Показаны сообщения с ярлыком Суханов Николай Николаевич. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Суханов Николай Николаевич. Показать все сообщения

пятница, 24 января 2014 г.

Суханов Николай Николаевич

Суханов Николай Николаевич 24.01.1960




















Челябинск
Звание: мастер спорта СССР
Игровой номер: 14, 23
Школа/юниорская команда: «Восход» (тренер – Виктор Стариков), «Трактор» (тренер – Владимир Мурашов)
В «Тракторе»: 10 сезонов, 335 игр, 223 (125+108)
Карьера игрока: «Металлург»/«Мечел» Челябинск 1 лига – 1977/1978, 1986/1987, высшая лига - 1996/1997,  СКА Ленинград – 1979/1980, СКА Свердловск 2 лига – 1979/1980, «Трактор» – 1980/1981-1983/1984, 1985/1986-1990/1991, «Лада» Тольятти – 1991/1992, «Сталь» Аша 2 лига - 1993/1994, «Политехник» Челябинск 2 лига – 1995/1996-1996/1997, «Нефтяник» Альметьевск высшая лига – 1996/1997, юниорская сборная СССР
Достижения игрока: чемпион СССР юноши 1976/1977 в составе «Трактора» (1960-61 г.р.), серебряный призер Чемпионата Европы 1978.
Третий в списке бомбардиров в сезоне 1987-88 года после С.Макарова и И.Ларионова.








Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
Ш
1980-81
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
46
21
13
34
32
1981-82
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
42
9
7
16
8
1982-83
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
40
15
11
26
35

Переходный турнир
Трактор
12
10
2
12
4
1983-84
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
27
8
9
17
18
1985-86
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
38
12
5
17
34
1986-87
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
8
0
2
2
0
1987-88
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
43
22
29
51
39
1988-89
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
33
12
13
25
32
1989-90
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
15
4
4
8
4
1990-91
Чемпионат СССР. Высшая лига
Трактор
23
10
7
17
10

Переходный турнир
Трактор
8
2
6
8

в Высшей лиге


315
113
100
213
212
Всего за Трактор


335
125
108
233
216


Николай Суханов: «Я в долгу перед болельщиками»
Николай, перед нашей встречей я наблюдал следующую картину: у Дворца спорта АО «Ураптрак» притормозил автомобиль, из которого выскочили два юных хоккеиста, одетые, что называется, «с иголочки». А в ваше время таких «теп личных» условий не было?
Конечно, нет. Я ведь жил на окраине Ленинского района, почти у самого озе ра Смолино и, начиная с четвертого класса, ежедневно добирался на ЧТЗовский каток, где тренировался в команде Владимира Гавриловича Мурашова, причем как в очень раннее, так и позднее время. Физические данные были неплохие - высокий, с хорошим катанием. А на коньки встал, наверное, лет с шести.
Вы из спортивной семьи?
Отец Николай Семенович и его родной брат Владимир Семенович не плохо играли в русский хоккей, причем дядю даже приглашал в свердловский СКА сам Дураков, но он отдал предпочтение хоккею с шайбой и с 1968 по 1977 годы защищал цвета челябинского «Трактора».
У вас не было предрасположенности к другим видам спорта?
Играл в футбол за «Сигнал» и ЗМК. И всегда в нападении. Мое хоккейное амплуа определилось сразу, а мне досталась майка под номером 13.

