Показаны сообщения с ярлыком ЗТ РК. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком ЗТ РК. Показать все сообщения

суббота, 12 апреля 2014 г.

Картаев Анатолий Зиновьевич

Картаев Анатолий Зиновьевич 12.04.1947




 








 

 




Челябинск. Нападающий. Мастер спорта СССР (1969). Заслуженный тренер Республики Казахстан. Воспитанник СК «Восход» (тренеры – Сайфутдинов С.Х., Смирнов В.Л., Стариков В.И., Захватов С.И.). Игровой №11. За Трактор провел 14 сезонов, 460 игр, 364 (221+143).
Отличался высоким тактическим мастерством, умел дать удивительно своевременный и точный пас. Обладал сильным и точным броском.
Карьера игрока: «Восход» Челябинск чемпионат РСФСР- 1964/1965, класс «Б» -1965/1966, «Трактор» - 1965/1966-1978/1979, «Металлург» Челябинск 1 лига - 1978/1979, вторая сборная СССР, сборная РСФСР
Карьера тренера и спортивного функционера: «Восход» Челябинск чемпионат области - 1979/1980, «Таганай» Златоуст чемпионат области - 1982/1983-1983/1984, «Металлург» Челябинск 2 лига - 1984/1985, 1 лига -1985/1986-1986/1987, «Автомобилист» Караганда 1 лига – 1988/1989, «Jílín» г.Гирин/Цзилинь (Jílín Shì) КНР - 1991/1992-1992/1993, «Jiāmùsī» г.Цзямусы (Jiāmùsī) КНР  - 1993/1994, «Partizan» Beograd Югославия – 1994/1995, «Трактор» - 1995/1996, председатель Челябинской областной федерации хоккея - 1997-2003, юниорская сборная России U18 – 2000-2002 менеджер, ХК «Сатка» Сатка чемпионат области - 2002/2003, «Казахмыс» Караганда, Сатпаев высшая лига, Казахстан – 2003/2004–2007/2008, сборная Казахстана - 2006/2007, член исполкома Федерации хоккея Республики Казахстан, государственный тренер Федерации хоккея России по сборным командам Урала и Западной Сибири, директор хоккейной школы им.А.З.Картаева Копейск
Достижения игрока: бронзовый призер чемпионата СССР 1976/1977
Входил в список лучших хоккеистов чемпионата СССР 1970/1971, 1976/1977. Лучший бомбардир «Трактора» 1971/1972 (21 гол) и 1974/19755 (22 гола)
Достижения тренера: серебряный призер чемпионата КНР 1992/1993, чемпион Сербии и обладатель Кубка Сербии главный тренер «Partizan» Beograd, бронзовый призер чемпионата Казахстана 2003/2004, серебряный призер чемпионата Казахстана и обладатель Кубка Казахстана 2004/2005, чемпион Казахстана 2005/2006 главный тренер «Казахмыс» Караганда, серебряный призер чемпионата Казахстана 2006/2007, бронзовый призёр высшей лиги 2006/2007, обладатель Кубка Казахстана 2007/2008 главный тренер «Казахмыс» Сатпаев
Заслуженный деятель физической культуры Казахстана. Награждён медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина». Окончил ВШТ 1982
Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
Ш
1965-1966
Чемпионат СССР. Класс А. Вторая группа
Трактор
10
4
2
6

1966-1967
Чемпионат СССР. Класс А. Вторая группа
Трактор
8
2

2
2
1967-1968
Чемпионат СССР. Класс А. Вторая группа
Трактор
41
14
4
18
10
1967-1968
Кубок СССР
Трактор
1
1

1

1968-1969
Чемпионат СССР. Класс А.Первая группа. Первая подгруппа
Трактор
4
2

2


Финал за 7-24 места
Трактор
58
40

40

1969-1970
Чемпионат СССР. Класс А. Первая группа. Первая подгруппа
Трактор
34
21

21

1969-1970
Кубок СССР
Трактор
1


0

1970-1971
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
39
13
6
19

1970-1971
Кубок СССР
Трактор
2
3

3

1971-1972
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
32
21
13
34
6
1971-1972
Кубок СССР
Трактор
2

1
1

1972-1973
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
28
17
14
31
20

Переходные игры
Трактор
2
3

3
2
1972-1973
Кубок СССР
Трактор
4
4
4
8
4
1973-1974
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
29
12
12
24
10
1973-1974
Кубок СССР
Трактор
2
1

1

1974-1975
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
35
22
13
35
14
1975-1976
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
36
8
29
37

1975-1976
Кубок СССР
Трактор
7
4
6
10

1976-1977
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
36
14
20
34
8
1977-1978
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
33
14
16
30
9
1977-1978
Кубок СССР
Трактор
5
1
1
2

1978-1979
Чемпионат СССР. Класс А. Высшая лига
Трактор
11

2
2

Всего за Трактор


460
221
143
364
85
 
Анатолий Картаев 
(Из очерка Алексея Дубинина) 
В 60-70-е годы в Челябинске сложилась целая группа клубов, питавших основную хоккейную дружину - «Трактор». Немало талантливых воспитанников прошли школу «Сигнала», «Металлурга», «Сельхозвузовца» («Буревестника»). Целую плеяду ярких, самобытных мастеров шайбы выпустил в большой спорт «Восход», клуб трубопрокатного завода. Одним из самых интересных среди восходовского пополнении «Трактора» стал центрфорвард Анатолий Картаев.
...С детства он тянулся за братом Виктором, который был на два года старше. И в хоккей они пришли по очереди. В десятилетнем возрасте Анатолий уже вовсю гонял шайбу на улице. При хоккейных клубах тогда были лишь две возрастные группы: старшие юноши и взрослые. Но мальчишки не унывали. Сами организовали команду при заводе «Сельмаш» и играли самозабвенно.
Середина 50-х - время взлёта челябинского «Авангарда». Поэтому интерес южноуральцев к хоккею значительно вырос. Самые юные в этот вид спорта буквально влюбились! Нет инвентаря? Не беда! Прикручивали к валенкам обыкновенные «снегурки», выстругивали клюшки.
Анатолию было 12, когда он оказался в «настоящей» команде. Правда, по возрасту во вторую юношескую группу «Восхода» он не подходил, но тренер Сайфутдинов оценил его нацеленность на ворота, технические задатки, умение сыграть в пас. Вот и выходил Толя Картаев на лёд в компании ребят на год-два старше, но среди них не потерялся. Анатолий Зиновьевич и сейчас помнит первых партнёров по звену нападения - Бориса Новикова и Геннадия Семизорова. Впрочем, вскоре всё вошло в свою колею, и Анатолий встал в ряды сверстников.
Однажды Виктор Иванович Стариков вёз юношеский «Металлург» в Коркино, на розыгрыш Кубка области. Игры предстояли серьёзные, и тренер ввёл в состав юношей из «Восхода». И, как оказалось, не напрасно.
Мы сражались до конца, - подчеркивает Картаев. - В финале, проигрывая 0:3, всё-таки вырвали победу со счётом 5:4. Мне удалось четырежды поразить ворота соперников.

Анатолий Картаев - замечательный центрфорвард и прекрасный тренер
Этот турнир очень изменил молодого форварда. Он стал лучше видеть поле, «прорезались» передачи. Он и раньше-то не отказывался лишний час
провести на льду, а тут стал буквально пропадать на тренировках.
Манера игры Картаева резко изменилась после перехода в команду сверстников. В играх со старшими он действовал только на пасах. Иначе нельзя. Начнёшь обводить - по рукам получишь. А со своими можно и поводиться от души, и игровой эффект получить. Такая нехитрая политика. Хоккей - это не только сила, ловкость ног и рук, маневренное катание, работа клюшкой. Самое важное - голова. Оценить развитие игры и принять быстрое решение. И какое счастье, когда после разыгранной, словно шахматной, комбинации шайба влетает в ворота соперников. Забивать! Его постоянно тянуло забивать, как магнитом притягивало к чужим воротам. Недаром Анатолий Ольков, выдающийся игрок челябинского «Авангарда», член сборной СССР, начинавший тренерскую карьеру именно в «Восходе», говорил:
Работать с такими ребятами, как Картаев, Шабунин, Адамович, Юрий Гомоляко, было очень приятно. А звено в составе Анатолия Картаева. Юрия Гомоляко и Олега Захарова вызывало откровенную зависть моих коллег.
Надо сказать, Анатолию Зиновьевичу везло на хороших тренеров. Представьте себе «Восход» во главе с заслуженным тренером СССР Сергеем Захватовым. В те годы Сергей Иванович уже отошёл от работы с мастерами челябинского «Авангарда», с которыми дважды завоевывал четвёртое место в чемпионате СССР, и принял сборную трубопрокатного завода. Но на русоволосого невысокого крепыша уже положили глаз тренеры «Трактора». Результативный форвард первой ледовой дружине был нужен позарез.
Чем отличался всю жизнь Картаев, так это игровой дисциплиной. Когда ему предложили перейти в «Трактор», его тренер Захватов посчитал это преждевременным. А вот тут произошло неожиданное. Тренеры «Трактора» Столяров и Данилов... обиделись! И добились запрета для Картаева выступать в любой другой команде. Даже в родном «Восходе». В результате в «Комсомолке» появилась статья о том, что молодого перспективного игрока по сути дела отлучили от хоккея. Публикация возымела силу. Картаев вернулся в родной клуб. Но «Трактор» «наехал» вплотную, и окончание сезона Анатолий проводил уже в нём. При этом дебют вышел на «ах».
Если верить статистике, Картаев впервые вышел на лёд в игре против «Электростали». И тут же забил! Он участвовал в четырёх встречах и забросил четыре шайбы. Причём его гол в матче с «Прогрессом» оказался единственным и, естественно, победным.
На сборы в следующем сезоне тренеры «Трактора» везут четырёх новобранцев: Владимира Шабунина, Юрия Гомоляко, Петра Гормачёва и Анатолия Картаева, но в команде мастеров закрепляется только Картаев.
Он пришёл в команду в нелёгкие для «Трактора» времена. Команда балансировала на грани вылета (и вылетела затем из эшелона сильнейших). Прекратили выступать ветераны, многие мастера решили попытать счастья в других клубах, посильнее. Надо было скоро искать замену таким мастерам, как Каравдин, Меринов, Кунгурцев, Николаев.
Неудачей закончился первый сезон для Картаева: он получил перелом левой руки, отыграв всего восемь игр. Травма оказалась тяжёлой, и дебютант выбыл из строя до конца сезона. После лечения вновь результативно заиграл. И надо же такому случиться! В матче с саратовцами Бескашнов вторично ломает ему повреждённую руку. Только в 1968 году, перенеся сложнейшую операцию, Картаев смог окончательно восстановиться. Однако кое-кто из специалистов поспешил поставить на 20-летнем форварде крест. Да и сам Анатолий подумывал закончить с хоккеем, поскольку при невысоком росте он за время болезни набрал вес около ста килограммов. Вроде бы неплохо для силовой борьбы, только не для таких маневренных «технарей», как Картаев.
Однако у старшего тренера «Трактора» Виктора Ивановича Столярова имелось другое мнение. Он перевёл парня на специальный режим, разработал щадящий тренировочный цикл. Дальше - скакалка, баня, кросс - в общем, сгонка веса. Подействовало. Да и сам Анатолий проявил характер: тренировался до седьмого пота.
И вот зрители вновь увидели на льду Картаева. Интересно, что поначалу Анатолий выступал на левом фланге тройки нападения. Болельщики со стажем наверняка припомнят фамилии Картаев - Нестеров - Захватов или Картаев - Бец - Пыжьянов. Однако тренерам удалось угадать в Картаеве истинного конструктора игры, умеющего чётко отбрабатывать в атаке и в обороне.
Поставили меня в центр. По краям - Котлов и Аровин, - вспоминает Анатолий Зиновьевич. - Каждый - неординарная личность, для которой секретов в хоккее нет. Каждый внёс большую лепту в возвращение «Трактора» в Высшую лигу. Моя задача - быть не слабее, не нарушить почерк, стройность игры звена.
Но при всех плюсах коллег, с которыми выступал Анатолий Картаев, тройке не хватало чего-то неуловимого. Какой-то законченности, что ли. Но вот в «Тракторе» появился воспитанник новоуральского «Кедра» Валерий Белоусов, а из челябинского «Сельхозвузовца»  пришёл невозмутимый Николай Шорин.
Каким-то чутьём угадал: вот оно. Один - взрыв, скорость. Второй - хорошо мыслит, с отличной техникой. Вот и предложил Столярову попробовать нас вместе. – Картаев на минуту задумывается. - Тогда тренеры прислушивались к мнению игроков, понимали: нам на льду виднее. Так что Виктор Иванович - крёстный отец нашего звена.
Крещение тройки произошло в Ленинграде в ноябре 1971 года. Кстати, возглавляемые Николаем Пучковым, питерские армейцы сумели третьими из немосковских команд завоевать медали чемпионата СССР. А четвёртой такой командой стал «Трактор». Но это произошло спустя шесть лет.
А в том матче новое звено дебютировало просто ошеломляюще. На их счёту - четыре из семи заброшенных шайб (7:5). Дважды отличился Картаев, по голу записали на свой счёт Белоусов и Шорин.
Победное шествие этого звена длилось семь лет! Сменялись чемпионаты, турниры, десятки игр. И в каждом из матчей первому ударному звену «Трактора» противостояли лучшие тройки нападения соперников: Владимира Петрова (ЦСКА), Александра Мальцева (московское «Динамо»), Владимира Шадрина («Спартак»), Юрия Лебедева («Крылья Советов»), Вячеслава Солодухина (ленинградский СКА). И подавляющее число микроматчей картаевское звено выигрывало.
С первой тройкой «Трактора» обычно выходили на лёд дуэты защитников Макаров и Суханов, затем Макаров - Тыжных. Затем Сергея Тыжных заменил Борис Белов, который вспоминал:
Это были наши кумиры. Все в команде старались равняться на них. Настоящие уральские таланты. Играть с ними - одно удовольствие. Центр Картаев - мозг звена, мозг атаки. Хитрый, техничный, талантище с большой буквы.
Может быть, силы звену добавлял счастливый номер, под которым играл центрфорвард? Свитер с номером 11 носили великий Анатолий Фирсов, великолепный дирижёр и дриблёр Александр Мальцев, блистательный спартаковец Александр Якушев. Может быть. Но не только. Всё дело в умении вести игру, вовремя вернуться в оборону, открыться в нужный момент, быстро завязать атаку.
Центрфорвард должен быть на все руки мастером, - считает Картаев.
В отличие от мощных, таранного типа центрфорвардов типа Владимира Петрова, Картаев предпочитал искать более искусные ходы к воротам. В силовой борьбе техничный форвард обычно мало заинтересован. Но именно Петрова Картаев считает лучшим образцом «центра».


Челябинский форвард произвёл впечатление на специалистов не только результативностью, но и техническим мастерством, умением наладить взаимодействие с партнёром. Картаева приглашают во вторую сборную СССР. Дважды его фамилию называют в числе 33-х лучших хоккеистов страны.
«Трактор» образца начала 70-х годов был вроде бы хорошо отлаженной командой. И все же выступал неровно. Челябинцы могли выиграть у столичных динамовцев и проиграть саратовскому «Кристаллу». Даже по результатам игр с чемпионом - ЦСКА (5:7 и 4:5) чувствовалось: ещё чуть-чуть...
В 1974 году команду возглавил заслуженный тренер СССР Анатолий Михайлович Кострюков. И игроки, и болельщики сразу почувствовали коренные изменения.
Прежде всего, он подтянул игровую дисциплину. Без неё вся техника уходит на второй план, - считает Анатолий Зиновьевич Картаев. - Внушал: вы не имеете права не добежать, пропустить соперника, не лечь под шайбу. Под его влиянием каждый из нас начал тщательно анализировать свои действия. Вот и я прокручивал, как буду действовать. Всё зависело от противника. Где-то надо играть предельно строго, а где можно и «пошутить».
Одна из «шуток» Картаева: подцепить шайбу на крюк клюшки, проехать с ней через всю площадку и бросить по воротам. На тренировках такой приём получался в десяти случаях из десяти. Жаль, что в игре не всегда получалось. А если серьёзно, то у Картаева хорошо получался финт: прорвавшись к воротам, он резко убирал шайбу влево и затем, когда голкипер смещался, поражал пустой угол ворот. Набором «фирменных» финтов тогда обладали все ведущие мастера советского хоккея.
Вроде бы до мельчайших подробностей знаешь, что умеет делать Мальцев. Но вот что из этого он сделает в следующий момент - загадка, - разводит руками Анатолий Зиновьевич. - Сегодня играют более шаблонно, больше в силу. И стандарт: вбросил шайбу в зону - и борется за неё. Прежде тоже такое происходило, но эпизодически. А сейчас стало правилом...
Между тем с каждым сезоном «Трактор» выступал всё увереннее. И вот сезон 1976/1977г. На старте сокрушены «Спартак» и «Крылья». В феврале «Трактор» берёт верх над ЦСКА! Затем челябинцы в упорной борьбе выигрывают у столичных динамовцев, а центрфорвард записывает на свой счёт две шайбы. Насыщенный, блестящий сезон заканчивается бронзовым триумфом «Трактора».
  Через год несколько ведущих игроков команды решают завершить карьеру. В качестве играющего тренера челябинского «Металлурга» её готовится продолжить Анатолий Картаев, но... Травмы Шорина и Махинько, нехватка классных форвардов - и новый тренер «Трактора», недавний партнёр Геннадий Цыгуров, просит Картаева поиграть ещё полсезона.
А через два или три дня после перерыва в чемпионате он вышел на лёд в составе «Металлурга». Дебютный матч многим запомнился отчётливо. Особенно один гол...
Всё началось с контратаки челябинцев. В пируэте объехав защитника, избежав столкновения, Картаев внезапно заложил такой вираж, что вратарь, потянувшийся за шайбой, не удержался на ногах и полетел на лёд. Прицельно бросить форвард уже не мог. Но он отдал пас накатывающему партнёру, и тот спокойно забил гол в пустые ворота.
Тренерскую деятельность Анатолий Зиновьевич начал, как уже говорилось, в челябинском «Металлурге».
Очень помогла молодому тренеру учёба в Высшей школе тренеров. На многое Картаев стал смотреть по-другому, хотя отлично помнил и уроки своих наставников: человечность Виктора Столярова и в то же время его требовательность; профессионализм Анатолия Кострюкова, который вдобавок был отличным психологом, умел найти подход к каждому, настроить команду.
После учёбы Картаев тренировал родной «Восход», когда его пригласили в Златоуст. 



Местный «Таганай» он принял при условии, что в городе будет построен каток с искусственным льдом. Увы. Шёл 1982 год, все бюджетные отчисления на спортивные сооружения уже поглотила прошедшая двумя годами ранее Московская Олимпиада, и на любое строительство был наложен запрет. Со златоустовской командой Анатолий Зиновьевич выигрывал Кубок и первенство области.
Второе дыхание под его руководством обрёл тот же челябинский «Металлург».
Только два факта. Первый: команда, выступая по 2-й группе чемпионата страны, вышла в первую. Второй: в «Трактор» Картаев делегировал целую группу сильнейших хоккеистов - Гурова, Калянина, Семендяева, Кулева. Делегировал в очень тяжёлый для «Трактора» момент спада игры. И заиграли они там лучше опытных партнёров.
Анатолий Зиновьевич обкатывал немало молодых дарований. Ещё в «Таганае» через его руки прошёл скоростной форвард Игорь Варицкий. А тренируя «Металлург», он порекомендовал Цыгурову Сергея Гомоляко.
С 1987 года Картаев - тренер карагандинского «Автомобилиста». Стремительный разбег команды второй лиги едва не закончился в Высшей! Остановил не кто иной, как «Трактор». К сожалению, в дальнейшем интересная казахская команда распалась из-за финансовых трудностей.



