Показаны сообщения с ярлыком Завьялов Александр Васильевич. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Завьялов Александр Васильевич. Показать все сообщения

воскресенье, 15 марта 2020 г.

Завьялов Александр Васильевич

Завьялов Александр Васильевич 28.10.1969

 


















Овсянка, Красноярский край
Защитник
Мастер спорта
Школа/юниорская команда: «Сокол» Новочебоксарск (тренер – Владимир Тюкалов).
Карьера игрока: «Сокол» Новочебоксарск 2 лига – 1987/1988-1988/1989, 1990/1991, чемпионат РСФСР – 1989/1990, СКА Свердловск 1 лига – 1989/1990, «Итиль»/«Ак Барс» Казань – 1990/1991--2003/2004, «Ак Барс» открытое первенство России - 1994/1995,  «Тан» Казань 1 лига – 1992/1993, «Ак Барс-2» Казань открытое первенство России – 1995/1996, 1 лига – 2002/2003-2003/2004, СКА С.Петербург – 2004/2005-2005/2006, «Торпедо» Н.Новгород высшая лига – 2006/2007, суперлига – 2007/2008, «Югра» Ханты-Мансийск высшая лига – 2008/2009, ХК «Дмитров» высшая лига – 2008/2009, «Ариада-Акпарс» Волжск ВХЛ – 2009/2010-2010/2011.
Карьера тренера: «Ариада-Акпарс» Волжск ВХЛ – 2011/2012-2012/2013 тренер, «Торпедо» Н.Новгород – 2012/2013-2015/2016 тренер, «Ак Барс» Казань – 2016/2017-2018/2019 тренер, «Трактор» - 2019/2020 тренер.
Достижения игрока: чемпион России 1997/1998, серебряный призер чемпионата России 1999/2000, 2001/2002 в составе «Ак Барса» Казань.
Достижения тренера: бронзовый призер чемпионата России КХЛ 2016/2017, чемпион России КХЛ и обладатель Кубка Гагарина 2017/2018 тренер «Ак Барса» Казань.


«Человек с большим хоккейным интеллектом». Как Завьялов стал легендой «Ак Барса»
Член тренерского штаба «Ак Барса» Александр Завьялов провёл в форме казанского клуба 14 сезонов. О том, как он начинал играть в хоккей в городе, где этот вид спорта только зарождался, чем помог ему будущий тренер Мозякина, и 14 лет «дня сурка» в Казани, в материале «БИЗНЕС Online».

ДЕТСКИЙ ВЫБОР МЕЖДУ КЛЮШКОЙ И МУЗЫКОЙ
Перед тем, как наш герой пришел в хоккей, произошло два важных события. Новочебоксарск получил статус города в 1965 году. Через десять лет в нем появилась команда мастеров, которую назвали «Сокол». Это были позывные первого чувашского космонавта Адриана Николаева. Космонавт в советское время они были не менее известны, чем звезды эстрады.
Между двумя событиями – превращением Новочебоксарска в город, и появлением в нем хоккейной команды, произошло еще одно – в 1969 году появился на свет Саша Завьялов. Правда, родился он в селе Овсянка Красноярского края, но родители перебрались в Новочебоксарск на строительство ГЭС, мама работала на бетонном заводе, отец - крановщиком, и Завьялов иначе, как новочебоксарцем не воспринимается.
В детстве его, как и многих «несчастных мальчиков» советского времени, отдавали на уроки музыки. В этом есть логика. Даже знаменитый физик Альберт Эйнштейн занимался музыкой, считая, что «если не прокормит теоретическая физика, всегда можно играть на скрипке на свадьбах или в подземных переходах». А хоккей для Новочебоксарска поначалу был почти такой же загадочный, как теоретическая физика. Тем не менее, на мнение каждой мамы найдется решение папы, и тут уже от ребенка зависел выбор дальнейшего пути. Завьялов, который вместе с отцом, стал завзятым болельщиком «Сокола», между музыкой и клюшкой выбрал последнее. Тем более, что с хоккеем он познакомился гораздо раньше, уже в шесть лет начав им заниматься в школьной секции.
А у «Сокола», тем временем, появлялись свои «суперзвезды» даже в то время, когда команда играла в классе Б, по сути, третьей лиге чемпионата СССР. Соперниками были, среди прочих, Альметьевск и Лениногорск, Набережные Челны и Нижнекамск, и им с завистью приходилось смотреть на двух реальных чемпионов СССР в составе новочебоксарского «Сокола». Голкипер Виктор Панов и форвард Владимир Шустров стали чемпионами СССР в 1973 году в составе юниорской команды ЦСКА. Выпуск был на загляденье. Виктор Жлуктов – будущий олимпийский чемпион. Владимир Гостюжев и Сергей Меликов – будущие лидеры ижевской «Ижстали». Виктор Оськин и Виктор Феденко – будущие звезды саратовского «Кристалла». И не совсем удачливый игрок московского «Локомотива» Владимир Плющев, в скором времени КГБшник, а потом тренер сборных и клубов и руководитель судейского корпуса КХЛ. И даже в том составе ЦСКА Панов с Шустровым играли не последние роли, что уж говорить о «Соколе», куда они попали, после службы в армии в куйбышевском СКА. 