Каких успехов добились мальчики 1960-го года рождения?
Мы всегда выигрывали первенство города среди детских команд, а затем стали выезжать в другие города. Например, на турнире в Уфе мы обыграли ЦСКА, в составе которого выступали Владимир Крутов, Игорь Фуников и Дмитрий Сапрыкин. А в 1977 году в Усть-Каменогорске стали чемпионами СССР среди юношей. Причем наша пятерка выглядела так: защитники Михаил Калашников - Виктор Труфанов, нападающие Евгений Гуров - Николай Суханов - Михаил Лашинцев (14, 8 и 8 шайб соответственно - прим. автора).
В 1978-м году мы с Михаилом Калашниковым завоевали серебряные медали чемпионата Европы в Хельсинки. Очень памятно поражение от хозяев первенства. За несколько секунд до истечения дополнительного времени соперники разбили бровь Володе Крутову. Он лежал на льду, но судья даже не подумал дать свисток. В этот момент финский защитник мощно пробил от синей линии, и Дима Сапрыкин даже не шелохнулся.
Я играл в сочетании с Ларионовым и Варнавским, забил, по-моему, пять шайб.
Слева направо: М.Калашников, Н.Суханов, В.Мурашов, И.Власов (1961 г.р.), В.Труфанов
Что было после этого успеха (хотя в те годы все места, ниже первого, считались неудачей)?
Затем - служба в армии. Меня призвали в свердловский СКА, где сразу стал играть на главных ролях, но через полгода перевели в ЦСКА. Кстати, я никогда не стремился в армейский суперклуб, потому что был очень «домашним» человеком и не хотел уезжать из родного города.
Но так как в основной состав армейцев было не пробиться, то мы с Володей Крутовым тренировались с «великими», а выступали за молодежную команду. Через год пребывания в Москве я вернулся в Свердловск и вскоре был командирован в СКА (Ленинград), где мне предлагали хорошие условия в обмен на согласие остаться на сверхсрочной службе.
Но я вернулся в «Трактор», к тренировкам в составе которого меня привлекали еще до армии. Правда, сыграл за него всего один раз - на предсезонном турнире на призы газеты «Советский спорт».
Согласно справочным данным, ваш первый полноценный сезон в с составе челябинского «Трактора» с был весьма успешным - 21 забитая  шайба. Как вам это удалось?   
Очень хотелось играть и забивать. Но счет своим шайбам в высшей лиге я открыл еще в Ленинграде, в матче с рижскими динамовцами. Помню, убежал от защитников, обманул голкипера Василенка и завел шайбу в пустые ворота.
В составе «Трактора» первый раз отличился в домашней встрече с «Соколом», в несколько курьезной ситуации. Киевский защитник потерял шайбу под своими коньками, я ее «украл» и переправил в ворота (28 сентября 1980 г., «Трактор» - «Сокол» - 3:4, 59-я минута - прим. автора).
Так и пошло, почувствовал уверенность в себе и стал забивать регулярно. А помогли мне в этом Анатолий Махинько и, конечно же, Николай Иванович Шорин.
Но следующий сезон не был столь успешным по результативности?
А я отыграл только половину его. После первого успеха немного задрал нос и в веселых компаниях допускал, как говорится, «нарушения спортивного режима». В результате Г.Ф.Цыгуров отчислил меня из команды и на три месяца отправил на завод на «исправительные работы».
Так и писать?
Те люди, которые следили за моими выступлениями, прекрасно знают об этих нарушениях. Пусть об этом прочитают молодые ребята, чтобы избежать сделанных Сухановым ошибок.
Если бы не это, я бы мог достичь гораздо большего, да и список заброшенных мною шайб был бы значительно длиннее.
Да, по так называемому КПД (число матчей/число забитых шайб) у вас четвертый показатель после признанных лидеров атак «Трактора» Белоусова, Картаева и Беца. Нет ли горечи по поводу не сделанного?
Конечно, есть. Но что делать - время ушло. Вот если бы его можно было повернуть вспять - многое бы сделал иначе.
У вас была мечта попасть в национальную сборную?
Сначала я чем-то не понравился Кострюкову. В очень удачном для меня сезоне 1987/88 годов (я на равных бился с Сергеем Макаровым в споре бомбардиров) была возможность попасть во вторую сборную, и Цыгуров меня в нее рекомендовал. Но, видимо, побоялись за мое прошлое и решили не брать в команду, отдав предпочтение моему партнеру Анатолию Чистякову.
У вас были кумиры в хоккее?
Харламов. Но еще больше мне нравился Борис Михайлов. У него было неуемное желание борьбы, великолепное чутье на гол. Большой трудяга - когда мы, молодые, покидали спортивный зал, Михайлов еще долго занимался со штангой или выполнял специальные упражнения.
С кем из партнеров по «Трактору» вы поддерживаете отношения?
Я в хороших отношениях с Анатолием Тимофеевым. Уехали из Челябинска Сергей Мыльников и Анатолий Чистяков. Моим другом был безвременно ушедший из жизни в январе этого года Сергей Лапшин.
Вас по-прежнему узнают болельщики?
Конечно, узнают. Но матчи с участием «Трактора» почти не посещаю, так как мне перед ними неудобно. Спрашивают:  «Где ты? Как?» А я не знаю, что ответить. В общем, я в долгу перед своими болельщиками.
В каком году вы последний раз выступали в составе «Трактора»?
В 1990-м году. Затем один сезон отыграл в Тольятти. После чего начались коммерческие дела - из «Трактора» бесплатно меня не отпускали, а другие клубы, тюменский «Рубин», например, заплатить за меня не могли. Попробовал в челябинский «Мечел», но, видимо, меня посчитали старым. Так все и затихло.
Хотя всегда хотелось играть и сейчас хочется. Я не пропускаю даже проходных игр областного первенства. Кстати, его уровень очень приличный, и игры проходят в интересной борьбе.
 Юниорская сборная СССР 1978 г.

