Показаны сообщения с ярлыком Брик Иосиф Айзикович. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Брик Иосиф Айзикович. Показать все сообщения

суббота, 5 октября 2013 г.

Брик Иосиф Айзикович


Брик Иосиф Айзикович 20 (07).03.1916 - 01.08.2002




















г. Умань Киевской обл., УССР. Комсомольский деятель, организатор спортивной работы, заслуженный работник физической культуры РСФСР (1974). В Челябинск приехал осенью 1941 вместе с эвакуированным инструментальным заводом. В 1943 избран секретарем цеховой комсомольской организации, в 1944 - заместитель секретаря заводского комитета комсомола по военно-физкультурной работе, в 1947 - председатель цехового комитета профсоюза. В 1957-1978 председатель совета коллектива физкультуры ЧТЗ. Заводскому коллективу физкультуры под руководством Брика одному из первых в стране было присвоено звание «Спортивный клуб» (1962). В 1978-1980 Брик работал заместителем председателя профкома ЧТЗ. По инициативе Брика были построены и реконструированы Дворец спорта ЧТЗ (1958), спортивно-оздоровительный лагерь «Малый Сунукуль» (1959), лыжная база (1963), водно-моторная база (1963), плавательный бассейн (1970), спортивный корпус с 5 залами, открыты СДЮШОР по хоккею, спортивной гимнастике, комплексная школа с отделениями плавания, лыжных гонок и легкой атлетики. Брик являлся председателя отраслевого бюро по физической культуре и спорту областного комитета профсоюза, членом городского совета ветеранов спорта, председателем совета ветеранов спорта облсовета Всероссийского физкультурно-спортивного общества «Россия». Удостоен 5 правительственных наград.
Брик был проводником идей И.М.Зальцмана по созданию заводской команды по хоккею с шайбой. Лучший спортивный деятель Челябинска XX века. 

Беседа с Иосифом Айзиковичем Бриком, многолетним председателем спортклуба ЧТЗ
Приехал я в Челябинск в 1941 году с Харьковским моторным заводом. Работал мастером в цехе, два года был комсоргом, а после войны меня избрали зам.секретаря комитета комсомола по военно- физкультурной работе. В то время спортом занимался, в основном, комсомол, профсоюзы отстранялись от этих дел, только финансировали. Главным болельщиком и организатором был директор завода И.М.Зальцман. Нужно отдать ему должное. В октябре 1945-го года он принял решение построить каток, а 5 декабря мы его уже открыли. Не хоккейный, а для общего проката, потом только стали делать «коробки» и прочее. Искусственный лед гораздо позже появился - при директоре Г.В.Зайченко.
Период организации хоккейной команды я хорошо помню, так как все собрания проходили у нас.
В 1946-47 гг., когда только появился хоккей с шайбой, пошли разговоры, что работник сталели­тейного цеха, румын, у себя в стране играл в хоккей с шайбой и обещал привезти клюшку и шайбу. И привез. Все пробовали, но после короткой клюшечки для хоккея с мячом долго не могли привыкнуть, Так как позднее из Москвы их мало поступало, мы организовали производство клюшек у себя в деревомодельном цехе. Лучше всех их делал наш почетный мастер спорта, заслуженный тренер РСФСР по городкам Михаил Сорокин. Когда Всеволод Бобров приезжал сюда, то он у нас всегда заказывал несколько штук.




