Показаны сообщения с ярлыком ЗТ РБ. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком ЗТ РБ. Показать все сообщения

вторник, 21 октября 2014 г.

Никонов Юрий Владимирович

Никонов Юрий Владимирович 21.10.1937



















Челябинск. Вратарь. Мастер спорта СССР. Заслуженный тренер Республики Беларусь. Воспитанник ЧИМЭСХ. Игровой номер №1. За Авангард (Трактор) провел 9 сезонов, более 200 матчей.
Карьера игрока: Авангард (Трактор) – 1954/55, 1957/58-1964/65, Буревестник (Челябинск) – 1955/56-1956/57, Торпедо (Минск) – 1965/66-1972/73
Карьера тренера и спортивного функционера: Трактор – 1964/65 (играющий тренер), клуб моторного завода (Минск) – 1973/74, Мотор (Барнаул) – 1974/75, Динамо (Минск) – 1976-1980 (тренер), 1981/82, 1991/92 (начальник команды), ШВСМ (Минск) – 1986-1988 (начальник команды)
Достижения: чемпион РСФСР 1955/56 в составе Буревестник (Челябинск) 
Вошел в список 33 лучших хоккеистов чемпионата СССР 1958/1959 
В 1961 окончил Челябинский государственный педагогический институт. Кандидат педагогических наук. Кандидат педагогических наук, профессор кафедры футбола и хоккея Белорусского государственного университета физической культуры.
Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
ШП
1954-1955
Чемпионат СССР. Класс А
Авангард
н/д
н/д
1957-1958
Чемпионат СССР. Класс А
Авангард
н/д
н/д
1958-1959
Чемпионат СССР. Класс А
Трактор
н/д
н/д
1959-1960
Чемпионат СССР. Класс А
Трактор
н/д
н/д
1960-1961
Чемпионат СССР. Класс А
Трактор
17
н/д
1961-1962
Чемпионат СССР. Класс А
Трактор
29
106
1962-1963
Чемпионат СССР. Класс А
Трактор
31
99
1963-1964
Чемпионат СССР. Класс А. Первая группа
Трактор
н/д
33*
н/д
1964-1965
Чемпионат СССР. Класс А. Первая группа
Трактор
13
102
Всего за Трактор


~200
~750
Юбиляр Никонов: Я полон энергии
23.10.2002
В понедельник профессор кафедры футбола и хоккея Академии физкультуры, кандидат педагогических наук, заслуженный тренер страны Юрий НИКОНОВ отметил 65-летие. Патриарх белорусского хоккея, верой и правдой служащий ему уже без малого 40 лет, встретил юбилей, как всегда, бодрым, жизнерадостным и преисполненным творческих планов... 
Юрий Владимирович, примите наши искренние поздравления. День рождения отметили в широком кругу? 
Нет, пока в узком. И в три этапа: среди друзей, в федерации хоккея и на кафедре. Все прогрессивное человечество юбилей Никонова почему-то проигнорировало. (Смеется.)

И какой самый памятный подарок вручили? 
Как говорят в хоккее, главные матчи у нас еще впереди. Так как 65-летие пришлось на понедельник, главное торжество перенес на выходные.
Вашу новую книгу успели издать к юбилею? 
К сожалению, нет. 400-страничное учебное пособие уже полностью готово и хранится в электронном варианте. Посвящена книга подготовке квалифицированных хоккеистов. Материал касается всех возрастов, но акцент сделан на детях и юношах. Выхода в свет ждать осталось, надеюсь, недолго.
Загвоздка, как обычно, в финансах? 
Да, стоит это недешево. Но федерация обещала оказать посильную помощь. Научно-методический отдел, организованный при ФХРБ, должен работать, а не простаивать. Однако учитывая, что монография о подготовке вратарей ждала своего часа семь лет, все не так уж и плохо.
Книга обращена к широкой аудитории читателей? 
Безусловно. Если говорить в целом, то для всех тех, кто занимается хоккеем серьезно. В аннотации написало, что пособие предназначено для студентов, преподавателей, тренеров и хоккеистов. Думаю, пособие станет для них хорошим подспорьем.
Какие еще издания вышли под вашим авторством? 
В прошлом году увидела свет программа развития для детско-юношеских школ. Это официальный документ, утвержденный Министерством спорта и туризма. Сейчас по ней работают все белорусские школы. Но в первую очередь она оказалась полезной в тех городах, где хоккей культивироваться начал недавно. И опыт у местных тренеров совсем небогатый. Кроме того, написал более пятидесяти методических пособий и брошюр.


Кроме вас, методической литературой в Беларуси никто больше не занимается? 
Не только в Беларуси, но и на всей территории бывшего СССР. В 2000 году, во время чемпионата мира в Санкт-Петербурге проходил крупный научно-практический семинар по подготовке вратарей. А параллельно проводился очередной конгресс ИИХФ. И Юрий Королев, вице-президент федерации хоккея России, несколько экземпляров моей книги вручил ее делегатам. Потом мне рассказывали, что знаменитый канадский тренер Дэйв Кинг очень высоко ее оценил. И заявил, что в Канаде подобной литературы нет. А Королеву было стыдно признаться, что издана она не в России, а в Беларуси... Вызвала ажиотаж в России и программа развития.