А затем пришло четырёхлетие заграничной работы.
С 1991 по 1994 год Анатолий Зиновьевич поднимал китайский хоккей. Известно, что в ряде видов спорта Китай сделал резкий рывок вперёд, но не в хоккее.
Просто хоккею там не уделяется нужного внимания, - считает Картаев. - Шайба культивируется только в четырёх городах: Харбине, Цицикаре, Цзимине и Цзямусы. Вроде и хотят играть, но не получается. Причина - отсутствие профессионального подхода, любительщина. Подавляющее число тренировок проводилось в неполном составе. То одни не явится, то другой.
С югославским «Партизаном» Картаев выиграл Балканскую лигу и первенство страны.
Однако работа в этих странах вряд ли принесла удовлетворение такому специалисту, как Картаев. А потому, когда раздражённый невниманием к команде Валерий Белоусов покинул место главного тренера «Трактора», Анатолий Зиновьевич решил принять этот пост. Он пришёл в абсолютно незнакомой состав. В таких случаях первый сезон проходит в налаживании взаимопонимания, поиске оптимальных игровых связок. Трудно рассчитывать на что-то высокое. Но руководство посчитало место, занятое «Трактором», чересчур низким, и Картаев ушёл. Переживал за команду, но ушёл.
Сколько раз доводилось наблюдать: руководство лелеет великие надежды, приглашённому тренеру прямо указывают, что команда должна стать первой-второй уже после первого сезона. Но это нереально, если тренер начинает работать буквально с «чистого листа».
Вспомним: Кострюков довёл «Трактор» до бронзовых медалей через три сезона. Те же три сезона понадобились Цыгурову, чтобы создать сильный «Трактор» после ухода ряда игроков, и в 1981 году занять четвёртое место. Наконец четыре сезона проработал Цыгуров с «Ладой», пока та не стала чемпионом. Тренер должен разработать стратегическую линию развития - и не на один сезон. Ожидание же сиюминутных успехов называется только одним словом: авантюра. Результаты последовавшей затем тренерской чехарды хорошо видны. «Трактор», который все мы любим, за который болеют сотни тысяч челябинцев, сильно съехал вниз по турнирной таблице, вплоть до второго эшелона.
Нет, не верю я, чтобы у такого города, как Челябинск, не нашлось денег для содержания команды с такими славными традициями, - заявлял в те дни Картаев. Всё-таки не зря Анатолий Зиновьевич верил в родной «Трактор». Клуб не мог не подняться. И поднялся.

В заботах о будущем
С 1996 года Анатолий Зиновьевич Картаев - председатель областной федерации хоккея. Вот где пригодились его организационные способности, громадный опыт!
Поток посетителей со всех концов области в помещение федерации по улице Володарского не ослабевает. Едут тренеры и руководители клубов. Едут за помощью и советом. Едут договориться насчёт амуниции и за новыми методиками. Едут с жалобами и проблемами. Ему приходится решать десятки вопросов. По сути дела, разве что поменьше стала голова болеть за основные клубы области - «Мечел», «Трактор», магнитогорский «Металлург», которые сегодня независимы, с собственным бюджетом, спонсорами и политикой. Но их успехи и неудачи неизменно интересовали Картаева.
Ну а детский хоккей, непотопляемая «Золотая шайба», городской, областной чемпионаты, первенство II лиги - это уже его конкретные заботы. Каждый год перед началом сезона мчалась по дорогам области белая «Газель». Касли, Кыштым, Вишневогорск, Еманжелинск, Южноуральск, Чебаркуль, Миасс, Сатка... В каждом городе прежде всего осмотр спортивных сооружений, оценка их готовности. Затем встреча с руководителями города, городского спорта. Картаев стремился заручиться поддержкой мэрий и в то же время выяснял, чем может помочь федерация. Многие руководители втихомолку удивлялись напористости этого человека. Он словно вновь шёл в атаку на льду.
Есть ещё одна сторона деятельности Картаева. При нем как никогда развивался ветеранский хоккей. Традиционными стали встречи лучших хоккеистов прошлых лет, выступавших в «Мечеле», «Тракторе», магнитогорском «Металлурге». Кстати, каждый сезон команд Суперлиги открывался в Челябинске матчем ветеранов «Мечела» и «Трактора». На лёд выходили те, кому рукоплескали болельщики 60-70-х годов: Молчанов, Шумаков, Суханов, Картаев, Бец, Николай Макаров и другие. Расширялась география выступлений челябинских ветеранов. «Трактор» приглашали в Финляндию, на чемпионат мира среди возрастных хоккеистов. И наши мастера «образца 1977 года» занимали призовые места. Начинался следующий сезон, и на столе Картаева вновь звонил телефон. Приглашение в Прагу, на розыгрыш Кубка города. И пусть уже не та скорость у ветеранов, но мастерство и истинное рыцарство покоряли зрителей. Среди товарищей выкатывался на лёд чуть погрузневший, но такой же техничный и хитрый Анатолий Картаев. Центрфорвард вновь вёл своё звено к победе.
Богуславский Б.М. «Черные и Белые», изд. «Цицеро», - Челябинск, 2013


Наставник «Трактора» A.M.Кострюков после завершения бронзового сезона-76/77 так отозвался об Анатолии Картаеве: «В ходе чемпионата имена наших лидеров назывались не раз. Хочу отметить, конечно, Анатолия Картаева. Он по праву конструктор первого звена, да, пожалуй, и всей команды. Этот хоккеист - отличный техник, с хорошим тактическим мышлением, тонко понимающий игру».

Анатолий Картаев: О хоккее и о себе
... Имя этого хоккеиста хорошо знакомо любителям спорта. Лучший бомбардир челябинского «Трактора» в сезоне-71/72, центрфорвард самой результативной тройки. 21 шайбу послал он в ворота соперников плюс 13 забили челябинцы с его точных передач. В списке лучших бомбардиров высшей лиги Картаев занял пятое место. Впереди него были только Харламов, Викулов, Петров и Блинов, а позади такие асы хоккея, как Михайлов, Мальцев... Картаев давно снискал симпатии болельщиков, любовь товарищей, уважительное внимание соперников.
Картаев вспоминает:
Играть в хоккей я начал с 12 лет. Сначала просто гонял шайбу во дворе, потом пришел на ледяную площадку, записался в хоккейный коллектив спортклуба «Восход». В этом клубе прошел путь от игрока детской команды до нападающего команды мастеров. Первым тренером был Сергей Халилович Сайфутдинов, а потом ушел к Виктору Ивановичу Старикову. Затем нас тренировал Сергей Иванович Захватов. В 1965 году пригласили в «Трактор», ставший для меня родным. Прошел все этапы его довольно тернистого пути.
Какой матч был для вас самым-самым?
Пожалуй, с московским «Локомотивом» (16 января 1972 в Москве): из восьми шайб, заброшенных в ворота «Локомотива», на моем счету было три. Наше звено в этой встрече забросило 6 шайб. (Добавлю, что Картаев еще дважды сделал «хет-трик»: в Челябинске с рижским «Динамо» 11 мая 1975 и в Москве с местным «Динамо» 2 марта 1977).
А какой гол вам запомнился больше всего?
С горьковским «Торпедо». Играли дома и проигрывали 4:5. На последних минутах мы с Белоусовым сыграли в одно касание, я выкатился на пятачок и забросил шайбу в ворота Коноваленко. Это был очень важный гол, спасший для команды очко.
Анатолий, вам приходилось забрасывать шайбы в ворота Коноваленко, Третьяка, Зингера, Полупанова... Кому из них труднее всего было забить?
Третьяку. Это вратарь без слабых мест.
Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать форвард?
Поддержка партнеров, один ничего не сделаешь. Хладнокровие. Быстрая реакция и сильный бросок. Нужно иметь «любимые точки», с которых бросаешь автоматически. В частности, у меня такое место на площадке - левый угол зоны соперника. Вкатываюсь «на точку» и почти без подготовки бросаю в правый угол ворот. При взятии ворот я любил отдать передачу: хотел вытащить игрока на себя и отдать такой пас, чтобы мой партнер забил шайбу в пустые ворота.
Ваш кумир в хоккее?
Фирсов. Он в совершенстве владеет всеми приемами, для него нет тайн в хоккее.



Центр нападения
...Зрители, не успевшие занять места на трибунах Дворца спорта «Юность», замерли, когда на первой же минуте матча невысокий крепыш в форме «Трактора» подхватил шайбу и, ловко орудуя клюшкой, помчался к воротам. Один защитник обманут хитрым финтом, второй в отчаянном броске распластался на льду... Миг - и пущенная уверенной рукой шайба затрепетала в сетке ворот. Гол!
Наши ребята в матче с московскими армейцами играли здорово, и душой атак челябинцев был Анатолий Картаев, первым забросивший шайбу в ворота знаменитого Третьяка...
Картаев о своих партнерах по тройке:
Начинали мы сезон в таком составе: Аровин - Картаев - Валецкий. Играли неплохо, но без особого блеска.
В середине чемпионата тренеры решили перекроить состав. Меня поставили в центр тройки, по краям которой играли наши новобранцы - Николай Шорин, который пришел из «Сельхозвузовца», и Валерий Белоусов, приглашенный из Нижнего Тагила. И в первой же игре мы заиграли так, как будто выступали вместе всю жизнь. Это был очень тяжелый матч с ленинградским СКА. Встреча проходила в Ленинграде. После второго периода мы проигрывали со счетом 3:4. И тут в перерыве кто-то сказал: «Ребята, до каких пор будем ходить в отстающих? Давайте соберемся, ведь мы же не слабее их!» На третий период вышли с твердым желанием победить. Забили четыре шайбы и выиграли - 7:5.
Этот матч стал переломным для «Трактора»?
Да, после этого мы уже никому не проигрывали, кроме ЦСКА. Почувствовали свою силу, перестали бояться громких имен. Играли раскованно, смело.
***
Игорь Золотарев
Золотарев И. авт.-сост. «50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997

Анатолий Картаев – тренер Трактора:
12 июля в челябинском Дворце спорта «Юность» прошел Совет хоккейного клуба «Трактор», на котором после обсуждения кандидатур на пост главного был предложен бывший центрфорвард ударного звена «бронзового» «Трактора» 70-х годов Анатолий Картаев. А 15 июля Совет ХК «Трактор» назначил наставником команды А.З. Картаева. И на следующий же день мы встретились с Анатолием Зиновьевичем, правда, в челябинском Дворце спорта «Юность», в редакции. С тем, чтобы поближе познакомиться с «новой метлой», как это любят говорить журналисты, и понять, что же намерен делать новый главный: ушли восемь лучших! Во всех изданиях уже «похоронили» «Трактор», который еще не успел вступить в новый сезон. Так ли это на самом деле? Читайте об этом в публикуемом интервью.



Во-первых, Анатолий Зиновьевич, мне хочется вас поздравить со вступлением в должность главного тренера. Это, я считаю, почетная должность, почетный пост. И первое, что мне хочется у вас спросить, - ваше тренерское кредо?
Спасибо за поздравление. Конечно, приятно, что меня назначили главным тренером «Трактора». В принципе, «Трактор» я уже знаю давно: 15 лет отыграл в его составе, следил все это время за выступлениями команды. И, конечно, был рад победам и огорчался поражениям. В настоящее время команда находится не в такой боевой форме, в которой должна быть, но я прекрасно понимаю все эти моменты. Конечно, работы очень много.
Я надеюсь, что с помощью всех тех, с кем я буду работать, команда обретет то лицо, которое у нее было. Думаю, что год, а, может быть, даже и побольше понадобится для того, чтобы команда восстановила боевой дух, уверенность -то, чего боялись другие команды, искусство играть, бороться, побеждать.
И уверен, что команда и руководство понимают сегодняшнюю обстановку и постараются сделать все, чтобы «Трактор» не обижал своих почитателей, чтобы удовлетворял своей комбинационной, техничной, атакующей игрой самые высокие требования болельщиков. И чтобы они с удовольствием приходили на матчи.
Анатолий Зиновьевич, вот вы на Совете говорили, что любите игру умную, хитрую, комбинационную. Как вы будете прививать своим ребятам этот стиль?
Только через труд, через работу, которая постоянно, каждый день проводится в команде. Буду говорить с командой, нацеливать ее на тренировочных занятиях, показывать ситуации и теоретически их разбивать. Только так мы можем реализовать все наши планы, которые есть и у меня, и у моих помощников.
Я считаю, что школа «Трактора» всегда отличалась самобытностью, техничностью и исполнительностью. Школа наша очень заметная в России, в классификации страны она занимает второе место. Работающие тренеры знают хоккей и учат ребят этому искусству. Наше дело - довести этих парней до ума.
Анатолий Зиновьевич, прежний тренерский cоcтав - Григоркин, Тимофеев - остается?
Весь тренерско-преподавательский состав остается без изменения. Также менять что-то в учебно-тренировочном процессе не намерен. Я буду только добавлять, требовать, спрашивать и заставлять.
Анатолий Зиновьевич, сейчас вы уже, наверно, познакомились о ребятами 76,76 и 77-го годов рождения. Но, кроме молодежи, тренируются и Хрущев, и Иванов, и еще ряд ребят. Кого из опытных челябинских ребят вы хотите привлечь для становления команды на этом этапе?
Я понимаю всю ответственность и сложность. Конечно, команда должна быть и боевая, и опытная, но наряду с этими опытными игроками должна расти и молодежь. И она будет расти. Сейчас тренируются в команде Хрущев, Кулев, Иванов, Семендяев, Баландин и Рожков. Это - профессионалы, они сами знают свое состояние и умеют готовить себя к сезону. Кстати, они тренируются наряду с легионерами: Валерием Карповым, Сергеем Тертышным, Андреем Кудиновым, Равилем Гусмановым, Максимом Бецом, Игорем Варицким, Александром Шваревым.
Я хочу опереться на тех опытных ребят, которые еще могут помочь «Трактору», которые могут передать молодым все, что они умеют, чтобы команда побыстрей встала на ноги.
Все будет зависеть от них самих. Как ребята сумеют перенять навыки, как он и будут отдаваться на тренировках, как будут играть и как выигрывать. И по окончании сборов я сделаю предложения этим игрокам.
Последние годы Анатолий Зиновьевич Картаев работал с клубами Китая к Югославии. Наш, уральский зритель подзабыл этого самобытного игрока и тренера. И, наверное, будет интересно вновь познакомиться с новым главным тренером челябинского «Трактора», узнать его образ мыслей, его подход к современному российскому хоккею.
Анатолий Зиновьевич, еще раз на счет тренерского состава: ваш выигрыш в претендентском споре у Григоркина не отразится на ваших рабочих отношениях?
Думаю, нет. Споров не было. В предложениях двух кандидатур Григоркина и Картаева рассматривались позиция, виды, взгляды на хоккей, то есть программа, по какой они должны работать.


А как вы ведете себя на тренерском мостике во время матчей?
Просматривая матчи «Трактора», вижу, конечно, что у каждого тренера свой характер, свой стиль ведения игры, свое умение быстро сориентироваться и в доли секунды принять решение. Ведь надо или поменять состав, или, например, выпустить опытных игроков, или взять тайм-аут...
Анатолий Зиновьевич, во время матчей вы эмоциональны на площадке, я имею в виду не на льду, и забываете ли вы, что вокруг вас зрители?
Я эмоционален на тренировках, но когда идет матч, я наблюдаю очень спокойно, анализируя те моменты, которые проходят в игре, плюс информация, идущая при записи, а потом, обрабатывая матч, я высказываю все это на собрании. Так что я не эмоционален во время игры, сдержан и умею владеть собой.
То есть во время игры стараетесь на игроков не давить?
Ни в коем случае. Почему? Потому что, играя, они очень о многом забывают. Забывают, например, о зрителях, о тренерских задачах, которые поставлены на матч. Начало матча строится на дисциплине, а уже середина и конец идут на опыте, на мастерстве и, если можно так выразиться, на характере хоккеистов и команды.
А во время тренировок жестко ли вы обращаетесь со своими подопечными?
Люблю, чтобы задание или упражнение, которое дается, выполнялось точно и правильно. Потому что раскат, или передача, или бросок должны быть моментально сделаны, именно тогда, когда нужно. Но я не люблю и не терплю невнимания, когда игрок отвлекается от упражнения на постороннее, и, естественно, требую от него сосредоточенности. Сорвалось упражнение - я возвращаюсь к повтору, и если надо будет, то сделаю три, четыре повтора, но все отработаем. Но это не исключает творчество, импровизацию, - они, конечно, необходимы.
Анатолий Зиновьевич, в командах, которые вы тренировали, были ли у вас любимчики?
Во всех командах, в которых работал, у меня никогда не было любимчиков. Отношение ко всем игрокам одинаковое. К ветеранам команды при интенсивных нагрузках на тренировках где-то делал снисхождение: в кроссе, в каких-то скоростно-силовых упражнениях. Но в остальном поблажек никаких - все для меня одинаковые.
Скажите, пожалуйста, в свое время вы сами играли, прежде чем стать тренером. На кого-то ровнялись, у кого-то учились, воспринимали, окажем так, уроки тренерского искусства, может, они были и не прямые, а косвенные?
Ну, во-первых, когда я играл, в последние годы уже делал какие-то пометки, записи для работы на тренерском поприще. Когда закончил играть, то работал с командами, игравшими на первенство города (дети, взрослая команда), потом на первенство области. Из области перешел в класс «А»: во вторую группу, затем в первую, потом работал немножко в МХЛ. На всех этапах прошел «университеты», научился правильно вести занятия, правильно относиться к людям. Большую помощь, конечно, получил в Высшей школе тренеров. Стажировка у меня проходила в ЦСКА и в сборной бывшего СССР под руководством Виктора Васильевича Тихонова. Вот там я посмотрел и почерпнул очень многое в руководстве командой, в направленности тренировочных занятий. Жесткость проведения занятий, дисциплина - вот все это я взял для себя. Школа, заложенная еще Анатолием Михайловичем Кострюковым, дала мне правильное направление, и сейчас я его придерживаюсь.



Кстати, об Анатолии Михайловиче. Постоянно говорится о том, что он будет консультантом «Трактора». Как вы к этому относитесь?
Я отношусь и положительно, и не очень. Слово «консультант» понимаю, как подсказку, подсказку со стороны, в кулуарах. Консультант в хорошем смысле слова непосредственно работает на льду, на игре. Анатолий Михайлович, если даст согласие», будет хорошим консультантом. Еще раз повторяю, я многое от него почерпнул, многое взял для себя в работе как тренер, и если он приедет в Челябинск, то буду рад встретиться с ним, поговорить, проконсультироваться.
Хотели бы вы, чтобы Кострюков был постоянным консультантом «Трактора» в течение сезона? Не ущемляя ваших прав, как главного тренера, помочь, к примеру, методическими разработками?
В принципе не возражал бы, чтобы Анатолий Михайлович приезжал в Челябинск или в определенные периоды, как он захочет, или, например, жил на протяжении месяца, консультировал, говорил о хоккее, о тех проблемах, которые возникают в хоккее.
Здесь, наверно, следует учитывать тот факт, что иметь свое лобби в Москве тоже не помешает?
Думаю, что общение хоккейное, общение с людьми никогда не мешало и никогда не вредило, оно только идет на пользу.
Мы о вами говорили о тренерских проблемах. А как вы видите взаимоотношения в тренерском плане о Николаем Михайловичем Макаровым, возглавляющем челябинский «Мечел»?
В общем-то понимаю Николая Михайловича Макарова, понимаю других тренеров. К тому же мы с Николаем друзья. Вместе столько лет играли, жили в одном районе. Разговор у нас с ним носит дружеский характер. Мы будем говорить много и на хорошей ноте, на хоккейной ноте. Надеюсь, что мы сойдемся с ним во взглядах.
Не повлияет ли на эти отношения то, что Макаров был первым претендентом? Первое предложение занять пост главного тренера «Трактора» было сделано именно ему, Николаю Макарову.
Нет. Вы понимаете, у меня такой характер. Сделали предложение Макарову- и согласись он, я бы на него не обиделся. А продолжал бы работать везде, куда бы меня ни послали, куда бы меня ни пригласили. (А Караганда готова была пойти на любые условия, чтобы после длительного перерыва Картаев вновь возглавил этот казахстанский клуб - прим. автора).
Думаю, что отношения никогда бы не испортились с моей стороны. Не знаю, как Николай Михайлович, но если он отказался, - видимо, ему нравится та работа, какой он занимается в «Мечеле». Но все равно: разговаривать с ним мы будем. Будем говорить про жизнь, про хоккей и, наверно, про общее дело.
Анатолий Зиновьевич, раскройте, пожалуйста, условия вашего контракта о «Трактором».
Пока еще мы не разговаривали о контракте. Все будет зависеть от меня, от деятельности, которую я буду вести, от тех результатов, которые будет выдавать команда. Не контракт меня держит, а держит совесть, патриотизм. Но, если увижу, что я плохо работаю, то, наверно, сам уеду.
Анатолий Зиновьевич, если по совести - ваше отношение к тому, что в канун подготовки к сезону Белоусов решил расстаться с «Трактором»?
Я не знаю его мысли, его взгляды, но еще раз повторяю, что у каждого человека свой характер, свои требования и к жизни, и к работе. Думаю, что Валерий Константинович мог бы это сделать раньше. Не осуждаю его ни в чем и ни за что. Просто он мог это сделать раньше: для того, чтобы новый главный тренер «Трактора» начал подготовительный сезон своевременно. Вот за это только я его где-то ругаю.
В этом плане Макаров выказался более резко, сказав, что если бы Белоусов вовремя «отдал поводья», так окажем, то вопрос о наставником команды, может, решился бы по-другому.
Ну, это и на самом деле так. В принципе, наша работа начинается с момента окончания предыдущего чемпионата. Сейчас очень маленький срок для того, чтобы подвести игроков к хорошей спортивной форме, и все это может повлиять на результат команды. И поэтому я еще раз повторяю, что Валерий Константинович мог бы раньше это сделать, но, в принципе, я его не осуждаю за эти дела. Конечно, он подвел команду, он ушел, оставив ее на произвол судьбы, что не делает ему чести.
Анатолий Зиновьевич, ближайшие планы команды на подготовительный период?
В первую очередь подготовка как на земле, так и на льду.


Когда команда выходит на лед?
24-го числа. Затем проведем контрольные матчи, турниры, и 6-го сентября уже первая игра с командой Уфы. И к этому времени за очень короткий срок нужно подвести команду к тому, чтобы она выглядела достойно. И на первом промежуточном этапе попасть в семерку.
Анатолий Зиновьевич, у нас в Челябинске с 10-го по 13-е августа должен проходить турнир команд МХЛ о приглашением магнитогорского «Металлурга», уфимского «Салавата Юлаева», омского «Авангарда» и двух челябинских команд - «Трактора» и «Надежды». Зачем?
План выглядит так: 4-5-го августа две контрольные игры с екатеринбургским «Автомобилистом», с 9-го по 13-е турнир в Челябинске, с 17-го по 21-е сентября - турнир в Магнитогорске и, наверно, с 25-го турнир в Омске. Все турниры, которые будут проходить, покажут многое: кто что стоит, кто как выглядит. Здесь будет стабилизация состава, подбор игроков и, конечно, определится основной состав к последнему турниру в Омске.
Анатолий Зиновьевич, как насчет поездки в Швецию?
Поездка в Швецию отложится на более поздний срок. Очень много работы, много молодых ребят.
Скажите, пожалуйста, из команд области вы кого-то будете приглашать, как это сделал челябинский «Мечел» и в прошлом году, и в этом?
Просмотр перспективных игроков постоянно должен быть, и если мы, просматривая игры, будем замечать того или иного талантливого хоккеиста, то, конечно, будем привлекать в команду. Привлекать, просматривать его, а потом решать.
А будут ли приглашены ветераны из других клубов МХЛ?
Не могу пока конкретно сказать. Но, если будут возвращаться челябинские игроки, то мы с удовольствием примем их.
Скажите, ваша статья «Я готов спасать «Трактор» в «Челябинском рабочем» была во вторник, а в среду был Совет хоккейного клуба. Вы уже знали о Совете до выхода этой статьи?
До этой статьи я не знал, что будет проходить Совет. Когда я дал интервью, вечером мне позвонили и сказали, чтобы я был в среду в 16:00 на Совете. Думаю, что мое приглашение и статья... Я не знаю, как объяснить эту ситуацию, может, стечением обстоятельств?
Скажите, вы в своей тренерской работе большее внимание будете уделять нападающим, учитывая ваше амплуа центрфорварда и учитывая тот факт, что Григоркин в свое время играл защитником, и по амплуа ему ближе защитники. Так ли это?
Работая тренером, я никогда не выделял роли нападающего или роли защитника, я обращал внимание на техническо-тактическую систему игры. Это и оборона, и атака в комплексе. Я хочу, чтобы команда выглядела тактически грамотно и была в хорошей физической форме.
Анатолий Зиновьевич, расскажите о вашей семье?
Мою жену звать Нина Ивановна. У меня двое сыновей: Дима и Паша.
Дмитрий в прошлом году в составе ашинской «Стали» стал чемпионом и обладателем Кубка области.
Не будет ли кто-либо конкретно из ашинской команды приглашен в «Трактор»?
Еще раз повторю: просматривать кандидатов мы будем, и если нам кто-то понравится, то будем приглашать.
А каковы достижения младшего сына?
Паша закончил 11 классов с серебряной медалью. Он в понедельник, 17 июля сдал экзамен по русскому языку (устно) на отлично и поступил на филологический факультет Челябинского государственного педагогического института (мы еще раз встретились в среду, 19 июля на базе челябинского «Трактора» - прим. автора).
Анатолий Зиновьевич, вы в свое время играли в «Восходе», вы воспитанник «Восхода», Ленинского района. Кто ваш первый тренер?
Первым тренером был Сергей Халилович Сайфутдинов, а потом я ушел к Виктору Ивановичу Старикову. Затем нас тренировал Сергей Иванович Захватов. А после этого я уже был в «Тракторе».
Скажите, перейдя из челябинского «Восхода» в «Трактор», вы играли в челябинском Дворце спорта «Юность»?
Нет, это было на открытом зимнем стадионе, где ныне находится крытый ледовый Дворец спорта ЧТЗ.
А вы помните о вою первую игру?
В «Тракторе»? Наверное, это была игра с командой из Саратова - «Кристалл».
Забили в первом своем матче?
Забил гол.


Свое первое появление в «Тракторе» вы отметили забитой шайбой. Может быть, вы отметите свое появление в «Тракторе» в качестве главного тренера тоже какими-то достижениями? Особенно учитывая, что вы вывели в свое время «Металлург» (Челябинск) в первую лигу, а «Строитель» (Караганда) в высшую лигу союзного чемпионата.
Я попробую это сделать. Правда, не знаю, как это у меня получится. Конечно, буду стараться, чтобы «Трактор» стал хорошей командой.
Анатолий Зиновьевич, еще несколько слов о ваших выступлениях на льду. Вы сыграли около 500 игр, забили 205 шайб в составе челябинского «Трактора». В наш Клубе уральских бомбардиров вы входите наряду о вашим партнером по тройке нападения Валерием Белоусовым. В роли центрфорварда вы чувствовали себя очень уверенно. В работе тренера этот факт вам пригодится в общении о игроками?
Когда мы играли, у нас был хороший состав, наверное, болельщики это помнят.
Вы скромничаете- великолепный состав! Это был ударный, ведущий состав, который как минимум полматча проводил на льду!
Я, конечно, при взятии ворот предпочтение отдавал передачам. Не издеваясь над соперниками ни в коем случае - вратари были моими друзьями. Хотелось вытащить игрока на себя и отдать такой пас, чтобы мой партнер забил шайбу в пустые ворота. И больше всего, конечно, отдавал пасы Белоусову, Макарову, Шорину. Радовался передачам. На взаимоотношения с игроками повлияет, конечно, тот факт, что ребята знают, кто такой Картаев, Белоусов, знают, что я еще могу кое-что показать на тренировке. И, конечно, имею право потребовать с них. И думаю, что взаимоотношения у нас будут хорошими.
Анатолий Зиновьевич, касаясь вашего вступления в должность главного тренера. Для тренера возраст 48 лет, скажем, не очень большой. Но если бы вы пришли раньше, как бы это сказалось на вас? Не на команде, а лично на вас?
Думаю, что в 45 лет уже был готов к этому. Потому что в 35 лет начал учиться тренерскому искусству, столько мне было, когда я поступил в ВШТ. Общаясь с тренерским корпусом, нашим союзным, смог почерпнуть многое. Когда начал работать после школы в Златоусте и потом в «Металлурге», после десяти лет труда мог уже применить свои силы, знания в высших эшелонах хоккея.
Ну, что же, мне остаётся пожелать вам и вашей команде успешного выступления в новом хоккейном сезоне!
Хочу попросить город, область, наших болельщиков не забывать о команде.
Посещайте матчи с участием «Трактора»! Переживайте, не ругайте, а хвалите. И вы увидите, что в ближайшее время «Трактор» найдет свое лицо. 
Игорь Золотарев
Футбол Хоккей Южного Урала № 30 (147) 1995 г. 

Южноуральская Панорама
07-09-2000

Автограф А.З.Картаева
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ: КАК ЖИВЕШЬ, УРАЛЬСКИЙ ХОККЕЙ? - НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!!!
Сегодня в восьми городах страны - Хабаровске, Ярославле, Нижнем Новгороде, Тольятти, Уфе, Магнитогорске, Москве и Челябинске - стартует 5-й чемпионат России.
В канун этого события редакция «Южноуральской панорамы» провела «прямую линию» с известным челябинским хоккеистом, президентом областной федерации хоккея А.Картаевым. Наших читателей интересовало многое: и ситуация в «Тракторе», и формула проведения чемпионата России, и деятельность областной федерации хоккея, и подготовка молодых хоккеистов в спортшколе ЧТЗ. А вопрос «Нужно ли женщинам играть в хоккей?» вызвал оживленную дискуссию.
Наш гость не обходил острых углов и высказал свое мнение (достаточно интересное) по многим проблемам нашего большого хоккейного хозяйства.
Звонок.
Анатолий Зиновьевич, вас беспокоит студент ЮУрГУ Николай. Болельщики соскучились по хоккею, ждут новый сезон с нетерпением, но в то же время и с некоторым опасением: неужели вновь наши команды - «Мечел» и «Трактор» - будут вести борьбу за выживание?
Я думаю, что нет. «Мечел» - сбалансированный коллектив, укрепивший в межсезонье свой состав. У металлургов опытный тренер - Николай Макаров, руководство комбината без проволочек решает все проблемы своей команды. Словом, есть все предпосылки для того, чтобы «Мечел» поборолся даже за место в первой шестерке.
Что касается «Трактора», то ситуация здесь иная. Состав команды в очередной раз сильно обновился, ушли многие опытные игроки. Но и в своем, по сути молодежном, составе клуб будет, я думаю, находиться в верхней части турнирной таблицы высшей лиги.
Из ваших слов ясно, что Челябинск вновь теряет лучших игроков. Какие меры следует предпринять, чтобы подобная ситуация не повторялась?
От утечки перспективных игроков ни одна команда не застрахована. Но прежде всего от этого страдает, конечно, «Трактор» и его школа. Что нужно сделать, чтобы остановить этот неблагоприятный процесс? В общем-то меры достаточно простые.
Необходимо заключить персональные контракты с молодежью, которая сейчас играет в команде. Если сейчас удержим перспективных хоккеистов, то сезона через три «Трактор» вновь вернется в суперлигу. Убежден! Но для этого нужны усилия многих заинтересованных людей - тренеров, администрации, руководства города и области.
Летом, как вы помните, собрались представители «Трактора», «Мечела», города Челябинска у губернатора области, чтобы обсудить эти проблемы. И был принят ряд решений. В частности, «Трактору» отведена роль поставщика перспективных игроков для «Мечела». Как вы к этому относитесь?
Меня на эту встречу не пригласили. Поэтому могу лишь с определенной степенью точности судить о том, что произошло. Знаю, что была отвергнута идея объединения «Мечела» и «Трактора» в одну команду и это правильно, поскольку невозможно объединить две различные системы, у которых свои интересы, свои амбиции, источники финансирования...
К идее же сделать «Трактор» поставщиком игроков для «Мечела» отношусь отрицательно, «Трактор» есть «Трактор» - это история не только челябинского, но и российского хоккея.
Звонок.
Анатолий Зиновьевич, здравствуйте. С вами говорит Нина Филипповна. Я из Челябинска.
Здравствуйте, Нина Филипповна.
Хочу задать вам личный вопрос. Можно?
Конечно, можно.
Анатолий Зиновьевич, у вас дети есть?
Есть. Двое сыновей - Дима и Паша.
А в хоккей они играют?
Старший до сих пор играет, а младшего я не стал привлекать - у него здоровье было слабое. Сейчас он работает на студии «Наше радио».
Вы не расстраиваетесь из-за этого?
Нет. У меня сейчас внук Владик играет в хоккей. Ему восемь лет, он занимается в спортшколе ЧТЗ. Надеюсь, пойдет по моим стопам. Желание у него есть. У вас дети не занимаются хоккеем?
Желание есть, но не знают, как это сделать.
Я вам дам телефон школы ЧТЗ - 75-16-79. Позвоните, не пожалеете. Эта школа - одна из лучших в стране.
Спасибо.
Сейчас, когда команды мастеров самостоятельно ведут свою финансовую и хозяйственную деятельность, принимают решения, какова роль областной федерации хоккея?
В первую очередь, это организация детского и юношеского хоккея в области, проведение соревнований различного уровня - «Золотой шайбы», городских, областных и зоны Урал-Западная Сибирь. Это относится и к соревнованиям среди взрослых хоккеистов. Поддерживаем женскую команду «Ника». Кроме всего, федерация помогает и ветеранам хоккея. Поверьте, забот хватает.
Вы и сейчас не расстаетесь с коньками и клюшкой.
С 1997 года мы, ветераны «Трактора», регулярно собираемся, тренируемся два раза в неделю. Включились в городские соревнования среди ветеранов, также ездим в другие города области - проводим выставочные матчи. И, что самое приятное, на них собираются полные трибуны.
Выезжаем и на международные соревнования. Наша команда ветеранов - трехкратная победительница турнира «Белые ночи» в Санкт-Петербурге. Выиграла Кубок Финляндии.
Так что спортивная жизнь ветеранов продолжается. Между прочим, тоже под эгидой областной федерации хоккея.
Звонок.

Алло, Анатолий Зиновьевич?
Да, Картаев Анатолий Зиновьевич слушает.
Челябинец Борис Николаевич вас беспокоит. Мой внук Максим занимается в хоккейной школе ЧТЗ. И меня тревожат слухи о том, что эту школу хотят сделать частной? Правда ли это? Как вы сами относитесь к такой возможности?
В школе произошла смена руководства, но вот о том, что она станет частной, ничего не слышал.
По-моему, это абсурд, как вы считаете, Анатолий Зиновьевич?
Совершенно с вами согласен, спортшкола ЧТЗ и не должна быть частной.
Анатолий Зиновьевич, если бы вам сейчас предложили возглавить «Трактор», - вы бы согласились?
Хороший вопрос. Когда меня в свое время освободили от должности главного тренера «Трактора», причем сделали это, считаю, очень непорядочно, я сгоряча бросил: «Больше никогда сюда не вернусь!».
Но за эти годы, глядя на игру команды, на неумелые действия руководства, я понял, что готов все забыть и вернуться в «Трактор».
Говорю это не ради красного словца. У меня есть команда специалистов, профессионалов, программа, мы знаем, что и как делать. Если опять доверят, то мы будем рады помочь «Трактору».
Звонок.
Анатолий Зиновьевич, здравствуйте. Меня зовут Роман, мне 12 лет, я школьник и очень люблю спорт.
Да, Роман, слушаю тебя.
Проводится ли сейчас турнир «Золотая шайба»?
Турнир «Золотая шайба» проводится ежегодно. Подготовка к нему начинается в августе, а заканчивается он в апреле. Постоянно идут соревнования среди дворов, потом первенство области, а потом российский финал. Лучшие игроки отбираются в сборные команды области.
У вас во дворе есть команда?
Нет. А играть хочется.
Роман, я попрошу тебя обратиться в федерацию хоккея к Юрию Федоровичу Шумакову, его телефон 60-33-73. Или ко мне, обязательно тебе поможем.
Звонок.


Анатолий Зиновьевич, здравствуйте. С вами говорит Эмилия Борисовна Петрова. Хочу узнать ваше мнение по поводу женского хоккея. Как, по вашему, это достойное занятие для женщины?
Почему нет, Эмилия Борисовна. Хоккей - прекрасный вид спорта, он воспитывает лучшие качества не только у мужчин, но и у женщин. Чтобы убедиться в этом, советую вам посмотреть матчи женской челябинской команды «Ника». (Они проводятся на стадионе «Сигнал» - Прим. авт.).
К тому же женский хоккей - олимпийский вид спорта. А вы разве не хотели бы видеть свою дочь олимпийской чемпионкой?
Надо подумать, Анатолий Зиновьевич...
Думаю, что вы со мной все же согласитесь.
Нынешний чемпионат России проводится, как вы знаете, по новой схеме. На первом этапе его участники определят три шестерки. Команды, попавшие в первую, обеспечат себе места в плей-офф; те, кто окажется во второй, поспорят за две оставшиеся путевки в ? финала; представители третьей определят двух неудачников, которые вылетят в высшую лигу. Удачна ли, на ваш взгляд, такая система розыгрыша чемпионата России?
Я думаю, что такая система розыгрыша придумана для того, чтобы избежать договорных матчей - настоящего бича нашего чемпионата. В ней, кстати, учтены и интересы сборной.
Но окончательно плюсы и минусы нынешней системы станут ясны весной, по окончании чемпионата.
Анатолий Зиновьевич, последний вопрос. Он, думается, волнует всех хоккейных болельщиков. Когда же сборная России начнет выигрывать?
Если коротко: тогда, когда в нашей сборной будут игроки, которым дорога честь страны. Такие хоккеисты в России есть, надо лишь предоставить им возможность раскрыться до конца, а не «отцеплять» из сборной в самый последний момент. Из легионеров в главной команде должно быть не более пяти человек.
Подготовил Михаил АРАЛОВЕЦ.