В 1948-м году начали играть на первенство страны. В начале года выиграли зону, а нужно было занять первые два места. Вошли мы и Свердловск, Финальные игры проходили в Перми. Наша команда играла в лыжных костюмах и велосипедных шлемах, а вратарь - Боря Ребянский - стоял на воротах в танковом шлеме. Ребянский был первым вратарем, М.Пешков почти не стоял. Боря - атлетический парень, здоровый, до этого был футбольным вратарем  Очень много оплеух получал шайбой в свое время, надо все-таки уметь ее принимать. В лицо еще не так часто шайба летела, не умели. Основная сложность и заключалась в том, что никто не мог поднять шайбу. Столько тренировались, но не получалось - и все тут. Шайба по льду каталась. Это Бобров мог попасть или Виктор Шувалов. Шувалов, конечно, здорово научился, он вообще «звездой» был. Не случайно чуть позже самая лучшая тройка в стране была Шувалов - Бабич - Бобров. Я был на чемпионате мира в Москве в 1957 году, наши тогда неудачно сыграли, но как эта тройка выходила... Это ж бесподобно, чудеса творила!
ЦСКА и ВВС были самыми сильными командами  Воровали игроков, где только могли, и всех лучших зачисляли в армию лейтенантами, с соответствующей зарплатой. Шувалов закончил, кажется  майором, а Бобров - полковником, как и А.В.Тарасов. Везде и всюду говорят, что Женишек забросил первую шайбу за «Трактор» - это не так. Он первый год не играл. Первую шайбу забросил Шу­валов, который был лучшим игроком и также лучшим футболистом. Его у нас «украли» в 1949 году. Специально за ним по команде сына Сталина - Василия - прилетел самолет. А в Свердловске - «украли» Володина, тоже хороший молодой парень был.
Трагедия в том, что вся команда ВВС погибла в январе 50-го года, когда летела к нам на игру. Была страшная вьюга, и аэродром не принимал их самолет  Тогда они полетели в Свердловск на военный аэродром. Кружили, кружили, но их тоже не приняли  Связались с Москвой, и генерал авиации Васи­лий Сталин дал команду «принять». Но у них не получилось с посадкой, и самолет врезался в гору, их проронили там же. Там погиб цвет советского хоккея. Бобров должен был лететь этим самолетом, но опоздал на него, проспал. Шувалов же пришел к самолету, а капитаном команды ВВС был Бочарников, который сказал Виктору: «Уходи домой. В Челябинск не полетишь.» Сказал так, чтобы не было скандала, так как не прошло и года, как Шувалов удрал в Москву. Тут бы его, конечно, встречали свистом. А Бобров и начальник команды приехали через два дня поездом. Я работал председателем цехкома ЦТА и пригласил их выступить, сфотографировались на память.
В первый год участия пригласили из Оренбурга Бориса Кулагина, но его вскоре забрал Тарасов, а еще позже, в 70-х годах, он сам стал тренировать ЦСКА. Играл у нас в футбол Коля Эпштейн, он и в хоккей начал играть тоже у нас. Пробыл год-два и уехал в Москву, а потом долгое время тренировал воскресенский «Химик».
Тогда искусственных катков не было. Лед на Урале появлялся раньше, чем в Москве, поэтому все команды приезжали в Свердловск и Челябинск. Например, ЦСКА - сюда, а «Спартак» - в Свердловск. Они тренировались, мы проводили с ними игры, а потом ЦСКА и «Спартак» менялись местами.
В 1948 году мы играли с рижанами, мороз был страшный, градусов 35. Но болельщиков все равно полные трибуны. Я, например, не пропустил ни одного матча. Судейская коллегия приняла решение играть 6 периодов по 10 минут (60 минут надо же отыграть). На рижан было больно смотреть. Они приехали налегке. Даже когда на автобусе их везли из аэропорта, они замерзли. Впервые я видел игру в шесть периодов. Мы выиграли, но рижане опро­тестовали игру. Федерация заставила переиграть в Москве, мы опять выиграли, но с более скромным результатом.
Близлежащие со стадионом магазины заранее узнавали, когда будут игры, чтобы вовремя запастись спиртным. 
Это был анекдот. Стадион вмещал 9 тысяч человек, а ходило на него все 10 тысяч, поэтому люди стояли плотно друг другу, никуда не отойти, ни встать, ни повернуться. Что делали - клали бутылку в нагрудный карман, опус­кали е нее маленький шланг и потихоньку сосали из «поллитры» для «сугреву». А потом рабочие стадиона мешками везли сдавать бутылки. После игры они еще час-полтора собирали их, а потом уже шли по домам. Даже драки за территорию возникали,
Почему команду назвали «Дзержинец»? 
Это было Всесоюзное спортивное общество промышленных предприятий. В 1954 году тренером поставили С.И.Захватова. Сначала он играл, а затем его сделали тренером. Образование у него было среднее, закончил магнитогорский техникум физкультуры  Обычно мы занимали места в середине турнирной таблицы, а в 1955 году заняли четвертое место. И когда в 1957 году мы вновь стали четвертыми, все игроки получили звание «Мастер спорта», а С.И.Захватов (он уже был тренером) - нет. Столько лет он играл и руководил командой, и не дали. У нас директором завода был Александр Ильич Крицын - депутат Верховного Совета, и мы попросили его позвонить председателю комитета физкультуры Николаю Николаевичу Романову. Он звонит, представляется и спрашивает, почему не дали «мастера спорта» Захватову. Пауза минуты три. Потом тот отвечает: «Мы не можем дать ему это звание, а вот «Заслуженного тренера СССР» - пожалуйста». Так это же намного выше! Тут же Захватову дали звание «заслуженного тренера», причем он был четвертым за всю историю хоккея. Но после этого сезона команда начала «валиться», несколько ведущих игроков уехали. «Там» это узрели и десять лет никому из тренеров звания не давали.
К сожалению, многие из наших тренеров были любителями «зеленого змия», и Захватов не исключение, поэтому мы решили его поменять.
Тренером поставили Столярова, его бывшего партнера по команде и помощника. Виктор Иванович окончил челябинский пединститут, физфак. Я его помню еще с времен войны: с ним тоже связана одна история. У нас была хорошая футбольная команда... В 1951 или 52-м году его и защитника Лемешева мы потеряли. Сборная по футболу поехала играть в выходной в подшефный совхоз. По дороге машина сломалась. С нами ехал председатель ДОСААФ Костя Рамунь и у него были с собой мелкокалиберные винтовки для соревнований. Делать было нечего, ребята взяли винтовки и начали стрелять по изоляторам на столбах. Лемешев стрелял  и три раза была осечка. Столяров взял у него винтовку, сел напротив, щелкнул, а она выстрелила прямо Лемешеву в лоб. Столярова посадили на три года...
Из местных тренеров хочу отметить и Аль­берта Данилова. Он был замечательным игроком, способным парнем. Окончил машиностроительный техникум и омский институт физкультуры с отличием, причем за два-три года. Один из умнейших тренеров был, но характер... Больше года-двух он ни в одной команде не задерживался, и мы тоже были вынуждены с ним расстаться. Например, если проиграла команда, он двое суток ни с одним игроком не разговаривал, ни на кого не смотрел. До того доходило, что из-за него многие, даже ведущие хоккеисты, хотели удирать из команды.
До 1948-го года я работал в комитете комсомола  потом был председателем цехкома. В 1953 году опять перешел в свой инструментальный цех старшим мастером, а в 1956 году меня избрали предсе­дателем спортклуба, но членом его Совета я был все время. В то время мы курировали 23 вида спорта. На первом месте, конечно, стоял хоккей, команда, которая участвовала в первенстве Советского Союза. Была у нас и футбольная команда год или два, но ее продали «Локомотиву». Что значит продали? Мы несли сумасшедшие расходы, больше, чем в хоккее. Она состояла из приезжих игроков, и им нужно было платить довольно прилично, а завком и завод сколько положено - столько и выделяли. Начальник железной дороги был заядлым болельщиком и всю команду вместе с базой купил. Мы были рады, что можно будет уделять больше внимания хоккею.
В 1960 году произошел уникальный случай. Мы выступали в Чехословакии на турнире в честь 15- летия освобождения ее от фашизма. В одном из матчей игрок «Дуклы» явно нарушил правила. Свисток судьи, и... удаляют нашего игрока. Как с судьей говорить, если я не знаю языка? Народ что-то кричит, что - не пойму. Я к переводчику. Оказывается, они кричали, что не того выгнали. Мне это понравилось. Впервые я увидел, как нашего игрока возвращают на лед, а соперника удаляют. Правда восторжествовала. В последней игре нам нужно было побеждать - ничья не устраивала. Мы вели в счете с разницей в две шайбы - второе место было почти в кармане, но на последних минутах они отыгрались, и нам досталось только третье место.
Еще памятен этот год тем, что мы долго «воевали» с «Буревестником», чтобы взять к себе Владика Смирнова. Тренер команды Н.Сидоренко его не отдавал. Долго Владика уговаривали: «Ты же ни разу не был за рубежом...». И, наконец, уговорили. Прилетели в Прагу, пересели в другой самолет и полетели в Банску-Быстрицу. Жили там на курорте Слияч. Приехали довольные, что усилили команду, вдруг у Смирнова в столовой живот заболел. Вызвали врача, он посмотрел и отправил его в больницу. Там нас встретил хирург, здоровый, как мясник. Осмотрел его и говорит: «Оперировать надо. Аппендицит.» Владик услышал и завопил: «Нет! Не дам! Не надо оперировать!» Врач мне говорит: «Вы уезжайте, а я его прооперирую, никуда он не денется. Приедете через два часа.» Мы ушли, вернулись, а ему уже за это время выделили отдельную палату, натащили русских книжек, медсестры снуют вокруг. Мы его забрали, а через четыре дня у нас игра, так он пытался выйти на лед, но ему не разрешили. Зато на 18- й день после операции он уже катался.
В 1968 году мы выступали в Кошице (Польша) на Кубок шахтера. 
Там были немцы, чехи, поляки и мы. Несмотря на то, что играли на открытом искусственном льду, народа было много. Они здорово праздновали. Тогда мы выиграли первое место, и министр угольной промышленности, по совместительству возглавлявший Федерацию хоккея, вручил нам Кубок, сделанный, как будто, из угля. Оригинальный Кубок, он и сейчас где-то в спортклубе стоит. Думаю, что его отливали, потому что так обработать уголь невозможно.
Когда был хоккей, кругом была конная милиция. Из Москвы в 1957 году, после чемпионата мира, я привез сборную ГДР. Долго с ними договаривались. Здесь все дороги были перегорожены грузовыми машинами, а вокруг полно было конной милиции.
Болельщики с первого дня полюбили канадский хоккей. Многие наши игроки выглядели довольно прилично. Народ приходил на наши тренировки, на тренировки ЦСКА, «Динамо». Курьезы всякие были. Тренировки Тарасова - это цирк. Штрафовал только так, если что-то неправильно делали: «Ползи по льду. На коленях!» Тарасов здорово придумал. Конечно, это ТРЕНЕР, он держал команду. Сборной СССР вместе с Тарасовым руководил Чернышев (главный тренер). Он часто приезжал к нам, я водил его по цехам, показывал все. Рабочие просили его рассказать про сборную, и он говорил: «Вот, например, Коноваленко не стирает носки. Приехал на чемпионат, поставил носки, и они будут стоять до конца чемпионата.». Хоккеисты вообще суеверные люди. Боже упаси, чтобы они посадили перед тренировкой или игрой в автобус женщину: «Женщина на корабле к несчастью». Был такой случай. Играли мы в Воскресенске. Проводили перед игрой установку. Вдруг входит в раздевалку женщина, заместитель отдела комсомола - Валя Ботнер (сейчас она работает в Академии физкультуры). Слышу - пошел ропот, и Коля Бец говорит: «Все. Мы сегодня проиграем. Женщина появилась...» Точно, проиграли.
На матчи с ЦСКА и «Спартаком» билетов было не достать. 
Мы имели право продавать 9 тысяч билетов, а контролеры - тоже люди, рубль в карман - и они пропускают, поэтому народа набилось уйма. И был начальником МВД генерал Мартынов. Он как увидел на одном матче, что людей битком, позвал своих сотрудников и велел проверить количество проданных билетов. А у кассира билетов не хватило, и она стала продавать абонементы (в одном абонементе -10 штук билетов). Я думал, что меня посадят. 10 тысяч наверняка продали. На мое счастье, они считали абонемент за 1 билет, а не за 10, и поэтому получилось чуть больше 9 тысяч, хотя было за десять.
Однажды народа набилось так много, что поломали борт. Полчаса в игре был перерыв, вышли плотники и ремонтировали. Люди стояли у бортов, сзади давление было сильное, вот и проломили. В другой раз сломали входные ворота. Очередь перед входом образовалась большая, контролер не успевал пропускать, и они как надавили... и хлынула масса на стадион. Веселые были времена...

Беседовал Сергей Рыбин
Футбол Хоккей Южного Урала № 4 (223) 1997

Расскажите, пожалуйста, об отношении директоров за­вода ЧТЗ к хоккею, к «Трактору».
Я приехал в 1941 году из Харькова вместе с заводом. Когда переходили на шайбу (это было в 47-м году), Исаак Моисеевич Заль­цман  принимал деятельное участие в комплектовании команды. Очень многие спортсмены были привезены им. В русский хоккей мы играли в Саду ЧТЗ. Было футбольное поле, но очень неудобное, неровное. Я помню, в 1946 году как-то вызвал Зальцман меня и секретаря комитета комсомола Якова Непомнящего и говорит: «Давайте построим каток напротив ремесленного училища. Но надо построить бы­стро». Кого назначить начальником? «Вот, - говорит Зальцман, - был у меня сегодня судья всесоюзной категории по футболу Горфункель, просился в Ленинград. Я не знаю, как он судил в Ленинграде, у него весу было килограммов 160, наверное. Предложу ему строить. Построит - отпускаю его в Ленинград». И говорит секретарю: «Соедините меня с Горфункелем». (Было уже половина третьего ночи). Раздается заспанный голос Горфункеля: «Слушаю вас, Исаак Моисеевич». «Ты что, спишь?» «Нет, что вы, что вы...» Он смеется и говорит: «Ничего себе, время полтретьего, утром работать, а ты еще не спишь. Вот такое предложение  построишь каток за месяц-полтора, мы тебя отпускаем». Он с ходу: «Нет». Зальцман взял и повесил трубку. Наутро Горфункель прибежал и дал «добро». Я был начальником штаба строительства от комсомола. Всю намеченную площадь окружили и сделали две площадки: наверху для русского хоккея, внизу справа - для фигурного катания, слева - просто для массового проката. Значительно позже построили внизу хоккейную коробку, а наверху, где было поле для массового катания, поставили три коробки.
Зальцмана в 1949 году сняли. Приехал Семен Андреевич Скачков. До этого он был парторгом на нижнетагильском вагоностроительном заводе. Скачков особого внимания хоккейной команде не уделял. Ее комплектованием усиленно занимались комитет комсомола и проф­союз. Скачков директорствовал недолго, его забрали в замминистры.
Затем был Александр Ильич Крицын. Он работал на заводе давно: мастером, старшим мастером, главным инженером. Нужно отдать ему должное: у нас в районе было две котельных, одну из которых отдали Дворцу спорта. Это был самый крупный зал. И Крицын приложил к этому руку, несмотря на препятствия: там хотели сделать учебный комбинат  Он настоял, и игровой зал был построен в очень короткий срок. Это произошло примерно в 1951 году. Александр Ильич редко приходил на игры, не был любителем. Но он помог нам в одном деле в 1956 или 1957 году, будучи депутатом Верховного Совета. Когда команда два раза подряд заняла 4-е место, всем было положено звание масте­ра спорта. Его присвоили всей команде, за исключением одного человека - тренера Захватова. Мы с секретарем парткома Леонидом Кудрявцевым пришли к Александру Ильичу и рассказали ему суть дела. Он решил поговорить с председателем комитета Романовым. Мы присутствовали при этом разговоре, даже подсказывали ему. Директор представился и говорит: «Человек играл столько лет, руководил этой командой. Все получили звания «мастеров», а ему не дали». И Рома­нов, видимо, ответил: «Я не в курсе дела, подождите пару минут. Вы знаете, да, «мастера спорта» мы ему дать не можем, но можем присвоить звание «Заслуженный тренер Советского Союза».» Мы киваем: «Конечно, это намного выше, чем «мастер спорта».» На второй день в газете «Советский спорт» было опубликовано постановление о том, что Захватову присвоили звание «Заслуженный тренер Советского Союза». Он был четвертым после Чернышева, Тарасова, Егорова.
В 1959 году пришел Георгий Васильевич Зайченко. который доль­ше всех был директором. Спорту он уделял большое внимание; усиленно занялся бассейном. Мы все время кричали: «Нужен искусственный каток!» Он заинтересовался, отправил командировку в Москву, в зал ЦСКА, посмотреть их проект. Два месяца летом он проводил каждую неделю оперативку, и искусственный лед был готов. Это произошло в 1960 или 1961 году.
После пришел Николай Родионович Ложченко. Он был не особым любителем посещать хоккей. Больше хоккеем занимались партком, зав­ком.
Сейчас Кичеджи немного денег дал. Но, по сути дела, все передано сейчас мэрии, а детская школа - городу.
Игорь Золотарев. Ноябрь 1997 г.
Золотарев И. авт.-сост. «50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997