Матч Трактор- вторая сборная ЧССР, 1961 

В академии загруженность у вас по-прежнему большая? 
Как и раньше, без работы не сижу ни минуты. «Хоккеистов»-то на нашей кафедре всего трое: я, Павел Фридрих и молодой, но очень толковый парень Ярослав Король - сын известного тренера Владимира Короля, работающего сейчас в Польше. Для сравнения, “футболистов” у нас аж двенадцать.
Кто самые именитые ваши выпускники? 
Да почти вся национальная сборная. Вот и ее капитан, Саша Андриевский, в этом году академию заочно закончил. Конечно, ни для кого не секрет, что для сборников в вузе делаются поблажки. Необычайно сложно совмещать профессиональный хоккей и учебу. Но, с другой стороны, не помочь ребятам в получении высшего образования было бы неправильно.
Разговоры о создании на базе академии школы тренеров начались давно. А воз и ныне там? 
Все упирается в финансы. В академии нет хоккейный базы, своего катка. Арендуя же лед по цене 100 долларов в час, мы за месяц станем банкротами. Хотя идея, безусловно, прекрасная. Вспомните, как продуктивно в свое время работала в Москве Высшая школа тренеров, какие она давала кадры. А откуда возьмутся знания у молодого специалиста, едва закончившего играть? Теоретическая подготовка - фундамент тренерских знаний. Сейчас, после завершения работы над очередной книгой, могу с уверенностью сказать, что по методике вопрос у нас закрыт. Дело за конкретными решениями.
Как вы расцениваете современное состояние белорусского вратарского цеха? 
Достойной замены Мезину и Шабанову, к сожалению, пока не просматривается. Места в воротах большинства белорусских клубов занимают россияне. И, как правило, не самого высокого уровня. Среди же местных киперов недюжинных талантов не видно. Чтобы подготовить хорошего голкипера, нужно проделать колоссальную работу. И мы давно готовы к созданию школы вратарей. Недостатка в квалифицированных кадрах у нас нет. Тренером голкиперов в сборных Беларуси трудится Саша Шумидуб. Директор новополоцкой ДЮСШ - воспитанник «Юности» Паша Титок. Готов помочь и мой земляк, уроженец Челябинска Саша Орленко. Но вновь возвращаюсь к финансам: без денег мы ничего не сделаем. Если мы не хотим остаться у разбитого корыта, без этой школы не обойтись. Кстати, прекрасно помню, как появился в Беларуси Мезин. В Челябинске и области тогда играли четыре хорошо укомплектованные команды. Пробиться в их основу Андрею было очень сложно. И тогда Юрий Перегудов, которому я помогал в «Полимире» (тогда – «Химике»), пригласил Мезина в Новополоцк. Андрей приехал после страшной травмы - ногу буквально по косточкам собирали. Но ничего - выходили, вылечили, и вскоре Мезин уехал в Америку, где получил перстень с бриллиантами как чемпион одной из заокеанских лиг. А о том, с каким успехом Андрей заиграл за сборную Беларуси, все прекрасно знают. Обидно только, что в «Ак Барсе» ему не доверяют...
Наблюдая за матчами белорусского чемпионата, вы получаете эстетическое удовлетворение? 
Еще два-три года назад следить за ним было абсолютно неинтересно. Но когда в Беларусь потянулись легионеры из России, появились новые клубы, ситуация кардинально изменилась. Произошел, как говорят, прорыв на качественно новый уровень. Сегодня наши ведущие команды по классу не уступают середнячкам высшей лиги России. Это заставляет относиться к национальному первенству куда серьезнее, чем раньше.

А работа кого из тренеров наиболее импонирует? 
С определением ярких личностей поостерегусь. У нас их, не в обиду кому-то будет сказано, не видно. С тренерами та же картина, что и с хоккеистами: варясь в собственном соку, гением не станешь. Однако люди работают, стремятся, чего-то добиваются. Это тоже приятно. Наметилась хорошая тенденция возвращения в белорусский хоккей заслуженных специалистов. Тот же Владимир Сафонов - тренер высочайшей квалификации. Ценю его как знающую, но постоянно ищущую натуру. Считаю, он созрел для великих дел. Большое спасибо следует сказать и Владимиру Крикунову, в трудный момент согласившемуся стать у руля сборной. Его заслуга в четвертом месте на Олимпийских играх огромна. Не могу не вспомнить добрым словом и Виталия Стаина, возглавляющего ныне югославскую «Войводину». Его вклад в становление хоккея в Беларуси неоценим.
По-вашему, наш хоккей на правильном пути. 
Верной дорогой мы пошли тогда, когда начали уделять внимание детско-юношескому хоккею. Стратегическая линия была наконец выбрана точно. Раньше эту необходимость все осознавали, но мало что делали. И очень много потеряли... Работая над программой развития (для других видов спорта таких книг в Беларуси не выпускали), я проводил на льду по 13-15 часов - проводил тесты в школах. Проделал такой титанический труд, “заработал” воспаление легких, а мне даже спасибо не сказали. Конечно, было обидно. Но духом я никогда не падал. Брошу работу - закисну. Знаете, это как стоячая вода в болоте. А я еще полон энергии! 

