оступиться, но падать навзничь не имеет права. Понимаете, была у меня мечта. Стояли году в 82-м с Васильевым Володей, Владимиром Филипповичем, моим другом хорошим, в Воскресенске во Дворце спорта на крылечке, и я ему поведал: мечтаю, мол, о том, чтобы периферийная команда стала чемпионом Советского Союза. И чтобы первой этой командой был челябинский «Трактор». Он ухмыльнулся и говорит: выбрось ты эту бредовую идею из головы - в Москве генетически отобранные люди. Наверное, он был прав. Но я не расстался с той мечтой...
Хотя однажды он мог и работы лишиться. Играл как-то его «Трактор» с ЦСКА. И при счете 3:3 за пару минут до сирены забили армейцы гол. Судья совершенно справедливо его не засчитал: автор гола находился во вратарской площадке. Армейцы во главе с Виктором Тихоновым спорили полчаса. Матч транслировался по «Маяку», и на следующий день западные «голоса» рассказали всем, как «безобразно вела себя в Челябинске лучшая команда СССР».
Шайбу в конце концов засчитали, и, естественно, народ был возбужден. Когда хоккеисты ЦСКА садились в автобус, люди забросали их камнями. Нас с Ромаровским - тогда директором челябинской «Юности» - вызвали на коллегию Спорткомитета СССР. Врезали прилично. Генералы прихватывали меня еще в коридоре: Гена, ты молодой, не понимаешь - в Польше все с этого и началось... В общем, увязали хоккей с политикой, влепили нам по выговору и напутствовали: учтите, это может повредить устоям нашего государства! Только секретарь Челябинского обкома партии Николай Иванович Соннов сказал: да плюнь ты, Генка, на все это!
Революционер
Цыгуров, кстати, революционер. Общероссийского значения. И более всего в этом качестве прославился в Тольятти, куда прибыл летом 1990 года.
Команду я посмотрел - абсолютно не понравилась. Потенциал высокий, но люди решали свои задачи - богатый клуб, хорошее обеспечение, высовываться смысла нет... Ну и что?! Никто ж меня не приглашал в команды типа «Спартака», да и пригласили бы - все равно там никому ничего не докажешь. А вот пойти из команды высшей лиги в клуб первой, вывести его в высшую и сделать призером, а там - чем черт не шутит?! - чемпионом - самое то.
И он пошел. И вывел. И сделал призером. А потом стал чемпионом, воплотив мечту в явь. Все - с боем.


Триумфатор
В сезоне 1992/93 - сразу после распада СССР - руководители ведущих хоккейных клубов приняли решение объединиться в Межнациональную хоккейную лигу с участием команд России, Белоруссии, Казахстана, Латвии и Украины. Но как бы то ни было, соперничество за Кубок МХЛ вели в те годы только две команды - столичное «Динамо» и провинциальная «Лада».
В первом финале, когда мы играли с «Динамо», судейство было откровенно предвзятым. Не ожидали, что «Лада» сможет оказывать сопротивление фаворитам не только в ходе всего сезона, но и на финише, вот и поставили нас на место. Да разве только нас?! А в полуфинале, когда бело-голубые с «Трактором» встречались? Ведь судья челябинцев сплавил! Представляете ситуацию: «Лада» уже в финале, я сижу с двумя сыновьями у телевизора, смотрим матч «Трактора», который в шаге от финала. Для меня в решающем матче тогда вообще не было бы проигравших... Сыновья заплакали, когда «Трактор» задушили...
Зато в следующем году ситуация выглядела иначе. У нас уже был авторитет. Нас зауважали. Народ в России понял - появился клуб, способный на многое. Спортсмены периферийные почувствовали - бороться можно. Провинциальные профи сообразили - беспредела, как с «Трактором» в полуфинале первого розыгрыша Кубка МХЛ, уже не будет. И в конце концов «Лада» все-таки обыграла это «Динамо»!
Да, обыграла. Причем сначала выиграла чемпионат Лиги, проводившийся по круговой системе. Затем в финале кубкового розыгрыша встретилась с москвичами. Одержав две победы на старте, да еще в гостях, тольяттицы уже готовились к скорому банкету. Но москвичи, находясь в шаге от «сухого» поражения, вдруг сравняли счет на последней минуте основного времени третьего матча, а в начале овертайма вырвали победу. А назавтра добили огорошенного соперника - 5:0. И - 2-2 в серии.
До пятого, решающего матча оставался один день. Тут-то Цыгуров - жесткий и никому не дающий послаблений - и принял одно из самых парадоксальных решений. Он отменил тренировку и увез команду в лес. Поражение? Нет! Назавтра его «Лада» без видимых усилий одержала историческую для всего провинциального хоккея России победу - революция состоялась: впервые чемпион не из Москвы, впервые нестоличный клуб стал обладателем Кубка и, конечно, впервые провинциальная команда сделала дубль.



Стажеры
Добейся он со своей командой даже части этого в советские времена, лететь бы ему на новогодние праздники в Америку. На серию матчей с НХЛовцами. Впрочем, за океан он летал еще с «Трактором», сначала в канун 78-го, а потом и 79-го. Первый визит был в Канаду, где уральцы сокрушили всех - и любителей, и студентов, и клуб континентальной лиги из Тандер-Бея. Через год была поездка в США, и в соперники достались фарм-клубы команд НХЛ и студенты. О поездках вспоминает охотно.
Знаете, как в ту пору относились к этим матчам? Для нас, семидесятников, собиравших газетные вырезки и иностранные журналы, жадно переводивших всю информацию, чтобы знать о происходящем там, эти матчи были прорывом в новое измерение.
Боялись «хваленых профи»?
Нет. Но было страшно интересно. Если кто-то там побывал, матч увидел, мог потом смело с лекциями по стране года полтора ездить. А если вдруг умудрялись оттуда кассету с записями игр профи привезти, она нарасхват шла, а человека, который ее доставил, на руках носили, в трамвае место ему уступали!
Почему так?
Все расти хотели. Советская школа тем и хороша была, что на месте не стояла. Все постоянно что-то придумывали. Тихонов в Риге открыл миру хоккей в четыре пятерки с частыми сменами. Мы в Челябинске экспериментировали с сочетанием техники и мощи. В «Спартаке» искали свой путь, в Киеве - свой, в Уфе нашли свою дорогу. Остановился - пошел вниз. Америка, НХЛ казались нам тем источником, который мог бы дать приток свежего, нового.
Когда оттуда пошел вал информации, не разочаровались?
Нет. Просто понял, что главное быть самим собой.
Цыгуров, кстати, так и не смог примириться с отъездом за океан наших хоккеистов. Правда, честно признается, что рецепта, как приостановить этот отъезд, у него нет. И скорее всего не будет. «Тренер старой формации, ничего не попишешь», - критикует он себя, разводя руки и широко улыбаясь.
Не могу перестроиться в каких-то моментах. Возраст не тот, чтобы принципы менять. Да, условия труда у нас не те, что на Западе. Получают сегодня игроки тут, правда, ненамного меньше, но вот общей культуры не хватает. Жаль, но пока не получается в нашей действительности вести себя предельно просто: сказал - сделали, нет штраф или лавка запасных.


Капельница
Впрочем, в 99-м Геннадий Федорович убедительно доказал миру: «прежние» принципы вполне могут работать и в нынешнее время. Молодежную сборную России, которую он привел к золотым медалям чемпионата мира, наверное, можно назвать последней советской командой нашего хоккея.
За две недели до начала турнира Цыгуров (к слову, только-только назначенный главным из-за внезапной болезни Петра Воробьева) сломал ключицу. Любой западный «коуч» сразу бы взял в такой ситуации самоотвод. А Цыгуров ни единой ледовой тренировки не пропустил - только одевавшие его помощники догадывались, до какой степени он превозмогает боль. И «боевой листок» команда на протяжении всего турнира выпускала, хотя до знакомства с Цыгуровым молодые хоккеисты даже не подозревали о существовании такого литературного жанра. А еще сборная дала обет до завершения турнира не общаться со скаутами и не ходить по магазинам. И сдержала слово.
Нет, этот тренер никогда не устареет. История, когда Цыгурова уволили из клуба, который стал для него столь же родным, как семья, тому лишнее свидетельство. Один из нас тогда позвонил Геннадию Федоровичу - поддержать в трудный момент, пожелать тренеру нового назначения. Он, пребывавший в далеко не лучшем расположении духа, засомневался. Зря - через неделю пришлось лететь в Омск. Устраиваться на работу.
Имел он моральное право взять отпуск? Имел - столько лет без отдыха! Но сам Цыгуров считает иначе:
Я еще далеко не все отдал хоккею. Так что разъезжать по курортам рановато. Вот пару лет назад попал в больницу - там под капельницей и были мои Мальдивы с Сейшелами. Не одну тетрадку исписал - столько мыслей появилось, столько идей!..
Так что повезло, видать, омской команде.

Столица
Москву он одно время страшно не любил. За то, что грабила его «Трактор» - сам Цыгуров сравнивал это с набегами кочевников на Киевскую Русь. За необходимость таскать из столицы коробки и сумки с конфетами, колбасами и прочей снедью-утварью.
Обид на Первопрестольную накопилось за жизнь множество. Время, впрочем, лечит. Да и не злопамятный он. Сегодня, когда его призывают в столицу, охотно едет. Даже обиды начала 90-х забыл. Говорит, что патриотизм заставляет думать не о себе и собственных амбициях, а об игре.
Много мы потеряли за последние годы. Много. Кое-что нашли, но авторитет российской школы изрядно подмочен. Надо ситуацию выправлять.
Когда его призвали под знамена национальной сборной, в одной из газет появился заголовок «Цыгуров возвращается в большой хоккей». Хотя на самом деле такие, как он, не возвращаются, потому что никуда не уходят. Они всего лишь постоянно ищут. В детской ли школе, в клубе или в сборной нашей, которая вроде бы собирается начать играть в большой хоккей, да все никак у нее это не получается. Может, они и смогут отыскать ту тропинку, которая сегодня выведет нас на большую дорогу больших побед? Будем ждать. И верить.
Андрей АНФИНОГЕНТОВ, Арнольд ЭПШТЕЙН
Тольятти - Самара – Саратов 
http://www.sport-express.ru/newspaper/2001-01-06/8_2/ 

Челябинск всегда будет жить хоккеем. Эта игра в крови у города 
Игорь Жуков 
15/07/2015 
Ob-Zor.Ru поговорил Геннадием Цыгуровым. 



НАШЕ ВРЕМЯ

Как вы себя чувствуете? 
Надежды, надежды. В конце июня я летал в Швейцарию на дополнительное обследование. Мне сказали, что все идет по плану. В октябре – следующее обследование. Дай бог, все будет нормально. 
Уверен, весь Челябинск желает вам здоровья. 
Большое спасибо. Губернатору, всем болельщикам. За поддержку и помощь. Когда в марте поднимали мой именной стяг на арене «Трактор», я это почувствовал. Все получилось очень трогательно. Такие моменты, конечно, вышибут слезу из любого. 
Когда позвонил Сергей Гомоляко, вы сразу согласились присутствовать на церемонии?
Конечно. Но и удачное стечение обстоятельств помогло. В конце февраля у меня заканчивалась химиотерапия в Швейцарии, были билеты на начало марта в Челябинск. Сергей позвонил, пригласил, спросил, смогу ли я быть? Я ответил, что прилетаю как раз 4 марта утром. И вопрос не стоял – соглашаться или не соглашаться. Это было большим событием не столько для меня, сколько вообще для истории клуба, для болельщиков. 
Вас узнают в городе? 
Люди старшего поколения – да. Желают здоровья. Вчера, например, я гулял в парке и подошли несколько человек. Молодое поколение, конечно, реже. 
Вам нравится, как «Трактор» в целом стал относиться к своей истории? В клубе наконец-то адекватная концепция поднятия именных стягов под своды домашней арены, функционирует музей, огромную архивную работу делает Олег Выгузов, книгу к 70-летию готовит известный журналист Игорь Золотарев. 
Нравится – не нравится, а так должно быть. Многие клубы бережно относятся к своей истории, к людям, которые начинали хоккей, оставили след. «Трактор» – не исключение. И я считаю абсолютно верным решение присвоить челябинской арене «Трактор» имя Валерия Белоусова. 
Но истории много не бывает и эту работу, безусловно, нужно и можно расширять. Поле деятельности для этого большое. Нас, ветеранов становится меньше с каждым годом, мне кажется, каждый из нас мог бы приносить серьезную пользу, связывать поколения, пропагандировать хоккей среди молодежи и жителей города. 



Чем вы сейчас занимаетесь? 