А почему именно «Политехник»?
В позапрошлом годуя выступал за ашинскую «Сталь». Но в этом году наставник ашинцев Борис Белов от моих услуг отказался. Тогда я попросил разрешение тренера «Политехника» Владимира Ляпкало потренироваться вместе с его командой, чтобы привести себя в форму.
То, что вы вернулись к изначальным условиям: открытая площадка, дискомфорт в плане мороза - не останавливает?
Пришлось привыкать. Все-таки и лед не тот, и катание, надо укрощать шайбу.
Владимир Ляпкало сказал, что сейчас в вашей игре ярко прослеживаются диспетчерские функции. А раньше больше увлекались индивидуальной игрой?
Я всегда играл в пас, хотел, чтобы это выглядело красиво, причем иногда в ущерб результату.
У вас есть коронный финт?
Их несколько, но самый любимый - показываешь защитнику, что хочешь обыграть его по центру, по большой дуге, а сам - по краю площадки убегаешь от него и выходишь на ударную позицию.
Расскажите о своей семье.
У меня двое сыновей. Старшему, Диме -13 лет, младшему, Алексею - шесть. Леша занимается хоккеем в группе у Игоря Калянина.
От чего хотелось бы их остеречь?
Я хочу, чтобы не шатались на улице, были заняты делом и здоровы.
Как относится жена к вашей третьей, как вы сказа ли, хоккейной молодости?
Татьяна рада, что закончилась моя «эпопея», что снова играю в хоккей и много времени уделяю детям.
Валерий Китченко - Челябинск
Футбол Хоккей Южного Урала №7 (176) 29.02.1996

Николай Суханов: «Карьерой доволен. Но и меня зацепила звездная болезнь»

Начинал играть на озере Смолино
Николай, Николаевич, давайте вспомним, как вы пришли в хоккей, с чего всё началось? 
Я родился в Ленинском районе. Мы жили на берегу озера Смолино. Тогда у нас не было ни коньков, ни формы. Однажды я взял у мальчишек коньки покататься, на озере как раз лёд застыл. А там заводь была, мы там и катались. И вот однажды туда свою команду привез знаменитый Виктор Иванович Стариков. Мы катались вместе. А я лучше всех из наших стоял на коньках, поэтому он меня пригласил в школу «Восход». Так в 1968 году я записался в хоккейную секцию. Поиграл там всего сезон, а однажды пошел на отбор в школу «Трактора» на старом стадионе. Там как раз набирали мальчиков 1959 – 1961 годов рождения. Все тренеры собрались – Мурашов, Угрюмов, Дубровин. Народа тогда очень много пришло, в итоге 10 человек отобрали. Среди них был я.
Вы сразу нападающим стали?
Да. Правда, как только Стариков узнал, что у меня фамилия Суханов, сразу поинтересовался – не мой ли отец играет в «Тракторе». А это был дядя. Предложили в защитники идти как родственник мой, но мне в нападении больше нравилось, и забивать получалось.
В школе много забивали?
Забивал много. Я высокий был, наголову выше своих сверстников, поэтому Юрий Михайлович Перегудов брал меня за 1958 год тренироваться, то есть с командой на два года старше. А на сезон снова за свой год возвращался играть.
Какие школьные награды запомнились больше всего?
В Усть-Каменогорске мы выиграли в 1977 году первенство России среди юношей. Потом в ЦСКА, когда я играл в молодежной команде. А после – серебряные медали на Чемпионате Европы в 1978 году.
Давайте подробнее остановимся на ЦСКА, где вы играли за молодежную команду. Это не очень известная часть вашей биографии.
Когда пришло время служить в армии, меня призвали меня в СКА Свердловск. Геннадий Федорович Цыгуров, конечно, хотел меня направить в Никольскую рощу, тут недалеко, но приказ есть приказ. Как сейчас помню – в нас в тот день тренировка в «Тракторе» была, на нее пришли люди в военной форме. Что-то мне тогда подсказывало, что по мою душу. И точно – пришли с приказом командующего, что я должен ехать на первенство Вооруженных сил в Новосибирск. Там меня заметило московское армейское руководство, так и оказался в ЦСКА. В 1978 году это была великая команда.