http://www.pressball.by/articles/hockey/interview/4934



ПАТРИАРХ. Жизнь по Кеннеди 
Что ни говорите, а случай играет в жизни огромную роль. Эта история началась в далеком 1954-м году. Молодой мальчуган по прозвищу Кошка с успехом защищал ворота челябинского «Авангарда», дойдя со своим клубом до финала юношеского чемпионата РСФСР по футболу. Перед решающим поединком тренер напутствовал подопечного: «Сыграй надежно и без ошибок. Сегодня на тебя пришли посмотреть из куйбышевских «Крыльев Советов» (в ту пору высшая лига чемпионата СССР. - «ПБ».). Наставник оказался незадачливым психологом: парень попросту перегорел.
С приходом зимы всю свою любовь ребятня отдавала хоккею. Юра не очень хорошо держался на коньках, однако перед искушением занять привычное место в воротах не устоял. И первый же бросок в створ обернулся курьезом - шайба угодила в бровь. Дальше больница и бессонная ночь. Но уже на следующее утро парень появился на льду, а тренер изрек: «Он непременно будет играть». Спустя год Юрий Никонов появился на льду в форме уже хоккейного «Авангарда». Для того, чтобы долгие 11 лет верой и правдой служить родному Челябинску. С тех пор прошло ровно 50 лет. Сейчас Юрий НИКОНОВ - всеми уважаемый специалист, заслуженный тренер Республики Беларусь, являющийся профессором кафедры футбола и хоккея БГУФК, кандидат педагогических наук. Мы искренне поздравляем юбиляра, и вместе с ним вспоминаем этот немалый путь.
Чемпионат-1954/55 заканчивался в начале февраля. Последние матчи ничего уже не решали, поэтому в московскую поездку меня везли как основного голкипера. Нам противостояли «Динамо», «Крылья Советов» и ЦСК МО. На тот момент мне было всего 17 лет, волновался прилично. Очень запомнилась игра с армейцами. Не столько сама встреча, сколько гол в мои ворота в исполнении Боброва. Как сейчас помню: продольная передача вразрез к синей линии ему на ход. Смотрю, Боброву никак не успеть и без задней мысли бросаюсь на перехват. Думаю, выбью хоть в падении, но он своими длиннющими руками убирает шайбу под себя и закатывает в пустые ворота. Я же на животе скольжу за синюю линию. Было ужасно стыдно, чуть не попросил замену. 
Был ли шанс взять реванш, и пересекались ли еще ваши пути? 
Против Боброва больше играть не довелось, однако с ЦСКА поквитаться получилось. Это произошло в 1964 году, аккурат после Олимпиады в австрийском Инсбруке, триумфально завершившейся для хоккеистов Советского Союза. Примерно дюжина «сборников» представляли армейский клуб. На нашем стадионе собралось тогда тысяч десять зрителей. Арены-то были открытыми, народ занимал места часа за три до начала матча. А потом еще столько же наблюдал за игрой. И это, заметьте, при тридцати градусах мороза. Так вот, обыграли мы их 5:4. Что тут началось! Толпа не расходилась. Нас милиция сразу предупредила: «Не высовывайтесь, а то порвут на сувениры». Короче, ждали часа два, но и это не помогло. Стали просачиваться по одному. Как только увидели меня, подхватили и три километра до самого дома несли на руках. Правда, были и иные крайности. Один из сезонов складывался неудачно, болельщики буйно негодовали, требуя отставки Захватова. И после очередного поражения людское терпение лопнуло. Та же ситуация: народ не расходится, милиция предупреждает, только все уже гораздо опаснее. Когда выходили, узнали о себе столько нового - мама не горюй. А тренера пришлось окутывать в телевизионные кабели и таким образом вывозить со стадиона. Вот что такое хоккей для Челябинска.

 Долгих 11 лет вы защищали цвета «Трактора», постоянно получая более выгодные предложения. Откуда такая преданность? 
Сезон-1958/59 стал самым удачным. Попал в четверку лучших голкиперов страны, в компанию к Николаю Пучкову, Станиславу Литовко и Борису Зайцеву. Присвоили звание мастера спорта СССР. После этого действительно последовал ряд предложений. Наиболее интересным показались условия, предлагаемые московскими «Крыльями Советов», даже квартиру в Сетуни успел посмотреть. Однако уж больно не хотелось покидать родину. Здесь тебя знают, ты на виду. Ну уехал бы в Москву, и что? Пока играл, был бы на видных ролях, а закончив, стал бы одним из миллионов. Позже звали в Киев, Ригу. Но я, на тот момент уже заканчивая институт, принялся за диссертацию. Тему выбрал из раздела экспериментальной биологии - «Биотоки клетки». 
Любопытно... 
Представляешь ситуацию: вокруг все с незаконченным средним, а тут Никонов диссертацию пишет. Многие такого слова даже не слышали. И сейчас часто ставлю в укор студентам то, как в свое время к учебе относились мы, и как сегодня они. 
И как же было в ваше время? 
Не хочу сказать, что я такой умный, а молодое поколение - наоборот. И не буду ни на кого ссылаться, остановлюсь лишь на собственном примере. Жизнь у хоккеиста кочевая: сборы, тренировки, игры. Так было и будет всегда. В длительных поездках лучшим другом мне становился учебник: кто-то в карты рубится, я читаю. Возвращаемся - бегу в институт. Не скажу, что был круглым отличником, но учился нормально. Особенно ударялся в учебу, когда в Сокольниках появился первый искусственный лед. Ехали сразу месяца на три, полтора из которых занимали сборы, а оставшаяся часть приходилась на игры чемпионата. Лед давали в 10-11 часов вечера. Жили в Лужниках. До Сокольников - час езды (в ночное время) через всю Москву. А в 6 утра - следующая тренировка. Возвращаться в гостиницу не имело смысла. Брали с собой бутерброды, бабка-сторож нам чаек заваривала. Раскладывали свои мешки с влажной и потной формой и ложились спать. Наутро, оттренировавшись, все летели прямиком в гостиницу досыпать, а я - в «Ленинку» грызть гранит науки. До вечерней тренировки находился там, штудируя литературу. Форму ребята подвозили уже на каток. И вот в таком режиме пять лет.

Доводилось слышать, что вы внесли свой вклад в развитие хоккейной амуниции. 
Пришлось. Обычно ведь как получается: попадет тебе шайба куда-нибудь, испытаешь боль и сразу задумываешься, как оградить себя от рецидива. Модернизацию начал с ловушки. В то время они были мелкие, шайбы выскакивала, отлетала. Перво-наперво удлинил «язык» в области большого пальца. Ребята смеялись: «Ну ты впрямь, как с авоськой!» Ограничений тогда не было, хоть с сачком выходи. Потом настал черед «блина». Тогда они худенькие были, и шайбе его пробить труда не составляло. Добавил дюралюминиевую пластину, плюс железную - для тренировочного. Правая рука у вратаря должна быть взрывная, поэтому к «спец- блину» приготовил и «спецклюшку», полностью обитую тем же дюралюминием. Зато потом порхал, как бабочка. Обувь - отдельная история. В пятидесятые она была, как «конькобежная промокашка». Щитки обрезаны, ботинок открыт - чем ни мишень для соперника? Идею защиты ног подсмотрел у канадцев, они обшивали коньки толстой кожей. Однако этого мне показалось мало. На выручку пришли друзья, работавшие на протезном заводе. Набросал эскиз, а они отчеканили дюралюминиевую подкладку по форме ботинка, подложив под нее тонкий слой губчатой резины. Такого точно ни у кого не было. Следующие изобретения в буквальном смысле спасли мне жизнь. Общеизвестно, что до 1962 года разрешалось играть без маски. Когда ее наличие стало обязательным, крепко призадумался. Тогда только-только начали появляться облегающие, сделанные из стекловолокна, так называемые маски Планта. Однако слепо копировать не хотелось, и тут мне на выручку пришел… американский футбол. Попытался сделать что-то похожее: каркас сконструировал из нержавеющей стали, прикрепив параллельно несколько прутьев. Правда, она оказалась тяжелой и в итоге «нержавейку» заменил дюралюминием, для амортизации подклеив поролон. Так я оказался основателем «мира в крупную клетку». Хотя спустя двадцать лет на глаза попалась заметка, что подобное пытался сделать некий японский голкипер. 
Вы обмолвились о спасении жизни благодаря своим находкам. 
В одной из игр против московского ЦСКА после мощнейшего щелчка Анатолия Фирсова мой шлем раскололся. Не будь маски, сейчас мы с тобой не разговаривали бы. Не забуду и выезд на товарищеские матчи в Румынию в составе минского «Торпедо» в 67-м. Мы провели два спарринга со сборной этой страны. В одном удалось одержать победу, вторую свели к ничьей. Игры проходили в Бухаресте на открытом стадионе, вокруг одни дома. Во время поединка вдруг почувствовал резкий толчок в грудь. Смотрю на лед, а там лежит пуля от пневматического ружья. Я к судье, а он попросту развел руками. Если бы не дюралевые пластины на груди, выполнившие роль бронежилета, один бог знает, чем все закончилось бы.

Какими судьбами оказались в Беларуси? 
Как я уже говорил, при выборе будущей команды рассматривал лишь те города, в которых смог бы закончить диссертацию. На тот момент были приглашения из Минска и Киева. Обратился за советом к своему шефу. Вариант с Киевом он отмел сразу, мне пришлось бы менять тему. Оставался Минск. 
Однако про диссертацию вскоре пришлось забыть. 
Увы, в Минске заинтересованности в моей теме не оказалось. В итоге научную работу на какое-то время забросил. Восемь сезонов провел в составе минского «Торпедо». Закончил играть в 1973 году, оставив после себя преемника - земляка Володю Семенова. 
И тут вы впервые оказались на распутье. Пожалели о переезде в Минск? 
Наоборот, благодарен судьбе за то, что все так получилось. Да и распутьем я бы это не назвал. Просто и по окончании карьеры не представлял себя вне хоккея. Около года руководил мальчишками, занимающимися хоккеем на базе моторного завода. Однажды к ним приехали компаньоны из Барнаула и поинтересовались наличием хороших специалистов. Порекомендовали меня. Так на время вернулся в Россию. Приехал на полную разруху. Никому до хоккея и дела не было, игрокам далеко за тридцать, в фаворе пьянство и разгильдяйство. Но одно хорошо: вновь занялся наукой, теперь уже спортивной. Совершенствовал методику тренировок. Представь: на одном листе миллиметровки формата А1 расписывал каждое занятие. Вычерчивал физиологическую кривую по пульсу, по направленности. В итоге получилось листов пятьдесят таких. По возвращении домой захватил их с собой.