Имя этого человека хорошо известно не только на ЧТЗ и в Тракторозаводском районе Челябинска. О нём знает спортивная общественность далеко за пределами Урала. Талантливый организатор, отличный оратор, человек большой души и огромного обаяния, он и сегодня являлся бы образцом руководителя, вожака коллектива.
Иосиф Брик - один из создателей любимого челябинцами хоккейного «Трактора».
Иосиф Айзикович не только один из тех, кто стоял у колыбели хоккейной команды мастеров. Он создал спортивный клуб ЧТЗ, который культивировал свыше 25 видов спорта. Клуб был одним из сильнейших и известнейших в СССР и дал стране спортсменов, удостоенных звания чемпионов мира, Европы и Олимпийских игр.
Так что же мы знаем об этом человеке? О себе он рассказывал так:
- Родился я 20 марта 1916 года. Это было незадолго до событий, которые
поставили Россию с ног на голову. То есть родился я при царизме, а прожил всю сознательную жизнь при социализме. И пережил фазы этого социализма - от начального и расширенного до развитого и завершающего. Мне осталось сделать только один шаг, и можно было вступить в... И я вступил, если вы меня спросите, во что я вступил ныне, то не знаю, что и ответить. В коммунизм? Но мы туда почему-то не попали! В капитализм? Извините, господа хорошие, но то, что сегодня имеем... это тоже что-то, но НЕ ТО! И всё же я живу. Все что-то строят, и я строю. Уж лучше строить, чем разрушать. И если мне удалось прожить со своим народом все эти периоды, значит, я счастливый человек.
Вы спрашиваете, что такое «счастливый человек»?
Счастливый человек — это тот, кому на девятом десятке лет задают такой вопрос. Значит, он не зря прожил жизнь, значит, имеет что сказать. Счастливый человек тот, кто создал семью, воспитал детей, растит внуков. Он тот, кто посвятил себя любимому и интересному делу, Тот, кто в мои года не чувствует себя одиноким и продолжает интересоваться окружающими событиями. И если в твои годы люди тобой ещё интересуются и задают такие вопросы,- значит, я очень счастливый человек!
Вы спрашиваете, сколько лет я отдал делу развития массового спорта? Я вам отвечу так: вполне достаточно, чтобы иметь своё мнение о положении дел с массовым спортом сегодня.
Я не теоретик, но зачем было разрушать то, что создавалось годами и апробировано жизнью? Зачем разрушать систему физической культуры, так называемую систему «Готов к труду и обороне». Она имела недостатки - несомненно, но имела и преимущества. Этой системе завидовали многие и перенимали наш опыт в других странах. Система охватывала всех — от мала до велика. Была система и нормативы ГТО и БГТО (Будь готов к труду и обороне), и были нормативы спортсменов высших разрядов и мастеров спорта. Она воспитывала молодёжь в духе физической культуры, призывала к активному занятию спортом и поставляла здоровых молодых людей в ряды Советской Армии.
Что мы имеем сегодня? Внучка наших друзей, первокурсница одного из уважаемых челябинских университетов, зачислена в группу настольного тенниса на кафедре физкультуры. Закончился семестр, пора сдавать зачёты, а она ни разу не посещала занятия! Не беда, плати деньги, и будет зачёт! Что делать — рыночные отношения. А физкультура и спорт?! В своё время на ЧТЗ в футбол играли 45 цеховых команд, свыше 25 коллективов разыгрывали чемпионат завода по хоккею. Если сегодня спасение российского футбола руководители видят в ногах Робсонов и прочих чужих звёзд, выходцев с африканского континента, то куда деваться нашим спортсменам? Как говорил Николай Озеров: «Такой хоккей нам не нужен!» Физкультура должна стать неотъемлемой частью человеческого бытия. В стране есть закон о всеобщем образовании. И должен быть закон о всеобщей физической культуре. Тогда будут здоровые россияне, а вместе с ними и здоровый образ жизни! Ибо ещё римский поэт Ювенал утверждал: «В здоровом теле здоровый дух!»


Вы спрашиваете, кто же я? Пессимист или оптимист? Я из породы тех, кто всегда верит в будущее. Но не просто в «светлое будущее», а в возможность нашего народа быть самому кузнецом собственного счастья! Да, мы потеряли темп. 10 лет чего-то искали, но при том многое теряли. И всё же не зря прожили последние годы. Мы научились отличать зерна от плевел, приобрели огромный опыт, научились ценить человеческую жизнь. Пора подумать о будущем, о молодёжи.
О чём я мечтаю? Если с высоты моих лет ещё можно о чём- то мечтать, то я скажу не тая. Я мечтаю вновь увидеть на глазах моих соотечественников слёзы радости и счастливые улыбки. И мечтаю, чтобы наша молодёжь плакала только тогда и так, как плакала Ирина Роднина на пьедестале почёта, слушая гимн Родины. Я мечтаю о том дне, когда откроют свои двери десятки новых спортивных детских школ, и миллионы россиян станут вновь заниматься физической культурой и спортом, Я мечтаю о новых успехах российского спорта. А для себя я мечтаю увидеть любимую команду «Трактор» в Большом хоккее! С Новым годом, дорогие мои земляки, с Новым счастьем!»
Такими словами встречал Новый, 2001 год Иосиф Айзикович Брик. Человек неуёмной энергии, всегда переполненный планами на будущее. Думал ли он, что это последний новогодний праздник в его жизни? Для многих из нас он был Товарищем, Другом и Учителем.
Человек, преданный своему делу, спорту и, конечно, любимому «Трактору».

Богуславский Б.М. «Черные и Белые», изд. «Цицеро», - Челябинск, 2013

суббота, 28 сентября 2013 г.

Хоккейный клуб Трактор, как всё начиналось

Чёрно-белая хроника… 
Забытые архивы.. 
Написать, точней даже «собрать», этот ретроспективный очерк меня подтолкнул огромный личный интерес к истории хоккейной команды (клуба) Трактор…  В данном случае к самому началу – зарождению «канадского хоккея» в городе Челябинске, в главном, возможно после Москвы, центре хоккея с шайбой в бывшем СССР.
К сожалению, какой-либо обобщённой информации я не нашел…Очевидно, это и не отражено в «летописи» команды, только отрывки и тезисы…
А между тем уходят свидетели тех событий.. Их воспоминания, опубликованные в разных источниках, и стали основой данной статьи…

Начало начал - Челябинский тракторный
Правильно было бы начать нашу историю именно со строительства Челябинского тракторного завода.
 В то время Челябинск слыл уездным городишкой с населением 60 тыс.чел. (если сравнить то это примерно Тракторозаводский район сейчас).
В ноябре 1929 года приказом ВСНХ СССР утвердили, что будущий ЧТЗ должен стать первым в стране заводом по крупносерийному выпуску гусеничных тракторов. Производственная мощность предприятия была определена в 40 тысяч машин в год. По объемам выпуска ЧТЗ должен был в полтора раза превосходить строившиеся Сталинградский и Харьковский тракторные заводы вместе взятые. Более того, ни в Америке, ни в Европе не было в то время тракторного производства такого уровня.
На стадии проектирование судьба удивительным образом сводит Челябинск и Детройт, где с сезона 1926/27 в НХЛ играет клуб «Детройт Кугуарс», позже «Фолконс», а в 1932 при смене владельца, получивший название «Ред Уингз».
Разработку генерального плана Челябинского тракторного завода начали в июне 1929 года. Окончательную редакцию генплана Челябинского тракторного решили провести за границей — в США. Переговоры с руководством американской фирмы Caterpillar об оказании технической помощи начались еще в январе 1930 года. Американцы, не отказываясь от совместной работы, выдвинули ряд требований, неприемлемых для советской стороны. В марте 1930 года переговоры зашли в тупик. Тогда советские представители решили создать в Детройте, столице американской автотракторной промышленности, специальное проектное бюро «Челябинск трактор плэнт». В его офисах 40 советских и 12 американских специалистов совместно работали над генеральным планом ЧТЗ. 7 июня 1930 года составление генерального плана Челябинского тракторного завода было завершено. А уже 10 августа 1930 года в торжественной обстановке заложили литейный, кузнечный и механосборочный цехи.