Государственный тренер ФХР Анатолии Картаев
«Если есть стенка, надо ее обойти»
Я приезжал на заключительные три дня турнира как государственный тренер от Федерации хоккея России. Просматривал кандидатов в сборную страны. Надо учитывать, что кроме уже «обстреляны» - в ней хоккеистов, могут вырасти ребята, которых вчера не было видно. Доложу, какие появились новые перспективные хоккеисты, но. конечно, решение примет главный тренер.
Как оцените турнир?
Очень быстрый хоккей! Порой не успевал следить за тем, что происходило на площадке В глазах мельтешило: шайба отбрасывается, мальчишки бегут, бьют, втыкаются друг в друга... Выполняют задание тренера, но оно состоит и в том, чтобы сыграть хитренько, по-умному Завладев шайбой, хоккеист не видит, кто слева от него, кто - справа, не отдаёт пас, а сам идёт напролом. Но если есть стенка, её надо обойти. Как? За счёт хитрых, умных и быстрых передач. Отдал, открылся, получил шайбу... Техничная игра разумнее, чем -бей - беги». Посмотрите плей-офф КХЛ, где есть действия на загляденье. Так нужно делать и в детских командах Игра будет смотреться лучше
В финале юные армейцы, возможно, «перегорели», или сказалось что- то другое, но соперник доминировал, выглядел «свежее». У «Динамо-95» два хороших состава: Николаев - Алексеев - Ильин и Брюквин - Александров - Барбашев Омичи тоже могли попасть в финал, но уступили «динамовцам» в совершенно равной игре в полуфинале. Мог бы победить и «Ак Барс-95»: выглядел прилично, но по буллитам проиграл ЦСКА-95. А в матче за 3-4-е места «в одни ворота» уступил «Авангарду-95». Видимо, ребята много сил отдали в полуфинале.
Среди омичей есть техничные ребята, но им не хватает чего-то. Может быть, игровой наглости. Были такие моменты, когда хоккеисты, как курята, не знали, что делать: как распорядиться шайбой, как сделать игровой момент более насыщенным. При попытке выйти из положения давления начиналась паника, нелепые действия, которые приводили к пропущенным шайбам. В этом отношении столичные хоккеисты повыше нашего региона. Когда я сам играл, москвичи тоже на льду были понаглее нас во всём. Видно, им есть на кого равняться, с кого брать пример. Возможно, тренеры учат их так создаётся определённый запас, нарабатывается навык, который перерастает в более серьезные вещи
Из омичей отмечу экс-челябинца Николая Глухова (стал лучший защитником турнира), нападающих Владимира Ткачева, Артура Лауту и игравшего за -Авангард-95» челябинца Владимира Ионина.
Как повлияло решение усиливать команды?
Считаю, это решение не пошло «в плюс». Когда появляются пять других человек, получается сборная региона. Это уже другие соревнования. Удачное усиление двумя-тремя хоккеистами может изменить результат. Любая команда должна играть только своим составом тогда будут ясны силы.
Что скажете о реализации большинства?
Нет умения разыгрывать численный перевес. Есть стандартные положения, расстановка, и хоккеисты уходят на неё, а атаки с ходу нет. Игра есть игра, «пять на пять» или -пять на четыре»: и в равных составах, и в большинстве должна быть активность впереди строгость в обороне. Если появились выгодные моменты, то надо использовать их. Мальчишки же боятся потерять шайбу, лишний раз бросить по воротам, взять на себя инициативу и завершить атаку. Уходят на расстановку «5 на 4», а потом на ней вообще не получается ничего. Конечно, и забивали голы в большинстве, порой они получались хорошими, бывало, перекрывали вратаря. Все ребята обучаемы. Надо работать с ними


Как относитесь к введению плей-офф в нашем регионе «Урал - Западная Сибирь»?
Если вводится плей-офф, то для каких-то целей. Это не взрослые команды, где бывают случайности от которых никто не застрахован. В детских турнирах «гладкий» чемпионат определяет всё. В нём проводится очень много игр и определяется реальный уровень команд. Считаю, что плей-офф не нужен. И не только из-за травм. Как получилось с «Трактором-95»? В регионе шёл с большим отрывом, а потом травмировалось несколько хоккеистов. Если не играют два-три ведущих хоккеиста, команда становится «серенькой». Все ведь тянутся за лидерами. За счёт чего их переиграл омский «Авангард-95»? Мастерство бьётся классом так было всегда. Если есть мастеровитые люди в неорганизованной команде, то она может позволить себе лишнее: при атаке не вернуться назад, не удержать игрока, не держать под контролем бьющего и т.д. Дисциплинированная команда не позволит такого, в ней все на местах, действуют не в одиночку, а всей пятеркой поэтому и выигрывают матчи. Плей-офф одной команде дал возможность проявить себя, зато вторую команду просто унизил. Получилось несоответствие сил Это моё личное мнение.
Плей-офф вводится, чтобы максимально приблизить существующую подготовку к уровню сборных: к играм с финнами, со шведами, а особенно - Челябинске
с канадцами и американцами. На этой стадии видны игроки, которые могут собраться, показать характер Плей-офф может дать очень много, если в сборную страны входит много хоккеистов из региона. Если же в сборной от региона единицы, плей-офф не нужен А из нашего региона в каждом возрасте в сборную страны входят три-четыре человека
Если бы в Федерации хоккея России приняли решение, что все должны быть в одинаковых условиях - другое дело мы же в этом году сами решили проводить плей-офф. Правильно сделали, что отменили плей-офф в турнирах команд 1997 и 1998 гг.р.
Анатолий Зиновьевич, а вы как хоккеист ездили на юношеские финалы?
Ездил на юношеский финал первенства России в Ухту, где челябинский «Восход» занял второе место, а я получил приз лучшего игрока. В «Восходе» нас тренировали В.Смирнов, Стариков, а в последний год - Захватов. В команду взрослых попал в 15 лет. А в 16 лет уже играл в «Тракторе». Из «Восхода» на сборы взяли четверых: Юрия Гомоляко, меня, Володю Шабунина и Петра Гормачева. Летом играли в футбол, зимой - в хоккей. Шабунин вначале играл только в футбол мы его, грубо говоря, заставили пойти в хоккей, чтобы была команда. Потом он в «Тракторе» был одним из ведущих защитников. И летом, и зимой поддерживали себя в форме. Играли во все игры, в том числе - настольные. Где был мячик, там были и мы (улыбается). Сейчас же узкая специализация. Ребята менее подготовлены, у них уже кругозор. 
Сергей Чернышев
Футбол Хоккей Южного Урала №13 (931) 2011 г.


Анатолий Картаев: «Отказался от сборной ради «Трактора»
Один из лучших игроков в истории челябинского хоккея Анатолий Картаев - о встречах с одноклубниками, завоевании бронзовых медалей и тренерской работе.
В составе бронзового «Трактора» образца 1977 года было множество ярких хоккеистов, каждый из которых внёс свой вклад в командный успех. И всё же первая пятёрка той великолепной команды стояла особняком. Именно она несла на себе основную нагрузку, на её счету в том сезоне более половины всех заброшенных командой шайб. Мозговым центром той пятёрки был Анатолий Картаев, умело ассистировавший партнёрам и сам неоднократно зажигавший красный свет за воротами соперника. 

«На льду все равны»
Вы часто вспоминаете мгновения былой славы? Как часто встречаетесь с партнёрами по той команде из славного прошлого?
Увы, в последнее время редко собираемся и вспоминаем прошлое. Раньше, когда я работал в федерации хоккея области, у нас была традиция встречаться с ребятами накануне Нового года. Эти встречи мы регулярно проводили 29 декабря, причём приглашали на мероприятие и жен хоккеистов. Было очень интересно и весело. Общались на разные темы, устраивали конкурсы для жён, которые брали в руки клюшки и загоняли шарик в символические ворота, которыми служил стул; самым метким выдавали призы.
С кем из того состава чаще общаетесь?
В основном с теми, кто живёт в Челябинске, - Юрой Шумаковым, Николаем Бецом, Володей Шабуниным, Михаилом Природиным. Остальных редко видим, мало общаемся. Бывает, иногда созвонимся с Леней Герасимовым, Геной Цыгуровым, но это бывает нечасто.
 Многие отмечают, что атмосфера в той команде была непередаваемой. Команда была дружной и вне льда?
Конечно, а разве может быть иначе, если ты много лет играешь бок о бок? Конечно, у нас хорошие отношения были как в спорте, так и в жизни. Часто собирались все вместе, общались не на хоккейные темы. Большую роль в этом сыграл, и наш тренер Анатолий Михайлович Кострюков. Он тоже внёс свой вклад, привил нам чувство коллективизма, ну и игровые моменты, конечно же, подтянул, а прежде всего - игровую дисциплину.
А что ещё он привнёс в клуб?
Веру в себя и в то, что мы можем победить любого соперника. Он нам часто говорил, чтобы мы каждую игру показывали то, на что способны, уделял много внимания настрою, психологии.
На это у него ушло три года.
Да, он пришёл и начал строить новую команду. Такую, какой он её видит. Начал он со знакомства с игроками, в первый сезон поменял двух-трёх игроков, во второй - столько же. В итоге в команде остались только те, кому тренер верил и доверял, вписывались в его игровую модель. Конечно, не было без срывов и спадов, мы много пропускали всегда, но и забивали немало.
Анатолий Кострюков и впрямь был очень строгим?
Да, особенно если дело касалось построения игры и если игрок не выполняет установку, допускает грубые тактические ошибки. Для него все в игре были равны и должны выполнять свои функции.
А в жизни? Он соблюдал дистанцию между игроками или по-отечески ко всем относился?
Сложный вопрос, точнее сказать, он мог быть разным. Он мог и пошутить вовремя, и наругать, когда это необходимо.



«Кузнецов напоминает Белоусова»
Какая игра тех лет вспоминается чаще всего?
Матч с рижским «Динамо», когда и решалась судьба бронзовых медалей. Нам надо было побеждать, тогда мы гарантировали себе третье место. Матч проходил в ДС «Юность». Ажиотаж вокруг игры был невероятный, все с нетерпением ждали противостояния первой пятёрки рижан во главе с Балдерисом и нашей во главе с Белоусовым. Многое решил нелепый гол, который забросил броском от красной линии Геннадий Цыгуров. Этот гол надломил динамовцев, у них опустились руки. Ну, а я затем забил свой 100-й гол в чемпионатах страны.
Кто являлся мотором вашей команды? На ком лежала основная нагрузка?
В том сезоне весь состав проявил себя с лучшей стороны. Но, пожалуй, выделялась, конечно же, первая пятёрка. Валерий Белоусов, Николай Шорин, защитники Николай Макаров и Сергей Тыжных в тот сезон сыграли выше всяких похвал.
Мы практически не проигрывали свои микроматчи. А если игра не шла, брали на себя инициативу другие ребята.
Вы себя в большей степени проявили как мастер точного паса.
Да, это у меня неплохо получалось. В основном, конечно, ассистировал Белоусову и Шорину, но и сам частенько забивал.
Белоусов в молодости и впрямь похож на нынешнего Кузнецова?
Да, Валера здорово исполнял выходы один на один. Часто освобождался от опеки в углу площадки, смещался к центру и с острого угла поражал дальний угол ворот. У него этот маневр получалось исполнять регулярно. Стиль игры Белоусова действительно очень схож с Кузнецовым. Возможно, Женя Кузнецов более талантливый, а Валерий брал своим трудолюбием, желанием и бойцовскими качествами. Но оба, несомненно, игроки очень высокого уровня.
Можете сравнить внимание к команде тогда и сейчас?
Сложно сказать, наверное, оно равнозначно. Помню, нам, действующим игрокам, тогда давали два билета на руки, мы не могли себе позволить пригласить друзей на матчи «Трактора». Зато в шоке были, когда узнавали, что болельщики у касс очередь занимали ночью, приходили и жгли костры, грелись как могли. Когда мы выходили на раскатку, на трибунах уже яблоку негде было упасть.
А в городе вам можно было появиться? Болельщики проходу не давали?
Мы не прятались. Конечно, нас узнавали, просили автограф, но все было в меру. Сейчас фанаты проходу не дают нынешним игрокам. А нас просто любили и уважали. И даже сейчас иногда узнают, хотя столько времени прошло.
Те самые болельщики, которые за вас когда-то болели?
Да, есть и такие. Их немного, но периодически встречаю их, приятно с ними пообщаться, вспомнить былое.




Ультиматум Виктора Тихонова
Как считаете, почему не удалось развить тот бронзовый успех в следующем году?
Мне сложно об этом говорить, я отыграл полсезона, а затем повесил коньки на гвоздь. А ведь команда близка была к медалям, заняла четвертое место. Но, надо заметить, взобраться на пьедестал в то время было очень сложно. В те союзные времена вне конкуренции был ЦСКА, очень сильными были столичные «Динамо», «Спартак» и «Крылья Советов»… А ещё давали им бой воскресенский «Химик» и горьковское «Торпедо».
Москва очень много забирала игроков с периферии. Вас тоже приглашали в столичные клубы?
Да, и не раз. В общей сложности 12 приглашений таких было. Как-то и Виктор Васильевич Тихонов поставил ультиматум: либо приезжай к нам, либо путь в сборную для тебя будет закрыт.
Почему отказали?
Дал слово, что останусь в Челябинске. 

Заслуженный тренер Казахстана
 Как считаете, где вам лучше удалось проявить себя как тренера?
 Не могу выделить, тут многое зависит от обстоятельств. Главное в работе тренера - найти ту команду, в которой есть люди, заинтересованные в том, чтобы хоккей развивался и был представлен на высоком уровне. После окончания карьеры я возглавил челябинский «Металлург» - нынешний «Мечел», но быстро понял, что не смогу здесь работать: слишком большая текучесть, игроки приходили и по окончании сезона уходили в другие клубы. Так меня пригласили в Казахстан, в «Автомобилист» из Караганды. И тоже поначалу хорошо все пошло - из низшей лиги перешли в высшую. Но затем ситуация изменилась, у хозяев клуба кончились деньги. Работал я в Китае и Югославии, после чего поступило предложение поработать в «Тракторе». Увы, здесь не сложилось, год поработал, а затем меня попросили уйти.
И тогда-то вы объявились в «Казахмысе»?
Да, пять лет там отработал. Все лучшие игроки страны были сконцентрированы в этом клубе. Считаю, что неплохо играли в «вышке». К слову, там же я получил свое звание заслуженного тренера.
Ожидали, что те же Белоусов с Макаровым станут успешными тренерами?
Конечно! Почему нет? Вы посчитайте, сколько тренеров по России было. И как они успешно работали в качестве главных тренеров команд Суперлиги! Очень рад сейчас за Валерия Белоусова, «Трактор» под его руководством так здорово играет. Он ещё раз доказал всем, что является тренером с большой буквы.
А игра «Трактора» нравится?
Да, не скрою, приятно стало ходить на хоккей и видеть, как команда играет. Видна тренерская рука мастера, чёткая и грамотная организация игры, переход от обороны к атаке и наоборот.
Есть уверенность в том, что «Трактор» завоюет Кубок Гагарина?
Если «Трактор» и дальше будет так играть, то должен завоевать. Особенно если Майкл Гарнетт будет так же все тащить. Челябинску очень нужен этот Кубок! Город заслужил своими хоккейными традициями выиграть что-то серьезное.
Чемпионство нынешнего «Трактора» будет сопоставимо с тем бронзовым успехом?
Уверен, что да. И даже не представляю, что будет твориться в городе, если команда поднимет над собой Кубок Гагарина. Игроков будут встречать как героев! Как и нас когда-то 35 лет назад - качать и скандировать имена.
Вечерний Челябинск 02.03.2012
http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=39863 

«Премии у нас были: 15 рублей – за победу, 7,50 – за ничью» 
На RussianHockeyStyle.Ru - первая часть разговора с одним из самых заметных игроков чемпионата СССР 70-х Анатолием Картаевым. 

НАШИ ДНИ
По итогам сезона «Трактор» не попал в плей-офф. Но, согласитесь, после того как с командой начал работать Анвар Гатиятулин, в ней произошло много изменений к лучшему? 
Конечно, последние матчи «Трактора» перед перерывом это показали. Вообще вторая часть января получилась для команды хорошей, было много серьезных побед – как в Уфе или Омске, например, где «Трактор» грамотно сыграл в обороне. Меня удивило, что они так могут играть. Все это, конечно, работа руководства, Гатиятулина и его тренерского штаба. И еще лично меня порадовало – команда, даже имея призрачные надежды на попадание в плей-офф, не доигрывала сезон, а боролась до конца.
Если бы соперники оступались, а «Трактор» все время побеждал – можно было бы запрыгнуть в уходящий в плей-офф поезд. Понятно, что все шансы были теоретическими, но все мы в Челябинске надеялись, что случится чудо. 
Какие выводы нужно сделать по итогам нынешнего сезона? 
Внимательно отнестись к формированию состава, определиться, на кого надеяться, больше доверять нашим молодым ребятам, они играют не хуже легионеров. Посмотрите на Афонасьевского, Шарова, Жульдикова, других ребят. С каждым годом они будет крепчать, набираться опыта и в итоге скажут свое слово. В общем, уже сейчас нужно думать о будущем, и я вижу, что эта работа в клубе ведется. В том числе Гатиятулиным, который за эти три месяца серьезно поработал на свое имя в большом хоккее. 
В конце ноября вы, Николай Макаров и Геннадий Цыгуров встречались с командой. О чем говорили? 
Идея этой встречи принадлежит руководству «Трактора», Сергею Гомоляко. Мы с удовольствием на предложение откликнулись. Пообщались с ребятами, сказали им, что так, как они играли до смены тренера – играть нельзя. Мы никого не ругали, просто рассказали немного о себе, попросили их перестроить отношение к хоккею, к «Трактору», попросили их быть профессионалами, которых не нужно подгонять.

Увидели заинтересованность игроков?

Лично я смотрел на лица ребят, когда с ними разговаривали Цыгуров или Макаров, и видел на некоторых безразличие, были люди да, которые сидели с таким кислым видом, словно говоря: «Что вы нам тут рассказываете?! Кто вы такие, а кто – мы». Сразу скажу, это были не челябинские игроки. Самые же внимательными слушателями были наши челябинские молодые хоккеисты. Думаю, они понимали, о чем мы говорим. И думаю, что тот разговор пошел на пользу. По крайней мере, ответственность какая-то появилась в игре.

Вы оставили хоккеистам свои номера. Кто-то позвонил?

Когда я давал игрокам свой номер, сказал: «Звоните, если нужно, научу вас забивать». Вы же знаете, как я забивал – вратари были моими лучшими друзьями. Тогда я немного разозлился на все. Но никто не позвонил пока. Наверное, стесняются.

А что вы с Цыгуровым и Макаровым тогда сказали Гатиятулину и его ассистентам Гусманову и Ячменеву?

Это был немного другой разговор – более непринужденный. Сказали, чтобы они в любой момент к нам обращались, мы всегда готовы помочь. Поговорили о деталях тренерской работы, посоветовали им быть требовательней и жестче.

Вы достаточно часто и много общаетесь и с Сергеем Гомоляко. Это ведь вы порекомендовали его в «Трактор» из челябинского «Металлурга»?

История была такая. Мы с папой Сергея давно были друзьями. В конце восьмидесятых он попросил меня взять Сергея в «Металлург», где я тогда был главным тренером. Это было что-то типа просмотра. Договорились, что на льду он будет заниматься с командой, а остальную подготовку проходить под наблюдением своего отца. Юрий Петрович хотел аккуратно его подвести к большому хоккею. Никаких вопросов с моей стороны не было.

Мы тогда проходили сбор в Златоусте, они приехали. Начали работать по намеченному плану. А когда мы вышли на лед, сразу многое понятно стало. Уже в середине сезона я поговорил с Цыгуровым и порекомендовал ему обратить внимание на Гомоляко. Скорости Сергею, конечно, не хватало, но золотые руки, видение площадки закрывали все остальное. Сначала Геннадий Федорович сказал, что Сергей ему не подходит. Но в конце сезона начал его привлекать к тренировкам с «Трактором». В итоге все знают, в какого классного игрока он в итоге вырос.


ВСПОМИНАЯ КОСТРЮКОВА
В «Тракторе» вы видели многое, если не все, прошли с клубом множество сезонов, в других были рядом как президент областной федерации хоккея. По вашим ощущениям, какой период истории клуб переживает сейчас?
На мой взгляд, период поиска своего лица, своего стиля. «Трактор» в лучшие годы всегда отличался своим неповторимым фирменным челябинским стилем, так же как, например, Воскресенск, Нижний Новгород. Но после медальных сезонов с Валерием Белоусовым, после того, как Белоусов ушел, этот стиль немного потерян, размыт. Сейчас команда пытается его обрести снова. На восстановление требуется время, но некоторые клубные решения, январские матчи, поднятие в состав талантливой челябинской молодежи – все это позволяет быть оптимистом.

Понятно, о чем речь. Кажется, в КХЛ вам должен очень нравиться «Йокерит»?
Да, эти финны играют в абсолютно наш, старый добрый советский хоккей. И сборная Канады, кстати, тоже. Там много пасов, игры в одно касание, умных ходов. Единственное, чего нет у «Йокерита» – дисциплины, поэтому они и не обыгрывают всех подряд, хотя по уровню – могут. Они чем-то похожи на «Трактор» образца семидесятых – мы тогда могли забить 6-7 голов, играли в атаке очень хорошо, но пропускали 8-9, так как дисциплины при игре в обороне не было. Пришел Кострюков и все это наладил. Мы забивали по-прежнему много, а пропускать стали гораздо меньше – пришли победы.
В чем конкретно Кострюков наладил дисциплину?
Все очень просто. До Кострюкова, например, из-под меня уходил игрок, я не обращал на него внимания, не преследовал его и он забивал нам гол. Анатолий Михайлович обратил внимание вот на такие моменты. Мы сначала принимали скептически – мол, что за дела, москвич какой-то приехал. Но прошло время, пришли победы – и мы поняли его. Тогда не было видеопросмотра, он просто говорил с нами, рассказывал о том, как нужно действовать в тех или иных эпизодах. Мы были техничными и грамотными игроками, а дисциплина помогла нам стать еще сильнее. И в 1977 году «Трактор» выиграл бронзовые медали.
Какие рычаги влияния были у Кострюкова?
Нас материально наказывали за невыполнение задания в игре. Бурчали мы, конечно, все, но на следующем матче делали все правильно.
Какие это были деньги?
Премия за победу тогда была – 15 рублей, за ничью – 7,50. Примерный порядок штрафов такой же.
С копейками?
А что тут удивительного?! Прямо в ведомости так и писали. И штрафы примерно так же рассчитывались. Приходишь в бухгалтерию – а у тебя минус 5 рублей. И вот это, знаете, очень серьезно мотивировало! На злости на главного тренера – не человеческой, а спортивной – мы играли. Учились, делали, добегали до своих игроков, ложились по шайбу. И все получалось.
За кого были самые большие премиальные в ваше время?
Все было фиксировано. Как я уже сказал, 15 рублей – за любую победу, даже за ЦСКА, 7,50 – за ничью. Билет на самолет до Москвы тогда стоил что-то около 25 рублей. И эта премия у нас в конце моей карьеры дошла до 100 рублей.
Кострюков вел игру с маленького невзрачного стульчика, на котором сидел на скамейке «Трактора» между льдом и игроками. Интересный метод.
Никого это не удивляло. Никто не думал, опасно это или нет – от шайбы всегда можно было увернуться. В Анатолия Михайловича она никогда не попадала. Ему было так удобно, вполоборота он смотрел на игру, вполоборота – на игроков.


СЕЗОНЫ В «ТРАКТОРЕ»
Вы провели в «Тракторе» четырнадцать сезонов. Какой был самым ярким?
Каждый был по-своему хорош. Но лучшим, конечно, навсегда останется бронзовый. Команда была сильная, наше звено вытаскивало матчи, мы много забивали – Валерий Белоусов, Николай Шорин, Николай Макаров, Сергей Тыжных, я – мы делали результат. Мы здорово играли, причем играли против сильнейших звеньев лучших команд СССР – в ЦСКА против состава Петрова, в «Динамо» – против состава Мальцева, в СКА – против звена Солодухина. И мы им не проигрывали свои микроматчи. Уровень того чемпионата был, конечно, невероятным.
Три первых года в большом хоккее вы вместе с «Трактором» провели во второй группе.
Да, в 1965 «Трактор» покинул первую группу, то есть, переводя на современный язык, вылетел из КХЛ. После этого, команда, конечно, сильно обновилась, многие ушли, пришли молодые хоккеисты. В том числе, я – из «Восхода». Мы учились, играли и в итоге вернулись со Столяровым на высший уровень. Правда, два первых сезона я играл мало – из-за травмы. Сначала только втягивался в хоккей на новом для себя уровне и провел всего десять матчей. А в начале следующего сезона получил травму – сломал локтевую кость.
Это случилось в декабре 1966, в Новосибирске. Играли тогда, конечно, на открытом катке. Помню, был жуткий мороз – примерно минус 40. Два состава играли, два – грелись в раздевалке. И калитка на коробке была открыта – все ходили туда-сюда, греться, кто-то забыл закрыть. И вот я тянулся за шайбой, кто-то из Новосибирска сыграл мне в корпус, и я в эту калитку въехал, прямо в косяк.
Обе операции делали в Челябинске. Первую – на ЧТЗ, спортивный травматолог Чухарева сделала мне металлосинтез, связала кости проволокой, но в итоге кости не срослись. Проволоку вытащили, потребовалась вторая операция. Ее делал профессор Замораев в областной больнице. Он вырезал из моего бедра косточку и с помощью металлического штыря соединил с другими костями. Штырь этот до сих пор со мной. У меня до сих пор рука не до конца сгибается.
После этого я не играл шесть или семь месяцев. А когда вернулся, Столяров меня перевел с края нападения в центр.
Помните, как «Трактор» выиграл вторую группу в сезоне 1967/1968?
Команда к тому сезону уже сформировалась и сыгралась. В составе были такие люди как Пономарев, Цыгуров, Бец, Аровин, Шустов. Мы начали с двух побед в Новосибирске, в первых десяти матчах одержали семи побед, дважды сыграли вничью и только один раз проиграли. Помню, в том же сезоне разгромили в гостях рижское «Динамо» в гостях (9:1) и СК имени Урицкого (11:4). Понятно было, что мы первые претенденты на победу в группе, и болельщики это чувствовали – очень хорошая посещаемость была тогда в Челябинске – на одном из матчей было больше восьми тысяч зрителей.
В итоге, «Трактор» ровно провел весь чемпионат, на три очка опередил «Кристалл» из Электростали и вернулся в главную лигу страны.
Какими тогда были челябинские трибуны? Как глазами хоккеиста выглядел матч на открытом льду? Вы замечали, что зрители, например, в валенках и что у них в термосах совсем не чай?
Зрителей на открытом катке ЧТЗ действительно было много, даже в тридцатиградусный мороз, но там не в термосах все было, а прямо в бутылках. Сразу за нашей скамейкой запасных. Сидим мы, например, на смене, а за спиной у нас бутылочки пустые с трибуны скатываются вниз – простые работяги ведь на хоккей ходили, чего им стесняться было?! Потом люди на саночках с мешками эти бутылки собирали, сдавали.
А после возвращения в первую группу команда окончательно переехала в «Юности». Тогда как раз ввели правило, что матчи должны проходить в закрытых помещениях.
Назовете два-три самых легендарных ваших гола?
Много их было, этих голов…
Их много было. И на паузе я забивал, и после проходов от своих ворот, и в одно касание, после комбинаций нашей тройки. Я всегда хотел не просто забить, а забить красиво. Даже так – сыграть красиво. Мог сам, но отдавал передачу, чтобы партнеры забивали. Чтобы разрывали соперника.
Однажды я забил Третьяку в девятку. Вышел с правого фланга, качнул его в сторону борта, руки оставил и сам в девятку положил. Мы с ним встречались в мае прошлого года на Кубке легенд, я спросил: «Ты, наверное, меня забыл?». Он ответил: «Ну, как тебя забудешь – такие голы мне забивал». Или вот еще гол интересный получился. Играли с Ленинградом у нас в Челябинске. Цыгуров шел по левому борту с шайбой, я на скорости – по центру, а на дальнем борту совершенно свободен был Белоусов, Цыгуров отдавал ему пас. Я решил эту шайбу перехватить, проскочил между двумя защитниками, обвел Шаповалова и закатил в пустые ворота.
Как была создана лучшая атакующая тройка в истории «Трактора» Белоусов – Картаев – Шорин?
Сначала я играл в звене с Котловым и Аровиным. Что-то у нас сложно шло. А я видел, что Белоусов очень хорошо бежит – ему только пасы нужны, и Шорин – техничный игрок. Поэтому подошел к Столярову и попросил поставить меня к ним в звено вместо Могильникова. Виктор Иванович рискнул и, кажется, не прогадал. Впервые вместе мы сыграли в конце ноября 1971 – в Ленинграде, против СКА. Матч получился очень результативным – «Трактор» выиграл 7:5, а наше звено забросило четыре шайбы.
Каким игроком был Белоусов?
В игре он был такой заводной, неуемный. Часто спорил с нами, со мной и Шориным, если считал, что мы ему пасы вовремя не отдавали. То что он делал на льду – великолепно для своего времени. Очень хорошее катание, хорошая скорость. У него был фирменный трюк – сольный проход с правого фланга, который он заканчивал броском в дальний угол. Очень много так забил.
Когда мы были игроками, крепко дружили с Белоусовым, Макаровым и Шумаковым. У меня тогда была первая машина – запорожец ушастый, мы с Белоусовым вместе гоняли по магазинам, по делам. Потом он получил квартиру, своя жизнь пошла. Но дружба у нас была крепкая.
Запорожец?
Да, я купил тогда – ушастого, 43-х сильного. Потом Валера Аровин купил такого же. Это была серьезная машина для того времени. А потом пошли «Лады» пошли, первые модели.
Вас называли одним из лучших игроков своего времени. Дважды вас включали в список 33 лучших игроков сезона. Для советского времени это было очень круто.
Да, очень значимое достижение. В 1971 и 1977 годах. Приятно было понимать, что я могу играть на таком вот уровне. Я понимал, что могу забить, могу выручить свою команду. Остальное – истории прессы. Как я себя чувствовал, выходя на лед, чувствовал, что могу что-то сделать. И я, и мои партнеры по звену, по команде. Не всегда получалось все, но часто получалось – мы забивали, мы выиграли.
Как вы приняли решение закончить?
Мне было за тридцать. Рука, которую я ломал, болела страшно, с каждым годом – все больше и больше. Мы начинали сезон, и мне нужно было месяц, чтобы ее разработать. И еще я считал, что не имел права играть хуже, чем играл, чем мог играть. Все это и подтолкнуло. С Николаем Бецем мы закончили одновременно – весной 1978. Нас вместе провожали на очередной игре чемпионата в «Юности». Скромненько так проводили, по вазе хрустальной дали и сказали: «Спасибо».
За время игровой карьеры успели сколотить небольшое состояние?
Когда я закончил, у меня иногда даже на трамвай не было денег. Периодами даже таксовал. Потому что когда играл я, были деньги профсоюзные. Все команды получали одинаково везде. Профсоюзные ставки были – около пятнадцати – по 180 рублей, три – по 150 и для молодых – по 120 рублей.
Психологически не тяжело было подрабатывать такстистом?
Если кушать хочется – об этом забываешь. Часто узнавали, да, поэтому я этим делом не увлекался.


Игроки числились рабочими на ЧТЗ?
Конечно, не было такой профессии – хоккеист. Мы все были на заводе. Я, например, был слесарем чугунно-литейного цеха. Или нас переводили в спортклуб, мы были инструкторами по спорту. Подснежники мы были – работали в одном месте, зарплату получали в другом.
Ностальгируете по тем временам?
Просто другое было время. И тогда хоккеисты нормально жили. У рабочих средняя зарплата было 150, у нас примерно в два раза выше – около 280. Но с сегодняшним уровнем не сравнить. Сейчас все по-другому. Наверное, мы не в то время родились, плюс отношение к хоккею изменилось, дворцы такие построены. В настоящее время хоккеисты имеют капитал, накопления. У нас для покупки мебели уже надо было половину зарплаты выложить. А в отпуск съездить можно было только на премиальные.
После того, как закончили играть, тяжело дался переход к обычной жизни?
Нет. У меня все постепенно получилось. Я провел еще один сезон в хоккее – в «Металлурге», был там играющим тренером. И, кстати, на несколько матчей в сезоне 1978/1979 возвращался в «Трактор» – там выбыли несколько игроков, Цыгуров попросил меня помочь. Когда они вернулись, я сезон доиграл в «Металлурге» и закончил окончательно.
Хотя, нет. Был еще один момент – в следующем году, когда я уже тренировал «Восход». Мы поехали на финал Кубка области, я случайно взял с собой форму. Играли против молодежной команды «Трактора». Первый период вышел кошмарным – мы проигрывали 1:6 и Столяров меня спросил: «Толя, ты кого привез?!». Я ответил: «Время еще есть». Переоделся, вышел на второй…
В итоге мы выиграли финал 12:8, взяли Кубок.
Кто тогда играл за молодежную команду «Трактора»?
Хрущев, Кулев, ребята 1962 года рождения, они часто это вспоминают.

ВШТ
В 1982 вы закончили ВШТ. Как все это было? Ездили в Москву, сидели за партой?
Великолепные времена! Учеба – это одно, но самое интересное было, когда мы практиковались. Мы разговаривали с преподавателя, с профессорами, которые нас многому учили. Нам даже немецкий и английский языки преподавали. Два золотых года, кладезь информации. У нас было все – планирование в хоккее, где разбирались до мельчайших деталей моменты, как от отправной точки дойти до чемпионского звания, уровень нагрузок в тот или иной период сезона. А потом – защита диплома. Были такие портянки – калька такая, разлинованная бумага – на ней план работы за год. Все расписывалось, доказывалось, почему здесь именно это ты собираешься делать.
Мы жили в Москве, на Сиреневом бульваре, внизу от института – гостиница, а дальше – Измайловский комплекс. Один раз в месяц на выходные домой прилетали.
Как вам Москва того времени?
Тогда не такое движение было, жили нормально. Двухместные номера были в гостинице. Я жил с Борисом Косаревым, челябинцем, который перешел в минское «Динамо». У нас было 25 футболистов, 15 хоккеистов, 15 баскетболистов. Все перезнакомились. Мы даже матч футбольный сыграли – я был староста хоккейной группы, а Афонин – футбольной. Хоккеисты выиграли 4:2, на короткой площадке. На большой, конечно, мы бы проиграли.
Как проводили свободное время?
Оно было только в субботу и воскресенье. В основном активно отдыха, играли в футбольчик. А зимой я играл за «Авангард», в хоккей. У нас состав был – Петр Андреев, Петр Воробьев и я. В защите – Валентин Марков. Это московская любительская команда, на первенство Москвы играли. По 25 рублей за игру получали.
Расскажите о стажировке в ЦСКА.
Предварительно я договорился с Тихоновым, мы были давно знакомы, он меня в свое время приглашал в ЦСКА. Я отказался, но отношения были хорошие. Попросил его во время учебы провести стажировку в клубе и сборной. Он согласился. Два месяца в году стажировались. Мне было просто там – там же много челябинцев было, Сергей Макаров еще играл, Сергей Стариков. Я их всех знал.
Как это было?
Мы приезжали на Ленинградский проспект, во дворец ЦСКА. Там собиралась команда, мы садились вместе с ними в автобус и ехали в Архангельское, на базу клуба. Это на предсезонке. А в чемпионате – мы приезжали на раскатку, приходили на установку. Но иногда Тихонов нас не допускал, конечно. Нам было по 35-37 лет, мы с ними даже кроссы бегали.
Какие у Тихонова были установки?
Четкие и грамотные. Расписывались сильные и слабые стороны соперника, потом своя игра, потом как играть против соперника. Потом задания – звеньям, раньше часто персонально играли звено против звена. Все было конкретно, не занимало много времени. Если нужно заострить внимание по конкретному человеку – Тихонов это делал. И перед официальными матчами в том числе.Ни разу не попадали на установки ЦСКА перед матчем с «Трактором»?
Это было бы интересно, но ни разу.
А как вы стажировались в сборной СССР?
Это был очень высокий уровень. Мы на трибунах смотрели раскатки, тренировки. И самое главное – что меня удивило – к разбору вот этих тренировочных занятий Тихонов привлекал нас. Он нас просил рассказать, что понравилось, что нет, как процесс выглядит со стороны. Иногда он нам разрешал оставаться на базе в Архангельском.
А еще в тоже время была у меня история с Валерием Харламовым. Его однажды не взяли в сборную, он меня довез до Ленинградки, это было в пятницу – я тогда вечером улетал. Я провел три часа там, и отправился в Челябинск. А в воскресенье узнал, что он погиб. Когда мы с ним ехали, он мне как раз говорил: «Да, на дачу поеду, мясо пожарим…»
Понятно, что Тихонов – большой тренер, но его методы иногда были жестокими.
Чтобы достичь больших результатов, высот, это необходимо. Нужно вести себя очень сильно по отношению к игрокам, которые могут делать результат. Если будет лояльность – они слабинку почувствуют. И отношение поэтому было очень требовательное – даже к мастерам, таким как Фетисов и Касатонов. Виктор Васильевич всегда говорил, что спрашивать с них должен в два раза больше.

«Это моя личная задача – чтобы хоккей продолжался» 
На RussianHockeyStyle.Ru — вторая часть разговора с легендой «Трактора» и одним из самых заметных игроков чемпионата СССР 70-х Анатолием Картаевым. 