Но в Минске, как ни странно, вы оказались востребованы в футболе. 
 Да, в 75-м году футбол в Беларуси был воистину спортом номер один. А тут еще и Евгений Иванович Горянский в Минск пожаловал. Ему был нужен научный работник, но в то же время игровик. Не помню как, но вышли на меня. Я только начинал работу по этому направлению, и вдруг такая ответственность. Однако согласился, став тренером по научно-методической работе в минском «Динамо». Но работа в футболе оказалась непродолжительной. В 1976 году по приглашению Петра Мироновича Машерова в Минск приехал генерал-лейтенант КГБ Петр Степанович Богданов, занявший должность председателя ЦС «Динамо». Машеров и говорит ему: «Петр Степанович, посмотри: футбол у нас хороший, а хоккей никудышный. Нужно срочно исправлять ситуацию. «Торпедо» развалилось, никто не берет команду. Возьми их ты под свое бело-голубое знамя». Уговорил. Клуб передали «Динамо» в распоряжение погранвойск. Потом такие же команды создали в Риге и Харькове. На должность главного тренера пригласили Виталия Ивановича Стаина, он меня к себе и перетянул. Хотя это стоило уйму сил, аж до ЦК партии дошли. Когда казалось, что надежды нет, предпринял последнюю попытку и посетил председателя Спорткомитета БССР Виктора Ильича Ливенцева. Поначалу тот ничего не хотел слушать. И тут я выпалил: «Я же из богатой семью в бедную прошусь. Тем более - родную». Видимо, прислушался руководитель к моей просьбе, отпустил. И стали мы лепить новую команду. 
Откуда черпали ресурсы? Ведь во вторую лигу высококлассного хоккеиста никакими коврижками не заманишь. 
Верно. На тот момент в нашем распоряжении имелось 6-7 игроков, соответствовавших требованиям. Каток в парке Горького построили в 1976-м, и воспитанников необходимо было ждать лет десять. Вот и приходилось колесить по стране в поисках молодых дарований. Потихоньку удалось сбить костяк. Нам поставили задачу за четыре года поднять команду из подвала второго дивизиона, до уровня высшей лиги, и мы справились. Справедливости ради замечу, что помощь оказывалась на всех административных уровнях. Годы, проведенные в «Динамо», оказались весьма кстати и для научной работы. За это время удалось построить программу на целый четырехлетний цикл. Спланировать и реализовать, найти под нее игроков. Однако дебют в «высшем свете» получился неудачным, «Динамо» вновь покинуло элиту. Уехал из Минска и Стаин. Я же еще год проработал в качестве начальника команды. Лишь на исходе 88-го получил то, к чему стремился целую жизнь. И опять свою роль сыграл случай. Судьба свела меня с доцентом кафедры легкой атлетики тогда еще БГОИФК Виктором Григорьевичем Алабиным. Рассказав о своих научно-методических наработках, удалось привлечь его внимание. А после подробного ознакомления Алабин воскликнул: «У тебя же готовая диссертация!» И согласился принять руководство над моей работой. Однако вскоре он уехал на Украину, предварительно познакомив со своим другом Александром Александровичем Гужаловским. С ним я и пришел к долгожданному званию кандидата педагогических наук. 
Бытует мнение, что вратарь хорошим тренером быть не может. Ваш взгляд на этот тезис? 
Не согласен в корне. Для того чтобы стать тренером, необходимо им родиться. И не важно, на какой позиции ты играл. А среди вратарей дураков по определению быть не может. Ведь голкипер должен анализировать каждое действие, просчитывать возможные ходы соперника, обладать оперативным мышлением.





