суббота, 12 августа 2017 г.

К истокам становления канадского хоккея в Челябинске

Канадский хоккей – задолго до войны привлекал наших спортсменов, но в то время не соответствовал идеологии Советского спорта, как элемент буржуазной культуры. Противопоставлялся «русскому хоккею».
После Победы в Великой Отечественной войне канадский хоккей стал развиваться в основном в спортивных клубах Армии (ЦДКА, ОДО) и НКВД (Динамо). Только инициативой снизу это трудно объяснить, безусловно «отмашка» была дана на самом верху
Общепринятой считается версия, что канадский хоккей должен был стать новым полем соревнования с Западом.
Я также считаю, что это «идеологическое» послабление в какой-то мере было подарком Советскому народу победителю.
Дальнейшая история доказала, что выбор и ставка на канадский хоккей стали гениальным социально-политическим проектом.

В 1946 прошло первое официальное первенство страны (неофициальное в 1945), где 90% команд представляли клубы армии и общества «Динамо», и только две команды старейшего общества профсоюзов «Спартак».
Только в следующем первенстве «подтянули» тыл - была создана вторая группа, основу которой уже составляли команды профсоюзов работников разных отраслей ДСО «Дзержинец», «Торпедо», «Буревестник», «Локомотив»

Как же начинался хоккей в Челябинске? На самом деле было ли всё так организованно, задокументировано, как мы себе это представляем? Работа с архивными документами говорит об обратном.
Документооборот (руководящего звена, парткома, комитета комсомола, завкома и т.д) на Кировском заводе касался главных проблем организации производства и решения культурно-бытовых проблем рабочих и ИТР. Что касается физкультуры и спорта в протоколах профкома 1947 года упоминается только о проведении общезаводского кросса и мероприятий о сдаче норм ГТО.
Организация работы по развитию спорта и физкультуры возлагалась на Совет ДСО «Дзержинец». В архиве сохранились лишь материалы отчетно-выборных конференций, в которых о хоккее с шайбой написано несколько абзацев. Письма и другие распорядительные документы ДСО не сохранились.
Вспоминает В.Шувалов
«В 1947 году к нам в Челябинск пришло распоряжение развивать такой олимпийский вид спорта, как канадский хоккей.»

Многие вопросы решались без лишнего документооборота на уровне устных распоряжений и поручений. А основное бремя создания команды легло лично на В.Васильева безусловно при полной поддержке И.М.Зальцмана.
Ветераны вспоминают об указании сверху о создании команды, однако в приказах, распоряжениях руководящих лиц, протоколах завкома упоминание об этом отсутствует. Откуда, в какой форме и куда поступило это указание? В обком партии, облисполком, ДСО, на Кировский завод – пока неизвестно.

Итак, летом 1947 тренера ДСО «Дзержинец» по внештатной оплате В. Васильева командируют в Москву на курсы по канадскому хоккею.
Вспоминает В.Васильев:
«То ли этот вызов был курсами по шайбе, как сейчас говорят, то ли это был просто вызов: время было такое. Я собрался. «Мужики» - ровесники мои и еще молодые парни - напутствовали. Директор катка - фамилия у него была Калантай, если не ошибаюсь, - спросил: «Чё тебе еще нужно?» А что было нужно? Может, таблетку какую-нибудь...
Поехал. В Москве в это время уже организовалась...как бы так сказать...- компания. Были там Всеволод Бобров, Толя Тарасов, знакомые по репортажам Вадима Синявского фамилии футболистов, а также - «Великие» силы - до Сталина. Отца и сына Василия.
Все было необычным в новом виде спорта для игроков в русский хоккей. Почти в четыре раза меньше площадка. Вместо одиннадцати игроков только шесть. Вместо круглого матерчатого шарика - литая резиновая шайба. Клюшка в нижней части загибается под прямым углом. А самое главное - фантастическая скорость.
В те годы мы имели сильную команду по хоккею с мячом. Ребята были «на ходу», неплохо владели техникой, успешно участвовали в крупных соревнованиях. Теперь же предстояло переучиваться.
Шайба упорно липла к мокрому асфальту, заменявшему на курсах лед. То ли дело плетеный мяч - подчиняется беспрекословно.
- Подними, подними! - требует Анатолий Владимирович Тарасов. Хорошо сказать: подними. А если никак не получается?
- Всеволод! - подзывает Боброва Тарасов.
- Покажи, как это делается...
Непостижимо! Щелчок - и шайба послушно лежит в узеньких воротах, образованных двумя склонившимися к земле молоденькими березками. Точно в девятку! Щелчок. И снова в девятку! Вот он какой, хоккей с шайбой, как его не полюбишь!
По приезду из Москвы я собрал команду и сказал...
Не помню, кто ко мне из ребят пришел первым, когда я из Москвы вернулся. Но помню: стоит передо мной высокий, кривоногий Витя Шувалов; хитрый глаз бросает на меня совершенно русский Коля Эпштейн; отступил в сторонку, но весь напрягся Женя Рогов... Что мне осталось? Сказал так: будем развивать новый хоккей...
Сережка Захватов сразу уцепился за это. Он сказал: «Давай, Витя!» Или что-то в этом роде... Я начал прикидывать состав... А они сидели рядышком - Боря Ребянский готов встать в ворота: он баскетболист, он футбольный вратарь «Дзержинца», он готов был и шайбы ловить. Про Витю Шувалова и Рогова Евгения я уже не говорю. Нашлись и другие парни... В основном, конечно, заводские, от станка.»