 Строительство котельного цеха 1931 года

15 мая 1933 года в 15 часов 40 минут под ликующие возгласы собравшихся заводчан первый сошедший с конвейера ЧТЗ трактор С-60 выехал из ворот механосборочного корпуса. До конца месяца намечали собрать 12 тракторов, но комсомольцы завода вышли с почином сделать свой, 13-й трактор, и слово сдержали.
1 июня 1933 года состоялся торжественный пуск «Челябинского тракторного завода имени Сталина».


Жизнь завода и жилых районов вокруг него постепенно приходила в «рабочий» ритм. В то время спорт и физкультура – являлись образом жизни. ЧТЗ не был исключением, при заводе организовывались спортивные секции, главной из которых была команда по футболу «Трактор», созданная в 1933 году.. Да, да Трактор, которая в 1946 году получила название «Дзержинец», с 1953 – «Авангард», а в 1957 году на базе Авангарда была создана команда Локомотив, просуществовавшая до 1987 года.
А будущим ведущим игрокам «Дзержинца», легендарным Виктору Шувалову и Павлу Гангану (прим. Ганган остался футболистом и играл за ФК Дзержинец с 1945 по 1950 год) – пока по четырнадцать лет, и ведут они свои футбольные баталии на небольшом стадиончике в Косовских садах (у старого переходного моста в Ленинском районе Челябинска).
Детская «дикая команда» из Порта, громившая всех в округе, попала на заметку специалистов. В один из весенних дней к «портовским ребятам» подошел симпатичный, спокойный молодой человек, работник завода им. С. Орджоникидзе – Владимир Трушенко. Он станет «счастливым случаем» для ребят, поворотом в судьбе. Тренер-энтузиаст предложил Гангану и Шувалову перейти в команду «Зенит».

Танкоград
26 июня 1941 года в Челябинск в обстановке строгой секретности прибыла специальная правительственная комиссия. Перед ней была поставлена задача: на месте определить целесообразность немедленной эвакуации специалистов-танкостроителей ленинградского Кировского завода в Челябинск — для скорейшей организации массового производства на Урале тяжелых танков КВ.
Уже с 1 июля 1941 года цехи и участки завода, занятые изготовлением деталей для КВ, перешли на работу в две смены по 11 часов. В сентябре-октябре 1941 года в Челябинск началась эвакуация двух огромных предприятий — Кировского завода из Ленинграда и Харьковского дизель-моторного завода № 75 с Украины. 
11 октября 1941 года в Челябинск прилетели шестнадцать человек. Группу возглавлял Исаак Моисеевич Зальцман. Он стал новым директором Челябинского тракторного завода и одновременно – заместителем народного комиссара танковой промышленности СССР.  Интересно, что наркомат танковой промышленности позже базировался в Челябинске в здании на проспекте Ленина, где сейчас находится Детский мир.
В это время будущие челябинские хоккеисты работали в тылу… Спортивную дружбу молодых зенитовцев укрепила… Великая Отечественная война. Практически весь состав команды ковал оружие Победы на Кировском заводе.
- Когда на фронте стало чуть полегче, - вспоминал в одном из немногочисленных интервью Виктор Шувалов, - на заводе организовали первенство по футболу. Тогда была большая тяга к спорту, люди соскучились по игре. Я выступал за цех МХ-2, который производил коробки скоростей для тяжелых танков. Отработаешь смену, покрутишь стальные болванки в 80 килограмм, и после такой «силовой подготовки» – на стадион. Быстро переоделся, побегал, забил пять-шесть голов. Совсем другое настроение
Летом 1942 года Зальцман получил указание начать выпуск среднего танка Т-34: первые «тридцатьчетверки» сошли с конвейера всего через месяц с небольшим.
С 14 июля 1942 по 28 июня 1943 года Зальцман занимал должность Народного комиссара танковой промышленности СССР. Затем был освобождён от занимаемой должности и вновь назначен на пост директора Кировского завода в Челябинске, которым руководил вплоть до 1949 года.

В том же 1943 году на заводе начали выпускать новые танки ИС-2 - грозу немецких тигров. За время войны Кировский завод выпустил 18 тысяч танков и САУ, 45 000 танковых двигателей, освоил производство 13 типов танков и САУ и шесть типов танковых двигателей.

Зальцман был очень строгим и требовательным, но как утверждают окружающие прежде всего к себе.
19.09.1941 года Зальцману присвоено звание Героя Соцтруда СССР. В 1945 году он получил звание «Генерал-майор инженерно-танковой службы». 
 

Челябинский «Дзержинец»

Отгремела война. Наступил мир. Стал перестраиваться на мирный лад и Кировский завод. В кабинете Зальцмана рядом с моделями танков появилась модель нового мощного трактора «С-80».

Перед коллективом завода стояли теперь иные задачи: выпуск тракторов для сельского хозяйства, улучшение материально-бытовых и культурных условий жизни. И Зальцман, как руководитель с этими задачами справился!


Футбол в СССР никогда не отличался сезонностью, зимой футболисты обычно играли в русский хоккей (бенди)… Не отставали и ребята из Трактора, тем более что на подмогу им были лучшие игроки с эвакуированного Кировского завода (Ленинград). Так что переход к канадскому хоккею не был столь тяжелым, тем более что правила игры начали изучать еще в далеком 1937 году.




Сергей Захватов:

В тридцать четвертом пришел я на стадион станкостроительного завода, начал играть в футбол. Играли вместе с Виктором Шуваловым. Мы ведь с ним росли на одной улице. В футбол играл за сборную города, участвовал в первенстве страны. А зимой играли в хоккей с мячом. Раньше ведь как было: летом - в футбол, а зимой переключались на хоккей. В тридцать седьмом тренер впервые прочитал нам о канадском хоккее. Мы удивлялись тогда всему услышанному. Были в диковинку и широкие клюшки, и вратарские доспехи. Но мы продолжали играть в свой, русский хоккей. Лишь после войны начали пробовать гонять шайбу.





Виктор Шувалов:

Хоккей в Челябинск «привезли» эвакуированные из Ленинграда рабочие Кировского завода. Среди них были хоккеисты: два вратаря – Яшка Ром и Борис Мельчарек, защитники братья Ковш, Иван Григорьев, Журавлев, Васька Федоров – хорошие игроки, они за сборную Ленинграда играли, первенство Ленинграда выигрывали. Я многому у них научился. Директор Челябинского тракторного завода Исаак Моисеевич Зальцман, Герой Социалистического Труда, «Танковый король» и хозяин «Танкограда», спорт любил, ходил на все футбольные и хоккейные матчи. Когда заводская команда перешла в высшую лигу, для нас построили хоккейную коробку с трибунами, обновили павильон.





Борис Ребянский:

С Кировским заводом в Челябинск эвакуировалось процентов 50 игроков сборной Ленинграда по русскому хоккею и футболу. Причем звезды. Такие как Василий Федоров, Миша и Саша Гащенко, Журавлев, Григорьев. Они все работали на заводе и жить без спорта не могли. И организовали хоккейную команду. Начали тренироваться. В парке Победы тогда было футбольное поле. Маленькая деревянная раздевалка, кладовочка. Мы приходили, сами расчищали снег, метр, а то и полтора. Сами заливали лед и потом тренировались. Эти звезды работали со мной в одном цехе и пригласили тренироваться вместе с ними, играли и в хоккей, и в футбол. Надо ли говорить, как я, 16-летний мальчишка, был счастлив!

Когда ленинградцы после войны возвращались домой, Михаил Гащенков застрял в ЦДКА и в 1950 году стал чемпионом СССР по хоккею с шайбой вместе с Анатолием Тарасовым, Николаем Сологубовым, Григорием Мкртчяном.




Председатель спортклуба ЧТЗ Иосиф Брик:

В 1946 когда только появился хоккей с шайбой, пошли разговоры, что работник сталелитейного цеха, румын, у себя в стране играл в хоккей с шайбой и обещал привезти клюшку и шайбу. И привез. Все пробовали, но после короткой клюшечки для хоккея с мячом долго не могли привыкнуть. Так как позднее из Москвы их мало поступало, мы организовали производство клюшек у себя в деревомодельном цехе. Лучше всех их делал наш почетный мастер спорта, заслуженный тренер РСФСР по городкам Михаил Сорокин. Когда Всеволод Бобров приезжал сюда, то он у нас всегда заказывал несколько штук.

***

Исаак Моисеевич Зальцман принимал деятельное участие в комплектовании команды. Очень многие спортсмены были привезены им. В русский хоккей мы играли в Саду ЧТЗ. Было футбольное поле, но очень неудобное, неровное. Я помню, в 1946 году как-то вызвал Зальцман меня и секретаря комитета комсомола Якова Непомнящего и говорит: Давайте построим каток напротив ремесленного училища. Но надо построить быстро. Кого назначить начальником? Вот, - говорит Зальцман, - был у меня сегодня судья всесоюзной категории по футболу Горфункель, просился в Ленинград. Я не знаю, как он судил в Ленинграде, у него весу было килограммов 160, наверное. Предложу ему строить. Построит - отпускаю его в Ленинград. И говорит секретарю: Соедините меня с Горфункелем. (было уже половина третьего ночи). Раздается заспанный голос Горфункеля: Слушаю вас, Исаак Моисеевич. Ты что, спишь? Нет, что вы, что вы... Он смеется и говорит: Ничего себе, время полтретьего, утром работать, а ты еще не спишь. Вот такое предложение: построишь каток за месяц-полтора, мы тебя отпускаем. Он с ходу: Нет. Зальцман взял и повесил трубку. Наутро Горфункель прибежал и дал добро. Я был начальником штаба строительства от комсомола. Всю намеченную площадь окружили и сделали две площадки: наверху для русского хоккея, внизу справа - для фигурного катания, слева - просто для массового проката. Значительно позже построили внизу хоккейную коробку, а наверху, где было поле для массового катания, поставили три коробки.