Внуком, который играет в «Тракторе» 2003 года рождения. И участвую в работе школы имени Сергея Макарова. Сейчас ребята на сборах, а как только начнутся тренировки на льду, мы с директором школы Юрием Макаровым будем проводить всевозможные встречи – с тренерами, молодыми хоккеистами и их родителями. У нас много инициатив, например, мы уже неоднократно высказывали свои предложения об упорядоченности системы переходов из школы в школу. 
Как человек с таким именем как у вас и после стольких побед может находиться в стороне от большого хоккея? 
Это мои личные переживания и все. Понятно, хочется, чтобы мой опыт приносил пользу, был интересен людям и профессионалам, но… Не востребован – значит, не востребован. Что сделаешь? Так или иначе, я жил, живу и буду жить хоккеем. 
Раньше я выходил на лед – в школе Макарова, проводил тренировки, но сейчас, конечно, в связи с болезнью практической работой не могу заниматься. Поэтому ищу другие способы применения своих знаний. Было несколько семинаров для молодых тренеров и после них коллеги подсказали, чтобы я свои мысли облек в слова, выпустил что-то вроде статьи. Так, говорят, запоминаться лучше будет. Времени стало больше, и я сделал эту работу. Высказал свои мысли о работе с защитниками и нападающими. Теперь нужно, чтобы ее напечатали. Это не научная работа, а просто мои мысли, которые, мне кажется, могут принести пользу. И еще, надеюсь, эта работа – прелюдия к чему-то большему. 
В прошлом году я читал несколько лекции в ВШТ, в Челябинске. Думаю, мне есть что сказать молодым специалистам. Как и Бецу, Картаеву, Шумакову и многим другим.
Статья – это хорошо. Может быть, стоит подумать и о книге? 
Историй у меня, конечно, много. Мне предлагали уже друзья, честно говоря, написать. Но пока не знаю, стоит ли заниматься. 



НАУЧНЫЙ ПОДХОД К ХОККЕЮ
Ваш сын Дмитрий работает детским тренером в Швейцарии. Их система работы с юными хоккеистами сильно отличается от российской?
Мы должны говорить о европейской системе детско-юношеского хоккея. Она, конечно, отличается от нашей полностью. Там практически персонально работают с каждым ребенком, потому что хоккею приходится выдерживать серьезную конкуренцию с другими видами спорта – футболом, теннисом, горными лыжами. В Швейцарии, которая и по размерам меньше России, не создать такую массовость, как, например, в Челябинске, где есть пять школ и в хоккей вовлечены примерно 2500 детей. Из нескольких тысяч обязательно кто-то выберется в большой хоккей. В Швейцарии же и других европейских странах процесс обучения другой, очень скрупулезный. Вообще нет мата, ругани, крика, все тактично. Много канадских специалистов. На группу выходит 2-3 тренера и 2-3 родителя. Качество работы лучше. 
Судя по всему, и в массовости нет ничего плохого. На последнем драфте юниоров КХЛ, при всей его своеобразности, «Трактор» никого не выбирал, кроме одного словака. Остальные были свои. 
Я и не говорю, что массовость – это плохо. Очень здорово, что в Челябинске пять школ. Мы здесь живем, у нас большая хоккейная республика. В Тольятти одна школа и сразу – проблемы. Даже чтобы сыграть матчи, нужно ехать за сотни километров. А здесь – все рядом, это надо ценить. 
Но мы должны теперь думать и о качестве работы, о КПД этих школ. Возможно, стоит немного упорядочить, систематизировать процесс. На мой взгляд, у нас нет единого направления в работе с юными хоккеистами. 
Для этого в Челябинске нужно создавать Академию хоккея, которая охватит весь хоккей области. И подходить ко всей работе с точки зрения науки. В Академии должны быть аналитический центр, следящий за всеми тенденциями в мировом хоккее, медицинский центр, постоянно проходить семинары тренеров. Такие Академии уже создаются в Москве, Питере, Омске и Ярославле. Мы говорим, что школа «Трактор» – лучшая в России или даже мире. Согласен, это хорошая школа, но не прозевать бы момент, когда остальные сделают рывок. 


В России есть занимательная особенность – сразу после очередного серьезного поражения на Олимпиаде или чемпионате мира ответственные чиновники клятвенно обещают заняться детско-юношеским хоккеем. 

Да-да. Проиграли Олимпиаду и пошли разговоры – сейчас Федерация хоккея напишет программу развития хоккея, выпустит научно-методическое по детско-юношескому хоккею. Потом выиграли чемпионат мира в Минске, все успокоилось. Потом проиграли чемпионат мира в Праге – вновь эти разговоры. 
И действительно ведь выпустили пособие. Я его посмотрел – чуть ли не все статьи из восьмидесятых годов перепечатаны! Даже тарасовская есть. Тезисы: «мы комсомольцы, мы коммунисты, мы должны…». Хорошие, конечно, статьи, но в тридцать лет назад хоккей был другим, и страна была другой. 
Что такое российский хоккей, как он должен развиваться – Слава Быков с Захаркиным показали в прошлом сезоне в СКА, показала их тройка Панарин – Шипачев – Дадонов. Нужно идти в этом направлении. Но и понимать, что догм в такой работе не должно быть, должна быть дискуссия, в которой оппоненты уважают друг друга. Я прекрасно помню статью Бориса Кулагина «Победа в Кубке Канады не повод для благодушия». Это – как пример. 
Есть и другие примеры серьезной работы. Есть Виктор Горский, который цифрами доказывает, что технико-тактические действия сборной России на Олимпиаде и чемпионате мира гораздо ниже технико-тактических действий сборной Канады. В наше время в Челябинске нам здорово помогала наука: Геннадий Шорин, Виктор Иванов, кафедра хоккея института физкультуры. Так вот тогда у наших ведущих игроков Белоусова, Картаева, Шорина было 80-90 ТТД, а у игроков сборной СССР – не меньше 100, до 120. Так и сейчас. У сборной России ТТД – 120-150, у Канады – от 170. И, наверное, нужно стараться изменить эти показатели. 




Еще одна серьезная тема – отъезд игроков в Канаду и США. 
Люди утверждают, что не так много уехало. Как это немного?! Двадцать человек! Их растили, растили, растили. А они уехали. Потому что не видят здесь перспектив. Мне понравился в этом смысле поступок Плотникова из «Локомотива». Он выкупил свой контракт у клуба за 500 тысяч долларов и показал, что сейчас для него в хоккее главное – не деньги, а сама игра, возможность прогрессировать в NHL. 
Не все так однозначно. Вот, например, челябинский проспект Абрамов в переговорах с «Трактором» попросил достаточно большие деньги за первый же контракт.
Не он, а агент. 
Скажем так, сторона Абрамова. Но можно понять и клуб – наверное, не стоит сразу, что называется, насыпать мешок золота пусть талантливому и перспективному, но очень молодому хоккеисту. Это тоже сомнительная дорога. В конце концов, Кузнецов в самом начале «Тракторе» играл за 50 тысяч рублей в месяц. 
Отвечу примером из прошлого. В 1999 году на чемпионате мира в Норвегии, где мы с Билялетдиновым работали в тренерском штабе Якушева, Хайдарыч рассказал такую историю. У него в «Динамо» первая зарплата была очень небольшая – 70 рублей. Он был из простой семьи, как и все мы, для него это были хорошие деньги. Подходит однажды к нему Аркадий Чернышев, у которого было своеобразное любимое слово, хлопает по плечу и говорит: «Эх, молодой, ……, я тебе зарплату поднял!». Билялетдинов думает: «Ну, наконец-то!» А Чернышев добавляет: «Теперь ты будешь получать 75 рублей». 
Это пример системности советского хоккея. Все было постепенно. Начинал ты с 70 рублей, потом у тебя было 75, потом 80 и так далее. 160 – максимальная ставка. На определенном уровне руководство признавало игрока ведущим. И игрок понимал, что он прогрессирует и заслужил такие деньги. А сейчас молодежь пытается не за рубль сыграть в самом начале, а сразу вырвать тысячу. Деньги эти часто не отрабатываются, перекос в контрактах вызывает самые разные проблемы в коллективе. 


ГЛАВНЫЕ ТРЕНЕРСКИЕ ПОБЕДЫ 
Какую из своих тренерских побед вы считаете главной? 
Любая победа, конечно, окрыляет. С «Ладой» мы стали первыми немосковскими чемпионами страны, выиграли Кубок европейских чемпионов. Но любой тренер будет считать своим успехом победу на чемпионате мира, да еще в Канаде. Это дорого стоит. Поэтому, назову успех на молодежном чемпионате мира в 1999 году. 
К тому же вас назначили главным тренером за две недели до турнира? 
За месяц. Причем в сборную я приехал с больным плечом, которое вылетело, когда я поскользнулся на даче. Но ехать было надо – Воробьев заболел, у команды не было главного тренера. Тогда Валентин Гуреев проделал огромную работу. Мы все вместе вырвали то золото. В овертайме. Все вместе услышали, как затихли тринадцать тысяч канадцев в Виннипеге, когда Чубаров забил с паса Афиногенова. Помню, на следующий день в аэропорту к нам подошла канадская бабушка и сказала: «Поздравляю, конечно, но вы должны знать – вчера плакала вся наша страна». 
В той сборной чемпионом стал и защитник «Трактора» Константин Гусев, у которого карьера не сложилась. Рассказывают, что из-за проблем с наркотиками. 
Не знаю, где он сейчас. Слышал только, что не использовал свои возможности.
Ваше главное достижение в Челябинске – 4 место в чемпионате СССР 1981/1982?
Прекрасно помню ту команду – когда мы стали четвертыми в Союзе. До сих пор перед глазами матч в Киеве в начале марта 1981. Если бы мы тогда выиграли, у нас были бы отличные шансы и на третье место. Такой был подъем тогда, команда играла вдохновенно – мы могли в дальнейшем добиться выдающихся результатов. Но нас по-настоящему разграбили в следующие два-три сезона. Семь человек сразу забрал Борис Михайлов в СКА: Власова, Лапшина, Жукова, Парамонова, Мыльникова, Бухарина и Рожкова. После вмешательства Тяжельникова, нам удалось вернуть Рожкова и Бухарина. Но пять человек остались в Ленинграде. Макаров уехал в Финляндию, а Белоусов – в Японию в 1982. Тогда же Быкова забрали в ЦСКА, а Знарка – в Ригу. 
Много лет назад, когда я был начинающим тренером, я говорил в интервью, что мечтаю стать чемпионом страны с «Трактором». Володя Васильев, мой друг, с которым мы в 1996 году работали на чемпионате мира в Вене, смеялся: «Да брось ты, Москва никогда не отдаст. Там генетически отобранный народ». 
Моя мечта в итоге сбылась. С «Ладой». В 1994 году. А в 1993-м я был уверен, что золото должен взять «Трактор». Мы с Тольятти уже были в финале и ждали, как Челябинск сыграет с московским «Динамо». Если бы они прошли «Динамо» – стали бы первыми немосковскими чемпионами. Жаль, но момент, конечно, был упущен.
Следующей весной исполнится десять лет возвращению «Трактора» в суперлигу. Помните, как все было? 
Когда мы приехали сюда работать, в городе были шарахания. Многие думали, что «Трактор» погиб, что в городе надо строить хоккей на базе «Мечела». Шли разговоры о слиянии клубов, придумывались новые названия. Но губернатор области Петр Сумин принял судьбоносное решение. Я присутствовал на том совещании. Петр Иванович стукнул кулаком по столу и сказал: «Никакого «Мечела»! «Трактор» – это бренд города, его знают во всем мире, и мы будем возрождать «Трактор»!». 
Пришлось очень непросто. Когда мы начинали работать, команды практически не было. Создавали ее заново. Ввели молодежь – Попова, тройку Петров – Черников – Кривоножкин из Тольятти. На отчислении из команды был Заварухин, мы его вернули. Сохранили тройку Панов – Воронцов – Камаев. И сейчас, когда я встречаюсь с ребятами из той команды, например, с Ваней Савиным, мы с удовольствием вспоминаем те времена – как мы безоговорочно выиграли высшую лигу и вернули большой хоккей в Челябинск. Вернули именно «Трактор» в большой хоккей. 