В ЧЕМ НОВОЧЕБОКСАРСК ОКАЗАЛСЯ КРУЧЕ СТОЛИЦЫ ЧУВАШИИ?
Хоккей в Новочебоксарске развивался так стремительно, что в республике даже отказались от планов продолжать профессиональный хоккей в столице – Чебоксарах, в скором времени ликвидировав «Сталь». И «Сокол» оправдывал ожидания болельщиков, уже в 1984 году поднявшись во вторую лигу чемпионата СССР. Правда, там уже не играл лидер команды Шустров, которому в одном из
Что касается Завьялова, то он тренировался в спортшколе у известного местного тренера Владимира Тюкалова.
– Совсем не чувствовалось, что Саша вышел из города, где хоккея до него практически не было, – размышлял многолетний партнёр Завьялова по паре защитников Дмитрий Балмин. – Не зря же его и в интернат в Горьком приглашали, где всегда была хорошая школа, и своих сильных воспитанников хватало. Но бывают такие самородки, которые пробиваются наверх, невзирая на препятствия, отсутствие, по большому счету, школы на родине, условий для тренировок. Есть города, где льда никогда не бывало, а какой-нибудь хоккейный талант рождался. Завьялов из таких, самородок, одним словом.

БУДУЩАЯ ЗВЕЗДА КАЗАНСКОГО ХОККЕЯ И «РОСТОМ НЕ ВЫШЛА, ДА И КУРИЛА»
Химпром – главный спонсор «Сокола» - строили принципом комсомольской стройки, собирая его строителей и будущих работников со всего СССР. Таким же образом формировалась на первых порах и хоккейная команда. Рамиль Ахметзянов из Ярославля, Валерий Боженко из Уфы, Владимир Синицын из Пензы… Но руководство клуба осознавало, что это временно, и усиленно развивало свою школу, открыв в 1979 году ДЮСШ. И первой ласточкой в ней стал Константин Обрежа, 1962 года рождения. По его поводу даже ругалось местное руководство, когда один тренер видел недостатки – «ростом не вышел, да еще и курит», а второй обращал внимания на достоинства – «мал золотник, да дорог». Со временем Обрежа переберется в Казань, и станет «соучастником» главной победы в истории СК им. Урицкого в советские времена. В 1989 году казанцы обыграют в Москве ЦСКА – 2:1, и Обрежа забьёт первый гол в той встрече.
Тем временем, в Новочебоксарск потянулись и воспитанники хоккейной Казани. Легендарный администратор «Ак Барса» Рустем Кашапов перебрался туда в 1982 году, отыграв три сезона, а потом начав работу администратором в «Соколе». Поехали туда играть Андрей Зубков и Рамиль Гильманов из сильного казанского выпуска 1964 года. К сожалению, Гильманова подстерегала трагедия, когда он попал в смертельную аварию по дороге. Вскоре в команде появились Рамиз Расулов и Ильдар Тазетдинов. «Татары» хорошо заявляли о себе и формировали фундамент новой команды, которая в 1987 году поднялась в первую лигу.
– Это не нужно понимать, как создание фарм-клуба по соседству, – объясняет начальник команды СК им. Урицкого того времени Виктор Левицкий. – В советские времена что-то было сложнее сделать, а что-то проще. В этом плане было проще, контрактов никаких нет, обязательств тоже. Увидели, что по соседству появилась команда, и поехали туда играть те, кто не проходил в состав Урицкого. Были те, кто был еще молод, как Зубков, которого мы потом возвращали в Казань.
Возглавил тогда команду Геннадий Халецкий. Воспитанник московских «Крыльев Советов» отыграл три сезона за СК им. Урицкого, потом набирался тренерского опыта в Новочебоксарске, а в историю российского хоккея вошел как тренер, воспитавший в Ярославле Сергея Мозякина. Ну, и принявший участие в судьбе Завьялова.