В 1978-ом вы играли за юниорскую сборную СССР на Чемпионате Европы. Что тогда случилось в решающем матче? Почему не удалось выиграть золото?
Тренеры не предупредили, что ничейный результат нас не устроит. Мы вели в счете, все шло нормально. За несколько минут до окончания матча наши соперники сравняли счет, а в дополнительное время мы все же уступили. Мы тогда посчитали, что ничейный результат нас вполне устраивает, что все равно победителями окажемся. А оказалось – ошибались… Все уже дырки прокололи для значков, ведь в то время за чемпионат Европы давали звание мастера спорта.
Это поражение было самым драматичным в вашей карьере или были более серьезные разочарования?
После таких случаев всегда осадок неприятный остается. Как и после любого поражения.
Вы играли в юниорской сборной, а почему так и не получили вызов в основную?
Не знаю, не сложилось. Может быть, потому, что Тихонов был таким человеком, который очень дисциплину любил. Думаю причина в этом. Конечно, я сам виноват.




Забрал себе только сотую шайбу за «Трактор»
Помните свой дебют в «Тракторе»?
Это было в 1980 в Ленинграде, мы тогда против СКА играли. Он не совсем удачным получился, потому что команда проиграла со счетом 3:7. А вот первый домашний матч был с киевским «Соколом», в нем же я и первый гол забил.
Шайбу на память забрали?
Раньше такой традиции не было, это уже позже появилось. Я забрал только шайбу после игры с московским «Динамо», когда сотую забил.
Вы все свои голы помните?
Все не запомнишь, их больше ста.
Хорошо, назовите самый памятный.
Это гол Мышкину, в матче против московского «Динамо», который мы выиграли 2:1. И памятный, и курьезный он получился. При счете 1:1 я уже уставший на смену поехал, но партнеры отдали мне передачу. Я катился из последних сил и думал: «Брошу в сторону ворот и поеду на смену». Замахнулся-то сильно, но бросок не очень получился. А шайба вратарю спокойно между щитков залетела. Так и получилось, что она для нас победной стала. «Динамо» в то время тоже непросто было обыграть – это сильная команда было, половина ребят в сборной выступали. 
Каким был хоккей 80-х? Много ли отличий от сегодняшнего?
Это был комбинационный и скоростной хоккей. Если рассматривать физические данные игроков – больше 185 см ростом никого не было. В основном, за счет скорости и тактического перемещения удавалось хорошую игру показывать. В те годы «Трактор» славился своей комбинационной игрой.
А каким было это время для челябинского хоккея? Ведь это было время между самыми большими достижениями в истории «Трактора»: бронзой 1977 года и бронзой 1993 и 1994 годов.
Это было время смены поколений. В один момент команду сразу покинуло много опытных игроков, сезон 1983/1984 мы начинали уже без Белоусова, Шорина, Макарова. Мне посчастливилось, я успел поиграть со всеми. А если бы не было Николая Шорина – не было бы меня. Он был моим сенсеем, я учился и у него, и у Белоусова. На их место достойная молодежь пришла – школа у нас всегда была хорошей. Но команде требовалось время.
В такой период очень важно, чтобы у команды был достойный лидер. Кто выполнял эту функцию?
Сначала капитаном был Валера Белоусов, а после его ухода Толя Тимофеев. Мог и прикрикнуть, и на место поставить человека, который подводил команду или не до конца выкладывался.
Белоусов как капитан своей команды и как тренер – разные люди?
Нет, он всегда и везде был максималистом. Сам на игре выкладывался и от пятерки того же требовал. И как тренер он такой же требовательный, но уступчивый, может навстречу пойти. Если ты его подводишь и работаешь с полной самоотдачей, то он доверяет тебе и в жизни, и на льду.