ИСТОРИИ ИГРОКОВ 
В сезоне 2006/2007 вы не побоялись ввести в состав «Трактора» шестнадцатилетнего масочника Войнова. 
Сразу было понятно, что Слава вырастет в большого хоккеиста. Мы с Игорем Каляниным и моим сыном Денисом сразу обратили внимание на его игру – ей не были присущи суета молодости, он действовал без паники, рассудительно, спокойно выходил из борьбы, обладал отличным первым пасом, был цельным, собранным, строгим и аккуратным. Играл у нас с Аскаровым в первой паре. 
Они с Дадоновым, правда, обижались на меня. Уже во второй половине сезона я их вместо тренировки часто отправлял в парк на пробежку, на белочек и птичек посмотреть. Они возмущались: «Мы тренироваться хотим!». А я им отвечал: «Успеете еще, наиграетесь, у вас вся жизнь впереди». 
Вам греет сердце практически книжная хоккейная история Попова и Глинкина, вся карьера которых связана только с Челябинском? 
Про Андрея я уже упоминал. Когда мы в 2005 году приняли «Трактор», ему было семнадцать лет. У него и Дениса Истомина были небольшие отклонения в кардиограммах, возрастные, в силу роста организма – ничего страшного. Чтобы их не загонять, мы ставили их через игру. Но вдруг приехал агент Истомина Саша Тыжных и заявил мне: «Федорыч, отец Дениса недоволен, что сын мало играет». Я Тыжных все объяснил, говорю, что мы бережно подходим к игрокам. А что, говорю, папа Истомина (который все это время стоял неподалеку) не хочет даже подойти поговорить? Тыжных мне ответил: «Нет, папа недоволен». Они в итоге забрали Дениса в Подольск. 
Попов стал у нас основным игроком, выходил на лед в звене с Сарматиным и Заварухиным, потом поехал на чемпионат мира и уже десять лет играет на высоком уровне за «Трактор». А Истомин как уехал в «Витязь», так и пропал.
К Глинкину я не имею отношения, но могу утверждать, что их с Поповым историю нужно подавать как заразительный пример для молодых челябинских хоккеистов. И не надо им никуда уходить. В Челябинске – их корни. Здесь замечательные традиции, родственники, друзья, атмосфера на стадионе, особенное дыхание хоккея. 
В чужой же город и клуб с собой можно унести только тоску по родину, но не саму родину. Не зря говорят, что на чужбине человек словно вывихнутый. 
Вы хорошо знаете Чистова, еще по «Авангарду». Как думаете, что заставило его в прошлом сезоне стать другим человеком? 
Он стоял на грани. Я отношусь к Стасику с симпатией, это большой мастер. Закончить он всегда может, знаете. А начать уже не начнет. Наверное, это он продумал. И неважно, что его подтолкнуло к этому. Может быть, и капитанство, да. Я не скажу, что он такой активный человек, каким должен быть в общественном сознании капитан. Но в роли капитана не так много от болтовни зависит, скорее – как в военное время – он должен первым подниматься в бой, вести за собой, ложиться под шайбу, забивать важные голы.
Все мы прошли через тоже, что он. У Стаса большой хоккейный опыт, и, конечно, он должен связывать свою дальнейшую судьбу с хоккеем. 
Как тренер вы работали со многими игроками. Кто был самым талантливым? 
Много было интересных и сильных хоккеистов: Зубов, Гомоляко, Тертышный, Карповцев, Жамнов. А в Челябинске – конечно, Коля Суханов, мастерюга. Сейчас он сам понимает, что недодал игре, что мог быть гораздо выше. Но самым большим талантом, конечно, был Паша Буре. Мы с ним пересеклись в юношеской сборной СССР 1970 года рождения. Он хоть и 1971 года, но играл за нас. В тренировочной работе, в работе на земле – у него все горело, он хотел быть везде первым, в любом даже самом простом упражнении. 
А еще хочу сказать о сыне… (После паузы) О Денисе, который в 22 года стал лучшим защитником России… (После паузы) Тоже талантище был… 


МОЛОДЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ И НОВАЯ ВОЛНА «ТРАКТОРА» 
В КХЛ настоящий бум молодых тренеров: Квартальнов, Скабелка, Кудашов, Ореховский, Титов, Буцаев зарекомендовали себя с лучшей стороны. Назаров в сорок один – уже ветеран. Вам нравится эта тенденция? 
Конечно! Я бы еще добавил в список Николишина и Разина. В определенный момент у нас в хоккее случился настоящий наплыв иностранных специалистов, пошли разговоры о том, что отечественная тренерская школа закончилась. Но, разумеется, это не так. Я был и остаюсь сторонником только нашей системы. Поэтому всегда и везде говорил – надо доверять молодым. Как доверяли в конце 70-х, начале 80-х нам, когда Дмитриев, Михайлов, Васильев, Юрзинов, Богданов и я только начинали. Нам доверяли, мы ошибались, проваливались, но у руководства было терпение. И это мотивировало нас работать, искать и развиваться. 
Игорь Калянин в 2006-м начинал свой путь на высшем уровне в вашей тренерской команде. 
Да, это был первый сезон «Трактора» после возвращения в суперлигу. Мне нравилась и нравится его неяркая, неброская манера работы. Он очень надежный, ответственный, думающий коллега. С ним всегда можно посоветоваться, к его мнению стоит прислушиваться. 
Челябинские тренеры, кстати, очень востребованы. Ячменев – в «Тракторе». Назаров и Калянин теперь в Санкт-Петербурге. Тренерский штаб «Югры» полностью состоит из челябинцев – Езовских, Чистякова и Зуева. В «Витязе» работает Сапожников. Во Владивосток уехал Гусманов. В Новокузнецк – Демченко. И это только КХЛ. 
Так было всегда. В Челябинске всегда вырастали не только отличные хоккеисты, но и сильные тренеры. И для того, чтобы эта традиция продолжалась, нужно очень внимательно, очень бережно относиться к своим молодым специалистам. Таким, например, как Гатиятулин. Сейчас я выскажу свое личное мнение – Анвар должен работать на более высоком уровне. Его воспитанники переходят в ВХЛ, КХЛ, а он продолжает работать в МХЛ. Уровень этой лиги он уже перерос. И для того, чтобы развиваться дальше, прогрессировать, ему уже нужно работать в ВХЛ или КХЛ. 
На ваш взгляд, у «Трактора» идеально выстроенная клубная система?
Это здорово, что есть такая вертикаль – КХЛ – ВХЛ – МХЛ, плюс пять школ в городе. Хорошо, что принято решение переформатировать «Челмет» – там теперь будут обкатываться те, кто прошел МХЛ и вырос из этой лиги по регламенту. 
Но процесс улучшения работы, генерации и осмысления новых идей не должен останавливаться. На мой взгляд, стоит подумать о команде в МХЛ-Б. Я проводил семинар и практическую работу в Чебаркуле. Мы качественно поработали на льду с этими солдатиками, которые до тренировки мели территорию, такую работу провели! Стало понятно, что они переросли чемпионат области, им нужно дальше развиваться. И это была бы интересная история для Чебаркуля – оттуда столько хоккеистов вышло, там Харламов играл. И главное – все условия есть. 



По вашим ощущениям, насколько в наши дни Челябинск живет хоккеем? Какая здесь атмосфера? 
Челябинск всегда будет жить хоккеем. Эта игра в крови у города. Но бывает пик волны. Например, когда «Трактор» выигрывал бронзу в 1977-м, занимал четвертое место в 1981-м, был в лидерах в начале 90-х, возвращался в суперлигу в 2006-м или играл в финале два года назад. А бывает спад. Атмосфера сейчас такая, я бы сказал, тревожно-ожидательная. Практически все зависит от главной команды. Волна должна набрать силу.


Фото - Вячеслав Шишкоедов
 
Юрий ГОЛЫШАК
Он бредет к служебному входу хоккейного дворца, стараясь не поскользнуться. В руках целлофановый пакет.
Он достает книгу, смахивает ладонью снежинки. Я вглядываюсь в название – «Уверенность».
 – Вот, несу нашим новым тренерам. Может, прочитают. Талантливая книжка.
На секунду замолкает – и продолжает тихо-тихо:
– А может, посмеются. Скажут – что ты нам носишь, старый олух…
Я усмехаюсь – отказываясь такое представлять.
На стене – памятная доска Валерия Белоусова. Ей несколько часов, открыли минувшим вечером. Что «Трактор» отметил очередным поражением.
Мой герой на ту стену не оглядывается.
Его зовут Геннадий Цыгуров. Легендарный тренер советского хоккея.
Полтора года назад у него нашли четвертую стадию рака. Деньги на лечение собирали всем хоккейным миром. А год назад его сына Дениса, известного в прошлом игрока, нашли мертвым.
Но Цыгуров держится. Он крепкий старик. Настолько крепкий, что и слово-то «старик» не очень монтируется с этим взглядом, с этим рукопожатием.
Его магнитный пропуск отказывается отворять дверь служебного входа – мы стоим и ждем в коридоре, пока спустится пресс-атташе «Трактора».
– Что ж, не пускают… Подождем, ладно…
Мимо ходят хоккейные люди и отказываются верить глазам.
Цыгуров, легенда из легенд, стоит и ждет, не удивляясь. Я автоматически перебираю странички того самого тома с надписью «Уверенность», стыдясь поднять глаза. Неудобно и за себя, и за весь мир.
Но Цыгуров за последний год повидал столько больничных очередей, что сегодняшняя заминка кажется пустяком.
Я хочу было сообщить ответственному за проходящих, что стяг с портретом этого человека висит в ста метрах отсюда. Над самым льдом. Но вместо этого поворачиваюсь к Цыгурову. 


Скрашивая паузу самым неудачным образом:
Представляете, вчера задремал на хоккее. Впервые в жизни.
Это преступление! – поднимает палец Геннадий Федорович.
…в этот день мы будем разговаривать долго. Несколько раз Цыгуров не удержит слезы – и рассердится на самого себя, прикладывая платок к глазам.
***
Как вы боретесь с болезнью – это что-то героическое.
Болезнь, болезнь… Это ерунда! Сына потерял – вот что страшно. Что болезнь по сравнению с этим?
Помните, когда впервые услышали слово «онкология»?
Конечно, помню. Это было страшно. Диагноз-то мне поставили – четвертая степень. Практически неизлечимо. Лимфома, воспаление лимфоузлов… В июле, сын Дима устраивал международный лагерь в Швейцарии, я ему помогал. Вернулся в Челябинск, здесь вышел на лед в школе Макарова. А чувствовал себя ужасно! Чуть не падал на лед, на клюшку опирался!
Еще не знали, что с вами?
Даже не догадывался. Поехал в больницу – там пощупали и сразу в палату. Взяли биоматериал, отправили в Екатеринбург. Ответ пришел – и все стало понятно. Выписываюсь из больницы, через два дня улетаю в Швейцарию лечиться.
В Европе врачи правду говорят в глаза.
Швейцарцы месяц разбирались, думали – может, какой-то воспалительный процесс? В Челябинске у меня из подмышки брали биоматериал, а здесь взяли из паха. Подтвердилось – онкология. Но врачи поразили. Спокойно говорят: «Все это лечится». 7 месяцев там провел, 12 сеансов химиотерапии… Лечили-лечили – а в январе смерть Дениса… Мы с Димкой все бросили, полетели… (плачет) Все кубарем. Здесь майку мою поднимали во дворце – так народ собрался на Цыгурова взглянуть. Вы не видели?
По телевизору.
Я как смерть там. Белый, лысый… Вывели меня кое-как… До сих пор настраиваю себя бороться. У Дениса осталось два сына – надо поднимать!
Младший начинает играть в хоккей. А старший?
Старшему 18 лет. Три года был то в Канаде, то в Америке. Потом отправили в Новокузнецк, молодежную команду. Вроде все нормально, готовился… Позавчера отчислили!
Почему?
Говорят – «слабый»… Его поезд в полпятого утра мимо Челябинска проезжал, встречал его. Мы детей заразили хоккеем – а им тяжело!
Сколько стоит лечиться в Швейцарии?
Тот курс, который я прошел, – порядка 100 тысяч евро. Я благодарен и Третьяку, и губернатору Челябинской области. Всем-всем-всем, напишите непременно. Тот же Омск перечислил 300 тысяч рублей. Сам бы я эти траты не вытянул.
Был кто-то, от кого не ожидали помощи – а человек вспомнил и помог?
Многие ребята помогали, этим Денис занимался. Щитов из Нижнекамска, Лешка Петров… Да многие! У меня самого таких денег и близко не было.
Продавать ничего не пришлось?