Создание команды по канадскому хоккею на Кировском заводе с одной стороны лично для Зальцмана сулило укрепление его позиций в «высшем политическом клубе». Команду ВВС опекал лично В.Сталин, армейские клубы курировало высшее военное руководство, «Динамо» - соответственно НКВД.
Для Зальцмана это важно было и потому, что его положение после 1945 в Москве весьма пошатнулось, «наверху» копилось недовольство его работой по переходу завода на выпуск гражданской продукции, тракторов С-80, в Москву по партийной линии шли доносы о деспотичных методах руководства директора.

Но была и другая сторона – Зальцман действительно любил спорт и был увлеченным болельщиком, и его роль в появлении, становлении команды, забота и внимание к игрокам трудно переоценить. Свидетельством тому только добрые воспоминания игроков о директоре.
Н.Эпштейн вспоминает:
«Зальцман за положением дел в команде присматривал, понимал, что работягам нужна радость, требуется в той непростой жизни отдушина. Веселья–то тогда особого у народа не присутствовало, надо было вкалывать до седьмого пота, страну после войны поднимать. Спорт в те годы жизнь и олицетворял. Это точно. И Зальцман как человек государственного мышления этому аспекту жизни много внимания уделял, постоянно спорт под присмотром держал.»
Вспоминает Б.Ребянский:
«Я играл в других командах. Видел, как настраивали игроков перед матчем партийные чины, даже маршал Чуйков. Но такой установки на поединок, какую давал Зальцман, больше никогда не видел, - признаётся Борис Кирилович. - Первым делом вопрос: «У кого какие проблемы, претензии?» После приёмов едва не у самого Сталина Исаак Моисеевич прилетал в Челябинск и уставший ехал не домой, а на игру.»
Так с лета и собралась первая на Южном Урале команда по канадскому хоккею, начались тренировки, знакомство с правилами игры, в деревомодельном цехе стали делать клюшки, на заводе сами подбирали состав для отливки шайб.
Вспоминает И.Брик:
«В 1946 когда только появился хоккей с шайбой, пошли разговоры, что работник сталелитейного цеха, румын, у себя в стране играл в хоккей с шайбой и обещал привезти клюшку и шайбу. И привез. Все пробовали, но после короткой клюшечки для хоккея с мячом долго не могли привыкнуть. Так как позднее из Москвы их мало поступало, мы организовали производство клюшек у себя в деревомодельном цехе. Лучше всех их делал наш почетный мастер спорта, заслуженный тренер РСФСР по городкам Михаил Сорокин (отец Олега Сорокина). Когда Всеволод Бобров приезжал сюда, то он у нас всегда заказывал несколько штук.»
Вспоминает В.Шувалов
«В деревомодельном цехе сделали клюшек 20 штук - на всю команду. Мы еще подумали: ну этого нам надолго хватит. Вышли на тренировку, и за несколько минут от клюшек остались одни щепки.
Никакой защиты не было, максимум - надевали, как в русском хоккее, байковые брюки, курточку, на голени футбольные щитки, на руки самые обычные матерчатые перчатки. Мы же в русском хоккее привыкли бить по мячу, а не бросать. Ух и досталось нам от шайбы! После тренировки пришли все в синяках, ссадинах, кровоподтеках... Страшно смотреть. «Ну его на фиг такой хоккей!» - до сих пор помню, как мы плевались.
А разнарядка сверху была, как тут откажешься? Значит, надо играть.»

Осенью 1947 отделом футбола и хоккея Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при Совмине СССР формировалось положение и календарь соревнований, утверждались составы команд, соответственно команда должна была подтвердить свое участие. К сожалению документация ДСО не является объектом постоянного хранения, а в архивах завода такого письма пока не найдено.

Команда тренировалась в свободное от основной работы время, освобожденным был только тренер В.Васильев и игрок команды - тренер по русскому хоккею М.Петров.
Сам директор решал кадровые вопросы (командировки, отпуска, назначение, освобождение от должности, взыскания) руководящего состава.
Письменных распоряжений его об освобождении с основного места работы членов команды я не нашел. Возможно это была резолюция, направленная непосредственно в отдел кадров и начальникам цехов.
Вспоминает А.Ященко:
«Исаак Зальцман, директор завода, собрал у себя всю команду, сообщил начальникам цехов, что мы освобождаемся от работы. С тех пор мы только тренировались. Сперва деньги получали по цехам, в которых раньше работали, позже их перевели в завком. Работая на заводе, я получал около трехсот рублей, все зависело от производительности. А игроки имели чуть больше двухсот. Приезжим платили побольше, а своих можно было «придавить» маленько.»
Вспоминает В.Шувалов:
 «Все футболисты были закреплены (оформлены) в цехах. В команде официально не было штата. Был приказ-разнарядка Зальцмана в цех МХ-2: «Шувалова освободить с сохранением зарплаты».

1 января 1948 команда провела первый свой официальный матч во II-ой группе первенства СССР с «Торпедо» Горький.

Почему именно 27 декабря 1947?
Это дата появилась как дата официального оформления секции по хоккею с шайбой (выделение её в самостоятельную секцию из секции «русского хоккея» в ДСО «Дзержинец» (коллективе физкультуры Кировского завода). Секция открыта (выделена)  решением Завкома Кировского завода по инициативе директора.
Поясню секция это собственно и есть команда. В дальнейшем секция расширялась за счет цеховых команд, второй команды «Дзержинец», и детско-юношеских команд.
Это дата является общепринятой. Но С.Чернышев в материале еженедельника «Футбол Хоккей Южного Урала» от декабря 2014 утверждает, что «днем рождения» команды необходимо считать первый официальный матч команды 1 января 1948. Это безусловно существенный критерий. Но не более, чем дата создания команды, кроме того общепринятая.

Кроме распорядительных документов по Кировскому заводу, протоколов завкома, предстоит еще большой объем работы с архивными материалами, в ходе которого возможно появятся новые факты о становлении канадского хоккея в Челябинске.

Комментариев нет: