Показаны сообщения с ярлыком Викулов Сергей Юрьевич. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Викулов Сергей Юрьевич. Показать все сообщения

вторник, 24 июня 2014 г.

Викулов Сергей Юрьевич


Викулов Сергей Юрьевич 24.06.1957


















Чита. Защитник. Воспитанник - Новокузнецк. Игровой № 23. За Трактор провел 2 сезона, 68 игр, 30 (15+15). 
Карьера игрока: «Водник»/»Судостроитель» Советская Гавань класс «Б» - 1974/1975-1976/1977, «Металлург» Новокузнецк 2 лига – 1975/1976, «Динамо» Рига – 1977/1978-1982/1983, «Латвияс Берзс» Рига 1 лига - 1978/1979,«Кристалл» Саратов 1 лига – 1983/1984, «Ижсталь» Ижевск -  1984/1985-1985/1986, 1987/1988, 1 лига 1986/1987, «Трактор» – 1987/1988-1988/1989, «Динамо» Минск – 1990/91, EC «Ratinger Löwen» Liga Nord, Bundesliga, Германия – 1991/1992-1993/1994, EC «Kassel» DEL, Германия – 1994/1995, ETC «Crimmitschau» Liga Süd, Германия – 1995/1996-1997/1998, Gelsenkirchener EC «Schalker Haie» Liga Süd, Германия – 1998/1999, EV «Landsberg» Regionalliga, Германия – 1999/2000
Карьера тренера: «Металлург» Лиепая Латвия – 2002/2003 
Достижения тренера: чемпион Латвии 2002/2003 тренер «Металлург» Лиепая
Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
Ш
1987-1988
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
14
1
1
2
22
1988-1989
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
44
13
14
27
30
1988-1989
Кубок лиги
Трактор
10
1

1

Всего за Трактор


68
15
15
30
52


Защитник, «стреляющий» шайбами
11.07.2017 00:10 Регионы - Хоккей
Наш первый разговор состоялся по телефону 6 июля с.г., так как Сергей ВИКУЛОВ уже несколько десятилетий живет в Германии. 26 июня Сергею Юрьевичу исполнилось 60 лет – хороший повод вспомнить о хоккейной карьере много забивавшего шайб игрока обороны, выступавшего в элите советского хоккея.
Добрый вечер, Сергей Юрьевич!
Есть вопросы по хоккейной анкете и деятельности. Где начинали играть в хоккей с шайбой?

Сергей Викулов– Добрый вечер! Спасибо за звонок и за интерес к моей персоне.
Начинал свою хоккейную карьеру защитником в городе Новокузнецк, в «Металлурге» в 1969-м году. Сезоны 1974/75, 1975/76 и 1976/77 играл в классе «Б» за команду «Судостроитель» г. Советская Гавань. С марта 1977 года в «Динамо» Рига. В Челябинске оказался в середине четвертого сезона выступления в «Ижстали» Ижевск. Я всегда с большим уважением относился к «Трактору». И, когда получил приглашение Цыгурова на позицию атакующего защитника, согласился сразу, хотя и обговорил условия с Геннадием Федоровичем. Мне казалось, что я выполнил свои обещания, а вот Цыгуров – нет. Поэтому и ушел, но не в Минск, а в Ригу. Через год выступал за минское «Динамо».
С удовольствием отвечу на ваши вопросы, ведь для меня Челябинск как родной город.
Чита. Братск. Новокузнецк
Вы родились в Чите. В каком году ваша семья переехала в Новокузнецк?
В 1967-м году из-под Братска.

А в Братске вы занимались каким-то видом спорта?
Мне тогда было меньше 10 лет, но со спортом я всегда был близок – хорошо играл в волейбол, футбол, настольный теннис. В общем, как и все мальчишки того времени, которых воспитывала улица по своим законам. Хотя до хоккея занимался музыкой по классу аккордеон – и довольно неплохо.
Что послужило толчком пойти в хоккей с шайбой в Новокузнецке?
Наверное, любовь к командным видам. Да и в Новокузнецке хоккей был любимым видом спорта горожан от мала до велика: на хоккее стадион «Металлург» был забит до отказа – 10 тысяч зрителей. Так что путь был один – только хоккей.
Кто ваш первый тренер в Новокузнецке? Под каким номером вы играли в юношестве?
В юношеской команде «Металлург» Новокузнецк первый мой тренер – Владимир Яковлевич Чернов, а в молодежной – Виктор Александрович Мосалов. Под номером 21.
То есть в сезоне-1975/76 вы не играли в новокузнецком «Металлурге»?
Нет. На сборы меня приглашал Анатолий Михайлович Окишев. На сборах я был, но в сезоне не выступал. Играл на востоке.