Дома у меня как музей – хоккейные медали, значки… В Москве Борис, сын Чернышева, известный коллекционер. Ему Аркадий Иванович значки привозил со всего мира. А у меня штук 500-600, тоже собирал. Есть просто уникальные. Или две монеты по доллару с Уэйном Гретцки, в 80-х выпустили в Канаде. Вот я Денису и говорю: «Может, выставим все это на аукцион?» Стали считать – тысяч четыреста в рублях наберем. Ну, пятьсот. Не выход!
Тут подключился губернатор. Как только Третьяк узнал – тоже помог. «Авангард», в котором я работал. Кто-то отказал – но у меня никаких упреков! Была бы возможность – наверное, помогли бы. Нет – значит, нет…
Слышал, от кого-то вы помощь принимать отказались.
Денис предложил – в Тольятти во время матча поставить в холле какой-то ящик, чтоб болельщики в него деньги бросали. Вот тут я жестко сказал: «Ни в коем случае! Мы что, совсем нищие?» Знаю положение людей в Тольятти. Ни работы, ни денег. Один из самых бедных городов России. Зато помог Уткин, бывший мэр города. Который в свое время воспротивился тому, чтоб берег Волги застраивали. На него дело состряпали, посадили. Несколько лет отсидел, не так давно вышел.
***
Вы всегда выглядели здоровяком. Врачи не сказали – от чего болезнь?
Версия есть. В Челябинске около ЧТЗ танк стоит – видели, наверное. Этот район мы называли «Бродвей», все время там собирались. В 57-м году сидим – и вдруг со стороны Свердловска все небо красное! Мы радуемся: «О, северное сияние!» А это был взрыв в Кыштыме.
Где-где?
В Кыштыме. Сейчас этот городок называется Снежинск. Там производственное объединение «Маяк». Свердловск совсем рядом, но ветер все погнал в нашу сторону. В Кургане эвакуация была. В Свердловск танков нагнали, целые деревни бежали, все смешалось… Рыбу ловить нельзя было, грибы и ягоды собирать тоже. Неподалеку Карачаево озеро, сейчас его засыпают. Выяснилось, в него самые жуткие отходы в то время сбрасывали. Мы не только взрыв пережили, еще в зараженные места ездили в футбол и хоккей играть. Туда, где пропускной режим. Ельцин шел в президенты – обещал челябинцев приравнять к чернобыльцам. Онкология в Челябинске страшная! Вы не знали?
Мы рассказывали врачи – здесь в смысле онкологии аномальная зона. Еще и к докторам на прием не пробиться.
Да. Наблюдаюсь в областной клинической больнице – это страшно! Все коридоры забиты!
Нетрадиционные методы пробовали?
Где-то вычитал, что одному больному колокольный звон помог. На даче у меня есть диск с колоколами. Душ принимаю, зарядку делаю – ставлю его… Ха! Может, получится что-то?
Вот вы смеетесь – а я знаком с мастером, который льет колокола. У него тысяча мистических историй на эту тему.
Да? Тогда будем надеяться!
За рулем ездите?
Да. Так-то я нормально себя чувствую! Велоэргометр дома стоит, гантели. В Тольятти тоже – небольшой тренажерный зальчик. Тележка для ног типа «Геркулеса». От меня дорогу перейти – лес. Выхожу – час гуляю, полтора. А бывает день, шага не могу ступить. Лень! Даже не лень – а тяжело, невозможно тяжело!
Никогда в жизни такого не было?
Да о чем вы? Никогда! Я бегал до 65 лет. А сейчас, видите, только за результатами анализов бегаю. С утра сегодня одни забрал, вечером снова поеду. А завтра – к онкологу. Всплесками: вдруг температура, слабость… Если б «Трактор» не помогал, я бы не вытянул. Без помощи клуба даже к врачам не попасть. Анализов столько, что вся зарплата на них уходит.
Бог не дает крест не по силам. Не было ощущения, что вам все-таки дал?
Я понимаю: тяжело – но надо. Надо! Внуку Матвею всего 12 лет, второму 18. У сына Димки тоже двое. Но там-то относительный порядок. А этим надо, конечно, помогать… У жены Дениса маленький магазинчик в Тольятти, но денег в городе нет вообще. У нас с бабушкой пенсия, я чуть-чуть подрабатываю в «Тракторе». Потому что надо, надо! Что ж раскисать? Я вот… такое сочинил:
«Хватит ныть, хватит ныть, хватит ныть. Надо жить, надо жить, надо жить… Ради внуков и детей… Я для них… (прерывается, вытирает глаза) хоккей…»
Вы правы – надо жить.
Надо жить! Умер-то Денис – пятьсот метров от дома! Каждый день там бываю. Года еще не прошло, так тяжело…
Геннадий Федорович, я хочу поговорить про Дениса. Вы готовы?
Мне тяжело будет. Как смогу. Давайте.
Парень был славный.
Он очень хороший был… Вот говорят: «категоричность – признак невоспитанности». Он немножко категоричный был в суждениях: или так, или – так. Но очень добрый, отходчивый. Что про него иногда говорят – мол, забулдыга какой-то… Мы 12 лет отработали вместе – он по 3-4 года вообще к спиртному не прикасался. Все же от обстоятельств!
Это правда.
Дениса уволили из Тольятти – даже в школе не предложили поработать. Перед болезнью я в Челябинск звоню: «Может, найдете какую-то работу?» – «Геннадий Федорович, конечно, приезжайте, вам работу найдем!» Я в школе Макарова поработал, в области несколько семинарчиков провел. Младшего внука сюда перевез. Денису говорил: «Поехали в Челябинск! Все-таки пять школ, найдем работу!» К сожалению, не нашли ему работы… Английский он знал хорошо – столько в Америке жил, играл. Найти бы одного гада, чеха. Я бы ему…
Что случилось?
Агент. То про Катовице Денису твердил: «Устрою, устрою!» А перед самой смертью якобы в Америке работу сыну организовал. Я Денису звоню, он торопится: «Все, пап. Некогда, я в Америку уезжаю, тренером буду». С такой надеждой говорил, светился весь! Рад за тебя, отвечаю. Денис отправился было билет покупать, так чех отговорил: «Не надо, вышли мне деньги. Я все куплю». Сын отправил ему 850 то ли евро, то ли долларов. Все, тот пропал. Марсель его зовут, фамилию сейчас уточняю. Это стало для Дениса последним ударом.
Просто развели сына?
Видимо! Хотя с чехом этим долго контактировали. В Новый год мы с Денисом по скайпу разговаривали, поздравлял меня. Был вообще как стеклышко! Потом, видимо, сорвался. Когда такие проблемы, в семье ругань…
С женой у него не очень ладилось?
А хорошо не будет – когда здоровый мужик без денег и работы. Конфликты постоянные, никуда не денешься. Начни работать, все было бы иначе. Он и так крутился целый день – сына то в школу отвезти, то забрать, то на тренировку…
***

Когда после праздников Денис исчез – вы понимали, что плохо дело?
Я в Швейцарии был. Жена все понимала. Позвонила: «Денис пропал». Он никогда не был загульным. Вообще такого не случалось, чтоб домой не явился ночевать, у друзей каких-то остался. Домой он приходил всегда! Домашний был парень!
Мама его, ваша супруга, была тогда в Челябинске?
Нет, уехала в Тольятти на Новый год. А они, наоборот, оттуда в Челябинск. Говорила: «Пусть молодые проведут праздники вместе». По скайпу мы общались – все было нормально! Потом, видимо, поругались. Он вышел из дома – и все. Жена моя приехала 9 января с утра, Дениса уже не было. Фотографию прислали на опознание. Она как увидела – так все… Что говорить…
Нашли рядом с домом?
Совсем близко. Я постоянно туда хожу, в эту беседку.
Он на сердце никогда не жаловался?
Сердечко шалило, таблетки пил. Массивный был, грузный. Здесь, думаю, еще алкоголь помог, сердце не выдержало.
Алкоголь с таблетками вместе – тяжелое сочетание.
Может, еще из-за этого. Те дни – как в тумане. Эти проклятые праздники, вскрытие, мы с Димой решали – где хоронить? Жена моя говорит: «Только в Челябинске! Родила здесь, здесь и будет лежать!» Отвечаю: «Мы с тобой уйдем – кто к нему в Челябинске будет ходить?» Дети живут в Тольятти. Решили там хоронить, надо перевозить. Такая суета…
Сейчас прокручиваете в памяти последние разговоры с ним?
Работать он хотел, так хотел! Представилась бы возможность –всю бы душу отдал. Я успокаивал как мог: «Потерпи! Я вернусь, что-нибудь придумаем…» 4 марта курс заканчивался. 2 месяца Денис не дотерпел.
Даже не в деньгах вопрос – просто от безделья маялся здоровый мужик?
Конечно! Он был замечательный помощник. А вторым ассистентом я взял Пашу Десяткова, тоже тольяттинского парня. Паша тоже как-то потерялся, неустроен. Работает третьим тренером в ЦСК ВВС. Взяли бы их вместе куда-то – могли бы в хороших тренеров вырасти! Эта неприкаянность убивает людей. Денис видел – сыновья взрослеют. Мы на сухарях не сидели, но все равно. Как мужик он все понимал!
Как я понимаю, верующий парень был?
Да-а! Даже немного перехлестнуло куда-то, из-за меня к гадалкам ездил. Я узнал, говорю: «Сынок, это лишнее».
Какой момент из детства сына в последнее время вспомнили?
Взял его в 80-м году в лагерь. Денису 9 лет было. Есть у нас такой Малый Сунукуль, там все челябинские хоккеисты выросли. С 50-х годов считался одним из лучших лагерей для хоккея. Коробка, стрельбище для бросков, гимнастический городок под крышей, шикарное озеро… Белоусов с компанией рыбаки – после тяжелой тренировки идут туда. Порыбачат, искупаются – усталость как рукой снимало.
Лежим с Денисом в домике между тренировками. По радио новость – умер Высоцкий. Сын так задумчиво произносит: «Надо же, все хорошие уходят…» – «Денис, почему?» – «Ну как? Шукшин умер, Высоцкий умер. Один Никулин остался…» Учился он в школе очень хорошо. Как-то легко ему давалось.
Как и в хоккее. В 22 года стал лучшим защитником России.
Да, вошел в шестерку лучших хоккеистов и стал лучшим защитником. Поехал в НХЛ, и там мог себя проявить. Дано ему было!
Что помешало?
Неудачная первая женитьба.
Жену повез с собой в Штаты?
Ну да. Начались проблемы. Потом пытался в Карловых Варах играть, в Финляндию ездил. Я в «Ладу» Дениса взял, в Омск. Все время он говорил: «Да разве можно не лечь под шайбу?!» Игрочок был, конечно, подходящий. Может, я даже чересчур жестко с ним беседовал.
Михаил Татаринов мне рассказывал, как приехал в НХЛ – и свобода захлестнула. Начал пить. У Дениса не так произошло?
Может быть. Начал выпивать, пропускать тренировки. Не клеилось в личной жизни – охватила какая-то апатия…
Много же примеров, когда челябинские ребята уезжали в Москву – кому-то казалось, что московскую жизнь надо со всех сторон попробовать. Соблазны на каждом шагу. Кто-то оказывался сильной личностью – как Сергей Макаров или Быков. Но были два моих любимца, которых Москва погубила.
Это кто ж такие?
Коля Суханов и Серега Тыжных. Тыжных – это просто мастерюга. У нас разница в десять лет, даже успели в паре поиграть. Был в ту пору швед Сальминг. Техничный, высокий, сильный. Вот Тыжных – один в один, копировал его. У меня Серега в «Тракторе» одну смену отыграет в защите, другую – в нападении. Везде мог!
Кто его забрал?
В Москву все команды тянули. Меня спрашивает: «Генка, куда идти?» Отвечаю – конечно, в ЦСКА. Все-таки базовая команда сборной. Согласился. Время спустя мне говорит: «Зря я тебя послушал! Я по натуре пижон, а в ЦСКА таких не любят. Надо было в «Спартак» идти…» В шутку, конечно. Но игрочище!
А второй?
Суханов? Забрали в ЦСКА. Время спустя Тихонов у меня Быкова забирает: «Зато Суханова верну». Но не вернул. В СКА Коля доигрывал. А хоккеист уровня сборной. Самый большой нераскрывшийся талант, побывавший в моих руках. Должен был стать лучшим нападающим в истории «Трактора».
***
У Дениса в НХЛ не так много матчей.
В «Баффало» играл, пока травму не получил. Обменяли в Лос-Анджелес. Потом нарушения пошли – сослали его, кажется, в Сан-Хосе… Денис был мужик справедливый. Чувствовал, что сам виноват. Оказалось, до пенсии от НХЛ ему не хватило двух или трех матчей. Он выяснял.

Та жена осталась в Америке?
Нет, после развода вернулась в Тольятти. Кажется, до сих пор живет. Но мы не видимся. Они и прожили-то немножко.
Со второй женой Дениса вы ладите?
Сейчас – конечно. Надо же внуков поднимать. Ей одной не под силу. Матвей учится в частной школе, надо платить. Да сейчас за все надо платить. Мы с бабушкой даже не раздумывали, все расходы взяли на себя. Он и живет у бабушки, ближе к школе. Она на тренировки возит.
Вы были верующим человеком. Вера ваша не пошатнулась?
В Бога… Да нет, пожалуй. Нет. Я осуждать не могу. Сам грешен. Самый большой грех на земле – оставаться безгрешными. Безгрешен только Бог!
В сглаз верите?
Вот в это – верю! Что-то с семьей случилось, точечные удары. Я священника домой приглашал, говорили обо всем этом. За что? Где не так сделали? Конечно, грешили! Но чтобы так получать – это как надо грешить? Позавчера было девять дней – племянника похоронил. Сгорел за полтора месяца, рак мочевого пузыря… 52 года! Со мной в августе беда. В январе – с Денисом. А в конце того же месяца жена моя Матвея повезла на тренировку в «Юность» – упала, сломала головку бедра… Все наслоилось. Одно за другим.
Какой ужас.
Потом младшего внука в «Тракторе» выбросили в пятый состав. Тренеру говорю: «Ты потерпи! Видишь, какой у парня год? Все кувырком!» – «Я его не вижу в составе…»
Он-то хочет играть?
Мне говорил: «Деда, это же «Трактор», мечта! Вон майка твоя под потолком висит!» Он крупный парень, а желает играет только в нападении. Мы-то все защитники. Тренерам обычно нравятся маленькие, быстрые нападающие. Перевели его сюда из Тольятти – думали: все-таки пять школ в городе… А сейчас обратно в Тольятти увезли.
Как позвоню ему – жалуется: «Бабка задолбала с этими уроками, в школе назадавали…»
Учится хорошо?
В Челябинске учился в платной школе – одни пятерки получал, по три-четыре каждый день! Я в растерянности: «Ты что, один все пятерки собрал?» Как вернулся в Тольятти, прежнюю свою школу, выяснилось – знания в Челябинске дают совсем не те.
В Тольятти серьезнее?
Не то слово! Бабушка еще раньше это поняла: «Зачем оценки? Знания нужны!» Сейчас пришлось репетитора нанимать. Терпи, говорю. Ты мальчик сообразительный, нагонишь… С юмором у него порядок. Такое, бывает, ляпнет, что все хохочут.
Хоккей не бросил?
Играет в «Ладе» за 2003-й год. Я вот в Челябинске уже несколько месяцев один, а бабушка там. За внуком присматривает. У нас в Тольятти квартирка 47 метров.
Как Дмитрий, второй сын, все это пережил?
Как Дима… Брата потерять! Он молчун вообще-то. Я смотрел – только желваки ходят на похоронах Дениса.
Его самого когда-то из хоккея выбила страшная травма.
Первая травма – спондилолистез, сползание позвонка. Думаю, это в молодежном хоккее такую нагрузку дали. Мы из Казани вернулись – Димку сразу же в армию забрали, потерял два года в свердловском СКА. Потом вернулся в «Трактор».
Он колесил по Европе. Играл в «Партизане», «Црвене звезде»… Там война началась – перебрался в Италию. Вдруг оказался в швейцарском «Амбри». Их как раз Саша Якушев тренировал. Мне звонит: «Слушай, как твой-то сюда попал?» – «А я откуда знаю?!» В каком-то матче получил перелом. Трещина по косой от плеча до локтя, с контузией нерва. Часа два ждали одного из лучших нейрохирургов Швейцарии, тот оперировал. Но рука повисла. Вот тогда услышал: «Дима, это серьезно и надолго. Начинай-ка работать тренером».
Паспорт у него итальянский?
Да. Еще, кажется, швейцарский. Больше двадцати лет живут в Швейцарии.
Недавно кто-то из наших его встречал. Рассказывал: «Дима совсем иностранец…»
Так и есть.
В чем?
Да во всем! У нас дача в Тольятти. Трасса свободная, Дима за рулем. Все летают как ошалелые, 120-140. Говорю: «Прибавь!» – «Знак – 70…» Что касается питания – то же самое. Я 7 месяцев у них прожил, когда лечился. Присматривался. Дети приходят из школы – им сразу тарелку пасты. Поражаюсь: «Как вы это едите-то? Где мясо?» Я как раз гулял в обеденное время – изо всех домов в Беллинзоне этой пастой тянет!
Что отвечают?
«В России холодно – там мясо едят. А у нас тепло». Правда, паста вкусная, не откажешь. Просто пальчики оближешь. Специально для нее помидоры выращивают на Сицилии. От швейцарской пиццы вообще с ума сойти. В питании у них умеренность. Но главное – отношение к работе.
Особенное?
Дети, семья живут в таком напряжении! С Димкой даже по скайпу говорить сложно. Только выйдешь, через две минуты: «Ой, пап, надо бежать на тренировку…» Пацана из школы скорей везти на теннис, оттуда – на хоккей. Правда, в школе много уроков там не задают. Не мучают так, как в России.
Что-то много я стал плакать. Вы, наверное, думаете – какой Цыгуров слюнтяй стал…
Ни в коем случае.
Работал бы я сейчас с командой – ни в чем бы себе не изменял. Требовательность, высочайшая требовательность! Кто не хочет – идите отсюда. Пусть две пятерки останутся, но биться будут в кровь. А вечером снова иду мимо той беседки, где Денис умер – не могу, и все, слезы душат…
Ходили бы вы, Геннадий Федорович, другой дорогой.
Сейчас в Тольятти занимаюсь памятником Денису, готовим проект. Уже видел рисунок, какой будет у Белоусова памятник. Хороший.
***

Вот давайте про Белоусова и поговорим. Вы же дружили?
Последние лет шесть-семь даже не здоровались. Хотя когда-то были друзьями.
Как интересно.
Тут надо рассказывать по порядку. Познакомились мы в 71-м году на турнире «Малахитовая шкатулка». Белоусов играл в тройке с легендой Нижнего Тагила – Колей Новиковым. Валерка постоянно повторял: «Коля меня воспитал». Но видно было – Белоусову расти надо, не за Тагил играть. Подхожу: «В «Трактор» к нам пошел бы?» – «С удовольствием. Да меня никто не зовет».
Что сделали?
Бегом к Столярову, нашему тренеру: «Виктор Иванович, так и так. Можем взять Валерку Белоусова» – «А он не против?!» Вопрос решился.
Что-то Белоусов просил?
У него в том году только-только родилась Лена, дочка. А у меня – Денис. Вот Валерка просил: «Съезжу домой, с дочкой побуду». «Трактор» в Москве играл – он прямо туда к нам прилетел.
Поселили его в гостинице «Южный Урал». Возвращаемся с выезда вечером, мне так жалко его стало: «Ну что тебе сейчас в гостиницу ехать? Давай ко мне домой, пельмешки, то, се…» Посидели, выпили.
Он еще играл – а вы стали тренером «Трактора».
В 81-м году заняли четвертое место. Команда была обалденная. Хоккеисты уже стали уезжать за границу. Перед сезоном начальство обещает: вот доиграете – Колька Макаров отправится в Финляндию, Белоусов в Японию, Быков в ЦСКА, Знарок – в Ригу. Сезон заканчивается, самой малости до третьего места не дотянули – и тут ЧП!
Что случилось?
Борис Михайлов принял ленинградский СКА. Семь человек у нас уводит! Рабочие начали писать письма, вмешался Евгений Тяжельников. Двоих у Ленинграда отбили. Бухарина и Рожкова «Трактору» вернули. Но пятеро остались там, не стало команды. Но раз обещали – Валерку все равно отпустили в Японию, а Николая в Финляндию. Потом Борис Майоров в прессе упрекал – зачем, мол, Цыгуров отпускал? И так команду разобрали! Но я же обещал…
Играл Белоусов в Японии здорово.
Не то слово. Всех покорил. Меня в 87-м вернули тренером в «Трактор», а Белоусов как раз поступил в школу тренеров. Встретились в Москве, говорю: «Валера, хочу пригласить тебя помощником». У него – слезы… Я и сам сейчас вспоминаю – плачу… (достает платок).
Что сказал?
Поверить не мог: «Спасибо, Федорыч! Я все сделаю, брошу ВШТ…» Нет уж, отвечаю. Ты доучись, а мы этот год справимся. На следующий тебя ждем. Вот так он стал тренером. В 90-м я ушел в «Ладу», а он остался в Челябинске главным. Всякое бывало, и ругались тоже. Но ездили туристами на все чемпионаты мира – и жили с ним в номере.
Веселые были поездки?
Обычно группы туристов немножко «расслаблялись». Как-то я спать лег, а он говорит: «Федорыч, я схожу за добавкой». Через пять минут возвращается: «Дай 50 долларов!» – «Что такое?» – «За такси расплатиться…» Ха! Наутро выяснилось – его таксист вокруг гостиницы провез и счет выставил.
Так почему не здоровались в последние годы?
Да глупость! Вот бывает дурацкая ситуация. Я в 2007-м принимаю «Нефтехимик», а он работает в Омске. Ложится в больницу делать коронарографию, а я ее только-только сделал. Звоню ему: «Валера, не волнуйся, все будет хорошо. Мной, правда, в Германии занимались, но и в России сейчас делают неплохо…» Все прошло удачно, мы созвонились.
И вдруг! «Нефтехимик» каждый год ездил на турнир Блинова в Омск. Все записано в нашем плане. Тут подходит администратор, с подковыркой произносит: «Без вас-то, Геннадий Федорович, всегда в Омск на турнир ездили. А сейчас Белоусов собственной рукой нас вычеркнул!»
Вот это да.
Я вскипел. Даже не предупредил! Ну, позвони хотя бы! Нас вычеркнул, пригласил «Амур». Так и не выяснил, почему он это сделал. Время спустя матч в Омске, идем на пресс-конференцию. Белоусов подходит ко мне – а я ему негромко: «Пошел ты…» – «Сам иди!» 7 лет не здоровались. Многие в Челябинске говорят: «Белоусов Цыгурова ненавидит». Но было между нами только вот это.
Так и не примирились?
Его дочка Лена живет в Лугано, а мой Дима – в 20 километрах. Я 7 месяцев жил там сами знаете с какой бедой, а он с сердцем лежал под присмотром дочки. Мы-то не увиделись, но когда он в Беллинзону приезжал погулять с семьей, встретил Дмитрия. Привет передавал. «Как отец?» – «Лечится, тоже гуляет…»
Если ваш Денис и его Лена ровесники – что ж их не переженили?
И мысль была, и желание… Все время об этом думали. Но не сложилось.
Что еще помнится?
Во все игры он здорово играл, что ни возьми! Уникальные способности. Думаю, если б он в московский клуб ушел – точно стал бы олимпийским чемпионом.
Особенно мне глаза его запомнились, когда стали «бронзовыми» в 77-м году.
Когда все решил ваш гол?
Мы проигрывали 1:2 Риге. Последняя десятиминутка, затишье. Тем-то показалось, что мы смирились. Вот момент – у меня на спине висит огромный Хатулев. Поддал так, что я за борт улетел – но успел кинуть шайбу в сторону ворот. Прыгнула перед Василенком – 2:2! Тут же Белоусов выходит «в ноль», его сбивают!
Буллит?
Тогда буллит мог бить кто угодно – и вот глаза Валерки в ту секунду я помню как сейчас. Кинулся к лавке, где мы с Кострюковым: «Идите все на х…! Я сам забью!» Забивает. Следом Махинько еще одну. Выигрываем медали. Эти бешеные глаза мне настолько врезались, что вытеснили все остальное. Даже как он забил этот буллит.
Внук-то не заиграл вашу бронзовую медаль?
Нет, что вы! Дорожит, понимает.
***