В Беларуси уже давно проблемы с вратарями. Перед крупными соревнованиями выбирать особо не из кого, приходится опираться на уже проверенных бойцов. Может, имеет смысл открыть школу вратарей? 
В России те же трудности, хотя там более сотни школ, и специализированные вратарские имеются. Я выходил с предложением о создании школы голкиперов на прежнее руководство федерации. Они как будто были не против, однако, когда речь заходила о конкретных организационных моментах и финансировании, разговор сходил на нет. А ведь у нас и специалисты под этот проект имеются классные: Щебланов, Шумидуб, Гавриленок. Нужны лишь условия: питание, проживание, экипировка. Игрока трудно подготовить, а вратаря еще сложнее. 
Однако не всегда деньги являются определяющим фактором. Посмотрите скольких мы потеряли и скольким выдавали авансы: Аристов, Герловский, Шиманский, Роговский... Как уберечь ребят от соблазнов? 
Не будем лукавить: деньги - это та необходимость, которая дает нам свободу. Жизнь сейчас другая. Однако не могу не согласиться с тем, что некоторых «перекормили». Один из российских тренеров, не буду называть фамилию, как-то сказал: «Я вас, белорусов, не понимаю. Как вы можете приглашать игроков, платя им солидные для вашей страны суммы, когда они у себя на родине в самый захудалый клуб попасть не могут?!» Человек должен стремиться к благородной цели, ставить перед собой все новые задачи. Мы в свое время клубную майку под пиджак надевали и на танцы ходили. А сейчас получается так: составляя договор с игроком, который еще ничего из себя не представляет, слышим лишь один вопрос: «А сколько вы мне дадите?» В связи с этим уместно высказывание одного из великих президентов США Джона Кеннеди: «Не спрашивай у родины, что она дала тебе, спроси у себя, что ты дашь родине». Но мы должны преодолеть и это. Хоккей в Беларуси любили всегда и на всех уровнях, он постоянно развивается и вызывает неподдельный интерес в нашей стране. Значит, у него есть будущее.  
http://www.pressball.by/articles/hockey/interview/4977?debug=106 


Юрий Никонов – Настоящий профессор 
Одно время известная эстрадная артистка исполняла песню «Настоящий полковник». Воспользуемся подсказкой, характеризуя бывшего хоккейного вратаря Юрия Никонова. «Профессором» именовали его за океаном еще в 1994 году - раньше, чем в нашей прессе так стали называть И.Ларионова. А последние 6 лет хоккейный специалист, которому осенью исполнится 70, на самом деле занимает профессорскую должность в Белорусском университете физической культуры.
Для нового поколения любителей хоккея упомянем спортивные достижения бывшего челябинского хоккеиста: 
дебютировал в чемпионате страны против грандов советского хоккея в 17 лет, что полтора десятилетия являлось вратарским рекордом СССР (пока не пришли В.Третьяк и А.Тыжных)
победитель первенства России - во втором эшелоне нашего хоккея (затем еще трижды занимал первые места в различных лигах как игрок и дважды - как тренер);
вошел в самый первый официальный список «Лучших хоккеистов чемпионата страны»;
играл вратарем 19 сезонов: 11 - в Челябинске, 8 - в Минске;
в качестве тренера возглавил клуб уровня нынешней суперлиги в 27 лет, на год превзойдя возраст раннего дебюта А.Тарасова и став самым молодым наставником, по крайней мере, отечественного хоккея. 
Кстати, одним из первых в нашем хоккее Никонова пришлось именовать с отчеством. В начале 60-х в челябинском Тракторе выступали два Юрия, носивших такую фамилию: голкипер и форвард. Но в команде путаницы не было. Вратарь - это «Юзик Никонов». По воспоминанию ветерана, на одной лестничной площадке с ним жил поляк, который именовал юного соседа на свой лад. Так его стали звать и друзья, и учителя, и даже родители! И, конечно, в команде. В нынешнем году в Минск прибыл с «Казахмысом» бывший партнер Никонова по «Трактору» Валерий Киселев - и обращался по старой привычке.

ГОЛ БОБРОВА 
Я был футбольным вратарем, и в 16 лет вместе с юношеской сборной Челябинска участвовал в финале первенства России, проходившем в Куйбышеве. Это было очень серьезным достижением. Играл удачно, и перед последним матчем с Московской областью, побеждавшей всех за явным преимуществом, наш тренер сказал мне: «Тебя придет смотреть тренер «Крыльев Советов». Хотят приглашать». Это была очень солидная команда, и я, конечно, перегорел, никакого приглашения не получил. Разобиделся на футбол, а поскольку параллельно с ним играл в хоккей с мячом, то сделал выбор в пользу зимнего спорта. Куйбышев сыграл в моей судьбе определяющую роль.
А уже через год встретился-таки с «Крыльями Советов» - правда, московскими и в чемпионате СССР по хоккею. В сезоне-1954/1955 дебютировал в составе челябинского «Авангарда». Меня брали в поездку в Москву, где играл против ЦСКА, «Динамо» и «Крыльев Советов». Более полувека прошло, а помню, как мне В.Бобров забил гол. Так было стыдно! У него ручищи длинные, шаг широкий... Я на перехват бросился, думал: успею накрыть шайбу. А Бобров опередил меня, руками убрал ее под себя. Вратарь на животе катился к синей линии, а форвард поражал пустые ворота... Я даже поехал заменяться, а тренер и хоккеисты успокаивали: «Ты пацан в первый раз вышел, а он и над асами издевается, забивает». 