– Когда я оканчивал школу, тренер Геннадий Васильевич Халецкий посоветовал мне поехать в спортивный интернат в Горьком, – вспоминал Завьялов в интервью сайту «Ак Барса» (здесь и далее цитаты Завьялова из него, - авт.).– И с 9-го класса я учился там и играл за молодежную команду. У нас была очень дружная команда. В первой половине дня мы учились, а во второй были тренировки. Эта команда уже играла на первенство Советского Союза, так что соревновательный процесс перешел на другой уровень.
– В игровом плане я бы отнес Сашу к атакующим защитникам, – охарактеризовал игровое амплуа Завьялова Балмин. – У него был хороший бросок, он чувствовал ритм игры, что давало возможность подключаться к атакам тогда, когда это было необходимо.
Тем временем, Халецкий укрепил состав «Сокола» воспитанниками горьковского хоккея – голкипером Александром Котомкиным, перебравшимся в Новочебоксарск из СК им. Урицкого, молодым горьковчанином Игорем Захаркиным, однофамильцем известного российского тренера, казанцем Камилем Ибрагимовым, и вывел Новочебоксарск в первую лигу.

«СЛУЖИЛ» В УЛЬЯНОВСКЕ, ИГРАЯ В ХОККЕЙ В РОДНОМ НОВОЧЕБОКСАРСКЕ
Завьялов поначалу наблюдал за успехами родной команды со стороны. После окончания горьковского интерната, он отправился в армию.
– Год я числился в высшем военном училище при роте обеспечения в Ульяновске, а фактически играл за «Сокол» (Новочебоксарск), – говорил Завьялов. (За это время его «Сокол» уже успел вылететь во вторую лигу) – Когда был сформирован Приволжско-Уральский военный округ, меня отправили в Екатеринбург (тогда Свердловск) – играть за местный СКА. В это время там уже играли Ильнур Гизатуллин и Дмитрий Балмин. И до нас там уже успели побывать казанские воспитанники Рафик Якубов, Сергей Краснов, Слава Рахин.
– Познакомились мы в Свердловске, во время игры за СКА, – подчеркивал Ильнур Гизатуллин. – Это был хоккеист, прошедший знаменитую школу «Торпедо». Хорошие руки, мягкое катание, очень много блокировал бросков, дружил с техникой, был способен отдать первый пас.
– В Свердловске был целый ряд хоккеистов из Казани, помимо меня, Ильнур Гизатуллин, Глеб Веселов, мы тесно общались, – подтверждал Балмин. – Не исключаю, что именно мы и повлияли на выбор Саши в плане команды, в которой он продолжил свою дальнейшую карьеру. У него был вариант вернуться в Горький, где заканчивал интернат, но мы объясняли, что в Казани команда не хуже, город у нас хороший, да и мы теперь друзья.
– Мы сдружились, он даже приглашал нас на свадьбу, но, хотя мы и были хоккеистами, с чуть более широкими возможностями, чем рядовые солдаты, увы, армейские порядки не позволили нам прийти на свадьбу Саши, – вспоминал Гизатуллин. – Но наша дружба, возможно, стала причиной того, что он выбрал Казань для продолжения хоккейной карьеры. Потому, что его звали обратно в Горький. Причем, демобилизовавшись, он приехал в Казань на полгода раньше нас.
Возвращаясь к «Соколу», то он превращался в «татарский клуб». Под руководством нового тренера Николая Соловьева в Новочебоксарске играли девять казанцев, среди которых Ринат Касьянов, Владислав Макаров, Халим Нигматуллин, Альфред Фаткуллин, Дмитрий Ячанов, и еще четверо менее известных хоккеистов. Даже в СК им. Урицкого тех лет выступало меньше воспитанников казанского хоккея, чем в чувашской команде.
 «Татары» помогали чувашам, те отвечали взаимностью. Вслед за Обрежей, в Казань отправился второй воспитанник новочебоксарского «Сокола» – Завьялов.