Разговаривал я тут с Кострюковым. Спрашиваю: «Бронзовый гол Белоусова помните?» – «Нет, не помню. Помню только, команда была дисциплинированная…»
В следующем матче он Белоусову сильно напихал. Едем в Горький, ведем 9:2. Валерка подключился к атаке – так его чуть по борту не размазали. Возвращается на лавку, собственный тренер добавил: «Ты куда лезешь, кому это нужно? На табло посмотри, последняя минута!» Дисциплинку Кострюков в «Тракторе» поднял, что и говорить.
Хулиганить вы умели?
А кто из хоккеистов не умеет?
Кострюков пить запретил?
В смысле пить – свинья грязь найдет. Подбор игроков был хороший, а вот с игровой дисциплиной не очень. Он наладил. Тактику поставил, до сантиметра рассчитывал, как накатываться по дуге. Но особенно вот какой случай запомнился. В 77-м мне 35 лет исполнилось, Кострюков вызывает: «Генка, что делать собираешься?» – «Еще бы поиграл…» – «Ладно, хватит уже. Будешь у меня помощником». Я просто оцепенел. Мечтал о таком! А Кострюков продолжает: «Годика три с тобой поработаем, потом вернусь в Москву. Ты останешься главным».
Стали?
Только не три года спустя, а через 10 месяцев. У Кострюкова больная мать жила на другом конце Москвы, жена замучилась к ней ездить после работы. Пришлось вернуться.
Но вот тогда, взяв в помощники, мне Кострюков дал хороший урок. Сразу же отправляет с молодежной командой, которую тренировал Постников, на финал чемпионата СССР в Одессу. Год у нас был сумасшедший – Макаров, Стариков, Езовских, Парамонов, Мыльников… Вдруг выясняется – всех их Кострюков забирает с первым составом на обычный турнир в Уфу, нам не отдает. Я поражен: «Мы же чемпионами можем стать!» – «Ничего. Здесь они больше пользы получат». В Одессе соперники наши ликовали: «Что, Макарова не будет? И Мыльникова со Стариковым? Уф-ф…»
Кто выиграл?
Ленинград. Хотя в ЦСКА, который Толя Фирсов тренировал, уже Крутов и Авдеев блистали. А Кострюков был тысячу раз прав! Это мудрость и воля тренера!
Как так?
Потому что вершина пирамиды – это «Трактор». Все во имя главной команды! Эти же ребята на следующий год уже стали чемпионами мира среди взрослых.
Как-то мне Крикунов сказал: «Я могу взглянуть, как человек шнурки завязывает – пойму, что за хоккеист…»
Мне тоже необязательно на льду человека смотреть. Достаточно поговорить пять минут. Все будет ясно.
Когда вам стало ясно, что у Николишина не пойдет?
Вот вы к чему ведете… Местные меня о Николишине расспрашивали – до сих пор всем отказывал. Я же не близок к команде, многого не знаю. Но эмоций, самоотдачи у «Трактора» не чувствовалось.
Когда его Назаров хоккеистом пригласил в «Трактор», Николишин много хорошего сделал. Настоящий лидер. Я 4 марта вернулся с лечения – как раз майку мою поднимали в Челябинске. «Трактор» попал в плей-офф. Я смотрел ту серию с «Сибирью» – можно было проходить дальше! Упустили!
После сезона избавились от Гарнетта. Зря!
Вы с ним работали?
Был у меня в Нижнекамске. Очень хороший, порядочный парень. Абсолютно простой, не зря его Мишей прозвали. Родители приезжали, варенье мне канадское привозили… Сказалась многолетняя нагрузка, парень много на себе тащил. Тот сезон неудачный. А сейчас, смотрю, снова здорово играет!
Вы же еще игроком отличались подбором книг. Команда поражалась.
Сейчас – то же самое. Я из книжного не вылезаю.
Что для себя открыли за последнее время?
Сейчас читаю Тарасова, эта книжка вышла 20 лет назад в Канаде. А у нас только появилась, внук его издал. Эту книжку я принес недавно на собрание в школу Макарова: «Вот что должно у вас лежать на столе, как Библия!» Каждая строчка актуальна. Мелочи можно подправить – Тарасов считал, что на льду надо проводить минуту с хвостиком, играть в три пятерки. Сейчас проводят по 35-40 секунд.
Еще поразила книжка Майкла Джордана. Нам всю жизнь втолковывали: негры безграмотные… Какие мысли, какие выражения! Это же он сказал: «Отдельные матчи выигрывают таланты. Чемпионами становятся командами и умом».
Вы с таким жаром рассказываете. Полное ощущение, чуть подлечитесь – и вернетесь к работе.
Голова работает, тьфу-тьфу, идеально. Я же до болезни год проработал в школе Макарова – с таким наслаждением! По три тренировки на льду находился. Девчонки совсем маленькие – Катя, Вероника… Я просто влюблен в них! Такое катание, изумительные решения! Там пристрой холодный, я много и на балконе сидел. Может, еще там что-то схватил по здоровью…
Кстати, вы с Тарасовым близко общались?
У меня в тольяттинской квартире висит большая фотография с ним. Это года из 80-го, наверное. Как-то сидели-сидели, говорю: «Анатолий Владимирович, у меня тренировка в пять часов!» Знаю же, что для него тренировка – святое. Тарасов сразу: «Иди-иди! Я на твою тренировку загляну».
Пришел?
Гляжу – сидит на трибуне. Что-то записывает. В перерыве меня подзывает, открывает блокнот: «Смотри. Вот активность тренера, местоположение…» Его Тяжельников попросил: «Помоги Гене». Тарасов даже мне план как-то составил по работе с пацанами. Тем же вечером его большие руководители зазвали на ужин с пельменями. Утром приходит – ноги распухли, коньки не может надеть: «Генка, ты будешь тренировку проводить. А я – от борта!»
Собрал их всех в кучу, обнял разом своими ручищами, брови нависают: «Мальчишки, я вас люблю! Вы будете Харламовыми, Рагулиными, Фирсовыми! Полетели!» Как же они полетели – это видеть надо было! Мой старший сын как раз в той группе занимался – через пятнадцать минут украдкой ко мне подъезжает: «Пап, больше не могу…»
Сейчас тренеры даже планы не пишут. Начинаешь разговаривать – слышишь: «Мы даже не знаем, сколько будет льда. Что его писать-то, этот план?»
Тренеры вашего поколения гораздо круче нынешних. Как мне кажется.
Знаете, как мы воспитывались? Например, турнир «Советского спорта» в Киеве. Вечер. Кулагин, Эпштейн и Пучков идут прогуляться. Ты каким-то боком пытаешься пристроиться. Идешь – и слушаешь! Эпштейн мужик с юмором: «Е… твою мать, пацана нашел – голова! Руки золотые. Курит, собака. Из нищей семьи. Надо домой к нему съездить». Пять минут проходит – не выдерживает, еще один секрет открывает: «Вратаря нашел – одни «девятки» ловит! Но алкаш…»
Смешно.
Разговор все время шел о хоккее. Им было интересно! А я вот в мае прочел в тренерской школе пять лекций. Говорю: «Ребята, я не преподаватель, оценки вам ставить не буду. Просто расскажу, что в жизни пережил и с чем столкнулся. А вы мне вопросы задавайте. Спорьте со мной!» Часа два проговоришь – и…
Вопросов нет?
Ни одного. А я когда-то с Николаем Пучковым до мелочей все обсуждал. Что-то в «Тракторе» нащупал новое в тактическом плане – Пучков восхитился: «Генка, как ты догадался?!» – «Да никак, Николай Георгиевич. Случайно…» Мы с Вовкой Васильевым, Богдановым и Игорем Дмитриевым даже выпивать собирались – и то начинали рюмки двигать, хоккейную тактику обсуждать.
***

У вас блокнотов, наверное, не меньше, чем у Тихонова.
Да ужас, сколько! Дома все завалено! Вот один, со вчерашнего матча. Я схему нарисовал, как «Трактор» пропускал. Ну разве так можно?
 Николишину вы своих схемы не показывали?
Я спрашивал разрешения: «Андрюша, ты не против, если посижу, посмотрю тренировку?» Мне, конечно, не скажут: «Против!», но…
Но чувствуется – не очень рады?
Да! Поэтому бросил ходить. Но матчи все равно смотрю с блокнотом. Был в Челябинске 60-х годов легендарный тренер Николай Сидоренко. Так он тайком придет, спрячется на балконе и подглядывает. Но я так не могу.
У вас эксклюзивных упражнений – на книгу. Издали бы.
Меня тренеры в школе Макарова просили – издайте, Геннадий Федорович, хотя бы методичку. Я написал в конце мая, там больше ста упражнений. Которые особенно хорошо подходят сегодняшнему хоккею. Академия физкультуры взялась издать. Я думал, хотя бы к осени будет. Ничего нет!
Рукопись сохранилась?
Только черновики…
***
На коньки вы давно не вставали?
С того лета, как узнал про болезнь. Сейчас, если чувствую себя нормально, могу поехать в школу Макарова. Посмотрю тренировку, пообщаюсь. Потом на ЧТЗ съезжу.
Хоккеисты сейчас совсем другие?
Мы как-то перед началом сезон шли по Карловым Варам с Билялетдиновым. Он говорит: «Сейчас с содроганием жду встречу с командой. Кто в каком состоянии придет. Три месяца – кто выдумал такой отпуск?!» 2011-й год, я в Тольятти вызвал команду на десять дней раньше. Попросил Шиханова, капитана: «Вы уж напишите, что по собственной инициативе вышли». Так из Москвы звонок: «Федорыч, ты не выходи к команде. Тебя будут караулить, сфотографируют и накажут». Пять дней отработали – даю кросс, 6 километров по лесу. Один хоккеист падает в обморок, отвозят в реанимацию. В интернете началось: «Старый маразматик, загонит всех…» Я не могу понять – как можно после недели тренировок на шестикилометровом упасть в обморок? Что они в отпуске делают?!
Не спрашивали?
Спрашивал. Рассказывают – кто в Бразилию летал, кто в Новую Зеландию. Каждый уверяет, чуть ли не личного тренера нанимал. Черт их разберет!
Допустим, вечер над провести за просмотром хоккея из прошлого. Какой выбираем?
«Спартак» 60-х. Прекрасно помню, как в 62-м году они фактически одной тройкой выиграли чемпионат Союза. Попасть на их матч с ЦСКА в Лужниках, хотя бы на приставной стульчик за воротами – такое счастье! Даже игра ЦСКА – «Динамо» – уже не то. Время спустя, я уже тренером был, приезжаем в Москву. Говорю сволим: «Ребята, на хоккей поедем?» – «Да не, мы по телевизору…»
Челябинск вашей юности – это что?
Брат в 15 лет на Челябинский Тракторный ушел, я – в 16. И гулять успевали, и в вечерней школе учиться. Я тут один день вспомнил… (вытирает слезу) Вернулся с третьей смены, ночь не спал. Прихожу на тренировку – и что-то мне плохо стало. Тренер, Столяров, в крик: «Цыгуров!» – «Виктор Иванович, я только с завода» – «Что ж ты не сказал?» Тяжелое было время. Но радостное.
Уже тогда вас «Бригадиром» прозвали?
Сначала так самого Столярова называли. Во время войны он на заводе трудился. Как-то работяги пришли на хоккей, видят его на льду: «О, и Витька-бригадир здесь!» Он здоровенный был, метр девяносто. Я тоже крупный – поэтому ко мне прозвище перешло.
Помню, как Исаак Зальцман, легендарный директор завода, начал после войны строить стадион. Деревянные трибуны, заборчик… Пленных немцев помню, те дорогу мостили. Шли, стучали котелками. Помню их губные гармошки. Как огонь высекали. Немцы много в Челябинске построили.
Про Зальцмана, директора завода, фантастические истории рассказывали.
Его же разжаловали. Как в городе говорили, из-за женщин. Пока летел из Москвы в Челябинск, лишили всего. Году в 60-м играем в Ленинграде – вдруг вижу его. Совсем старенький, в валенках. Тренер нам представил: «Ребята, это создатель нашего «Трактора».
Мать работала во время войны на Тракторном. Рассказывала – неделями оттуда не выходили. Зальцман ходил по цехам, чуть поодаль бухгалтер с мешком денег: «Слушай, поработаешь еще? Останешься?» Люди оставались, ночевали!
Героическая у вас была юность.
Я помню заводской гудок – на весь район. Опоздание было страшным преступлением! Бежишь по дороге из чугунных плит, только б вовремя опустить пропуск в табельную. Прежде была грязь по колено до проходной, так Зальцман приказал бытовикам: «Завтра собрание, всем надеть самое нарядное». На американских джипах завез в грязищу: «Выходите! Не стыдно? Рабочие каждый день эту жижу месят…»
Съездить бы вам на наш старый стадиончик!
Что особенного?
Вся наша команда 60-х годов жила в радиусе двухсот метров вокруг него. Чуть поодаль Зальцман большой котлован вырыл, хотел футбольный стадион строить. Директора убрали, а котлован так и остался. Фетисов как-то зашел на тот стадиончик, где все мы воспитывались, оцепенел: «Это здесь выросли Макаровы, Стариковы, Быковы?!»
Какой день еще помните будто вчерашний?
61-й год. Играем в Сокольниках финал молодежного чемпионата. Дворец открытый, рядом парк, тепло. Вдруг новость: человек в космосе! Радость до оцепенения!
***
81-й год. Вы в центре огромного скандала – в Челябинске ЦСКА Виктора Тихонова забросали камнями. Помните?
Еще б не помнить…
Хоккеисты ЦСКА до сих пор вздрагивают. Вспоминая, как прикрывались баулами.
По «Маяку» трансляция была. Ничейный счет – и Зыбин забивает гол, находясь во вратарской площадке. Судил Кузнецов из Риги. Четко показал: «Нет!» Назначает вбрасывание в средней зоне. Что тут началось! Как Тихон начал его таскать! От судьи отвлечется – ко мне: «Гена, давай не будем будоражить, мы ж с тобой друзья…» – «Виктор Васильевич, при чем здесь я? Ребята очко заслужили, а вы нас обираете!»
Времени оставалось мало? 
Минуты полторы. Тихонов снова к судье. Договорился до такого: «Если хочешь жить в Риге, то не засчитывай!» Мне ребята рассказывали, которые рядом были – у судьи слезы выступили. Засчитал!
А вы?
К Тихонову-то он подъезжал, а ко мне – нет. Уже советы слышу – там секретарь обкома сидит, беги к нему! Куда бежать?! Клюшкой стучу по борту: «Подъедь ко мне!» – а Кузнецов и не думает. Когда понял, что ничего уже не исправишь, швырнул эту клюшку на лед. Проиграли матч.
А народ волнуется?
Не просто волнуется – все же видят, несправедливость происходит! Люди думали, что ЦСКА ужинать отправится в ресторан «Малахит» на проспекте. У входа дожидались. А те сразу в автобус – и мимо, в аэропорт! Народ видит их «Икарус» – и давай камнями обстреливать.
Вышли бы они у ресторана – пришлось бы еще хуже.
Страшно представить. Вызвали на коллегию Спорткомитета к Сычу меня и Пашу Ромаровского, директора дворца. Мне эту брошенную клюшку в вину ставят. Мы видео в «Тракторе» еще не освоили, а у ЦСКА уже было. Что им выгодно – то они показали. Что невыгодно – вырезали. Как только нас ни бранили. Сыч вообще резкий в суждениях: «Офицеры Советской армии, заслуженные мастера спорта, олимпийские чемпионы, лежат на вонючем полу, прикрываясь сумками!» Даже Борис Михайлов стыдить начал: «Вы же педагог. Как могли бросить клюшку на лед?!» Да я, отвечаю, ей стучал-стучал, она и вырвалась.
Никто не заступился?
Чернышев Аркадий Иванович: «Я не пойму! Цыгуров с Ромаровским виноваты, а Тихонов – не при чем?» Тут Сыч опомнился: «Да-да, надо и Виктору Васильевичу указать!» Ему-то «указали», а нам – два выговора. Правда, в обкоме мне сказали – плюнь на этот выговор да забудь.
Вы когда-то рассказывали – в Челябинске могли не только кирпичом бросить. Еще и мороженой крысой – в уехавшего из города Шувалова.
Да не в него! Когда команда ВВС приезжала, на лед бросали мороженых крыс и лапти. Было такое.
Как мило.
А самого Шувалова «предателем» звали. Но это смешно было, пусть Виктор Григорьевич не обижается. Народ чего только не кричал. Одному мужичку, Гене, в кузнице руку оторвало. Тут в Челябинск немцы приехали играть. Так он культей размахивает: «Бей фашистов! Я руку на фронте потерял!»
Я помню, как мы мальчишками засматривались на сестру Шувалова. Она красавица была, на стадион приходила. Мы, пацаны, шепчемся: «Сестра, сестра…»
***