Исаак Зальцман директор Кировского завода в Челябинске (ЧТЗ) 1943-1949. Хозяин «Танкограда» преданный любитель спорта и болельщик. Во времена его руководства активно развивалось спортивное движение на заводе, создавались цеховые команды по игровым видам спорта.

В 1942 заводская команда по русскому хоккею выиграла встречу с тракторостроителями Сталинграда. В годы войны проводились футбольные матчи, спортивные праздники, посвященные Всесоюзному дню физкультурника. В августе 1946 ЧТЗ в числе 100 заводов страны принял участие в первой послевоенной летней спартакиаде и стал одним из призеров. Резко возросло количество занимавшихся в секциях лыжного и велосипедного спорта, гимнастики, футбола и хоккея.

В 1946 когда стартовал первый чемпионат СССР по канадскому хоккею. А летом 1947 года капитана заводской команды по футболу и русскому хоккею Виктора Васильева вызывают в Москву.




Вспоминает первый капитан и играющий тренер команды Виктор Васильев:

Для нас, уральцев, было полной неожиданностью, когда мы узнали, что где-то на высоком уровне в Москве решено еще в одном политическом сражении с Западом побороться. И не только побороться, но и победить. Это я понял несколько позже, когда меня пригласили в Москву и все объяснили.

«Наверху» сказали просто: будете играть в хоккей с шайбой. Учитесь.

Меня, а я был тренером футбольной команды ЧТЗ, а заодно и хоккейной команды этой физкультурной профсоюзной организации, призвали в Москву. То ли этот вызов был курсами по шайбе, как сейчас говорят, то ли это был просто вызов: время было такое. Я собрался. «Мужики» - ровесники мои и еще молодые парни - напутствовали. Сергей Захватовсказал: «Смотри, Виктор, ничего не упусти. Вернешься - покажешь ребятам. А уж понравится - будем играть!».

Директор катка - фамилия у него была Калантай, если не ошибаюсь, - спросил: «Чё тебе еще нужно?» А что было нужно? Может, таблетку какую-нибудь...

Поехал. В Москве в это время уже организовалась...как бы так сказать...- компания. Были там Всеволод Бобров, Толя Тарасов, знакомые по репортажам Вадима Синявского фамилии футболистов, а также - «Великие» силы - до Сталина. Отца и сына Василия.

Все было необычным в новом виде спорта для игроков в русский хоккей. Почти в четыре раза меньше площадка. Вместо одиннадцати игроков только шесть. Вместо круглого матерчатого шарика - литая резиновая шайба. Клюшка в нижней части загибается под прямым углом. А самое главное - фантастическая скорость.

В те годы мы имели сильную команду по хоккею с мячом. Ребята были «на ходу», неплохо владели техникой, успешно участвовали в крупных соревнованиях. Теперь же предстояло переучиваться.

Шайба упорно липла к мокрому асфальту, заменявшему на курсах лед. То ли дело плетеный мяч - подчиняется беспрекословно.

- Подними, подними! - требует Анатолий Владимирович Тарасов. Хорошо сказать: подними. А если никак не получается?

- Всеволод! - подзывает Боброва Тарасов.

- Покажи, как это делается...

Непостижимо! Щелчок - и шайба послушно лежит в узеньких воротах, образованных двумя склонившимися к земле молоденькими березками. Точно в девятку! Щелчок. И снова в девятку! Вот он какой, хоккей с шайбой, как его не полюбишь!

Не помню, кто ко мне из ребят пришел первым, когда я из Москвы вернулся. Но помню: стоит передо мной высокий, кривоногий Витя Шувалов; хитрый глаз бросает на меня совершенно русский Коля Эпштейн; отступил в сторонку, но весь напрягся Женя Рогов... Что мне осталось? Сказал так: будем развивать новый хоккей...канадский, с шайбой…

Сережка Захватов сразу уцепился за это. Он сказал: «Давай, Витя!» Или что-то в этом роде... Я начал прикидывать состав... А они сидели рядышком - Боря Ребянский готов встать в ворота: он баскетболист, он футбольный вратарь «Дзержинца», он готов был и шайбы ловить. Про Витю Шувалова и Рогова Евгения я уже не говорю. Нашлись и другие парни... В основном, конечно, заводские, от станка. Я хоть сейчас их назову...

Прошло немного времени и состоялись первые тренировки, подготовка к первым встречам по хоккею, новому виду спорта в Челябинске.

Выбора с названием команды не было. Хоккейная команда называлась, как и добровольное спортивное общество – «Дзержинец» (прим. ДСО объединяло работников транспорта и машиностроения) куда входил и заводской коллектив физкультуры.

Календарь первенства СССР утверждался отделом футбола и хоккея Всесоюзного комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР в октябре. Именно осенью 1947 принято заявление на участие заводской команды по хоккею с шайбой в розыгрыше чемпионата СССР во второй группе зоне РСФСР. Игроки команды были освобождены от основной работы.




Александр Ященко:

Исаак Зальцман, директор завода, собрал у себя всю команду, сообщил начальникам цехов, что мы освобождаемся от работы. С тех пор мы только тренировались. Сперва деньги получали по цехам, в которых раньше работали, позже их перевели в завком. Работая на заводе, я получал около трехсот рублей, все зависело от производительности. А игроки имели чуть больше двухсот. Приезжим платили побольше, а своих можно было «придавить» маленько.

Обмундирования не было. Книжки вместо щитков подгладывали на голени. Борис Рудковский, тренер по баскетболу в 1946 году показал нам первую клюшку для хоккея с шайбой и саму шайбу, которую привез из Москвы. Мы же раньше и не видели ни шайбы, ни клюшки. Канадские коньки были у меня и капитана Виктора Васильева, все остальные играли в «гадинах» или «дутышах» так их называли. Первые шайбы были из вулканизированной резины, твердые. Ударишь об лед - он и колется.



Виктор Васильев:

Коля Эпштейн завистливо смотрит на мои, единственные в команде настоящие канадские коньки.

- Счастливый ты, Виктор... Нам бы такие... Лыжный костюм, заменяющий форму, топорщится на его спине. Возле щиколоток висят веревочки, которыми он подвязывает щитки.

Коньки я выменял у Никонорова. Правда, размером оказались больше, вот и натер на ногах мозоли. Садят - мочи нет. Показываю их Николаю, а он, чудак такой:

- Ну и что! Зато как ездишь! Не угнаться! - Глаза его становятся мечтательными.- Слушай, Вить, а ведь когда-нибудь у нас будет все: и форма, и коньки, и клюшки настоящие... Я верю ему.



Борис Ребянский:

Первой заботой стало- защитное снаряжение. Особенно моё, вратаря. Взял я футбольные щитки, приладил на руки, привязал. Чуть только двинулся - они съехали. Решил, что от ударов спасёт телогрейка, но уже после первых тренировок моё тело напоминало шкуру леопарда: всё в синяках. Это уже потом я начал нашивать на телогрейку дополнительную защиту. Мы тогда использовали любые подручные средства: фанеру, книги. Помню, верх самодельных моих ножных щитков всё время откидывался вперёд, приходилось привязывать их резинкой. На голове - танкистский шлем. Лицо открытое, масок тогда мы не знали. Соответственно получали немало травм.

Сложно приходилось с шайбами. Отольют на заводе, а мы испытываем. Хлопнешь ею об пол, а она до потолка подскакивает. Для увесистости добавляли свинцовый сурик. Попадёт такой диск в бетон - целые куски резины отваливаются. А в человека попадёт - как камнем ударит.

Однажды меня тренировали на отражение бросков. Выстроились ребята на синей линии и поочерёдно бросали слева направо. Я смещался по дуге, отбивая шайбы. И тут кто-то бросил с фланга. Шайба попала в щёку, и глаз моментально заплыл.

Ну а клюшки делал деревомодельный цех ЧТЗ. Причём для крепости мы пятку клюшки обивали жестью.

27 декабря 1947 года решением Завкома Кировского завода по инициативе директора Челябинского тракторного завода Исаака Моисеевича Зальцмана была открыта первая в Челябинске и на Южном Урале спортивная секция по канадскому хоккею. Это дата считается официально днем основания команды «Трактор» (1947-1953 «Дзержинец», 1953-1958 «Авангард»).



Свой первый в истории матч «Трактор» провел 1 января 1948 года. В турнире второй группы чемпионата СССР команда сыграла с горьковским «Торпедо» на домашнем стадионе «Дзержинец». Шесть (!) шайб Петра Черненко, «покер» будущего олимпийского чемпиона Виктора Шувалова (который стал и автором первого гола в истории челябинского клуба) и гол Сергея Захватова принесли хозяевам победу 11:2. Через два дня соперники сыграли второй матч. И вновь Челябинск был сильнее. На этот раз – 7:4. Еще один «покер» сделал Виктор Шувалов, дубль – Сергей Захватов, одной заброшенной шайбой отметился Петр Черненко.