«В КАЗАНЬ ПРИГЛАСИЛ ВИКТОР ЛЕВИЦКИЙ. СРАЗУ ПОСЛЕ СВАДЬБЫ»
– В 90-м году Виктор Левицкий пригласил меня в Казань, – вспоминал Завьялов. – Виктор Борисович позвонил мне рано утром на следующий день после свадьбы. Звали и в Нижний Новгород, где меня хорошо знали. Но интуиция подсказала – надо выбирать Казань. И, надо сказать, не подвела. Команда была отличной – подобрались хорошие габаритные игроки. Я сомневался – закреплюсь ли в составе? Но Всеволод Александрович Елфимов сказал мне: «Всё зависит от тебя». Тренеры помогли мне увидеть мои сильные стороны, и я закрепился в команде.
– Честно говоря, я так много привез в Казань хороших хоккеистов, что уже не вспомню детали переговоров конкретно с Сашей, – недоумевал Левицкий. – Даже не помню, откуда я его привез – из родного «Сокола», или из «Торпедо», куда он хотел перейти. Ну, этому есть объяснение. Запоминаются сложные переговоры, как, к примеру, с Алексеем Морозовым, с которым мы очень долго общались во время локаута. Что касается Саши, то я не стал ориентироваться на мнение тех ребят с которыми он играл, как могло бы показаться. Я вообще не прислушивался ни ко мнению хоккеистов, которые могли быть субъективны, ни ко мнению тренеров, которые вряд ли могли дать точную характеристику человеку, к которому я присматривался. Наоборот, я смотрел за интересующим меня игроком, изучал многочисленные хоккейные справочники-календари, и ехал в тот город, где играл кандидат. Там смотрел матчи, и обязательно общался с людьми знающими, но незаинтересованными. Составлял общую картину об интересующем меня человеке – как он ведет себя в раздевалке, как в быту, какой характер, семья, как «дружит» с режимом. И, что касается Саши, то он во всех отношениях был на высоте.
– Когда мы начали играть в Казани, в команде происходила смена поколений, – говорил Гизатуллин. – Большое количество хоккеистов заканчивало, либо уезжало из Казани. Кто-то за границу, кто-то, как Кофтун, Шайдулин, Якубов – в Тольятти. В итоге на нас несколько неожиданно свалилось бремя лидерства, и мы понимали, что больше некому его нести. Саша, если того требовал случай, мог вступиться за партнеров, но назвать его тафгаем я, конечно, не могу. Впрочем, тогда эта роль была внове, занимались ею Александр Юдин, Михаил Стрелков, по сути, и все.