Советская гавань
Как вы попали из Новокузнецка в Советскую Гавань? Как там вас увидели рижане?

В Советскую Гавань меня пригласили мальчишкой во взрослый хоккей и создали хорошие условия. В те времена на востоке много ребят оббивалось: среди них был Виктор Дорощенко – впоследствии вратарь московского «Спартака» и Евгений Деев – воспитанник ЦСКА и многие другие. А увидел меня Владимир Николаевич Елизаров – змс СССР, игрок ЦСКА и сборной СССР, воспитанник самогоТарасова. Он и бывший игрок рижского «Динамо» Анатолий Кршеминский и порекомендовали меня Тихонову и Локтеву. Но первыми были рижане – так я и оказался в Риге.
За время, проведенное в «Судостроителе» Советская Гавань, забросил около 40 шайб. В последнем сезоне точно забросил 23 шайбы.

«Трактор». Мыльников
Откуда у вас такой мощнейший бросок, после которого шайба пролетала сквозь сетку?

Всегда работал над броском. И до, и после тренировок оставался побросать. В «Тракторе» Сергей Мыльников просил, чтобы я ему побросал от синей линии.
А что можете вспомнить о Сергее Мыльникове? В этом номере мы приводим воспоминания о нем.
Сергей был, не хочется так говорить, малоразговорчивым, но очень надежным не только вратарем, но и человеком.
Он не боялся ваших стреляющих шайб?
Вратари – смелые ребята, да и работа у них такая.
Вспомните ваших партнёров по «Трактору», Риге.
В «Тракторе», конечно, игроки пятерки, в которой мне пришлось поиграть: Рожков, Глазков, Мальцев, Кулев и, конечно, Гомоляко с Карповым.
В Риге – Назаров, Хатулев, Балдерис, Шостак, Володя Головков, мой друг до сегодняшнего дня и легенда Михаил Василенок.
Конечно, Олег Знарок. Но это отдельная тема – нас связывали не только «Динамо» Рига, но и игра в Германии, где мы пересекались. Всегда с уважением относимся друг к другу, по-братски.
С Андреем Баландиным.
Ваши воспоминания о времени выступления за Челябинск?
Когда ты молод и полон сил и энергии, всегда хорошо. Команда была хорошей, но всего своего потенциала не реализовала, даже на 50%. Всему виной диктаторство со стороны главного тренера. С Белоусовым работать было одно удовольствие. Хотя об этом тренере уже много сказано и написано, он был и остается для меня лично даже после дисквалификации Человеком с большой буквы. Я имею в виду Белоусова.




Против и за «Трактор»
Есть ли в вашей хоккейной карьере самый памятный матч, самая-самая шайба и интересные случаи из хоккейной жизни.

Это игра против «Трактора», где я забросил решающую шайбу Леониду Герасимову. И игра против московского «Динамо» за «Трактор» – мы выиграли 3:2 (это было во втором сезоне), а я забросил две шайбы Мышкину. И после игры болельщики, в основном молодые ребята, несли меня на руках до автобуса. Тогда я понял: меня стали считать своим. Заслужить такой чести не всем челябинцам удавалось. Этим я горжусь!
За три с половиной месяца до попадания в «Трактор» вы в Челябинске за «Ижсталь» сравняли счёт 2:2 и ижевчане выиграли 3:2. Во втором сезоне в «Тракторе» вы сделали три «дубля». Помните эти игры?

Да. Это матчи против «Сокола» в Киеве и против московского «Динамо» и рижского в Риге.

Г.Цыгуров. С.Тыжных. Астраханцев
А три шайбы в игре доводилось забивать?

Да, за «Ижсталь» против Казани во главе с Цыгуровым.
07.03.1987 при счёте 3:6? Три или четыре шайбы?
Было четыре, но одна прошла сквозь сетку и не была засчитана. Это был матч Переходного турнира за право играть в высшей лиге.
В элите советского хоккея вы набрали 323 минуты штрафа в 348 матчах. Вы играли грубо или жестко?
Старался играть жестко, но иногда получалось не по правилам. Сейчас за такое не удаляют.
В «Ижстали» играл воспитанник челябинского хоккея Сергей Тыжных и впоследствии перешедший в «Трактор», в то время молодой Константин Астраханцев. Вспомните о них.
С этими ребятами я знаком с давних пор. С Сергеем прсто очень давно, даже в паре с ним успел поиграть. С Костей тоже практически с самого начала его хоккейной карьеры. Хорошие ребята. А С.Тыжных, на мой взгляд, – один из лучших за всю историю советского хоккея защитников.
В саратовском «Кристале» я выступал только 3-4 месяца.
Сезон-1989/90 вы вновь играли за «Динамо» Рига?
В этом сезоне я вообще не играл, так как был дисквалифицирован господином Цыгуровым. Сезон 1978/79 провел в «Латвияс Берзс» всего 5-6 игр во время новогоднего перерыва в высшей лиге. После «Трактора» через сезон играл в минском «Динамо».
А в Риге, «Тракторе» и Минске какой номер красовался на вашем свитере?
В Риге номер 6, в «Тракторе» – 23, в Минске – 33 и в Германии всегда 29.
После окончания хоккейной карьеры в Германии два сезона до работы тренером чем занимались?

 Работал с детьми всего почти 10 лет, но это все на любительском уровне по сравнению с Россией.
Беседовал Игорь Золотарев

http://fxju.sevensport.ru/regiony/23-hregiony/1623-zashitnik-strelyaushii-shaibami.html



Сергей Викулов:
- Я достаточно долгое время занимался с детьми, обучая их правильному катанию, тактическим и техническим азам, но это всё в Германии производится практически на общественных началах, на голом энтузиазме. С детьми-то вообще никаких проблем не было, очень много сложностей с их родителями.
***
Говорю о том, что времена изменились, и российские детские тренеры в дорогостоящем для родителей хоккее сталкиваются с теми же трудностями. Сергей Юрьевич ничего не отвечает, но недоверчиво мотает головой. Для него, уроженца далёкого Забайкалья, делавшего первые шаги в хоккее на льду неведомого замёрзшего болота, как и для всех советских мальчишек той поры, выраставших из дворового спорта, непонятно это современное обстоятельство.
***
- Но не это стало причиной отказа от продолжения занятий с юными хоккеистами, - продолжает Викулов, - проводить много времени на льду стало мешать пошатнувшееся здоровье.
Сергей Юрьевич не конкретизирует, но недовольная гримаса на лице убеждает в том, что человек, отдавший большому спорту лучшие годы, а тем более, такой спортивный долгожитель, по определению не может являться абсолютно здоровым человеком, несмотря на цветущий внешний вид.
Здесь мы подходим к перекрёстку и, воспользовавшись паузой, собеседник разглядывает двойную звезду на своей груди и внезапно, безо всякого вопроса, с ходу, начинает монолог на более всего интересующую меня тему, видно, что и для него до сих пор она одна из самых главных:
- Да я бы сам из «Ижстали» никогда не ушёл, это была моя команда, моя семья, мы были настоящим коллективом, горой стояли и друг за друга, и за тренеров, все наши организационные вопросы решались незамедлительно, все предварительные договорённости руководством всегда выполнялись. Главный тренер – Иванов, сам ведь человек нехоккейный, толком нигде и не играл, но у него хватало ума и чутья не лезть лишнего в нашу игру и ничего не портить. Например, задание на игру для третьего и четвёртого звена могло выглядеть примерно так: «Смотрите, как играет Абрамов с партнёрами и делайте то же самое». Всё началось с того момента, как Соловьёва в команду привели, сразу начались какие-то интриги, подкопы под Иванова. Подходил исподтишка к разным людям и характеризовал работу главного: «Да он же ничего не делает!» А ничего и делать не нужно было, всё шло как по маслу, мы сами в команде комбинации придумывали, по реализации большинства, например. Это сейчас все заходятся в восторге от того, как Мозякина на решающий бросок выводят. А это же наша, Ижсталевская комбинация, когда я на ползоны на бросок вкатывался, и другая – когда мы с Серёгой Лубниным местами менялись.
Ижсталь 1987. С.Викулов крайний слева во втором ряду


Но ведь у Лубнина не было броска такой убийственной силы, в чём же смысл комбинации? 
Зато какая голова!, – не даёт в обиду любимого партнёра Викулов и многозначительно поднимает вверх палец. - Лубнин сразу Соловья терпеть не стал, плюнул и ушёл. Я же всё пытался донести до руководства команды, мол, не то вы делаете, развалит он всё, что тут создано. «Нет, – говорят, – он местный, хорошее образование получил, стажировки прошёл, это будущее «Ижстали». Всё произошло после разгрома в матче с Усть–Каменогорском, у всех всё из рук валилось. Соловьёв обвинил Бичей в сдаче игры. 
Извините, кого? 
Ну, братьев Орловых мы так звали, они же парни местные, простые, даже 6 лет в Москве их не изменили. Тут я не выдержал: «Что же ты творишь, они второй сезон на горбу команду тянут, какая сдача»? Соловью только этого и надо было: «Викулов больше не в команде!» На следующий день вызывают к высокому руководству: «Мы-то не против тебя, но так главный тренер решил. Давай соберём команду и поставим вопрос на голосование». Ну, я согласился. Начинается собрание, повестка короткая: Оставлять Викулова в команде или нет. Ну, я жду, кто выскажется. Береснев, которого я только что из Риги притащил, сидит, язык ниже спины засунул. Бичи тоже отмолчались, они по жизни парни неконфликтные, это на льду – огонь. «Да идите вы все, - думаю, - свет клином не сошёлся». Руководство опять: «Давай, подумай». – «Нет, - говорю, - ухожу, дайте разрешение на переход.» – «А куда?» – «Найдётся куда».
Тут же Цыгуров из «Трактора» приглашает: «Нам нужен атакующий защитник». Ну и поатаковал я у них. Особенно в следующем сезоне, первое место по результативности занял, а приз лучшего защитника отдали Тюрикову, хотя у него 23 очка, а у меня – 27.

Мы же продолжаем свой путь в сторону набережной Рейна и мне снова хочется вернуться к ижсталевской тематике, задаю вопрос о причинах преждевременного ухода из жизни Виталия Гросмана, который так же, как и мой собеседник, завершал свою игровую карьеру на ледовых площадках Германии. Ответ, собственно, предполагается заранее, он заключается в характерном жесте – щелчке пальцами по шее.
- У Виталика ведь и в Ижевске эти проблемы уже возникали, но родственники жены решали вопрос медицинскими методами. А после переезда в Германию следить за ним стало некому, сам справиться с пагубным пристрастием не мог; есть даже мнение, что страшная автокатастрофа, в которую он здесь угодил, стала попыткой суицида от бессилия совладать с происходящим. Но человеком он был с добрейшей душой, у меня дома до сих пор стоит фарфоровая кукла, подаренная Виталиком моей старшей дочери, когда ей было 5 лет; они с куклой тогда были абсолютно одинакового размера. Очень жаль, что такого замечательного друга и отличного игрока мы потеряли столь рано.
***
Сделав памятные фото на фоне Рейна мы находим место в уютном открытом летнем кафе, где за чашкой капучино продолжаем беседу. Мне хочется побольше узнать о рижском периоде карьеры Сергея Юрьевича, ведь именно там он стал игроком, известным на весь Советский Союз.

- В «Динамо» (Рига) я начал играть в 1977 году. Меня, молодого защитника новокузнецкого «Металлурга», приглашал в команду тренерский штаб во главе с Виктором Васильевичем Тихоновым. Приглашал, кстати, не одного, а вместе с одноклубником Сергеем Абрамовым, который был на год старше и носил титул чемпиона мира среди молодёжных команд. Но тот, известный домосед, не захотел менять родную команду, и мы расстались на целых 7 лет до встречи в «Ижстали». Конечно же, я откликнулся на приглашение, но в межсезонье Тишу высокие армейские чины избирают на роль главного тренера флагмана отечественного хоккея – ЦСКА, а рижан возглавляет Эвальд Грабовский. Тихонов, заступив на новый пост, составляет список необходимых ему хоккеистов, и я в него вхожу. Все знают, что ЦСКА тогда имел право «первой ночи» при выборе игроков по всему Союзу, но кроме тех, на кого уже успело наложить вето другое силовое ведомство. Я, тут же, всеми мыслями уже у Тихонова, да и фамилия у меня армейская, но, выясняется, что в Риге уже подсуетились и я теперь подчинённый органов внутренних дел. Ну внутренних, так внутренних, всё равно огромный шаг из Первой лиги. Правда, сейчас понимаю, что всё могло сложиться гораздо успешнее. При Грабовском команда выше 6-го места не поднималась, но исповедовала атакующий хоккей, унаследованный от Тихонова. Я достаточно быстро пообвыкся, получил первую в своей жизни квартиру, в сезоне 1979/80 встал в первую пару защитников с нашим капитаном Вячеславом Назаровым, забил 8 шайб. Но в 1980 году высокое динамовское руководство, не дождавшись никаких серьёзных результатов от «Динамо» московского, сменило Владимира Юрзинова на Виталия Давыдова, отправив первого в рижскую ссылку. Мы сразу поднялись с шестого аж на пятое место, но при этом принципиально изменился узнаваемый рижский стиль, стал проповедоваться вязкий, оборонительный хоккей, игра перестала радовать глаз. Ко мне стали предъявляться претензии по поводу игрового акцента на атакующие действия: «Куда ты летишь, из-за тебя гол пропустили!» – «Так я же, – говорю, – за игру забил и отдал, то есть результат положительный!» – «Нет, не твоё это дело!» Кроме того, мой игровой вес составлял 78 килограммов, что категорически не устраивало Юрзинова. По его требованию врачи команды начали пичкать меня протеином. Пока на базе, под надзором, вес добавляется, только выходной – пивом весь протеин вымывается, снова – 78. Куда мне на «пятаке» с Жлуктовым толкаться, я бы лучше в атаку подключился и гол забил; так и не вырастили из меня Хатулева. 
А без пива-то никак? – робко интересуюсь. 
Ну, молодой же был, – лукаво усмехается Сергей Юрьевич уголками своих знакомо прищуренных глаз.


Но разговор на шутливую тему перевести не удаётся, собеседник расправляет плечи, меняется в лице и выдаёт гневную тираду явно о давно наболевшем:
- Вообще, все эти тренеры, прошедшие динамовскую школу, испоганили наш хоккей своей оборонительной игрой, предали всю историю советскую, все принципы тихоновские, атакующие, яркие, комбинационные, именно то, за что вся страна наш хоккей и сборную обожала. В этих схемах защитник, как игрок атаки, вообще не рассматривается, ну вот вам и результат: три Олимпиады под их руководством: Нагано, Турин, Сочи и ни игры, ни побед.
***
- У меня со Значком... 
С кем? 
Ну, у нас все так Олега называли, всегда были хорошие отношения, они даже учились вместе с моей супругой. Но я не понимаю, как он может руководить сборной, я представляю, как он может тактическую установку сделать, у него же каждое слово «хрен да на хрен», у него и отец такой же был, заводскую команду в Челябинске тренировал. Вот Харий Витолиньш, тот другой, вся семья – латышские интеллигенты в двадцать пятом поколении, и игроком тоже умным был. Вся игра у сборной построена на индивидуальных действиях: вот этот, челябинский, ну как его из Америки подъехал?
Матч Динамо (Рига) - Крылья Советов (Москва) сезон 1982/1983, 
С.Викулов №6 защитник рижского Динамо


Евгений Кузнецов? 
Точно. Подхватит шайбу и лезет, пока в первого же канадца не упрётся. Ни паса, никакой фантазии. Сейчас бы этот парень в нашей Высшей лиге в третьей пятёрочке своего «Трактора» сидел бы и не отсвечивал. А всё с Юрзинова началось – это у него в Нагано на Буре молились: забьёт, не забьёт. Ни одного паса за всю Олимпиаду не отдал, ну забил финнам 5 штук, а чехи поумнее оказались, так сразу – 0. А кому в России второе место когда-то интересно было? У Тихонова влепил бы в раздевалке этому салаге по загривку Михайлов или Фетисов, и всё бы на место встало. С канадцами по-другому надо играть, комбинационно. В единоборствах или индивидуально – это бесполезно. Я сам в молодёжной серии в 1976-м с ними играл – такие «шкафы». Но бьются честно. Лицом к лицу. Сам огребёт по полной, но первым в бой пойдёт. Вот чехи, они другие, поганые – судья отвернулся, он клюшечку поднял, по носу тебе съездил и отъехал довольный, улыбается, нагадил! 
А сами, Сергей Юрьевич, проживая в непосредственной близости от столицы чемпионата, сборную с трибуны видели? 
На наших не был, а вот на Латвию несколько раз сходил, мне администратор их команды, Миша Василёнок, билеты организовал. Ну, а по России не Знарка же мне в такой момент беспокоить. 
Каким образом у игроков из команд, занимавших более высокие места, включая грандов отечественного хоккея, возникало желание переехать играть в Ижевск, – интересуюсь я. 
У «Ижстали» в те годы в хоккейном мире была репутация клуба, где абсолютно честно выполняются все взятые со стороны руководства обязательства. А хоккейный век в советском спорте крайне короток, именно поэтому из ведущих команд страны в Ижевск с конца 1970-х потянулись такие признанные мастера как Шаталов, Гостюжев, Ковалёв, Савцилло, Криволапов, Виктор Вахрушев, Меликов, Анатолий Семёнов.

А что это были за договорённости? 
У всех могло быть по разному, я, например, по приходу в команду по окончании сезона изъявил желание стать обладателем ГАЗ 2410. Мне руководство по-деловому: «Играй, пробивайся в состав – и всё у тебя будет». 
Выполнили? 
Сергей отвечает подтверждающим взглядом, не допускающим сомнений. 
Но ведь, кроме товарных, были и классические денежные отношения? – продолжаю расспрашивать я. 
Тут всё просто, основа благополучия – премиальные. Победа – 100 целковых, ничья – 50. Правда, за 1:1 с ЦСКА в 1984-м заплатили как за победу, не зря тогда втроём под один бросок ложились.
В очередной раз вспоминаем феноменальную игру Викулова в знаменитой игре с СК им. Урицкого, и я решаюсь задать один, не совсем корректный вопрос: 
Один из ижевских знатоков хоккея, спустя некоторое время, утверждал, что те две игры в марте 1987 года были договорными, отсюда такие невообразимые коллизии по ходу матчей. 
Сергей Юрьевич обрывает на полуслове:
Об этом не может быть и речи, во-первых с Цыгуровым такие вещи были невозможны в принципе, и все об этом знали. Я ж потом два сезона у него отыграл в «Тракторе», всё по-честному. Кроме того, Казань сама лезла в стыковые игры, какой им был резон. Да и хотелось им хоть раз в жизни «Ижсталь» обыграть.
Сергей задумывается на несколько секунд, словно размышляя, стоит ли развивать эту тему, но всё-таки продолжает:
За 4 моих года, проведённых в Ижевске, только дважды шла речь о попытках проведения договорных матчей. Впервые – на финише первого этапа в 1984-м, когда нам нужно было очко в последней игре в Горьком, а торпедовцев ничья тоже выводила в восьмёрку. Сказали, что с Юрием Морозовым, главным у них, обо всём договорились, играем вничью. Юра Фёдоров, авторитетный защитник, вроде бы кому-то из наших подтвердил. Но весь этот турнирный расклад очень легко читался со стороны и Виктор Тихонов, всеми фибрами души ненавидевший «Ижсталь», припугнул Александра Скворцова, нападающего сборной СССР, что не возьмёт его на Чемпионат мира, если горьковчане протащат нас в решающую стадию. В итоге, этот поц втыкает нам «трёху» – в «договорной-то» игре – и мы летим 1:5, попадая только в переходку. 
А почему Виктор Васильевич питал такой антагонизм по отношению к «Ижстали»? 
Тихонов привык быть единоличным повелителем в своей команде, а тут у игроков, которые уже не претендуют на карьеру в сборной, но ещё находятся в приличных кондициях, появилась возможность освободиться от знаменитой армейской муштры, да ещё при этом улучшить своё материальное благосостояние. Вспомни, сколько московских армейцев проделали этот путь: Ковалёв, Блохин, Гостюжев, Савцилло... Поэтому Тиша считал «Ижсталь» паразитом, а до восторга и радости провинциальной публики ему дела никакого не было.

А про второй «договорняк»? 
Тут, наоборот, рижане к нам подкатили. Финиш первого этапа, декабрь-1987. Мы уже в десятку не попадаем, готовимся к «переходке», они же – ноздря в ноздрю со СКА и Ярославлем, одного отцеплять надо. Ригу с нами очко устраивает. Мы тот турнир неважно провели, но рижан в гостях дёрнули – 4:2. Для нас всегда «Динамо» самым лёгким соперником было, – довольно улыбается Сергей Юрьевич; как часто для спортсмена важен успех в игре с бывшими командами. – Боялись они нас жутко, для Юрзинова, второго тренера сборной, невыход в основную часть чемпионата стал бы полным крахом.
Пришли, сели. У нас я вроде как связующее звено – бывший рижанин; плюс Абрамов, Бичи. «Динамовцы» говорят: «Нам нужна ничья, можем предложить по 50 рублей. Я сижу, молчу. Егорыч: «Ну что, вроде, людям надо, а нам без разницы». Я сижу, молчу, Орловы-то, они всегда молчат. Гости помялись, ушли. Тут я начинаю: «На нас, вообще-то, по четыре с половиной тысячи человек на каждую игру ходят, а мы цирк устроим! Пусть хоть разок в жизни в переходке поиграют, узнают где Усть-Каменогорск находится, да и за победу мы в два раза больше получим!» Парни мне: «Так откуда они, динамовцы, больше-то возьмут?» Короче, я – против, но коллектив решил, играем вничью. На следующий день – 3:3, и Ярославль вместе с нами в переходном. А в том сезоне в Союзе новшество ввели – плей-офф для лучших 4-х команд после второго этапа. Рига туда попала и впервые в жизни взяла медали. Серебряные. Лишь в финальной серии ЦСКА уступили.
Ещё одна запретная тема, про которую не прочитаешь в официальной прессе тех лет – нарушения режима в команде, слухи о которых постоянно просачивались на трибуны. Викулов недоумённо разводит руками:
- А как по-другому коллектив из такого количества мужиков сделать. И ни разу это делу не вредило. Осень-1984, выездное тройное турне, игры через день, начинаем в Москве с «Крыльями». Витя Вахрушев, бывший «крыловец», заводит: «Если выигрываем – поляна за мной». Замётано. 6:3, всё вахрушевское освоили, едем в Ленинград. Там к нам сразу же Лёха Тверизовский, до прошлого сезона Ижсталевец, в «Ижорце» доигрывает: «Ба̇хнете СКА – с меня причитается». Да проще простого – 8:3. Всё Лёхино выпили, едем в Ригу. Ну, там у меня квартира, я по приезду домой, прихожу в день игры во дворец на утреннюю раскатку – никого, ни одного человека, мне всё понятно. «Интересно, - думаю, - на игру придут?» Все пришли, весё-ё-ё-лые! Ну, Ригу, то мы всегда голыми руками – 6:3. Или другой случай. После 2:11 в Свердловске приходим перед «Трактором» к Иванову: «Николаич, ну ни фига не получается, давай мы расслабимся?» Тот молчит, но не запрещает. Как мы дали! Что за столом, что в Челябинске. 3:2. А «Трактор» тогда дома никого не отпускал.
Сергей Юрьевич восхищённо продолжает вспоминать партнёров по команде своей молодости:
Какие люди у нас играли! Абрамов – наш, новокузнецкий, так клюшкой никто больше не владел, все движения лёгкие, неуловимые. Сашка Орлов – ему соперник вход на «пятак» перекроет, а он уже с другой стороны пролез и забил. Володя Головков как отыграл, когда его на сезон к Егорычу поставили. Жалко закончил быстро, – опять демонстрируется привычный щелчок пальцем по шее, всю бы жизнь с ними играл, если бы...