КИТАЙСКАЯ ИСТОРИЯ
Поработав с «Восходом», «Таганаем» и челябинским «Металлургом», вы уехали в Караганду, в «Автомобилист».
Хотелось самостоятельности, в «Металлурге» у меня ее не было – все-таки мы были фарм-клубом «Трактора». Поэтому, когда мне позвонили из «Автомобилиста», я сразу принял их предложение. Я знал, на что шел, понимал, что все нужно строить с нуля – там не было ни дисциплины, ни команды. Они тогда играли во второй лиге. Плацдарм для самостоятельной работы был идеальным.
Сначала было очень сложно. Игроки не хотели делать вообще ничего лишнего. Но зарплату получать хотели все. Пришлось включать свои знания, опыт, мастерство – для того, чтобы изменить ситуацию.
Как вы это делали?
Меня сначала удивляло вот что – перед тренировкой они все выходили и сидели на бортах, как птицы. Никто самостоятельно не выкатывался на лед, все ждали свистка к началу тренировки. Я спрашивал у ребят: «Вы чего сидите? Начинайте разминаться, побросайте по воротам, в кругу поиграйте». А они мне отвечали: «Так ведь время еще не наступило». Тогда я им предложил, раз они считают себя такими техничными, подсчитать, сколько раз каждый из них попадет в ворота верховым броском от синей линии.
Какие были результаты?
Забросили по одной-две шайбы, но все пять - никто. Я им тогда сразу сказал: «Ну вот, тренироваться надо!». А кто-то ответил: «А вы сами можете?». Я поставил пять шайб и все отправил в ворота бросками надо льдом. Примерно такими действиями я их мотивировал.
Самая интересная часть вашей тренерской карьеры – Китай. Зачем ехать в Китай работать хоккейным тренером?
Тогда между Россией и Китаем было какое-то соглашение о сотрудничестве в разных областях. В нем участвовала и Челябинская область. От нее нас и направили в Китай, в провинцию Цзилинь. Трех тренеров – лыжника, конькобежца и меня.
Все незнакомое, язык не знаем. Нам дали одного на трех переводчика. Мне было сложнее всего – хоккейных терминов он практически не знал. Пришлось все самому делать – я нашел макет, сделал фишки и стал показывать китайцам, куда им бежать и как отдавать пасы и голы забивать. Параллельно учил китайские слова, через три-четыре месяца я мог говорить по хоккейным моментам.
Они тогда только начинали знакомиться с хоккеем, вообще не приучены были ни к чему, тренироваться – тем более. На льду они еще работали, а вот на земле – очень редко. Просто не приходили на тренировки, болели, занимались своими делами – команда же была любительской. И чемпионат у них был странный, его разыгрывали четыре взрослые и четыре молодежные команды. Собирались все восемь в одном городе, неделю играли там друг с другом. Половина чемпионата закончилась. На вторую переезжали в другой город. Снова играли друг с другом. И все – чемпионат закончился.
Такой вот оригинальный опыт. Но мне было интересно. Я пытался и там развиваться, развивать их хоккей. Договорился, что эта команда приехала на товарищеские игры в Челябинск. Приехали, тренировались здесь. За два с половиной месяца тренировок мы сыграли 22 игры с командами из области. Поездили хорошо, правда проиграли во всех матчах. А в новом чемпионате Китая заняли второе место. 
В команде были одни китайцы?
Да. Только на третий год моей работы там, командам разрешили приглашать иностранных игроков. У нас были ребята из Челябинска – Хрущев, Кулев, Семендяев.
Как вы различали своих китайских игроков?
Сначала, не различал вообще, они мне казались все на одно лицо. Но потом привык. Знал всех по именам и фамилиям, знал, кто каждый из них по амплуа. И у нас пошла нормальная работа. А потом я переехал из Цзилиня в Цзямусы, это в северной части Китая.
Китай – это другая культура. Сложно было к ней привыкнуть? 
Нет, я открыл для себя новую страну. Кухня была оригинальная – мы ели все, что летает и ползает. Рептилий, лягушек. Очень вкусные.
Самое необычная еда?
Змея. Она ползает в террариуме, ты ее выбираешь. При тебе ее разделывают и зажаривают. Вот это мне понравилось – что при тебе готовят. И еще в Китае я попробовал лягушку. Если не знаешь, что это лягушка, то и не подумаешь, очень вкусное мясо. Но это не болотные лягушки, а горные. Это совсем другое.
В середине 90-х вы также отрыли для себя югославский хоккей. Период работы с белградским «Партизаном» стал для вас одним из лучших в тренерской карьере.
Очень хорошо там получилось, все выиграли – чемпионат, Балканский кубок, кубок Югославии. Нас шесть человек было – Калянин, Кулев, Семендяев, Хрущев и вратарь из Екатеринбурга Семенов. Перегудов занимался юношеской командой.
И еще неплохо выступили в Континентальном кубке. В предварительном раунде, у себя в Белграде, обыграли югославскую «Войводину» и казахский «Булат», вышли в финал. Он состоялся в конце декабря 1994, в Любляне. В полуфинале мы проиграли «Пардубице» (1:6), а в матче за третье место местной «Олимпии» (0:12). Кубок, кстати, выиграл «Салават Юлаев».
Как вы стали главным тренером «Трактора» в сезоне 1995/1996?
Я отработал сезон в Югославии, должен был оставаться на второй. И приехал в Челябинск в отпуск. Тут-то мне и позвонил один из руководителей «Трактора». Он сказал: «С тобой хочет встретиться Тарасов, мэр города». В принципе я сразу догадался, что за встреча будет – я был в курсе, что Белоусов и два с половиной состава ведущих игроков ушли из команды. Мы поговорили. Через неделю я дал согласие, уладил дела с контрактом в Югославии.
Сложное было время?
Да, в команде было много молодых. И чемпион мира Андрей Зуев. Работа шла, команда была управляемая, хотя, конечно, мастерства не хватало. Получилось, что я отработал сезон – мы не вылетели из высшей лиги. На собрании команды мне сказали – все нормально. Начали работать дальше. Мы поехали на сборы, и после них меня убрали.
Что случилось?
Не хочу вспоминать эту историю. Там был совет клуба: Тарасов - мэр Челябинска, Кичеджи – директор ЧТЗ, еще люди, человек восемь. Я им задал вопрос: «Как вы можете увольнять меня? В чем причина?». Но у них были свои аргументы. В общем, не дали мне доработать, сделать команду, хотя ко мне претензий не было по результату. У меня были большие обиды из-за этого, но сейчас – многое забылось, столько времени прошло.
Когда вас назначали, какая задача была?
Никакой задачи не было. Просто, сказали, тренируй и все.
Тарасов – интересная историческая фигура, вылетела команда в Высшую лигу, по сути, при нем. Вы с ним общались, он был заинтересован в хоккее?
Если расшифровывать его мысли того времени, можно сказать, что сводились к следующему: команду он не бросит, но и помогать не будет.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ЖИЛКА
Что вам дали шесть лет работы в Федерации хоккея области? Зачем вам это было нужно?
Хотел остаться в хоккее. Плюс там, конечно, интересно было. Мы занимались развитием детского хоккея, работали с федерацией хоккея России. Я работал со сборными командами возрастных групп нашего хоккея, ездил в составе делегаций на чемпионаты мира, участвовал в работе, в развитии – мне это нравилось.
Говорят, у вас всегда была предпринимательская жилка. В чем это выражалось?
У меня всегда было желание, чтобы команда, или организация, где я работал – развивались. Для этого нужно были деньги. И если были проблемы с бюджетным финансированием, приходилось что-то придумывать.
Например, когда я работал на «Восходе» в чемпионате области, договаривался с овощной базой разгрузить вагон арбузов. Команду привозил – они тренировались, разгружая арбузы, и нам платили за это деньги, которые тратились потом на командные нужды.


В Федерации хоккея Челябинской области у вас был магазин?
Да, мне хотелось, чтобы были деньги на награждения ветеранов, на подарки командам. Мы пытались развиваться, не сильно зависеть от бюджета. Отмечали лучших игроков, тренеров. Коммерция была со стороны Федерации, это помогало.
Тогда же вы запустили собственную газету о хоккее. Зачем?
Мне не нравилось, как освещались наши областные соревнования. Хотелось, чтобы о них писали больше, говорили. От детских соревнований, до ветеранских. И считаю, что у нас получилось немного. Но все быстро закончилось.
Стоит сказать, вы вообще всегда правильно понимали необходимость работы с журналистами.
Наверное. Я вот был техническим директором книги к 50-летию челябинского хоккея, которую сделал Игорь Золотарев. Я считал и считаю, что нельзя жить без знания истории. Сейчас у нас молодежь практически не знает истории. Если спросить, кто такой Картаев, не ответят…
Вашим лучшим другом среди прессы был Борис Титов. Сейчас он работает в РБК.
Да, мы близко общались. Он мне помог, когда в 1996 меня убрали из «Трактора». Мне было очень тяжело. Он первым подошел, мы поговорили. Помню, его первый вопрос: «Ну, чем ты сейчас занимаешься?». 
Что ответили?
Ответил: «Червей, бл..ь, копаю в саду».
Правда, что после работы в Китае вы торговали в Челябинске китайскими спортивными костюмами?
Правда, но это были не только костюмы, а спортивный инвентарь, экипировка. Она была дешевая, доступная для многих, я использовал контакты, которые сохранились у меня с тех времен, когда я в Китае работал. У нас был небольшой магазин, вырученные деньги мы тратили на ветеранскую команду, команды школы – люди на турнире ездили. Мы автомобильный парк обновили.
Бизнес в девяностых – это было опасно. У вас были криминальные истории?
Нет, к счастью. Я же не забирался глубоко. Но знакомых, которые с этим столкнулись, было много. Я все знал и про кидалово, и про неправильное вложение денег.

ВТОРАЯ РАБОТА В КАЗАХСТАНЕ
В 2003 году вы во второй раз приехали работать в Казахстан. На этот раз на пять лет. Что это был за проект – «Казахмыс»?
Им занимался известный бизнесмен Руслан Юн, владелец крупной медной компании. Он понимал значимость спорта, его социальную значимость. Он в Сатпаеве построил замечательный спортивный городок, где было футбольное поле – там бразильские тренеры работали, ледовый, бассейн, спортзалы, гостиницу. И дал мощный толчок к развитию жизни в городе. Когда он ушел – все начало приходить в упадок.
Зачем ему это нужно? Получал налоговые льготы для своего бизнеса от государства?
Сатпаев – это шахтерский городок, люди заняты на тяжелой работе, много пьют, их дети деградируют. Только спорт, по мнению Юна, мог их вытащить. Когда мы начали разговаривать, эта команда играла в Караганде, за полтора года он все построил и мы переехали.


Как он на вас вышел?
Он разговаривал с руководством нашей Федерации. Сначала приглашал Федю Канарейкина, тот отказался. Вторым кандидатом был я. Мы поговорили с Канарейкиным, он мне посоветовал ехать. Юн мне доверил все – я был его заместителем, занимался командой, был директором дворца.
В «Казахмысе» у вас начинал Гелашвили.
Сначала я его отправил в Караганду, еще когда был в Челябинске. А через пять месяцев приехал уже сам. Потом мы вместе переехали в Стапаев. И там он у меня дорос до хорошего вратаря, Цыгуров его пригласил в «Трактор».
С Казахмысом вы играли против «Трактора» в Высшей лиге, в том числе в сезоне, когда Челябинск возвращался в суперлигу.
Мы часто «Трактор» обыгрывали, но это был просто хоккей, особых реваншистких эмоций у меня не было. А в сезоне, когда «Трактор» возвращался в суперлигу, был один интересный матч. Мы выигрывали в Челябинске 2:1, «Трактор» долго не мог забить, но все-таки сравнял – минуты за три до конца основного времени. Овертайм. И тут я сделал оригинальный шаг – снял Гелашвили, заменил его полевым игроков и забили победный гол.
Цыгуров расстроился?
Конечно, мы потом с ним говорили. Но это поражение, впрочем, не повлияло на их путь в том сезоне.


В апреле 2007 вы возглавляли национальную сборную Казахстана, которая пыталась выиграть первый дивизион чемпионата мира.
Дело было как раз в Китае, в Цицикаре – забавное для меня совпадение. Мы заняли только третье место, не смогли выйти в главный дивизион. Играли практически без вратарей. Колесник и Огуречников отказались, нам пришлось брать тех, кто уровню чемпионата мира не соответствовал. Голы от красной линии пропускали люди.
Даже братья Корешковы тогда не помогли?
Даже они. Играли мы в целом хорошо, но проблема с вратарями в итоге оказалась неразрешимой. Мы проиграли Франции (1:3) и Польше (2:5) и три матча выиграли – у Эстонии (2:1), Голландии (5:2) и Китая (12:0). Всю сборную Китая я хорошо знал, наверное, поэтому выиграли так крупно.
В Казахстане в 2007 с вами случилась неприятная история – на вас попытались завести уголовное дело.
Когда работаешь, очень многие тебе завидуют, думают: «Почему там работает он, а не я». Когда поменялась власть в «Казахмысе», они мне сказали – будем играть только в чемпионате Казахстана. И сколько я не пытался с новым руководителем поговорить – ни разу не удалось. С Юном мы были на связи каждый день.
По спортивной части у меня никаких проблем не было – мы шли первыми-вторыми, снять за неудачи меня не могли, нужно было найти другой способ. И они придумали схему. В клубе у меня был человек, которого я взял на работу и который в итоге полез туда, куда не надо. Человек из Челябинска. Он замыслил меня убрать.
Меня обвинили в том, что я у себя оставлял деньги от продаж игроков, билетов, командных ужинов. В итоге отстранили от работы, началось доследование. Мне такие вопросы задавали, несерьезные просто.
Например?
Про питание команды на выездных матчах. Говорили, что я игроков кормил, а остатки денег себе складывал в карман.
В общем, проверили, выяснилось, что все нормально. Я вышел на работу, а потом встретился с Юном случайно, и он мне сразу сказал: «Они тебе работать не дадут». Через четыре дня я написал заявление об увольнении и уехал. Вот такой наговор был. Там даже намека на уголовное дело не было.
Чуть позже я подал суд на того человека из Челябинска. Сказал своему юристу, женщине: «Выиграешь дело, заберешь все деньги себе». Для меня честь была важнее. Дело мы выиграли.

ВЕТЕРАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
Вы серьезно развиваете ветеранское движение «Трактора». Не хотите сидеть дома?
Не из-за этого. Когда я еще играл сам, а потом работал тренером, видел, как многие наши хоккеисты спиваются, умирают от невостребованности. Люди с самого раннего детства занимаются только хоккеем, многим сложно найти себя. Видел, что в других городах такая же картина.
И вот в один момент встал вопрос – что делать дальше? Мы подумали и придумали – нужно продолжать спортивную жизнь, нужно играть дальше. Закончил карьеру – продолжай встречаться с друзьями в хоккее, не с такими нагрузками, не в таком режиме, как прежде, а просто ради удовольствия. Продолжай выходить на лед.
Мне удалось привлечь тех хоккеистов, которые закончили, не занимались ничем, не знали, что делать. Мы стали тренироваться, играть в городе, играть в области. И так уже двадцать лет развиваем. В прошлом году участвовали с командой ветеранов «Трактора» в Кубке легенд в Москве и выступили, считаю, хорошо – заняли третье место.
В апреле вы везете ветеранскую команду «Трактора» на Кубок мира в Канаду. Каким по счету этот турнир будет для вас?
Четвертым. Он проводится раз в четыре года, мы участвовали в 2004, 2008 и 2012. И каждый раз выигрывали – эти кубки стоят в музее «Трактора».
Во сколько обойдется эта поездка?
Вы же видите, что с курсом доллара делается. Поэтому точно пока не знаю. Думаю, примерно в сорок тысяч долларов. 
Сколько есть сейчас?
Половина. Мы оплатили гостиницу, взносы за участие и каждого игрока, визы. Осталось найти деньги на перелет из Челябинска в Торонто, и трансфер в Виндзор, где и будет проходить турнир. Работаем, чтобы решить этот вопрос. И нам многие помогают. Уверен, наберем нужную сумму.
Стоит сказать, что это очень престижный турнир. Там участвуют десятки команды со всего мира. Мы едем командой ветеранов от 45 лет. В ней все те, кто играли в «Тракторе» и других челябинских командах.
Сами катаетесь до сих пор?
На тренировках ветеранов я на льду, сам их провожу. Но уже год не играю. Год назад попал в больницу, с тромбом. Качнуло меня, стало плохо. Меня отвезли в больницу, стали обследовать и нашли под коленкой тромб. Хотели операцию делать, но он рассосался. Сейчас каждый день пью таблетки, делаю процедуры разнообразные. А врачи мне сказали – активность пора уменьшать.
Вам 68 сейчас, но вашей энергии могут позавидовать и двадцатилетние.
Делаю зарядку (смеется). С возрастом все сильнее понимаешь значимость того, что должен отдать людям там, где ты работаешь; всегда думаешь о завтрашнем дне. Отсюда и энергия. Если я хочу людям делать добро – делаю. Сейчас вот организовываем поездку в Канаду – большой процесс, письма, друзья, руководители, все, чтобы команда снова туда поехала и привезла Кубок мира, чтобы он у нас в музее «Трактора» стоял.
Это моя личная задача – чтобы хоккей продолжался.
О чем-то жалеете, оглядываясь на свою хоккейную жизнь?
Нет, всему рад, что было.
Чего вы еще хотите от хоккея?
Работать в хоккее, смотреть хоккей, наслаждаться этой игрой. И чтобы у «Трактора» было как можно меньше падений, а болельщики относились к команде, как к настоящему достоянию Челябинска. 
http://russianhockeystyle.ru/eto-moya-lichnaya-zadacha-chtobyi-hokkey-prodolzhalsya/ 

25 ноября 2016 по своды ЛА Трактор им.В.К.Белоусова поднят флаг А.Картаева





207 шайб за «Трактор» в элите 
27.04.2017 Регионы - Хоккей
Даже не верится: казалось бы, еще недавно в уютном Дворце спорта «Юность» челябинский «Трактор» праздновал «бронзовый» успех во главе с ведущей пятеркой, центрфорвардом которой играл Анатолий Картаев. С той поры минуло 40 лет. И седовласый Анатолий Зиновьевич КАРТАЕВ принимает поздравления в Ледовом дворце ЧТЗ по случаю юбилея – 12 апреля ему исполнилось 70 лет. 
Анатолий Зиновьевич, у вас хороший праздник – 70-летний юбилей. Вы – ровесник канадского хоккея в стране. Какие воспоминания нахлынули на вас в день 70-летия? 
Прошла вся жизнь (смеётся). Вспомнилось детство: как начинал, с кем начинал...

ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ 
Вы родились в Челябинске? На Сельмаше? 
Да. Сначала жили в каком-то бараке. Когда на Сельмаше построили двухэтажные дома, мы получили одну комнату в коммуналке на три хозяина (№ 6) на втором этаже в доме № 11 в Канатовском переулке. Потом освободились две комнаты, и мы заняли всю квартиру. Семья у нас была большая: бабушка, брат Виктор, старшая сестра Галина (двойняшки, оба – 1945 г.р.), я, мама, отец. Комнаты были маленькие – примерно по 8 – 9 квадратных метров. Я жил там до 19 лет. 
Сестра занималась спортом? 
Нет. А брат занимался хоккеем (с 10 – 11 лет) – и я потянулся за ним. Тоже начал заниматься в 8 – 10 лет. Раньше же не было раннего спорта. В клубах играли только юноши и мужики. В клубе Сельмаша (коробка была за стадионом, мы бегали там на валенках) выступали только мужики, а на «Восходе» была юношеская команда. Я пришел в юношескую команду. Когда один раз в неделю по выходным играла мужская команда, мы приходили смотреть, помогали чистить и заливать лед. Виктор Белов был и тренером, и игроком.

КАНАТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК ИСПОЛЬЗОВАЛИ ДЛЯ ИГРЫ 
А где вы играли, раз вас не пускали на коробку? 
На дорогах. Ставили воротики... Машина едет – пропустим. Машин же было мало: пройдет одна машина в час. Основная дорога – на улице Новороссийской, параллельно которой шла дорога в Канатовском переулке, где мы играли. 
Какие в то время были клюшки, коньки, шайбы? 
Клюшки были из загнутой березы. Резали березу, строгали топором, играли этой загнутой клюшкой. Когда взрослые ломали клюшки, мы склеивали крюк и палку казеиновым клеем (парили его в кипятке), забивали гвоздями, заматывали на три-четыре раза изолентой.
Гоняли кусок льда... Шайб практически не было. Что катилось по льду, тем и играли. 
Какая-то амуниция или что-то для вашей защиты? 
Амуниции у нас не было вообще. Мы вставляли книжки... В валенки делали какие-то вставки. Играли двор на двор в валенках. Коньков-то не достать... Они появились два–три года спустя, как я начал играть. Коньки были у зажиточной семьи по фамилии Фист, в которой были два брата. Они не любили кататься, и мы выпросили у них коньки. Взамен должны были караулить заморозку пельменей. Мы гоняли по дорогам, а не на льду...