Две победы челябинского «Дзержинца»

Первого января «а своём катке хоккеисты «Дзержинца» принимали команду горьковского «Торпедо».

Непривычно маленькое ледяное поле, обнесённое высокими бортами и небольшие ворота - одни эти внешние признаки подсказывали зрителям, что им предстоит увидеть игру, которая резко отличается от русского хоккея. Команды вышли на поле. В каждой из них - 6 игроков: вратарь, два защитника и три нападающих. Вместо мяча!, который мы привыкли - видеть в русском хоккее, в канадском хоккее применяется резиновая шайба. В отличие от русского хоккея, новая игра состоит из трёх периодов (таймов) по 20 минут каждый, причём третий период команды играют по 10 минут с переменами сторон.

...Свисток судьи и игра начинается. «Торпедо» сразу бросается в атаку! Но первый прорыв гостей не даёт результатов. «Дзержинец», перехватав инициативу, проводит ряд атак, душой которых является центр нападения Виктор Шувалов. После одной из таких атак, вырвавшийся вперёд Шувалов направляет шайбу в ворота. Счёт 1:0.

Успех окрыляет хозяев поля. Они усиливают натиск, не упуская до конца периода инициативы. В итоге на пять голов, забитых «Дзержинцем», «Торпедо» не

смогло ответить ни одним.

Во втором периоде «Дзержинец» по-прежнему ведёт игру в быстром темпе. Нападающая тройка «Дзержинца» -Шувалов, Черненко и Захватов не даёт покоя защите «Торпедо». Вратарь «Торпедо» Курицын ещё пять раз вынужден во втором периоде доставать шайбу из сетки. Торпедовцы же сквитывают только один гол.

Торпедовцы, начавшие третий период в обновленном составе, делают счёт 2:10. Вскоре «Дзержинец» доводит счёт до 11:2. Из 11 голов, 6 забил правый нападающий П.Черненко, 4 - центр нападения Шувалов и 1 - левый нападающий Захватов.

Канадский хоккей требует от игрока виртуозного владения коньками, предельной скорости передвижения, большого физического и морального напряжения. Тем более отрадно отметить, что хоккеисты «Дзержинца», впервые выступающие в соревнованиях по канадскому хоккею, с честью выдержали испытание.

Матч второго круга, который состоялся вчера, 3 января, закончился новой победой «Дзержинца». Счёт его - 7:4.

Р. РОЗМАН.

«Челябинский рабочий» № 3 (8481) от 4 января 1948 года


Кто же они, пионеры челябинского хоккея, дерзнувшие оспаривать чемпионские лавры у столичных мастеров? Ворота доверили защищать Борису Ребянскому. Его челябинские болельщики уже не раз видели в воротах, но только футбольных. А вот хоккейные - совсем другое дело. Твёрдая маленькая шайба нечета кожаному мячу. Она оставляла после себя памятные синяки. Пришлось надеть на голову шлем танкистов - полегчало! Дублёром Ребянского стал Михаил Пешков, любимец заводских болельщиков. В защите расположились Владимир Штырков и Евгений Рогов. Рогов имел высокую репутацию мастера игры в футбол. Он в дальнейшем подтвердил своё мастерство именно на футбольных полях в составе столичных команд.

Нападение «Дзержинца» возглавил Виктор Шувалов. Кумир местных болельщиков футбола, гроза вратарей всего Урала. Его поддерживал Александр Пономарёв. Классный футбольный полузащитник, в хоккее он стал нападающим.

Александр Ященко и Пётр Черненко тоже представляли линию нападения. Николай Эпштейн, будущий великий тренер, на зиму снимал футбольные бутсы и надевал коньки, помогая команде в атаке. В нападении первый сезон провёл и Сергей Захватов. Позже он сменит не только игровое амплуа на защитника, но и на долгие годы возьмёт в свои руки бразды правления хоккейной командой. А всей богатырской дружиной командовал Виктор Николаевич Васильев. 


История о том, как Николай Эпштейн оказался в «Дзержинце»:

После войны Н.С. Эпштейн становится уже настоящим советским «профи» и зарабатывает на жизнь игрой в «Локомотиве», а затем в другом московском клубе с поэтическим названием «Пищевик». Вот тут-то судьба и разыграла с молодым, футболистом хитроумную комбинацию, приведшую к весьма неожиданному результату. В 1947 году у министра пищевой промышленности начались неприятности и ему стало не до подшефной команды. Пришлось футболистам искать счастье на стороне. Н.С. Эпштейна занесло аж на Урал, в челябинский «Дзержинец», где играли тогда 5–6 москвичей «с именами» – Соколов, Протасов и другие. 

Отработав сезон, столичные «легионеры» отбыли в отпуск, недополучив, как выяснилось, какие-то деньги (Прим. в Челябинске и в те времена «шабашников» не привечали.). Чтобы не возвращаться всем, решили послать гонцом самого молодого – Эпштейна. В Челябинск он приехал к началу хоккейного сезона. Надо заметить, что тогда все футболисты играли зимой в русский хоккей (с мячом). Канадская же разновидность (с шайбой) многим, в том числе и Эпштейну, не нравилась и казалась даже нелепой из-за маленьких размеров площадки. Однако «дзержинцы» испытывали нехватку игроков и убедили-таки Николая выйти на лед в матче против «Динамо» из Московской области. Клюшка была непривычной конструкции, правила почти незнакомыми, но Н.С. Эпштейн настолько быстро и удачно вписался в состав команды, что в столицу той зимой так и не вернулся. Сначала он поехал с «Дзержинцем» в Вологду, оттуда – в Архангельск, в Куйбышев... Затем участвовал в финальном турнире класса «Б», и вышел вместе с челябинской командой в первую группу. Каково?! 




Петр Черненко:

...Руководство завода к нам относилось с такой добротой и теплотой, что вспомнить приятно. Никаких «против» не было. Нас всей командой водили в театр ЧТЗ на любой концерт. Зальцман перед началом концерта объявлял, что в зале находится хоккейная команда «Дзержинец». Овации, шквал аплодисментов. Отношение к хоккеистам было потрясающее. Мы были всеобщими любимцами.

Играли в хоккей со всей душой, до конца. Вроде бы уже и сил нет, все выложил, но нет, борешься, надо обязательно победить, не осрамиться перед болельщиками.



Николай Эпштейн:

Я часто вспоминаю, как нас было мало, и до чего смешно выглядели мы в лыжных костюмах, как низок был темп игры. Но все без исключения полностью отдавались борьбе... Почти не было запасных. А если и были, то в основном катались по прямой... По сути дела, не было постоянного тренера. Несмотря на это, играли, и играли успешно.

Пользуясь случаем, хочу вспомнить своих товарищей по команде - Виктора Васильева, Сергея Захватова, Михаила Петрова, Бориса Ребянского, Петра Черненко. Они для меня всегда останутся такими же юными, как юн был хоккей в Челябинске в ту пору.



Борис Ребянский:

В свой первый сезон во второй группе сначала мы отыграли игры дома. Пришло время ехать в Вологду, Архангельск. Добрались до Свердловска. Ужас, что творится! Народу тьма, билетов нет. В те годы, чтобы получить билет, надо было еще пройти санпропускник: раздеться, помыться, вещи прожарить. Наш администратор Зиновий Борисович Певзнер (я считаю, он входит в пятерку самых лучших в Союзе администраторов) покупает справочку, вписывает, что прошли санпропускник. На наше счастье поезд «Владивосток - Москва» опаздывал на 10 часов. Когда он подошел, Певзнер добрался до начальника поезда, дал ему «в лапу». Тот открыл один нерабочий тамбур, Коля Эпштейн - другой. Поезд трогается, мы клюшки, мешки с вещами побросали, влезли и добирались в этом тамбуре, стоя на одной ноге. Устанешь - подпрыгнешь, ногу сменишь. Приехали на какую-то станцию. Певзнер договорился со старушкой,- которая пустила нас в хату, погрелись. Часа в четыре утра идет рабочий поезд на Вологду. Добрались до нее часов в восемь утра, а хозяева объявляют, что игра начинается в 11. Хотели нас тепленькими взять! А мы им кинули в первой игре 18 шайб, во второй - чуть поменьше. А следующие матчи еще дальше - в Архангельске! Воспоминаний, конечно, масса...           



Николай Эпштейн:

Прибыли в Вологду вечером. Нас разместили в вагоне... - и всю ночь возили по путям! Не знаю, зачем (смеется). А утром в восемь часов - игра. Рано начинали из-за оттепели. Но мы победили в обоих встречах. Далее Архангельск. У соперников в команде уже две пятерки было. У нас одна, да пара запасных: как шутили, барон Штырков да бродяга Пешков. Было труднее, чем в Вологде, и тоже оттепель, тяжелый лед. Обыграли их, и после матча довелось услышать разговор удивленных моряков: «Слушай, что такое? Эти меняются все время, а те «шахтеры», как вышли одним составом, так и играли». Шахтерами назвали, потому что у нас были черные байковые костюмы.

В Куйбышев добирались через Москву. Поездка запомнилась тем, что Шувалов купил себе две эмалированные кастрюли - редкость в то время, и они, привязанные к рюкзаку, постоянно стуком давали о себе знать.