Тренеры вашего поколения могли найти хоккеиста в натуральной подворотне.
Я пару раз пытался – не вышло. С Тихоновым у нас были хорошие отношения, обсуждали как раз одного парнишку, Володю Бухарина. Руки отличные, голова светлая – ножки слабенькие. «Виктор Васильевич, что думаете?» – «Ничего с ним не сделаешь, Гена…»
Оказался прав?
Да. Про 17-летнего Стаса Шадрина ему говорю: «Парень растет – игрочище будет похлеще Макарова!» – «Подожди-подожди. Знаешь, сколько было перспективных? Все пропали!» Шадрин в «Тракторе» неплохо смотрелся, приглашали во вторую сборную. Но я-то думал – хоккеистом станет выдающимся.
Тихонов мне рассказывал – Макаров никогда бы не играл в первой тройке ЦСКА, если б не погиб Анатолий Фетисов. Да и с Вячеславом Фетисовым Макаров в ту пору не ладил…
Мы тоже говорили на эту тему. Я запомнил слова Тихонова: «Фетисов с Макаровым настолько не хотят друг другу уступить, чуть ли не дерутся. Даже на лавке сидеть рядом не могут. Зато на лед выходят и выкладываются полностью – потому что заведенные. А мне только это и нужно. Я радуюсь борьбе характеров…»
Макаров – что за человек?
Невероятно скромный и простой. Молчун. Вы посмотрите, даже сейчас его слов нигде не слышно, ни одного интервью. Колька, брат, тоже скромник.
Сергей был гениальным хоккеистом?
Абсолютно! Я видел, как его воспринимает остальной мир. В 81-м году Гретцки единственный раз играл на чемпионате мира. Меня Тихонов пригласил тренером-наблюдателем. Должен был смотреть чужие тренировки, записывать и отдавать с комментариями Юрзинову. С Николаем Озеровым с утра позавтракаем в гостинице – и ухожу на целый день. Однажды наблюдал, как Канада готовится к игре против сборной Союза. Вратарь выезжал до кругов вбрасывания, верхних дуг. Клюшкой стучал по льду: «Отсюда бросайте, отсюда! Здесь Макаров, Ларионов, Крутов карусель устраивают!» Парень прямо психовал, заводил своих.
Помогло?
Нет. Наши выиграли – а Гретцки потом каялся: в решающий момент проиграл вбрасывание. Сам слышал, как журналисты его подогревали: «Многие считают, если б вы играли в Европе, смотрелись бы бледнее Макарова…»
Что Гретцки?
Вообще не смутился: «Я играю против сильнейшего защитника мирового хоккея – Фетисова. А Макаров на его стороне площадки…»
Какой молодец.
Сережка в тот год играл фантастически! Почему и Кольку-то, брата его, взяли на чемпионат мира – чтобы создать Сереге комфортность. Николай сыграл только в последнем матче с чехами, который ничего уже не решал.
У вас играл Знарок.
Немножко. Тарасов в свое время говорил о Боре Александрове: «Это хоккейный бандит». У хоккеиста должно быть спортивное нахальство. Даже с хамством! Знарок – такого плана. Хотя где-то он сказал: «Цыгуров – не мой тренер», поэтому якобы и уехал. Но я не думаю, что в 18 лет он разбирался, кто «его», а кто нет.
Что ж уехал?
Он нарасхват уже был, в Москву тянули. Но отец его, Петрович, посоветовал ехать к Юрзинову в Ригу. Знарок шайбу вел одной рукой, как в хоккее с мячом. Я ему перчатку к клюшке скотчем приматывал. Так он все равно эту руку из перчатки выдернет, играет другой…
Уехал в Ригу – через месяц встречаю его в Челябинске. «Как там, Олег?» – «Нормально. С Балдерисом уже подрался». А Балдерис там был национальный герой. Кого угодно растоптать мог.
С каким успехом подрался – не говорил?
Нет. Не думаю, что Олег уступил. Он такой… Мужик! Белоусов про него говорил: «Никогда бы не подумал, что из Знарка выйдет хороший тренер». Я в 2006-м на чемпионате мира тренировал сборную Казахстана – а Олег помогал Пете Воробьеву в сборной Латвии. Я присмотрелся – понравилось, как он работает…

По Быкову все было видно сразу? 
Я забрал его мальчишкой из «Мечела», поставил в звено к Белоусову и Езовских. Удачно вышло!
Если в гостинице грохот, бежит кто-то по коридору, – это Славка! Ходить вообще не мог, исключительно бегом. Живчик такой. Как-то играли в хоккей с мячом – у Быкова не клеится. Все на месте, на тормозах, как в шайбе. Я подколол: «Эх, Славка! С мячом-то у тебя не выходит…» – «Завтра увидите, Геннадий Федорович!» Оказывается, уже сообразил, как надо играть – дуги, раскаты. Скорость отличная, маневренный. Назавтра не узнал его. И во всем такой – схватывал на лету. Интеллигентом Быкова сделали Швейцария. Сейчас смотрю на него – настоящий дипломат. Как на приемах держится… А ведь из очень простой семьи, папа сапожником был.
Умер?
Да. Славка тогда работал со сборной, сорвался в Челябинск перед похоронами. Ночью прилетел, попрощался – наутро улетел. Даже на похороны не остался.
***
Вы же работали с юношеской сборной, молодежной. В те времена стоило нашему хоккеисту оказаться в Америке – начинал воровать по магазинам.
Канаду и Америку я с этими сборными проехал от края до края. От Атлантического до Тихого. Такие инциденты случались в каждой поездке!
Невероятно.
Начинаешь с попавшимся беседовать, понимаешь – у каждого голова просто отключалась. Даже выражение придумали: «К рукам прилипло». Нам давали на поездку 50 долларов, иногда – 70. 100 не было ни разу. А мальчишкам и двухкассетник купить надо, который стоил 40 долларов, и маме подарок, и папе, и сестренке… Вот они и попадались – кто с неоплаченной зажигалкой, кто с косметикой.
Самый комичный случай?
Начало 70-х, поехали двумя сборными в Лейк-Плэсид. Вывезли ребят в магазин, дали пару часов. Как выражался Покрасс, великий администратор из «Крыльев»: «Еще полчаса на дурака». Значит, ждем опоздавших. Ждем-ждем одного – нету. Уже ясно, где-то попался.
С особенными обстоятельствами?
Выходит через кассу – его останавливают. Стал вырываться, полицейского оттолкнул, пакет выбросил и бегом оттуда. Никто не знает, куда. А нам завтра в Нью-Йорк – и домой улетать! Супермаркет в чистом поле, увезли их миль за пятьдесят от гостиницы – где искать парня? Полицейские рядом стоят, смеются: «Сейчас спутник подключим, вся Америка будет знать». Тут кто-то из наших негромко произносит: «А знаете, он сейчас бежит домой».
Извиняюсь – в Москву?
В гостиницу. Расселись мы по микроавтобусам, тронулись – и действительно! Бежит по обочине! Сигналим – ничего не соображает, поддал еще сильнее. Выскочили, затащили в машину: «Что ты сделал?!» В полной прострации, только бормочет: «Ничего не знаю, ничего не помню…» – «Может, тебе старший подсказал?» – «Ничего не помню…» Кстати, вырос в хорошего хоккеиста.
Это не про Гомоляко речь?
Нет. С Гомоляко было другое – наши ребята попались на заправке, что-то стащили. Захожу в номер к Гомоляко, он лежит: «Слава Богу, хоть ты на месте». Тот басом огрызается: «На что мне ходить-то, если денег нет…» Между прочим, в Америке его считали главной молодой звездой советского хоккея. Приезжаем с юношеской сборной в Бостон, там программку выпустили: на одной стороне Лемье, на другой – Гомоляко.
Вы мне когда-то рассказывали – играл в «Тракторе» и профессиональный вор-карманник.
Да, рыжий татарин Минекаев! Талант изумительный – не катался, а порхал по льду. Но тяжело ему было в «Тракторе» задержаться, срок за сроком получал. Отдали его в «Мечел», но помнили долго. Едет команда в поезде, а в соседнем вагоне демобилизованные солдатики. Все выпившие, это понятно. Минекаев к ним – то, се… Денежки подчищает. Те утром просыпаются, по карманам хлоп-хлоп – пропажа! Пошли по составу: «Где этот рыжий?» А Минекаев с тренером сидит, тот насторожился: «Что за шум?» – «Не знаю! Кто-то у кого-то деньги украл. На меня говорят…»
Как судьба сложилась?
Много лет назад мне привет из колонии предавали. Может, всю жизнь просидел. Еще помню, с женщиной он встречался неземной красоты.
***
А вот этот слух необходимо проверить. Слышал, «Авангард» ваших времен на особо важные матчи возил с собой какого-то шамана. Люди, сведущие в делах мистических, говорили – ваш шаман считался серьезной личностью.
Ну что вы…
Я так и думал.
Он сам приезжал!
???
Мужик из Новосибирска. Он действительно приезжал по собственной воле. Говорил: «Сяду за воротами соперников». Ничего особенного от нас не требовал. Точно знаю, что дорогу мы ему оплачивали. Хоккеисты же все суеверные – вдруг поможет!
Валерий Карпов не смог забить буллит в ворота «Авангарда»: «Мою голову в тот момент просто разрывало». Рассказал историю – накануне матча шаманы, которых держала Магнитка, разводили руками: «До нас в этой раздевалке побывал очень сильный человек».
Я допускаю. Может быть.
Тот же Карпов говорил, что работать с вами было ему тяжело: «К людям относился Геннадий Федорович жестоковато».
Детское суждение! Карпов был у меня в команде. Я уехал в Тольятти, он – в НХЛ. После возвращался из Америки, набрал мне: «Геннадий Федорович, хочу играть у вас в «Ладе»!» Но завернул такую сумму, что ответили: «Валера, не потянем». Вот тогда-то он подался в Магнитку. Прошло время. 2005-й год, в Челябинске пошли разговоры – зачем нам «Трактор», если тракторный завод не работает? Есть же завод «Мечел», дает прибыль. Переименовать этот «Трактор»! Хорошо, губернатором был Петр Иванович Сумин. Дал кулаком по столу: «Я сказал – будет «Трактор»! Это бренд города, его во всем мире знают!»
Разумно.
Помню, мы с Денисом летом приезжаем к стадиону. Видим, кампания в шортах – Карпов, Варицкий, Гомоляко, Галкин… Хорошая встреча, обнялись. Говорю: «Ну что, ребята, будем поднимать «Трактор»?» – «Нет, Геннадий Федорович, мы в «Мечеле». Порвем вас!» Ну что ж, отвечаю. Ради Бога. У нас и команды-то не было. Каких-то ребят собрал – и «Мечел» обыграли четыре раза из четырех! Так после этого Карпов ночью позвонил: «Геннадий Федорович, «Мечел» – это все не мое, чужое. Вот когда играли с вами во дворце «Юность» – там было свое. Возьмите меня в команду».