ПОЧЕМУ ХОККЕЙ? ДРУЗЬЯ И ТУРНИРЫ ПЕРЕВЕСИЛИ 
Почему в юношеские годы вы выбрали хоккей, а не футбол? Что стало решающим? 
Я хорошо играл и в футбол, и в хоккей. Меня заинтересовали хоккейные турниры. Вторая причина – друзья, которые начали серьезно заниматься хоккеем. 
Какие турниры? 
Первый мой турнир был в Коркино. Мне было лет 11. Помню, что мы жили в спортзале, спали на матах. Там была еще одна команда. Приехали вместе с Виктором Ивановичем Стариковым. Одевали форму и за полтора километра шли на стадион. На второй турнир мы поехали в Ухту (через Москву). А в футболе было только первенство города Челябинска – ни в каких турнирах я не участвовал. 
Вы говорили о друзьях... 
Юра Гомоляко, Володя Пучков, Коля Носков, Володя Шабунин. 
Играли ли вы на Сельмаше и «Восходе» в хоккей с мячом? 
Нет. Самое интересное, что меня привлекало в хоккее – лед, клюшка и взятие ворот, когда удавалось обыграть вратаря. 
На Сельмаше на хоккей с шайбой ходили? 
Да, вся коробка была «облеплена» зрителями! 
А на «Восходе»? 
И на «Восходе» тоже было очень много зрителей. Там же была поставлена новая коробка (в 1964 году, когда пришел Сергей Иванович Захватов). Не было никаких секций – некуда ходить. Только танцы во Дворце. Помню, что когда открыли коробку, нам разрешили босиком играть на футбольном поле. Когда реконструировали, стадион стал располагаться перпендикулярно озеру.

ЧТЗ И ЧТПЗ – ЛИДЕРЫ ЮНОШЕСКОГО ХОККЕЯ 
Кто были основными соперниками юношей и мужиков «Восхода» в городе и области в начале 60-х годов? 
Команда спортклуба ЧТЗ, где играли Коля Бец, Миша Чулков. Так как мы обыгрывали «Металлург» с ЧМЗ, «Трактору» проигрывали. Среди мужиков я не играл на первенство города и области – сразу начал выступать в классе «Б». Там хорошие команды – «Таганай» Златоуст и «Заря» Миасс. Остальных мы обыгрывали. 
В морозы вы играли по четыре и более периодов? 
Мы играли три периода. Я больше скажу: раньше же мы играли в три состава (игру в четыре состава стал применять Тихонов). Тренерами были Соколов и Столяров. 
В детстве и юношестве вы ходили на игры «Авангарда», затем «Трактора»? 
Да, ездили смотреть игры на зимний стадион. Конечно, была мечта поиграть там. Но я недолго ходил – примерно сезон. Мне было 12–13 лет. 
Кого из знаменитых хоккеистов конца 50-х – начала 60-х годов вы тогда видели там? 
Ну какие они знаменитости... Просто их фамилии были на слуху. Честно, не помню... Было шесть или семь команд. В то время я не запоминал фамилии – просто смотрел хоккей.

НА «ВОСХОД» ЗА БРАТОМ ВИКТОРОМ 
Из ребят, с которыми вы катались в Канатовском переулке, кто-то пошел дальше в хоккее? 
Виктор Столяров (но не ЧТЗовский), однофамилец Юрия Михайловича Столярова, который на «Сигнале» стал судьей по футболу.
Как я начал играть в хоккей? Мне шел 12-й год. На Сельмаше открылся прокат коньков. Они были на два-три размера больше моего, но мы всё равно целыми днями катались на них. Нас уже знали там – если коньки были свободны, то давали их в прокате бесплатно. Если коробка была занята, то мы катались на футбольном поле. Строили воротики из снега и гоняли с пацанами. 
Как вы оттуда попали на «Восход»? 
Когда на «Восходе» образовалась юношеская команда, туда (в 1960 г.) перешел мой брат Виктор. Тренером работал Виктор Владимирович Одношивкин. Я попросился. Он спросил, какого я года рождения, и ответил, что ещё рано. Но посмотрел, как я катаюсь, и сказал: «Приходи на тренировку».
Когда они поехали на турнир в область, создалась сборная команда на ЗСО (сборная команда Ленинского района). Тренером был однорукий мужчина... Я попросился: «Возьмите меня, я хоть клюшки поношу...». Не взяли.

ТРЕНЕРА СТАРИКОВ И ЗАХВАТОВ
Когда в 1961 году создавалась вторая юношеская команда, туда я попал. Там играли Юра Гомоляко, Миша Никитин (из Ленинского района), Лёня Шабунин, Витя Никулин... Мы начали играть на первенство города. Участвовало четыре – пять команд: Металлургический район, спортклуб ЧТЗ, ЗСО, Трубопрокатный, «Калибр» или завод им. Колющенко. Мы играли на равных, но проиграли ЧТЗ и заняли второе место.
Помню, что за ЧМЗ играли Володя Меринов, Виктор Новиков, Корш... Тогда я познакомился с Колей Бецем. Зимой мы играли в хоккей, летом – в футбол. Тренером был Синич Сайфутдинов. А Одношивкин тренировал Семизорова, Губарева, моего брата Виктора, Борю Новикова. Мы тренировались практически вместе. С ними можно было играть в пас. Они били по рукам, если обыграешь... А младших можно было накручивать сколько и как угодно... Шла дифференцированная работа: и в пас, и коллективная работа.
На второй год мы поехали на турнир в Ухту. С нами – Виктор Иванович Стариков. Мы заняли второе место. Это было в 1963 году. Я стал лучшим нападающим.
На третий год (тоже в Ухте) мы заняли первое место.
В 1964 году пришел Сергей Иванович Захватов и взял нас как перспективную команду. К нам добавился Коля Макаров. Он для нашего возраста очень прилично играл в футбол. И Володя Шабунин играл в футбол. Говорим им: «Давайте, ребята, подключайтесь к хоккею». И они начали играть. Им было по 13 лет.

ПЕРЕХОД ВО ВЗРОСЛЫЙ ХОККЕЙ
Потом нашу тройку Никитин – Картаев – Гомоляко взяли в класс «Б». Защитниками были Никулин и Макашев. Мы играли год, за который я забил очень много голов. И уже в марте 1964 года меня пригласили в «Трактор». Я в первой же игре забил гол Саратову. Сезон закончился, и нас четверых – меня, Ю.Гомоляко, Гормачева и В.Шабунина – пригласили на сборы в «Трактор». Мы провели месяц в Киеве. Приехали домой – меня одного оставили в команде. Володя Шабунин позже вместе с Колей Макаровым ушли в армию в Чебаркуль.
Когда в «Трактор» снова позвали меня, Захватов не отпустил. Появилась статья в «Комсомольской правде». Молодой парень, а играть не разрешают... Слезы, скандалы... Я, не глядя и не читая, подписал статью. В конце концов Захватов передал меня в «Трактор». 
Что у вас осталось в памяти по первому периоду вашей хоккейной жизни? 
В памяти осталось то, что я серьезно начал заниматься спортом. Учась в школе № 46 в восьмом классе, я принимал участие во всех соревнованиях по летним (футбол, баскетбол, волейбол) и зимним видам спорта (хоккей, лыжи). Я посвятил себя спорту, понял, что без него никуда. 46-я школа постоянно участвовала во всех районных, городских, областных соревнованиях. Я бегал дистанции 100, 400 метров...
А заканчивал школу рабочей молодежи (ШРМ №4, на КБСе, учился там с 9-го класса два года). 
Как родители относились к вашим занятиям спортом? 
Нормально. Я уже к тому времени зарабатывал деньги. Получал практически на равных с родителями. Они работали на Сельмаше. 
А Виктор к тому времени уже закончил заниматься хоккеем? 
Одно время он вместе с Одношивкиным переехал в Златоуст. Тренер взял нескольких ребят (Борю Новикова, Гену Семизорова, кого-то еще...). Они играли на первенство области. Когда Виктор вернулся, играл в футбол и хоккей на первенство города на Сельмаше (тренер – Виктор Семенович Гольдин). Брат играл до 27 лет.

ГОЛАМИ ВЕРНУЛ АВТОРИТЕТ 
Когда Захватов сказал: «Играй без заявки», вы сыграли за «Восход». Команде засчитали два поражения с Рудным. И вы вскоре вернулись в «Трактор». Кто в это время был тренером? 
Виктор Иванович Столяров и Виктор Евгеньевич Соколов. Для меня было очень сложное время. Молодой, амбициозный парень, умеющий бегать, отдавать и забивать... Получилось так, что команда не приняла меня из-за того, что я отказался играть в «Тракторе». В этом был виноват не я, а взрослые дяди... То, что я потерял в глазах ребят, восполнил тем, что начал забивать. Этим я поднял свой авторитет. Тем не менее, иногда на тренировках были такие моменты, что специально били, ловили меня. Но я всё видел и уходил от столкновений. Забивал постоянно и регулярно. 
Какая в то время была тройка? 
Первое время Картаев – Вячеслав Нестеров – Николай Бец. У меня был правый хват клюшки. 
А какой у вас был рост и вес? 
172 см, 69 – 70 кг. Такая пропорция позволяла мне иметь хорошую игровую подвижность. Я умел удерживать шайбу, очень быстро действовал в отборе. 
Когда вы перешли в «Трактор», какие были клюшки, краги, защита? 
Клюшки прямые, краги – войлочные. Нагрудники были войлочными, обшитыми фиброй. Пальцы на перчатках тоже – войлочные. Коньки сначала были простые, позже мы получили другие, в которых «косточки» закрывались «ушами». Потом на ботинках появились запятники. С каждым годом экипировка улучшалась.




ПЕВЗНЕР. ФОРМА. «КАВЗИК» 
Певзнер тогда работал администратором команды? 
Да, Зиновий Борисович прекрасно встретил меня, когда я пришел, экипировал. 
Что вы помните о бессменном администраторе «Трактора» Певзнере? 
Помню о нём очень хорошие моменты. Когда он работал, всё знал, всё умел. В последнее время я часто помогал ему. У него было много друзей, он давал всем жизненные подсказки. 
В какой форме команда играла во второй группе? 
Шерстяная, тяжеленькая такая... Сочно-зеленая с двумя белыми полосками на рукавах. Надписей не было. Шёл 1966 год. Форма тяжелая, коньки, если намокнут, вообще неподъемные... Шлем (вернее, две половинки) мне достался от Владислава Смирнова. А в 1964 году играли в шапочках... 
Раз мы заговорили о форме, под каким номером вы играли в «Восходе»? 
И в детстве, и в юношах, и во взрослой команде – 11-й номер. У Коли Беца был 9-й номер, у Славки Нестерова – 17-й, у меня – 11-й. В защите с нами играли Лёша Устинов и Болеслав Воробьев. Защитников в команде было мало – 6 человек.
То, что запомнилось... Нас возил 16-местный автобус «КАВЗик», куда помещалась вся команда. Двое сидели на одном сиденье... Зимой мы ездили на базу на Шершни. Когда в институте были занятия на лыжах, мы ездили в этом автобусе с лыжами... Вообще кошмар! (улыбается) 
Когда вы говорили, что своими забитыми шайбами переломили ситуацию в команде... К вам плохо относились «старики»? 
Да. Геннадий Федорович Цыгуров, Лёша Устинов... Сочиняли стихи про меня... Отношение было очень плохое! Меня не любили, били... 
В то время «Трактор» уже жил на базе? 
Да. 
С кем вы жили вместе? 
Не помню с кем, но у нас был четырехместный номер. Двухэтажное здание... Кушать мы ходили вместе с отдыхающими. Внизу был спальный корпус.. 
Тренеры жили вместе с вами? 
Да. Начальником команды был Василий Павлович Ковалев, но он не ездил с командой. А когда пришел Казарин, уже постоянно находился с игроками. 
Как формировалась команда, которая вошла в элиту советского хоккея? 
Стала формироваться своими игроками. Получилось так, что в 1966 (прим. в 1965)году очень многие ушли – в Усть-Каменогорск, Уфу, Минск. Малков, Никонов – в Минск, Ржанников – в Устинку (прим. Ржанников уехал в Минск, в Устинку уехал Толстик)... В команду набрали молодых. Я, Валера Аровин, позже пришел Женя Котлов.

«ЗАПОРОЖЕЦ» И КАРИКАТУРА 
На заводе как-то воздействовали на игроков? 
Да. Мы сначала были устроены инструкторами физкультуры в спортклубе ЧТЗ. Потом нас передали на завод. Я работал в чугунно-литейном цехе № 1. Мы играли в хоккей, а числились на заводе, поэтому нас называли «подснежниками». Мы каждый год приходили в актовый зал и отчитывались, отвечали на многочисленные вопросы. Это запомнилось мне, потому что иногда приходилось краснеть.
В 1967 году я первый в «Тракторе» купил машину – «Запорожец» (серовато-белого цвета, с номером 036). Мы проиграли – и тут же в стенгазете появилась карикатура: Картаев выезжает на машине и подпись «Зачем играть в хоккей?» Не забил один раз, проиграли – и тут же карикатура!
Потом такой же «Запорожец» купил Валера Аровин. Правда, неудачно... У него на этой машине разбился папа: в 1968 или 1969 году поехал в Коркино и при обгоне попал в аварию. Позже Коля Бец и Гена Цыгуров купили «Жигули». В 1969 или 1970 у меня тоже появились «Жигули» бежевого цвета с номером «04 04». В дальнейшем все мои машины имели номер «011». Этот номер «закреплен» за мной.

В ЗАГС – НА ТРАМВАЕ
Когда женился, мы в ЗАГС Ленинского района на улице Гагарина приехали и уехали на трамвае. На регистрации свидетелем у меня был Коля Макаров. Свадьбу отмечали в квартире моих родителей в Канатовском переулке. Комната побольше была для молодежи, поменьше – для «старичков». А в зале (так мы называли коридор) танцевали... 
Когда родился сын Дима, во сколько лет вы поставили его на коньки? 
Лет в шесть. Мы приехали на «Восход», где тренировались какие-то юноши. «Дим, хочешь покататься?» – «Хочу вратарем!». Спросил у Виктора Ивановича Старикова: «Есть форма?» – «Есть». Переоделись, побросал ему – ему вроде бы понравилось. Месяца полтора – два он отстоял в воротах: «Нет, я не хочу быть в воротах, я хочу в поле». Так он стал нападающим. Потом его взял к себе Володя Шабунин, который тренировал 1968 г.р. на ЧТЗ. 
У вас к тому времени уже была квартира? 
Да. В 1972 или 1973 году нам дали однокомнатную квартиру на площади МОПРа. Мы поменяли её на квартиру в Ленинском районе, поближе к родителям жены (в соседний дом, ул. Гагарина, 36). Вскоре родители Нины предложили нам поменяться квартирами.




ПРИГЛАШАЛИ ВСЕ 12 КЛУБОВ
В декабре 1977 года у нас родился второй сын – Паша. Меня пригласили в Москву. Сказали: «Мы дадим тебе квартиру». 
Кто приглашал из Москвы? 
«Крылья Советов», «Спартак», ЦСКА, «Динамо» (я приезжал туда с Котловым и Девятовым). Потом меня приглашали в Киев... Приглашали во все 12 клубов высшей лиги СССР.
Нам три раза в Челябинске улучшали квартиру. С площади МОПРа переехали к магазину «Солнышко», затем на улицу Цвиллинга (рядом с милицией Советского района). А сейчас я уже 10 лет живу за «Уральскими пельменями», дом расположен на месте бывшего стадиона ЧИМЭСХ. Четвертую квартиру я получил на ЧМЗ, будучи играющим тренером челябинского «Металлурга».

КЛЮШКИ БЫЛИ «ПОМЕЧЕНЫ»? 
Вернемся к «Трактору» и тем семи сезонам, когда вы играли с Белоусовым и Шориным. У вас были домашние заготовки? 
В принципе заготовок не было никаких. Игра шла сама собой. Когда что-то не получалось, мы разговаривали. Доходило до того, что Белоусов и Шорин ругались. Валерка был темпераментным, а Коля – молчуном. Молчит, молчит, но если выведут, мог очень громко сказать. Я разнимал их: «Потом поругаетесь, подерётесь... Надо играть!»
Когда играли «5 на 4», было умение видеть, вложить шайбочку в последний бросок. Второе – третье удаление мы завершали голом – то ли через меня, то ли через Белоусова, то ли через Шорина, то ли через Макарова. Получалось стихийно. Но я не считаю это стихийным. Просто было понимание, видение и умение выполнить требуемое. Раньше если прихватывали на ближнем «пятаке», мы разыгрывали на дальнем «пятаке» (Макаров). Как только «притянется» задняя линия, мы тут же сразу же «разбираемся» под воротами. Только на секунду появляется клюшка – гол! Шайба забивается, если видишь клюшку, которая может забить. Вложи – и она всё сделает. 
Эти клюшки были «помечены»? 
Да, «помечены» (смеётся). Очень много забивали и Валерка Белоусов, и Шорин, и я. Это позиционная атака... Когда была атака с ходу, мы тоже видели, понимали друг друга и делали всё правильно. 
Вашу тройку приглашали в сборную страны? 
Да, правда, во вторую. Приглашал Борис Александрович Майоров в 1976 году. Мы тройкой ездили в Канаду, в защите играли Коля Макаров и Федя Канарейкин. Или праворукий парень из Горького... (забыл фамилию)
В 1976 или 1977 году Тихонов предлагал перейти в его клуб и играть в первой сборной. В «Крылья Советов» меня приглашал Борис Павлович Кулагин. Про «Спартак» я уже сказал... Потом в «Торпедо» приглашал Прилепский, в СКА Ленинград – Николай Григорьевич Пучков. Все 12 клубов приглашали... Но я остался в Челябинске.

БРОСОК – ГОЛ! 
Какая у вас была излюбленная точка для броска? 
Левый фланг, между точкой вбрасывания и дугой в сторону поля. 
Вы предпочитали кистевой бросок или щелчок? 
И тот, и другой у меня нормально шёл. 
Вы отрабатывали их? 
Да, отрабатывал и щелчок, и кистевой – до автомата! Не поверишь: сначала я делал по 200–300 бросков. Даже когда я играл в «Тракторе», я приходил на «Восход» и один на поле мысленно прорабатывал всю игру: куда бежать, как отдавать... Я мог даже не смотреть на ворота, но попадал. Мне говорили, что шайбы летят в одну точку. 
Из вратарей никого не «мучил»? 
Все вратари были моими друзьями. Всем забивал голы (улыбается). 
Вы забивали Третьяку, Зингеру, Коноваленко, Пучкову? 
Да-да-да, конечно! Когда через долгое время я встретил Третьяка на Кубке Легенд: «Владислав Александрович, узнаешь?» – «Как тебя не узнать-то! Ты же огорчал меня...». Виктор Коноваленко сам лично подарил мне свою майку. Был момент, что я ему помог в Адлере – он «нагрузился» сильно, я подставил ему спину. 
А Пучкову забивали? 
Николая Григорьевича я не застал. А Витя Пучков (который был в «Автомобилисте» Свердловск) – тоже мой друг. Я ему регулярно «подсыпал»... 
С кем в «Тракторе» вы соревновались по забитым шайбам? 
Такого не было, чтобы соревноваться. Просто делал своё дело и всё. Раньше не было такого, что записывали очки, баллы. Забил – хорошо! В последнее время я полюбил отдавать на пустые ворота – или Валерке Белоусову или Коле Шорину. 
Вы не считали свои забитые шайбы? 
Нет, не считал. Потом мне сказали, что забил 200-ю шайбу. По-моему, мы играли с Ригой... 
Тренера в течение сезона вывешивали статистику в раздевалке? 
Нет, такой статистики не было. О количестве шайб я узнавал от корреспондентов. А так мы не старались обыграть друг друга. Почему-то сейчас в «Тракторе» есть договор, по которому сколько забьешь, столько и будешь получать. А по поводу передач ничего не сказано... 
Как часто вы забивали по три и более шайб? 
По три шайбы забил раза три или четыре. Рижскому «Динамо» (Балдерис – три, я – три вратарю Василёнку), «Динамо» Москва (Саша Мальцев – три, я – три голкиперу Володе Полупанову). Еще по-моему Киеву... Не помню.