14 СЕЗОНОВ В КАЗАНИ
С 1990 по 2004 год в спортивной карьере Завьялова постоянный «День сурка». 14 сезонов в команде, которая меняла название со СК им. Урицкого на «Итиль», потом на «Ак Барс», поднималась с низа турнирной таблицы на чемпионский пьедестал 1998 года.
– Мы играли, были крепкими середняками, буквально до того периода, как команду возглавил Юрий Моисеев, – говорил Гизатуллин. – Он перевернул нас, наше сознание, с ног на голову, прежде всего, за счет работы. Он искоренял у нас любую возможность сачкануть, если человек не хотел работать, Юрий Иванович отчислял таких сходу. Юрий Иванович на первый год работы с нами присмотрелся к коллективу – что да как, провел точечную селекцию, и мы поднялись на второе место по итогам регулярного чемпионата, а в плей-офф получили по одному месту в противостоянии с саратовским «Кристаллом». И готовиться к следующему, чемпионскому сезону мы начали практически сразу, после этого проигрыша. Отдохнули один день, и мы полетели в Финляндию, где, вместо привычных восстановительных сборов, тренировались по три раза в день. Пришедшие к нам в том сезоне новички – Халим Нигматуллин, Игорь Степанов на первых порах просто валились с ног от усталости.
Завьялов ушел из команды в 2004 году, проведя за неё 570 матчей за 14 сезонов, никто не играл в «Ак Барсе» столько лет. Этот рекорд пока никому не удалось побить, был к нему близок Данис Зарипов - 12 сезонов, а сейчас подбирается Василий Токранов, он уже 10 лет в Казани и ему всего 28 лет.
– Мы пережили несколько тренеров, подъемы и небольшие спады в результатах команды, отыграв практически полтора десятка лет за Казань, – уточнил Балмин. – Было очень горько, когда я остался один, поскольку Саша ушел из команды, во времена работы тренером в «Ак Барсе» Владимира Вуйтека. И ведь не закончил карьеру, потом еще лет пять поиграл.
– Я два года провел в Санкт-Петербурге, пока там не начали обновлять состав и избавляться от ветеранов, – предавался воспоминаниям Завьялов. – Ко мне проявлял интерес екатеринбургский «Автомобилист» – мне было 38 лет, а и им как раз нужен был «дядька». Я начал самостоятельно готовиться к сборам – знал, что будет тяжело. Но за 3 дня до сборов руководство решило, что финансировать выступление в КХЛ у них нет возможности, и команда осталась в высшей лиге. После этого я поиграл еще в нескольких командах, и уже собирался заканчивать карьеру хоккеиста, когда Ильнур Гизатуллин предложил мне год провести в волжской «Ариаде», где он работал помощником главного тренера. Этот год перерос в два, и в итоге закончил играть я в 41 год. После того, как Гизатуллин стал главным тренером, он предложил мне стать его помощником. Так закончилась моя карьера игрока и началась карьера тренера.
 

ВИКТОР ЛЕВИЦКИЙ: «ВИЖУ У ЗАВЬЯЛОВА ПОТЕНЦИАЛ ДЛЯ РАБОТЫ ГЛАВНЫМ ТРЕНЕРОМ»
– После чемпионского 1998 года мы еще поиграли вместе, а потом наши пути с Завьяловым разошлись практически на десять лет, – вспоминал Гизатуллин. – Я ушел из «Ак Барса», он остался, потом играл в других командах, и уже накануне завершения игровой карьеры мы снова встретились в Волжске, в составе команда «Ариада». Я работал там помощником главного тренера, в команде, которая только-только вышла в высшую лигу, и нам необходим был опытный игрок, некий «дядька». Заканчивал карьеру под моим руководством, а когда в Волжске произошла смена главного тренера, я предложил Саше – «Все, хорош, давай работать на скамейке».
– Он очень порядочный парень, который ради команды готов на все, – дал характеристику Завьялову Балмин. – Охарактеризую его очень положительно. Мы немного разные по характеру, он очень спокойный, неконфликтный, я… немного другой. Но вот разница в характерах, возможно, повлияла на то, что мы крепко сдружились, и за все годы совместной карьеры я не помню, чтобы между нами возникали не то, чтобы конфликты, но и недоразумения. Не на площадке, ни за её пределами.
– Саша – человек, обладающий большим интеллектом, как человеческим, так и хоккейным, – резюмировал Левицкий. – Я предрекаю ему, как и его другу Гизатуллину, кстати, самостоятельную тренерскую карьеру, особенно, после той большой школы, которую Завьялов проходит в тренерском штабе у Билялетдинова.
В прошлом году «Сокол» из Новочебоксарска прекратил существование. Всего Новочебоксарск подготовил для Казани четверых игроков: Обрежу, Завьялова, Дмитрия Архипова и нынешнего форварда «Барса» Александра Протаповича. Плюс «Сокол» помог со стажировкой Макарова и Нигматуллина, Касьянова и Ячанова, будущих чемпионов России 1998 года.
Теперь у местных пацанов не будет дилеммы при выборе между клюшкой и музыкой...
Джаудат Абдуллин
https://sport.business-gazeta.ru/article/187003

Форум хоккейных статистиков им. Виктора Малеванного
https://r-hockey.ru/player.asp?TXT=428