Челябинцы в группе сильнейших 
Из газет:

Советский Спорт №22 от 16.03.1948



Челябинский «Дзержинец» переходит в первую группу

Первенство СССР по хоккею

МОЛОТОВ. (Наш корр.). В течение пяти дней в гор. Молотове проходили финальные встречи четырех сильнейших команд второй группы. Первенство оспаривали «Буревестник» (Москва), СКИФ (Ленинград), «Динамо» (Свердловск) и «Дзержинец» (Челябинск). Равные силы команд, их почти одинаковый технический уровень сделали игры весьма интересными. Ни в одном матче нельзя было заранее определить победителя. Ни одна из команд не прошла без поражений, и победителя пришлось определить по соотношению забитых и пропущенных голов.

На первое место вышла команда «Дзержинец» с соотношением голов 12 :9. Эта команда имела один проигрыш динамовцам (2:3). На втором месте СКИФ —11:9 (проигрыш «Дзержинцу» 2:3), на третье место вышло «Динамо» — 14:14 (проигрыш СКИФу 3:5). Таким образом, челябинские хоккеисты завоевали право в следующем сезоне играть в первой группе.

Неудачно выступал коллектив «Буревестника», не имевший ни одного выигрыша (соотношение голов — 14: 19). Поражение москвичей следует отнести за счет плохой игры вратаря Григорьева.

Финальный турнир показал, что в командах второй группы немало отличных игроков. Это челябинец Шувалов, ленинградец Ромм, свердловчанин Володин.

Судьи турнира Архипов (Москва) и Клавс (Рига) хорошо провели ответственные соревнования.

В. НИСЕВ.



Сергей Захватов:

Играли мы в Молотове (ныне город Пермь). Явились мы, кто в чем. Даже остальных финалистов удивили.

Чем закончился тот финал четырех сильнейших команд второй группы?

Начался он сенсацией, в которой мы были главными виновниками: москвичи проиграли нам 3:7. После этого нашу команду стали звать «темной лошадкой». Мы выиграли у ленинградцев - 6:2, а вот от свердловчан потерпели поражение - 1:2, однако заняли первое место и выбрались в первую группу.



Борис Ребянский:

И вот март. Переходная «пулька» в Молотове. Путёвка в эшелон сильнейших всего одна, а претендентов - четверо, по две лучшие команды из обеих подгрупп: коллектив Ленинградского института физкультуры имени Лесгафта, московский «Буревестник», свердловское «Динамо» и наш «Дзержинец». Фаворитом все считали коллективов московских студентов.

«Буревестник», наверное, думал обыграть нас на одном коньке и с завязанными глазами, - смеётся Ребянский, - вот и не готовились почти, не соблюдали режим. У них-то первых мы и выиграли. За весь турнир потерпели лишь одно поражение, и вновь от свердловчан.

Ключевым оказался матч динамовцев с москвичами. Мы очень надеялись на эту игру. Начался первый период, и в ворота столичных хоккеистов быстро посыпались шайбы - 4:0!

В перерыве Эпштейн бросился в раздевалку земляков:

Что вы делаете?

Выяснилось: «сплавляют» матч за несколько тысяч, данных динамовцами. Тут уж мы скинулись тоже.

Нет, не подкупали, - отрицательно разводит руки Ребянский, - просто попросили играть честно.

По разнице шайб «Дзержинец» вышел на первое место.



На следующий год Исаак Зальцман за две недели построил каток с трибунами, которых до этого не было, - танки делали, что тут не управиться! Стали принимать в Челябинске сильнейшие клубы.
На Пионерской площади, на седьмом участке ЧТЗ, где сейчас находится хоккейная школа «Трактор», построили каток, который стал главным местом событий всей жизни того поколения тракторостроителей. И когда хоккей стал главным «действующим лицом» Челябинска, все внимание, естественно, было обращено на него. В разные годы этот стадион то окружали высоким забором и усиливали охрану конной милицией, то пробовали строить снежные борта, которые мгновенно сносили толпы болельщиков. Тогда директор завода Исаак Зальцман распорядился построить деревянные ограждения и трибуны. И даже это не поубавило пыл тогдашних болельщиков. При вместимости трибун в 9 тысяч мест на матчи приходили, как правило, не менее 10 тысяч. К тому же целыми компаниями располагались на окружающих стадион деревьях, на крышах, в окнах и на балконах квартир близлежащих домов. 


Заслуги ценою в жизнь
Сразу после войны возникло знаменитое «ленинградское дело», по которому проходили бывшие руководители города на Неве: А. А. Кузнецов, Я. Ф. Капустин, Н. А. Вознесенский…
В своих мемуарах И. М. Зальцман вспоминает: «В 1949–1955 годах мне пришлось пережить тяжелое время: я был сурово наказан по партийной линии в связи с так называемым «ленинградским делом»… Я стойко, честно оценил обстановку и не дал себя спровоцировать, несмотря на различные посулы и угрозы».
Сталину доложили о разбирательстве в КПК и связях Зальцмана с выявленными «врагами народа». Он отказался написать компрометирующие материалы на руководителей Ленинграда, надуманное дело которых разбиралось тогда в Москве. В вину Зальцману, по его словам, было поставлено также и то, что завод в честь снятия блокады Ленинграда послал подарки членам Военного Совета Ленинградского военного округа, а Верховного Главнокомандующего при этом забыл.
Но тогда, видимо, сыграли свою роль симпатии вождя, не зря же Зальцмана считали сталинским любимцем. Сталин тогда спросил: «А кем он начинал?» Узнав, что мастером смены, распорядился: «Ну и пошлите его куда-нибудь мастером на завод».
6 сентября 1949 года был уволен с работы с формулировкой «не справился с работой» и за «недостойное поведение, выражающееся в оскорбительном, унижающем достоинство советских людей обращении с подчиненными» исключен из партии.
Его и отправили мастером (в других источниках инженером-?) на машиностроительный завод в Муроме управлять сменой в 50 человек.

После Зальцмана
После ухода И.Зальцмана все игроки Дзержинца не знали, что будет с командой. Вернулись домой «легионеры» Б.Кулагин, Н.Эпштейн, Л.Степанов, уехали челябинцы В.Шувалов и Е.Рогов.
А.Пономарев вспоминает: 
Мы закончили чемпионат, вернулись к бытовым делам. Я как-то попросил Виктора помочь мне разгрузить уголь. Мы жили тогда по соседству, на Плановом поселке ЧТЗ, в частных домах. Только мы разгрузили уголь, подъехала легковая машина. В «ЗИСе» сидел футбольный судья Руднев. Он сказал Виктору, чтобы тот собирался. Оказывается, в аэропорту Шувалова уже ждал самолет, специально присланный Василием Сталиным. Так Шувалов оказался в элитной хоккейной команде ВВС и в лучшей тройке – вместе с Евгением Бабичем и легендарным Всеволодом Бобровым,также бывшими футболистами.

«Команда молодости нашей»
Судьбы игроков Дзержинца сложились по-разному, но в основном они были связаны со спортом – хоккеем или футболом. Первый поток «дзержинцев» активно развивал хоккей на территории всей нашей большой страны, тогда ещё СССР.