Но ведь Николай Дмитриевич был тогда начинающим тренером, возможно ему представлялось, что конфликт в команде поможет её встряхнуть, может быть даже таким технологиям обучают в Высшей школе тренеров, – пытаюсь сгладить углы, защищая своего известного земляка, – ведь не зря же он до самого последнего времени был востребован на высоких должностях в КХЛ. 
Ну и нигде ничего не добился: Череповец, Новокузнецк, Нижнекамск – везде никакого толку, – не собирается прощать обиду тридцатилетней давности Викулов.
Собираюсь с мыслями, но возразить-то вроде и нечего. 
У Вас же тоже был опыт тренерской деятельности на профессиональном уровне. В латвийском «Металлурге» из Лиепаи? 
Да, в сезоне 2002/03. Только что закончил играть, и Миша Василёнок, генеральный менеджер команды из Лиепая, – пригласил меня тренером по защитникам. Работать было интересно, мы стали чемпионами Латвии, но главный турнир – это Восточно-Европейская лига. Там Минск, Киев, Гомель – везде надо ездить на автобусе, я от таких расстояний и дорог уже отвык. Да и пора было строить послехоккейную жизнь, а в интересах семьи - это всё-таки лучше делать в Германии. Правда, всё равно от автобуса далеко не ушёл, – усмехается Сергей, вожу теперь вот этих, – кивает головой в сторону беззаботных местных жителей, в воскресный солнечный полдень заполнивших все столики, установленные вдоль набережной неторопливого Рейна, поглощающих сосиски с пивом и гогочущих по каждому поводу, а чаще без повода.

А каким образом возник вариант именно с Германией? 
Я после «Трактора» принял приглашение Владимира Крикунова, бывшего партнёра по Риге, и приехал к нему в минское «Динамо», которое к тому времени закрепилось в Высшей лиге. Но там у меня как-то не складывалось. Ни с партнёрами, ни город мне не нравился; всё-таки мой город – это Рига. И оборонительная динамовская игра, которой Крикунов нахватался у Юрзинова, мне никогда не была интересна. Да и сам я, честно, отыграл там плохо, – Викулов допускает нотки самокритики, – короче, там оставаться было нельзя, а тут очень многие к немцам двинули – тот же Знарок, Виталик Гросман, ну и мне место нашлось. 
Сергей Юрьевич, а какие хоккейные годы Вы сейчас, по прошествии лет, можете назвать для себя самыми лучшими? 
Всегда прищуренные глаза Викулова округляются от невероятной непонятливости своего двухчасового собеседника:
- Конечно же, время, проведённое в «Ижстали»! В такой интересный хоккей, с такими замечательными партнёрами я больше не играл нигде и никогда!
На обратном пути, чтобы расстаться до встречи на финальной игре чемпионата мира, коротко касаемся вопросов, связанных со здоровьем ветерана:
- Мне уже несколько лет, как предписана операция по замене коленного сустава, здесь они хорошо делают, но после этого на лёд уже нельзя, а я ещё по ветеранам выхожу, так что пока отказываюсь. Говорят, потом может стать поздно, но не слушаю; как я без хоккея. А ещё мне предстоит операция на глазах, Видишь, я всё время прищуриваюсь 
Игорь Беляев 
http://hcizhstal.ru/home/news/item/2604-sergej-vikulov-legenda-16


Золотарев И. авт.-сост.«50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Жидков В. Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-1947 - 2006-2007
Форум хоккейных статистиков
Жидков В., Серебренников С.,Тетерин П. Кубки, кубки, кубки. 2008