В «СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ» 
На следующий сезон пятерых молодых хоккеистов и Виктора Столярова как бригадира (его так и звали) откомандировали в челябинский «Буревестник» на укрепление команды, представлявшей институт механизации и электрификации сельского хозяйства. И студенты стали чемпионами России, выиграв турнир во второй группе! Отыграли год в высшем эшелоне, и нас по одному стали возвращать в «Трактор». Николай Кокшаров поехал учиться в Омск, и я стал основным.
Но с ЧИМЭСХ у меня еще была связь, о чем ныне можно говорить. Я окончил техникум и дело шло к призыву в армию. Меня уговаривали перейти в ЦСКА, обещая игры за сборную. Но в «Тракторе» тогда играли патриоты команды и города: «Нет!» Москва командировала капитана, чтобы забрать меня. А у меня в военкомате работала тетка. Она мне и сказала о визитере. Я - к тренеру. Меня спрятали в пионерлагерь на озере Смолино. Чтобы отбиться от ЦСКА, надо поступать в институт. Столичный капитан это понимал и приходил не только на тренировки «Трактора», но и в пединститут - на каждый вступительный экзамен. Тогда челябинцы сделали финт - я поступил в ЧИМЭСХ. Когда пришел на тренировку с выпиской о зачислении, офицеру «поплохело»: не выполнил приказ.
Год я проучился в сельхозинституте, а потом перевелся в педагогический. 

ЧЕШСКИЕ КОНФЕТКИ 
По итогам сезона-1958/1959 в первый раз определяли лучших игроков, и я вошел в четверку сильнейших вратарей. Конечно, не ожидал - в основном- то москвичей выделяли. Два раза вызывали на сборы лучших вратарей страны - существовала такая школа, в которой занятия проводили Б.Запрягаев, Г.Мкртчан, Н.Пучков. Жил в одном номере с В.Коноваленко. Присвоили звание «мастер спорта». По количеству пропущенных шайб тот чемпионат получился у меня, думаю, не самым лучшим. Но челябинская команда была послабее столичных, нагрузка выпадала очень большая, видимо, определили, что я достоен.
А самую большую нагрузку пришлось выдержать за границей. «Трактор» послали от СССР на Спартакиаду народов Чехословакии. Предстоял решающий матч с клубом «Руда гвезда». Перед ним в выходной день, зная слабость нашего народа к определенным напиткам, организаторы повезли челябинцев на экскурсию на кондитерскую фабрику. Всего по «чуть-чуть», а в итоге, крепко надегустировались, да еще хозяева полную канистру дали с собой.
Мне очень сильно повезло, что я в то время не пил вообще. Вижу, что спаивают команду, и думаю: завтра мне достанется... Так и получилось. Посопротивлялись период - и встали. Игра пошла в одни ворота. Да еще судьи благоволили хозяевам... В общем матч запомнился экстремальной нагрузкой: ее на 5 встреч хватило бы! Стали мы лишь «бронзовыми» призерами. 

ЦЕНЗ В ХОККЕЕ 
В 1961 году закончил пединститут, о чем в команде и не знали. Бывало, интересовались: «Тебя еще не выгнали из вуза?» А я уже пару лет назад получил диплом. В «Тракторе» был единственным с высшим образованием, да еще Коля Захаров окончил техникум. Но «полуграмотной» была не только наша команда. И поэтому Управление хоккея ввело образовательный ценз: спортсмену требовалось окончить семилетку - иначе не заявляли на чемпионат. У нас для тех, кто имел лишь 4-5 классов, сделали в прямом смысле «ликбез». Хоккеисты три месяца усиленно учились и получили свидетельства о 7-летнем образовании.
Ректор ЧГПИ Е.Тяжельников (2-й секретарь обкома партии) был большим любителем хоккея, знал меня и подвиг на дальнейшую учебу. Я в 1962 году начал работать над диссертацией о биотоках клетки. Мог уже выходить на защиту, но надо было еще добрать количество опытов.
А не получилось - уехал в Белоруссию, где этой темой никто не занимался, о чем меня предупреждали в Челябинске. Забросил диссертацию и защитился много лет спустя по другой теме - уже спортивной.
Я всегда к хоккею подходил вдумчиво. Вынужден был, наверное, жизнь подталкивала. Тренеры не знали, как работать с вратарем. С.Захватов мне так и сказал: «Готовься сам - я не знаю». Сами из себя создавали голкиперов - наблюдали, спрашивали. Захватов показывал мне характеристику, которую ему поручили подготовить для сборной страны. Запомнил фразу: «Аналитический склад ума». Похоже, угадал Сергей Иванович... 

ВРАТАРЬ ИГРАЮЩИЙ ТРЕНЕР 
В сезоне-1964/1965 «Трактор» вылетел из первой группы класса «А». В начале сезона старший тренер В. Столяров заболел, мы его даже оставили в Перми, где Виктора Ивановича спасли врачи. Он долго там лежал, потом перевели в Челябинск. Меня же вызвали в Обком партии: давай, принимай команду! Говорю, что мне лишь 27 лет - самый расцвет вратаря. И как без голкипера?!
В итоге все же 2-3 месяца был играющим тренером. Исполняющим обязанности. Организовывал тренировочный процесс, а занятия вел во вратарской форме. Потом посоветовал назначить вместо себя нападающего В. Смирнова - чуть постарше меня. Он тоже отказывался... А когда возглавил команду, стал убирать из нее тех, кто его знал хорошо. Я попал в число этих 6-7 человек. Когда хватились - команды-то нет... У меня же было много вариантов, но с Колей Ржанниковым и Стасом Малкиным переехали в Минск. Отыграл там еще 8 лет.
«МАФИЯ ЧЕЛЯБИНСКИХ ВРАТАРЕЙ» 
Закончив выступать в 1973-м, год поработал тренером в клубе минского моторного завода.
Поработал и в очень сильной футбольной команде минского «Динамо» тренером по научно-методической работе, и в хоккейной. В 1976 году глава компартии Белоруссии П.Машеров попросил взять развалившийся республиканский хоккей под «динамовские» знамена. Из Москвы пригласили тренера В.Стаина, который уговорил меня стать его помощником. За 4 года вышли из 2-й лиги в очень серьезную первую, а затем и в высшую. Работал тренером, начальником команды, а в 1988 году защитил диссертацию и перешел на кафедру университета.