Штырков Владимир Иванович. Провёл в «Дзержинце» 6 сезонов с 1948 по 1953 год, работал тренером в школе ЧТЗ. Первый тренер ХК «Салават Юлаев» 1961-63 гг., судья республиканской категории.
Пономарев Александр Афанасьевичиграл в футбол и хоккей. Да и тренером работал по обоим видам спорта, в 1957 тренер ФК Локомотив Челябинск. Александр Афанасьевич сыграл в клубе 4 сезона – 1947/48 – 1951/52. Провел около 40 игр. И забросил 1 шайбу.
Эпштейн Николай Семенович. Крайний нападаю­щий. Заслуженный тренер СССР (1965). Начал играть в хоккей с мячом и футбол в 1935 г. в Москве на стадионе Юных пионеров. В 1937-1939 в «Спартаке», Москва. 1940-1942 в Советской Армии. 1943-1945 в «Локомотиве», Москва. 1946 - в «Пищевике», Москва. 1947-1949 в «Дзержинце», Челябинск - хоккей с шайбой. 1949-1950 в «Локомотиве», Москва. 1950-1952 в «Электростали», Электросталь. Провел более 50 матчей, 25 шайб. Отличался тонким позиционным чутьем, хорошо видел поле. В 1955-1975 -старший тренер «Химика» (Москва-Воскресенск). В 1976 - старший тренер «Сибири», Новосибирск. Один из пионеров хоккея с шайбой в СССР. Более 20 лет входил в когорту лучших тренеров страны. Внес колос­сальный вклад в развитие хоккея в Подмосковье. Усилиями Н. Эпштейна Воскресенск стал одним из признанных хоккейных центров, а «Химик» - ведущей командой высшей лиги. Дал путевку в боль­шой хоккей нескольким поколениям игроков. Зачинатель «игры от обороны». В 1969-1972 был старшим тренером сборной СССР среди юниоров. После окончания работы с командами мастеров был директором ДСШ «Химика» г. Воскресенска.
Шувалов Виктор Григорьевич З.М.С. Централь­ный нападающий. Начал играть в футбол и хоккей с мячом в 1939 в Челябинске в школьной команде. В 1945-1949 в «Дзержинце», Челябинск. С 1947 в хоккей с шайбой. В 1949-1953 в ВВС. 1953-1957 в ЦДСА (ныне ЦСКА). В 1950 г. вошел в число 33 лучших игроков сезона в хоккее с шайбой, чемпион СССР 1951 - 1953, 1955, 1956. Второй призер чемпионата СССР 1954 и 1957. Обладатель Кубка СССР 1952, 1954-1956. Финалист Кубка СССР 1951. Провел более 150 матчей первенства и забил 220 шайб. Лучший бомбардир чемпионата: 1950 - 31 гол, 1953 - 44 шайбы. Чемпион мира 1954, 1956. Чемпион Европы 1954-1956. Олимпий­ский чемпион 1956 г. Второй призер чемпионата мира 1955. Сыграл на этих турнирах 22 игры и забил 18 голов. Чемпион зимних сту­денческих игр 1953. Центрфорвард знаменитой тройки - Е. Ба­бич-В.Шувалов-В.Бобров. Высокий, физически крепкий, исклю­чительно устойчивый на коньках, особенно уверенно действовал в непосредственной близости от ворот соперника. Имея очень точный бросок с обеих рук, прекрасно взаимодействовал с партнерами. От­лично играл в обороне. С 1957 на тренерской работе. Тренировал - СКА МВО, «Кристалл», Электросталь, 1968-1970 «Спартак», Моск­ва, был тренером в Румынии. Работал в отделе хоккея Спорткомите­та СССР. Награжден орденом «Знак Почета» (1957), с 1976 - старший тренер ДЮСШ «Химик», Воскресенск.
Захватов Сергей Иванович. Заслу­женный тренер СССР (1957) - первыми заслуженными тренерами СССР по хоккею с шайбой стали А.И.Чернышев и В. К. Егоров, третьим почетное звание получил А.В.Тара­сов, четвертым - С.И.Захватов. Защитник. Начал играть в хоккей с мячом в 1936 в Челябинске в заводской команде. В 1948-1954 играл за «Дзержинец» («Авангард»), Челябинск. Провел около 80 игр, 10 шайб. Отличался позиционной, грамотной игрой. В 1950-1954 тренировал юношескую команду «Дзержинец», Челя­бинск. Подготовил Р. Документова, В. Соколова, В. Каравдина и других. В 1954 - 1962 - старший тренер «Авангарда» («Тракто­ра»), Челябинск. Под руководством С. Захватова команда три раза входила в число 5 лучших команд страны. В 1956 - второй тренер сборной СССР - чемпиона всемирных студенческих игр. В 1964 - тренер «Восхода», Челябинск, а затем до 1978 председатель спорт­клуба «Восход», Челябинск.
Женишек Георгий Владимирович (31.03.1922 г.). Крайний напа­дающий. Судья всесоюзной категории (1963). Начал играть в 1938 в заводской команде в хоккей с мячом. В 1947 переключился на хоккей с шайбой. Один из пионеров этой игры на Южном Урале. В 1948 - 1954 играл в «Дзержинце» («Авангард»), Челябинск. Про­вел более 80 игр, около 60 шайб. Вместе с В. Шуваловым и Н. Эпштейном входил в сильнейшую тройку команды. Был быстрым, энер­гичным форвардом, умело завершал атаки. Окончив играть, стал судьей. С 1959 судил матчи высшей лиги. В 1963 г. вошел в десятку лучших судей сезона.
 Ребянский Борис Кириллович с 1948 по 1954 год бессменно был первым вратарем «Дзержинца». В 1954 г. был приглашен в футбольный клуб «Динамо» Киев (не провел не одной игры), после киевского «Динамо» Борис Ребянский выступал за команды киевского ОДО (1954-1956), «Спартак» (Ивано-Франковск/Станислав - 1957), Локомотив (Винница – 1958), киевского «Арсенала» (1959-1960). Карьеру завершил в 1960 году, во многом из-за того, что попал в автомобильную аварию. Но еще 20 лет провел в сборной ветеранов киевского «Динамо», выступая рядом с Лобановским, Базилевичем, Сабо, Войновым, Трояновским и Бышовцем.
Кулагин Борис Павлович , начинавший нападающим в ВВС МВО, играл в год дебюта «Дзержинца» в высшей лиге один сезон, 1948/1949, и провел около 10 игр. В бытность тренером Кулагин шесть сезонов руководил Московскими «Крыльями Советов», приведя их к золотым, серебряным и бронзовым наградам чемпионата СССР в середине 70-х годов, а также к обладанию кубком СССР (1974). Еще шесть сезонов он возглавлял Московский «Спартак», ставший под его руководством четырежды вице-чемпионом страны, а также бронзовым призером в 80-х. Борис Павлович в 1972-1974 работал тренером, а в 1974-1977 - старшим тренером сборной СССР. Сборная Союза в эти годы была чемпионом мира (1975), серебряным (1976) и бронзовым (1977) призером, олимпийскими чемпионами Инсбрука (1976). Избран в Зал Славы отечественного хоккея в 2004 году.
Рогов Евгений Александрович(по прозвищу «Убийца», был грозой всех нападающих в футболе), за «Дзержинец» он сыграл два сезона 1947/48 – 1948/49, Провел около 20 игр и забил 1 шайбу. В 1950 году перешёл в ВВС. В первом сезоне сыграл 4 матча. Затем в 1951 и 1952 году сыграл 21 матч и один раз забил гол в свои ворота. После того, как клуб расформировали, Евгений вместе с Виталием Артемьевым ушёл в «Локомотив». С ним Рогов стал обладателем Кубка СССР. В 1955 и 1957 году он включался в список 33 лучших футболистов сезона под № 3 и № 2. За «Локо» Евгений сыграл 129 матчей.
С 1963 по 1965 год был начальником команды в «Локомотиве». В 1965 после увольнения Бориса Аркадьева Рогов до конца сезона стал старшим тренером «железнодорожников». С 1966 по 1969 год был тренером в сборной РСФСР. С 1970 по 1972 год вновь возглавлял «Локомотив». В 1973 уехал в Африку. Работал со сборными ЦАР и Алжира. Алжирцев в 1982 году он вывел на чемпионат мира. В 1988 году руководил ими на Кубке африканских наций. С 1984 по 1986 год был начальником команды в сборной СССР. Коренной челябинец. 
Алексушин Николай Семенович - воспитанник - команда Строительного техникума, Челябинск. Чемпион СССР 1954, серебряный призер 1951; бронзовый призер 1952,1953,1955,1956,1957. Обладатель Кубка СССР 1953. Играл - «Динамо» Челябинск: 1948/49 - 1949/50, «Динамо» Москва: 1950/51-1956/57, «Спартак» Москва 1957/58-1959/60. Старший тренер «Металлурга» Сталинск: 1960/61, «Метеора» Рыбинск: 1964/65,  «Энергии» Саратов: 1966/67-1967/68,  «Химика» Днепродзержинск: 1968/69. В разные годы работал тренером в Ульяновске, «Труде» Павловский Посад, «Алмазе» Москва и ДЮСШ Москвы.        http://www.spartak-history.ru/pct/1.gif
Певзнер Зиновий Борисович (по прозвищу «Великий комбинатор» или просто «Зяма») – первый администратор команды. Играл в составе «Дзержинца» во второй группе чемпионата СССР в 1948 и отмечен в протоколах автоголом в матче с «Динамо» Московская обл. Неординарный и очень интересный человек. О нем ходили легенды в хоккейных кругах! И если хоккеисты новосибирской «Сибири» жили в многоместных номерах общежитий ВДНХ, ездили в общественном транспорте через всю Москву и тренировались в полночь на плохом льду, то хоккеисты «Трактора» тренировались днем, в лучшие часы, после фигуристов Белоусовой и Протопопова, а хоккейная форма сушилась в лучших раздевалках «Лужников».

«Чтобы помнили»
 Находясь в ссылке в Муроме, опальный Зальцман приходил в выходной день в парадной форме в городской ресторан и заказывал три по сто граммов: за Героя Зальцмана, за генерала Зальцмана и за наркома Зальцмана. Так говорят…
В 1955 его реабилитировали и восстановили в партии. Из Орла он перебрался в Ленинград.
В письме к Р. Шнейвайсу: «Как сложилась судьба моей семьи? Когда я вернулся в Ленинград, мои дети, сын и дочь, учились в институте. Мои жена, мать и сестра жили в подвальном помещении… Затем, когда я был приглашен на работу главным инженером «Ленгорлеса», улучшились и быт, и жизнь семьи. Далее на моем трудовом пути – построенный под моим руководством опытно-механический завод… Работал с увлечением, чувствуя, что я еще нужен Родине. В 1986 году я ушел на пенсию. Горько переживал смерть жены. Все оставшиеся силы отдавал воспитанию внуков и правнуков, находя в этом радость жизни. Очень надеюсь, что до смерти смогу еще повидать Челябинск, славный Танкоград…»
Как пишут, И.М. Зальцман так и не был в Челябинске – его не рискнули пригласить в том числе и те, кто устраивал в театре ЧТЗ публичные судилища над «Королем Танков». 

Источники:
«Трактор», Челябинск Справ.  Авт.-сост. В. А. Соколов. Ч., 1988; 
Богуславский Б.М. «Черные и Белые», изд. «Цицеро», - Челябинск, 2013
50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.  Авт.-сост. И. Золотарев. Ч., 1997
Отечественный хоккей. Первый и второй эшелоны. 1947-48 - 1959-60, под общ.ред. А. Серебренникова, 2010
Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-47 - 2006-07, авт.-сост.  В.Жидков, А.Серебренников, П.Тетерин, 2007
 «Я вам построил Исаакиевскую арку…» (Кто такой Исаак Зальцман?), Б.Рохленко
«Загадка Зальцмана», Челябинский рабочий 22.12.2001, Е.Францева
Футбол на льду, «Раритет» История Южного Урала, В.Лютов, О.Вепрев
Судьба Челябинского тракторного завода (ЧТЗ) неразрывно связана с историей страны, журнал Техно-magazine янв.-фев. 2008, Э.Соболев, В.Самарин