Взяли?
Да, укрепили «Трактор» пятеркой «Мечела». Вот и думайте – «мой тренер», «не мой»… Я жесткий тренер! Бывал неправ – но всегда хватало сил извиниться. А ребятам часто культурочки не хватало, воспитания. Бывало, до 6 утра ждал того же Тыжныха. Не поймаешь – уйдет, как они выражались, «в несознанку». Но все делалось ради команды!
Что ж делать, если поколение такое.
Никто особо не ныл. На базе жили месяцами. Я как-то вышел за территорию погулять в лес. Возвращаюсь – на меня Кострюков набросился: «Ты где был?!» – «Анатолий Михайлович, через дорогу пошел погулять» – «Только на территории чтоб гулял…» А мне 32 года!
Прощать в те годы тренеры были не склонны?
Вот случай. Приезжает в гости друг Валерка Киселев. Мы с детства дружим. 30 декабря – пока жена с работы не вернулась, весь новогодний запас убрали. Утром встаю, чувствую – тяжеленький…
А 31 декабря Кострюков с утра пораньше тренировку устроил. В обед в Москву улетал. Жене говорю: «Дай 50 рублей. Штраф заплачу, чтоб не тренироваться». Взрослый уже, 34 года!
Кострюков вас понял?
Работали на открытом воздухе. Все ему объяснил, протягиваю 50 рублей – он меня обнял: «Да нет, Ген… Давай так. Тренировка из двух частей. Одну отработаешь, со второй тебя отпускаю». В этой первой части гонял меня так, что чуть не сдох! Потом подъезжает: «Теперь свободен» – «Анатолий Михайлович, знал бы – больше принес…»
Я в молодости курил. Жил с командой в гостинице «Южный Урал». Как-то Сергей Захватов, легендарный тренер, по номерам пошел – того нет, этого нет. Ко мне залетает, в шкаф – р-раз! По карманам пальто!
Что искал?
Что искал – то и нашел, «Беломор»: «Ах ты, куришь? Завтра к такой-то матери выгоню из команды!»
Больше не попадались?
Попадался до этого. Играл в молодежной команде, вышел из дома, закурил. Слышу за спиной: «Молодой человек, можно прикурить?» Поворачиваюсь – Столяров Виктор Иванович. Взял мою папиросу, прямо в руку ка-а-к вжал! Еще под задницу пинок!
***
Войнова выпустили вы на лед в 16 лет.
Войнова нельзя было не заметить. Обычно молодой суетится, отбрасывается, ошибка на ошибке – а у этого рассудительность, как у тридцатилетнего. Как паузу держал! Как чувствовал дистанцию, вовремя передачу делал! Еще и потому раскрылся, что я его в пару к ветерану Оскарову поставил. Тот страховал. Весь сезон вместе отыграли. Надеюсь, сейчас вернет душу на место после случившегося.
С Сушинским вам легко было найти общий язык?
Макс – парень своеобразный. Но очень порядочный. Я только принял «Авангард», встречаемся с Ленинградом. Для Сушинского это личное. Товарищеский матч – то зацепит, то отмахнется. Насобирал удалений. В перерыве поворачиваюсь к нему, резко: «Максим, если ты не хочешь играть – то не играй. Заканчивай с хоккеем». Сушинский промолчал. После матча заходит: «Даю вам честное слово, что этот сезон доиграю и у вас в команде не останусь» – «Максим, твое право». Так и случилось, уехал в Америку. В Штаты мы ему с Бардиным звонили, звали назад – он вернулся. Нормальные отношения.
По работе к нему претензий не было вообще. Хватал молодого защитника Кагайкина: «Кагаич, пойдем». Едут в угол – обыгрывает и вылазит. Снова и снова. Сам про себя говорил: «Ну какой я мастер? Все за счет цап-царап…» Молодец! Играли финал с Магниткой – если б Гловацкий не рубанул, не сломал Сушинскому голеностоп, мы бы побились. Сушика не стало – команда посыпалась.
Осмыслено его выбивали?
Думаю, да.
Это не Валерий Константинович придумал?
Вряд ли. У нас с Белоусовым перед финалом был хороший разговор. Если помните, Постников все время замерял клюшки. Вот мы встретились с Валеркой: «Давай эту херню уберем, а? Чтоб не ты не измерял, ни я» – «Решили!» С Белоусовым все по-честному было.
Челябинск – Москва
  

«Цыгуров был настоящим бригадиром, настоящим мужиком» 
20 января 2017
RussianHockeyStyle.Ru о великом тренере Геннадии Цыгурове – в воспоминаниях людей, его хорошо знавших.

«Человек с огромным сердцем»
Олег Выгузов, друг семьи Цыгуровых:
Для нас хоккеисты были сопоставимы с людьми с другой планеты, с теми, кто играл в кино. Начали общаться два-три года назад – сначала по телефону, а потом в жизни, и я не слышал от него ни слова отказа. Цыгуров - человек с большим, с огромным сердцем. Знал много шуток и баек, а его фирменная цыгуровская улыбка навсегда останется в памяти.
Цыгуров был настоящим мужиком, бригадиром. Не зря он получил такое прозвище. Бригадир – это член коллектива. Его хоккейная жизнь была похожа на заводскую – рабочий процесс и требовательность, прежде всего, к себе. Он ставил задачу и требовал ее выполнения. Но при этом коллектив его любил. Не сказал бы, что Цыгуров был настолько авторитарным, насколько его пытаются представить.
Он и есть челябинский хоккей, а челябинский хоккей – это Цыгуров. Любовь к Родине, к челябинскому хоккею он пронес через всю свою жизнь. Не зря это тренер, который больше всего проработал с «Трактором». Цыгуров принял команду, будучи молодым тренером и выводил на четвертое место.
Цыгуров не был золотым мальчиком. Есть тренеры, которым все легко давалось, их всех любили. Есть тренеры, которые работали только с сильными составами. Геннадий Федорович брался за любую работу и всегда достигал результата. После себя он оставил великих мастеров и самое ценное, что выше себя. Работал в юниорской и молодежной сборной России. Он воспитал целую плеяду игроков, вывел их в элитный хоккей – начиная от Вячеслава Быкова, заканчивая Андреем Поповым.
И он хотел жить. Очень. Он верил, что сможет выкарабкаться. Боролся как мог. Хотел быть с семьей и жить ради своих внуков.

 

«Профессионал высочайшего уровня»
Марк Винницкий, бывший директор «Трактора»:
Как тренер он все доказал и добился очень многого. Цыгуров это и неотъемлемая часть истории советского и российского хоккея. Профессионал высочайшего уровня, он знал о хоккее все, тайн для него практически не было. По почерку игры его команды всегда были узнаваемы, а на игроков у Геннадия Федоровича был настоящий нюх.
Цыгуров был очень начитанным человеком, любил цитировать великих людей – просил выписывать понравившиеся цитаты и постоянно вставлял яркие фразы в свои выступления. К каждой игре он подходил максимально скрупулезно, готовил индивидуальное задание для звена и отдельного хоккеиста. Его установки были всегда очень яркими, интересными и глубокими. Перед матчем рассказывал об истории противостояния, о сопернике, о каждом его звене, кто забивает, кто отдает, кто в какой манере любит играть, какие слабые и сильные стороны.
Чему должны учиться у него молодые тренеры? Быть требовательными, внимательными, чтобы не было никаких мелочей в работе. Быть независимыми и отстаивать свою точку зрения. При этом нужно уметь создавать условия для команды. Цыгуров всегда умел организовать коллектив, видел хоккеистов насквозь, находил им нужное место. Умению анализировать, смотреть вперед и выстраивать стратегию – вот чему у Цыгурова нужно учиться.
 

«Человек с сумасшедшей энергетикой»
Иван Савин, экс-защитник «Трактора»:
Главное, что я могу сказать о Цыгурове, – это человек с сумасшедшей, мощнейшей энергетикой. Другого такого я не встречал. Именно эта энергетика позволяла ему бороться со всеми теми с трудностями, с которым он столкнулся в последнее время.
Цыгуров был идейным человеком – если что-то делал, то верил в это искренне. Очень положительные эмоции остались от той работы, которую мы делали вместе. После завершения своей карьеры я не обнимался ни с одним тренером. А с ним, как увиделись, обнялись сразу же, вспомнили те времена. Хотя, когда я был хоккеистом, Геннадий Федорович ругал почем зря. Но он сделал из меня настоящего игрока, как и из многих других. И я благодарен ему за такой толчок в карьере. После работы с Цыгуровым я поехал играть в Суперлигу, и, если бы не травмы, спортивная карьера бы сложилась совсем по-другому. Он закладывал в игрока физический, моральный, идейный фундамент.
Игрокам в его команде настраиваться лишний раз не нужно было. Весь год мы только и слышали: «Трактор», «Трактор». Более искренних патриотов клуба и Челябинска в городе найти было сложно. Мы прониклись его идеями и поняли, что являемся лицом легендарной команды. Геннадий Федорович для результата делал все. Мог выжать из любого игрока максимум.
Никто жестче, чем он, с игроков не спрашивал. Мы выходили со льда, и в течение часа не было сил снять форму, усталость была невероятная. Однако это было все во имя результата. К игрокам Цыгуров относился как к своим детям. Была отцовская забота – строгая, но справедливая. Никто на него сильно не обижался, все всё понимали. Цыгуров делал для своих хоккеистов все.
Источник - RussianHockeyStyle.ru




Он очень хотел жить
Мы потеряли Геннадия Цыгурова. 

- Знаешь, так хочется внимания и уважения как к профессионалу при жизни. Мертвым это не нужно.

Он действительно очень хотел жить, говоря эту фразу и уже зная исход. Два года назад Геннадию Цыгурову диагностировали рак, и все это время Бригадир продолжал бороться, продолжал жить и идти тем путем, что выбрал для себя еще в юности.
Где он, настоящий русский мужик? Какой он?
Именно такой.
Геннадий Федорович был кулаком, олицетворявшим поколение шестидесятников, воспитанное сильным и стойким в голодные послевоенные годы. Уже в 23 он стал капитаном «Трактора», а еще раньше получил в наследство от Виктора Столярова прозвище «Бригадир», закрепившееся за Цыгуровым навечно.

Где-то мимо его окон проплывали перестройка, путч, дефолты, Миллениум и бесконечные нанореволюции во всех сферах жизни. Менялись люди, устои общества, менялся хоккей. Цыгуров же оставался тем, кем захотел стать 50 лет назад – несгибаемым борцом и настоящим Человеком, которому никогда не будет стыдно перед самим собой.

- Лежу сейчас в больнице и думаю: сколько я ошибок в работе наделал, надо было делать все по-другому.

Они называли это самокопанием. Мы – рефлексией. Стремление быть лучше и идти к новым целям всегда отличали Цыгурова. Как тренер он был многогранен. Только задумайтесь: четвертое место с «Трактором» (80-е), два золота с «Ладой» в МХЛ (90-е), золото с «молодежкой» на МЧМ (90-е), серебро с «Авангардом» (2000-е) и четыре (!) выхода в высший дивизион российского хоккея с разными клубами. Геннадий Федорович объял в себе несколько эпох и хоккейных поколений, продолжая нести те идеалы, что воспитал в себе.
Справедливость, честность, принципиальность. Многие сегодня и позабыли что это такое. Противоречить богоподобному Тихонову? Пожалуйста. Возвращать украденных игроков из Москвы? Легко. Вспоминать старые обиды? А вот здесь нет, увольте. Не мужицкое это дело.
Карьера Цыгурова-игрока – это пример. 18 сезонов за родной «Трактор», более 600 игр, падения-взлеты-стагнация, тренеры-перелеты-дворцы-раздевалки. Он видел все, понимая, что каждая принятая на себя шайба – это маленький шажок к успеху. В свой последний сезон Цыгуров забил «бронзовый» гол рижанам и всколыхнул команду, вскоре завоевавшую первые в истории медали для Челябинска.
Он остался в родном городе, нашел для него Валерия Белоусова, а когда пришло время – ушел в сторону, отправившись поднимать целину в Тольятти. Оказалось, вовремя для обеих машиностроительных столиц.

- Недокормить хоккеиста лучше, чем перекормить. Сытость вызывает брезгливость. Теряется стимул для игрока. Он должен показать абсолютно всё, что может, перед болельщиками и выложиться до конца.

Когда вы в последний раз слышали что-то подобное? Действительно, давно. Ушло это.

О его жесткости, нередко переходящей в жестокость ходят легенды. Цыгуров и сам не скрывал, что порой перегибал палку. По-доброму только великие признают свои ошибки. Но результат был, и, спустя время, хоккеисты признавали: да, только дисциплина в нужные моменты помогала нам побеждать.

- Помню, проводил я тренировку на земле у озера Смолино. Утро было. Смотрю, с удочкой и ведерком поднимается с берега Рудольф Документов. Ветеран, легенда! Я построил команду и говорю: «Вот, Рудольф Николаевич, команда «Трактор». Он оглянулся: «У нас в столовой тоже много народу было».

Конечно, с улыбкой. Но сегодня она грустна.
Валерий Белоусов, Петр Дубровин, Сергей Михалев, Анатолий Тимофеев. Этих людей, олицетворявших тот самый челябинский хоккей, с нами больше нет.

Теперь нет и Геннадия Цыгурова.

В последний год жизни он очень часто общался с Анваром Гатиятулиным, понимал, что именно этот тренер – будущее, честность и справедливость «Трактора».

Немного ошибался. Будущее, честность и вера в идеалы родного клуба – это каждый из нас, кто помнил, и будет помнить наследие Геннадия Федоровича.

Бригадиру было 74. Он сделал все, что мог.

Иван Ломовцев, Олег Выгузов

04.03.2015 по своды ЛА Трактор был поднят флаг Г.Ф.Цыгурова, как тренера, приводившего команду Трактор к 4 месту Чемпионата СССР 1981 года и выведшего её в элиту Российского хоккея в 2006



Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988
Золотарев И. авт.-сост. «50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Жидков В. «Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-1947 - 2006-2007». 
Справочник Жидков В.,Серебренников С.,Тетерин П. Кубки,кубки,кубки. 2008
Фото архив Г.Цыгурова, ХК Трактор, открытых источников