ХОККЕЙНАЯ ЖИЗНЬ В МАСТЕРАХ 
Теперь поговорим о команде мастеров. Какие суеверия существовали перед выходом на лед? 
Были командные суеверия. Едем, например, на машине. Красный, зеленый свет светофора... Красный – минус, зеленый – плюс. Снег, дождик... Где-то помогало, где-то – нет. У меня первым коньком был правый. Утром надо было встать на правую ногу. Всегда делал так, чтобы всё было хорошо. 
Рядом с кем было ваше место в раздевалках команды мастеров «Восхода» и «Трактора»? 
На «Тракторе» у нас была маленькая раздевалка (№ 22). У меня было место между душем и туалетом. А в гостевых садился там, где было место. 
Были ли драки в юношах и мастерах? 
Не было никогда. Бывало так, что в «Тракторе» толкнут в спину – я ответил (Боре Белову). 
За всю карьеру не было ни одной драки? 
Практически ни одной! 
Каковы были отношения с судьями? 
Судьи были моими друзьями, никогда не спорил с ними. Удалялся редко – без разговоров пошёл, сел. Никогда не предъявлял претензий судьям. У меня ни разу не было штрафа до конца игры. 
А 10-минутные штрафы? 
Нет. Один раз нечаянно получил две минуты. Я тогда попал в шлем Виктору Шалимову из московского «Спартака». 
Как вам дался переход с открытой площадки во Дворец спорта «Юность»? 
Для меня это не играло существенной роли. С открытой площадки на закрытую переходить легче. Я чувствовал себя нормально. 
В каком году база в Шершнях сменилась на профилакторий ЧТЗ? 
Это было в 1969 или 1970 году. 
Кроме травмы левой руки, у вас были еще серьезные травмы? 
Ушибы, растяжение паха. Играли в Ленинграде. Я из угла отдал пас Макарову, который увидел Шадрина. Тот снова ему – и мне. Это было при Кострюкове. 
Вы часто обращались за помощью к врачам и массажистам? 
Не часто. Обращался, когда были ушибы или что-то еще. В «Тракторе» врачом был Михайлов. А в «Восходе» приглашали врача. 
В 70-х годах в «Тракторе» были врачи массажисты? 
Были и врачи (Тарлов, Левнер, Михайлов), и массажисты (Сашка Синельников). 
В каком году команде сменили «КАВЗик» на более комфортабельный автобус? 
На «Икарус» в 69-м или 70-м году. 
На каком месте вы обычно сидели? 
Постоянно сидел на третьем сиденье слева, за водителем.

ТРЕНЕРА «ТРАКТОРА» СТОЛЯРОВ И КОСТРЮКОВ 
Тренера «Трактора» Столяров и Кострюков. Отличия в характере, в общении с игроками, в установке на игру, тактике, в поведении во время игры и в раздевалке? 
Это были разные люди! Всё-всё-всё было разным. В общении с игроками Столяров был попроще, поближе к народу. Кострюков был подальше от хоккеистов. У Кострюкова была на высоте жесткость и строгость в выполнении игрового задания. 
Как Столяров проводил установки на игру? 
Я уже не помню. Они были короткими. А у Кострюкова были длительные разборы, большие претензии к нам. Он указывал на наши ошибки: где мы недоработали, где не добежали. Каждому – конкретно. 
Вы помните момент, когда с Кострюковым ездили на ЧГТРК и разбирали матч? 
Нет, не помню. 
А во время игры поведение Столярова и Кострюкова отличалось? 
Практически одинаково руководили. Отличались разбором игры. 
А в раздевалке Столяров мог накричать? 
Столяров сильно не кричал, но указывал на какие-то промахи. А Кострюков конкретно говорил про ошибки каждому игроку.

ЖИТИЁ – БЫТИЁ 
А как вы жили в профилактории ЧТЗ? 
По двое. Сначала я много лет жил с Колей Макаровым. Дружили Белоусов, Шумаков и я с Макаровым. Если где-то четырехместный номер, мы все вместе селились. Когда мы заканчивали играть, я жил с Колей Бецем. А Шорин жил или с Махинько, или с Егоркиным. Я знал, что у нас была группа: «Пономарь», Григоркин, Егоркин, Махинько. Мы вчетвером: Макаров, Шумаков, Белоусов и я. Шорин мог жить со всеми. Ему было без разницы: «С кем поселите, с тем и буду жить». Мы жили и по 8, и по 10 человек. В Воскресенске на последнем этаже была большая комната... Когда приезжали в московские «Лужники», всегда селили в комнату на четырех человек. Кровати стояли по углам. Посередине – стол, шкаф. В Новосибирске жили по шесть человек... Подбирали дешевые варианты.

Певзнер подбирал варианты? 
У всех команд так было. Когда к нам приезжали, в «Южном Урале» селились в многоместные номера. Мы не стремились уединиться, жить в каких-то улучшенных условиях. Туалеты и душ находились за пределами номеров. 
А было такое, что вы приехали куда-то и у вас, например, форма исчезала... 
Бывало, что форма терялась при перелёте. Помню, приехали в Канаду без формы – выдали новую. Потом подвезли нашу форму. А так баулы с формой всегда с собой: сами грузим, сами носим... 
В вашу бытность игроком летали на чартерных рейсах? 
Нет. Летали обычными рейсами. 
У вас брали автографы в самолёте? 
Такого тоже не было. 
А вы сами стирали форму? 
Мы всё делали сами. Шайбы, клюшки, мешки носим... 
Когда вы пришли в команду, вам пришлось носить станок, как носят все молодые? 
Конечно! Это традиция. Молодой пришел в команду – «вклеивайся»: клюшки носи, шайбы собирай... Дежурство – начинаешь всех будить... Раньше по этажам (8 – 9 этажей без лифта) ходил дежурный – заходил в каждый номер, будил. Это было в больших гостиницах в Москве, Ленинграде, когда расселяли в свободные номера. Вели график дежурств. Если забывалось, то вратари всё время были крайними (улыбается). 
Вспоминая о карикатурах. Кто вёл стенгазету в команде? 
У нас редактором был Коля Макаров. Газета вывешивалась или там, где мы живем, или на зимнем стадионе, где тренируемся. Во Дворце спорта газету помещали в раздевалку. Каждую неделю проводили политинформацию: события в мире, в стране. Ведущего назначал главный тренер. Три человека готовили информацию про спорт, сельское хозяйство и политику.



НА «ЗВЕЗДУ» ДАЖЕ И НАМЁКА НЕ БЫЛО 
В какой-то момент у вас было чувство: «Всё, я – «звезда», самый лучший»? 
Даже и намёка не было! Всегда всё оставалось так, как было раньше. С возрастом приходила молодежь. Традиция так и оставалась... 
Во время прогулки с женой по городу подходили и просили автограф? 
В конце хоккейной карьеры, конечно, подходили. Автографы не просили, но узнавали, здоровались, спрашивали, как дела, спрашивали про хоккей. Чтобы автограф взять – это уже автограф-сессии в последнее время. Стихийно было очень мало. Потом увеличивалось количество знакомых, которые встречают, поздравляют иногда, спрашивают, что не получилось. Рассказываешь, объясняешь, потому что понимаешь, что людям это интересно. 
А после матча люди с программками подходили? 
Подходили. Особенно в «Юности». Просили расписаться не только в программке, но и на буклетах, фотографиях. Помню, что подходили с книгой, которую мы с вами выпустили («50 лет челябинскому «Трактору»). Росписей 20 – 25 я сделал однозначно... И сейчас болельщики со стажем говорят про эту книгу. Жизнь стала узнаваемой. Идешь – здороваются, здороваются, здороваются... Я болельщиков не знаю в лицо, а они здороваются (смеётся).

ОБКОМ ПАРТИИ 
Команду приглашали в Обком партии? 
Да, конечно. Перед началом сезона каждый год приглашали. 1-й секретарь Обкома КПСС Воропаев нас приглашал: заслушивал главного тренера, спрашивал капитана, разговаривал с ребятами. И другие официальные лица...
С нами очень плотно работали Леонид Семенович Кудрявцев и Евгений Михайлович Тяжельников. Они всегда поддерживали нас. И Константинов из облисполкома. Когда сезон заканчивался удачно, они благодарили нас: накрывали стол, делали товарищеские ужины.
Приглашали не только в Обком. Начинали с облспорткомитета. Заслушивали работу тренера, заслушивали подготовку команды к сезону – всё это в присутствии ребят. Потом выше, выше... И доходило до обкома партии. Завод нас обязательно принимал...

ЗАЙЧЕНКО ДАЛ РАСПИСКУ 
А кто из директоров завода был болельщиком? 
Зайченко раза два приглашал команду. С нами всё время находился Л.С. Кудрявцев. Пригласит в обком, сделает напутствие, пожелает успеха.
В 1975 или 1976 году должен был состояться мой переход в «Спартак». Мне пообещали двухкомнатную квартиру в Сокольниках и «Волгу» (тогда у меня были «Жигули»).
Я пришел к Брику: «Иосиф Айзикович, хочу повышать своё спортивное мастерство – перейти в «Спартак». Пишу заявление: «Прошу уволить по собственному желанию в связи с повышением спортивного мастерства в «Спартаке». Тренером «красно-белых» был Борис Майоров. Он приехал с Новокрещеновым (жили у меня дома). Я прихожу к Брику. Он – мне: «Пошли в завком». Председателем тогда работал Винокуров: «Я не подписываю, подписывает завком». Тот – к Кудрявцеву: «Почему?» – «Так и так, решил повышать...» У него прямая связь с директором завода Зайченко. Обговаривали они этот момент, не обговаривали...
Захожу в кабинет к Зайченко. Он даёт два чистых листа и говорит: «Вот тебе «Волга», вот тебе трехкомнатная квартира. Пиши заявление.» – «Мне надо посоветоваться с женой». Звоню жене: «Куда ты пойдешь? Машина, квартира... У тебя рука сломана... Здесь родители, а там никого нет...» Зайченко пишет мне на чистом листе бумаги: «Я, такой-то, обещаю в течение месяца выполнить обещание». Сейчас вспоминаю тот случай. Сын Пашка сейчас живет в Москве, зовёт нас к себе. Сейчас мы бы отдали ту квартиру...

СЕМЬЯ И ХОККЕЙ 
Как вы познакомились с женой Ниной? 
Она сейчас может сама рассказать. Голос жены: «Я с ним не знакомилась». Я познакомился с ней на стадионе «Восход» на массовом катании на коньках. Голос жены: «На озере». Я выбрал Нину. 50 лет уже с ней! (30 апреля – полувековой юбилей!) 
Она тоже каталась? 
Да, Нине очень хорошо каталась на беговых коньках. Мне понравилось, как она катается и я пригласил её покататься вместе. 
На каких свадьбах (кроме свадьбы Беца) игроков «Трактора» вы побывали
 (ответил с подсказками жены) У Пети Природина, Аровина, Могильникова, Коли и Сережи Макаровых, Володи Шабунина. 
В «Тракторе» был женсовет? 
(ответила жена) «Конечно!» 
А кто его возглавлял? 
(ответила жена) Самой первой была Нестерова, потом Садикова, Пыжьянова. Женсовет был, но он был не действующий... 
Где жёны сидели на матчах? 
(ответила жена) На правом балконе. 
Ваш первый сын Дмитрий играет в хоккей. После «бронзового» сезона родился Павел. Он пробовал играть в хоккей? 
Нет, не пробовал. Жена: Паша у нас вообще не спортсмен. 
А внуку Владу вы помогали осваивать хоккей? 
Да, конечно. В 4-5 лет поставили его на коньки. 
Владислав женился? 
Да, два года назад. Но правнука еще нет. 
Как вы познакомились с Уткиным? 
Через моего друга Виктора Александровича Мелинга. Как-то он пригласил меня с Ниной к себе домой. Потом он начал входить в администрацию города Копейска и познакомил меня с Владимиром Петровичем Уткиным, который сначала был замом, потом стал главой города Копейска. 
Ваш племянник работал тренером на «Восходе»? 
Да, работал. А затем Валеру пригласили в Магнитогорск. Там создавалась хоккейная школа.

ХОККЕЙНАЯ АТРИБУТИКА 
Получали какие-то призы как лучшему нападающему (книги, фигурки, литьё)? 
Я получал очень много каслинского литья – как лучший нападающий, как бомбардир. У каждого из ребят было много-много статуэток. 
Вы сохранили коллекцию? 
По-моему, всё раздал. Кто-то придет в гости – делал им подарок. 
А какие-нибудь памятные шайбы сохранились? 
Памятных шайб у меня около 100 штук. Есть моя 200-я шайба: простая шайба без надписей. Я сделал на ней наклейку. Могу тебе подарить. 
Вы поставили в коллекцию последнюю шайбу, которую вам отдал Санников после матча с Францией? 
Да, поставил в коллекцию. Её отдал мне Владислав (Третьяк). 
Отдал-то её Санников. Владислав просто не стал её забирать... 
Да, Владислав не стал забирать, а передал мне. 
Что-то еще из атрибутики коллекционировали? 
У меня много значков. Лежат где-то в гараже... 
В саду или на даче вы делали баню из клюшек? 
Да, в саду у меня есть клюшки, которыми я играл. Пятнадцать или двадцать штук... Есть клюшки с автографами. Например, в Торонто играл желтой клюшкой – раз, в коллекцию. Играл с «Титаном» – в коллекцию. 
Вы играли в сборной РСФСР? 
Нет. В моё время не было юношеской сборной – только национальная. 
Когда со второй сборной СССР и с «Трактором» ездили в Канаду, что там вас поразило? 
Один раз пятерку брали играть за «Спартак» (Майоров), другой – за «Торпедо» Горький (Николай Иванович Карпов).
Когда первый раз приехал в Канаду, всё поразило! Поразили большие старые машины... У нас же были маленькие машины – «Москвичи», «Волга». Второе, что поразило – огромнейшие высокие здания. Поразили виадуки... 
Чем запомнились Китай, Югославия и Швеция? 
Китай запомнился населением, велосипедами и стеклянными зданиями. Югославия практически ничем не поразила. Швецию называли «Страна Лимония». Очень хорошие, красивые города! Неординарные, нестандартные, не такие, как у нас магазины... Всё необычно, всё здорово! И, конечно, стадионы – яркие, белые! 
Касаясь сборной Казахстана. В каком городе и стране проходили Азиатские игры? 
В китайском Цицигаре. 
А чемпионат мира? 
Тоже в Китае.


ПЯТЬ ЛЕТ В КАЗАХСТАНЕ 
Мы переходим к Казахстану – Караганде сезона-2003/2004. Почему вновь Караганда? 
Когда я работал в Караганде первый раз (я отработал нормально, команда поднялась), моя работа была отмечена. Борис Семенович Рыб предложил мне возглавить команду во второй раз.
Пришло руководство, которое убрало меня из Федерации хоккея Челябинской области. Исаак Михайлович Валицкий говорит: «Нам нужна Федерация.» – «Так никто и не держит. Давайте сделаем перевыборное собрание, и вы заберёте её.» – «Нет, мы сами всё сделаем». При таком варианте я ушёл. Федерацию возглавил Владимир Викторович Мякуш. А я уехал в Караганду.
А до этого был момент с вратарем Гелашвили. Когда он выпустился из школы «Трактор», Георгию не могли найти команду. Виктор Михайлович Перегудов обратился ко мне. Я обзвонил всех своих ребят, и никто его не взял. Приехал тренер Караганды Пётр Степанович Павлюченко. У него как у главного тренера что-то не получалось. Говорю ему: «Возьми Гелашвили в ворота». – «У меня некуда его взять.» – «Может, во вторую команду?» – «Во вторую команду можно, потому что там нет вратаря».
Получилось так, что через три месяца я пришел в эту команду. Там организовалась команда «Казахмыс», которую возглавил руководитель Руслан Борисович Юн. Ему назвали мою фамилию: «Да, я знаю такого игрока. Пусть приедет». Когда я приехал, меня повезли на переговоры в Джезказган. Он сказал, что звал Федю Канарейкина, но тот отказался. Я дал «добро». В 2003 году мы начали работать вместе. Он сказал, что строит спортивный комплекс в Сатпаево для того, чтобы оторвать шахтеров от пьянки. Когда построили этот комплекс, нас перевезли туда. Там был Дворец на 3500 мест. Я работал до тех пор, пока не убрали Юна.
Пришел Огай: «Мы не будем играть в России – только на Казахстан». С того момента там закончился хоккей. Хоккей там не нужен, потому что руководитель совсем другого склада.
Контракт у меня был подписан на пять лет – я отработал и уехал. Мы стали чемпионами Казахстана, двукратными обладателями Кубка Казахстана. 
Расскажите о сборной Казахстана. 
Когда мы стали чемпионами, мне предложили возглавить сборную. Вспоминаю интересный момент с комплектованием сборной. Наша сборная обязательно приглашает легионеров из НХЛ. Когда начинали говорить про это: «Нет денег для страховки». Когда я поехал на чемпионат мира, у нас вообще была беда с вратарями.
Поехали молодой Худяков (из Усть-Каменогорска) и Бызов – вратари не отвечали тому уровню. Пропускали такие (!) голы... Мы стали третьими в группе «Б». Всё сложилось неудачно...
Меня назначили главным тренером в сборную Казахстана на чемпионат мира. А чуть ранее прошли Азиатские игры. На них назначили главным – Ерлана Сагымбаева. Команда-то одна, а тренеры почему-то разные... Одна сборная – должен быть один тренер. Мы проиграли и там, и там...
На Азиатских играх Сагымбаев был главным, я ему помогал, на чемпионате мира – я главный, помогали Шумаков и Сагымбаев. Это в корне неправильно! 
Когда вы стали директором хоккейной школы в Копейске? 
В 2007 году я приехал из Казахстана. Думал, что отдохну на пенсии, позанимаюсь с Владом. Но получилось так, что глава Копейска Михаил Петрович Конарев попросил меня создать в Копейске секцию хоккея, позаниматься с мальчишками. Обещал, что они сделают лёд, все условия, и я буду возглавлять хоккей.
В 2008 году я начал работать на пустом месте. В 2009-м образовалось автономное учреждение «Хоккейная школа Картаева». По сегодняшний день эта школа существует. Но в зимнем варианте. Мы обучаем детей три месяца. Один месяц «выпадает» из-за морозов и снега. Детей занимается много... Проводим турнир памяти Шорина, турнир памяти Игоря Карликанова и турнир главы города. Параллельно занимаюсь ветеранской командой, являюсь председателем Совета ветеранов, зам. председателя областной Федерации хоккея.
Игорь Золотарев. 


Богуславский Б.М. «Черные и Белые», изд. «Цицеро», - Челябинск, 2013
Форум хоккейных статистиков
Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988
Золотарев И. авт.-сост.«50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Жидков В. Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-1947 - 2006-2007
Жидков В., Серебренников С.,Тетерин П. Кубки, кубки, кубки. 2008
Винницкий М., Кислянский М..Хоккей 1985-86. Справочник любителя хоккея. Челябинск
Винницкий М. Хоккей-81. Справочник для любителей хоккея. Челябинск
Винницкий М., Кислянский М..Хоккей 1986-87. Справочник любителя хоккея. Челябинск, 1986
Винницкий М., Золотарев И..Хоккей 1981-82. Справочник любителя хоккея. Челябинск, 1981
Фото из архивов В.Яковенко, Г.Цыгурова и ХК Трактор