 В.Стаин и Ю.Никонов

Но не прерывал отношений с хоккеем. Поработал с С.Шабановым, соприкоснулся с А.Мезиным. Его привез из Челябинска Ю.Перегудов, которого мы сманили в Новополоцк. Я у него лет пять в летние месяцы занимался с вратарями, в том числе два года - с Мезиным. От нас он уехал в Америку, где сразу получил приз лучшему новичку АХЛ.
В Минске шутят о «мафии челябинских вратарей». Началось с меня в 1965 г. Затем приехал Володя Семенов. 7 лет назад он умер, и сейчас проводится турнир его памяти. Потом прибыл еще один ученик П.Дубровина Александр Орленко (наша газета отмечала в юношеской вкладке, что и Орленко, и Семенов признавались лучшими на первенствах СССР - прим. автора). Он ныне работает в Гомеле. Наконец, Мезин - тоже челябинская школа.
Последние 4 года параллельно являюсь тренером ХК «Юность» по научно-методической работе. Клуб трижды становился чемпионом страны. В этом сезоне получил «бронзу», но зато завоевал Континентальный кубок, обыграв омичей. Свои 5 копеек (не больше) и я вложил в этот успех (смеется). А в полуфинале обыграли «челябинскую бригаду» из «Казахстана». Валера Киселев из нее в 1965-м заменил меня в «Тракторе»... 

КАК РАСПОЗНАТЬ ВРАТАРЯ? 
Перейдя трудиться в университет, написал несколько методичек по хоккею, а затем и книги. В этом году выходит уже 3-я.
На первую книгу «Игра и подготовка хоккейного вратаря» (274 стр.) получил очень хорошие отзывы. Например, от Дэйва Кинга и Николая Пучкова. Когда знаменитый вратарь присутствовал на моей 3-часовой лекции, я дал ему ознакомиться с моим творением. Услышал: «Хорошая книга». Знавшие Пучкова говорили, что это от него высшая похвала.
Затем вышли «Подготовка квалифицированных хоккеистов» и две программы для хоккейных школ Белоруссии. Их у меня просят и в России. Сейчас готова 3-я книга «Подготовка юных хоккеистов». Вступление написал В.Тихонов, рецензировал В.Юрзинов. На международной тренерской конференции в Москве, проходившей во время ЧМ-2007, меня замучили вопросами, когда выйдет книга. А выступал я там с докладом «Ранняя диагностика перспективности вратаря». Почти неподъемная тема, но наша Академия наук утвердила ее. Буду работать. До сих пор никто не знает, как определить: получится из мальчишки вратарь или нет?
Слышал по радио воспоминания В.Третьяка о том, как он стал голкипером. Нравилась ему хоккейная форма. Месяц катался, второй - а ему не выдают. Спрашивает у тренера, когда рубашку-то дадут? Слышит: «Отстань, нет у меня формы! Вон в углу вратарская - хочешь надевай!» Так и состоялся вратарь Третьяк...
Это проблема мирового уровня. А в Белоруссии народа не так много, как в России, поэтому нужен качественный отбор. Попытаюсь хотя бы не окно, так форточку приоткрыть.
Выступая с трибуны в Москве, позволил реплику в адрес председателя тренерского совета Б.Майорова (по поводу вратарей-легионеров): «Вместо того, чтобы набрасывать на белорусов финансовую удавку, лучше бы объединили силы и вместе поработали на методику по детскому хоккею. Ведь большой пробел! А платить 9 миллионов рублей - застрелиться можно!» Глаза потупили - а что скажешь?
В Челябинске был 10 лет назад на праздновании полувекового юбилея «Трактора». На обратной дороге самолет был вынужден вместо Москвы садиться в Казани. Причем у него отказали оба мотора, и мы планировали. Теперь не очень самолетам доверяю. А ранее - в 1994 году - был в Канаде как почетный председатель турнира ветеранов (48 команд). Приняли очень хорошо: «Профессор!» Давал также двухнедельные мастер-классы. Один из них - команде, ставшей чемпионом Америки среди студентов. Предлагали остаться за океаном, обещали работу. Но все-таки нас патриотами воспитали: «Нет! Ни в какую!» 
Сергей Чернышев 
Футбол Хоккей Южного Урала №23 (743) 2007 г.

Форум хоккейных статистиков
Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988
Золотарев И. авт.-сост.«50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Жидков В. Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-1947 - 2006-2007
Жидков В., Серебренников С.,Тетерин П. Кубки, кубки, кубки. 2008
Фото из архивов ХК Трактор, Динамо Минск, Г.Цыгурова, В.Долженкова, В.Яковенко, worldhockeyclassic.ru