В 80-е в Челябинске уже стало зарождаться фанатское движение
Говорят, хорошо, когда в команде есть конфликты – что это мотивирует игроков. В ваше время были драки на тренировках?
Разное случалось. В драках есть и свои плюсы. Это значит, что люди неравнодушны, горят желанием выходить на лед, играть и побеждать. Даже до крови было. Но ничего страшного, у нас спорт мужской. У меня лично были «зарубы» с Геной Иконниковым. Он в первом звене играл с Макаровым, Белоусовым, Быковым, а у нас играли Шорин, я, Махинько, Тимофеев и Парамонов. Первые два состава часто выходили друг против друга на тренировках. Он с моего края играл, поэтому борьба шла до последнего, никто уступать не собирался. Нам Цыгуров всегда говорил: «Попадете под ЦСКА, вас там жалеть никто не будет». Приходилось крепко биться, тем более, молодые были.
Как вы считаете, какое значение имеют в современном российском хоккее легионеры?
Хоккеисты из других стран, конечно, нужны. Но не какие-нибудь третьесортные, а такие, как Ягр, на которого приятно посмотреть. И дети смотрят на него, учатся.  Но у нас и свои воспитанники неплохо играют – Антон Глинкин, Евгений Кузнецов, из «Белых Медведей» мальчишки.  В этом сезоне мне очень нравится тройка Глинкин – Попов – Кузнецов. Все молодые, перспективные – наше будущее. Еще пару таких троечек и легко мы будем в плей-офф, до финала дойдем.
Какой в ваше время была мотивация игроков? Раньше ведь не так много платили, за идею больше играли?
За честь флага, за любовь к хоккею. У нас тогда мотивация была москвичей обыграть, ЦСКА, «Динамо», «Спартак». А вот с «Химиком» или «Автомобилистом» уже не так интересно было. Я бы лучше четыре игры с ЦСКА сыграл, мне интересней, чем с «Химиком». И болельщикам интереснее. Мы и для них всегда играли. Майки раньше простые были, только с номерами. А когда стали с фамилиями делать, тут уже совсем стыдно проигрывать было. Не все же знают тебя в лицо, а фамилию прочитают, опозорят тебя. Народ у нас не особо стеснялся в выражениях.
Как у вас отношения с болельщиками складывались?
Всегда хорошие отношения были. После игры люди подходили, автографы просили, и мы всегда с удовольствием оставались. В наше время еще только зарождалось фанатское движение. Но несколько человек уже ездили с командой на выезды, даже в Киеве за нас болели – человек десять, с атрибутикой, все как положено.
В те времена полный стадион собирался на игры? 
Да, конечно. Дворец спорта «Юность» был всегда заполнен, а это примерно три с половиной тысячи. На московские команды билетов практически не было. Лишний билетик спрашивали с проспекта Ленина, сложно на матч попасть было. Тогда рабочие после смены за командой следили. Бывало, даже на тренировки приходили. Ведь если видно, что команда старается, то и приятно смотреть. Болельщиков же не обманешь, видят, как игроки настроены.
Со стороны болельщиков к вам было большое внимание, а со стороны прессы к команде и к вам?
Постоянно игру по телевизору показывали и нас на телевидение иногда приглашали. Мы всегда охотно общались с прессой, интервью также давали. Поэтому люди нас в лицо знали, здоровались. Просто нужно помнить, что в 80-е СМИ в Челябинске было не так много, как сейчас.
Многие уезжали в начале 90-х за границу, в Европу в том числе. Почему вы не поехали?
Не знаю, были когда-то мысли. Раньше агентов не было. Нужно было просить, чтобы кто-то похлопотал, но я не стал этого делать.



Кузнецов практически жил на стадионе ЧТЗ
Вы знаете Андрея Сапожникова как партнера по команде. Как оцените полсезона, которые он провел в «Белых Медведях» в роли тренера?
Он же закончил школу тренеров, заслуженный мастер спорта, знает и умеет многое. На глазах же у меня рос. Андрей был классным защитником. Как человек, он добрый, общительный. Пришел, нашел общий язык с ребятами – это самое главное для тренера.  Он молодец, мне нравится, как он работает.
Создание МХЛ – это плюс? Или молодым игрокам лучше было бы через ВХЛ проходить?
Мне кажется, что лучше через ВХЛ проходить. Я по своему опыту знаю. Молодому игроку тяжело было сразу в «Трактор» попасть. Я начинал в челябинском «Металлурге». Там дяденьки серьёзные уже играют, уровень взрослый, поэтому мастерства там надо больше. Молодежная команда – это все равно другой хоккей. В высшей лиге конечно тяжелее играть, но игроки там более опытные, чем в МХЛ. У них поучиться чему-то можно.
Но многих замечают сейчас в МХЛ, того же Максима Шалунова.
В эту лигу тоже не каждый попадет. Там все игровые ребята,  мастеровитые. И наверняка у Белоусова уже на заметке кто-то есть.
Сейчас все большой восторг испытывают от Евгения Кузнецова. Что можете сказать о нем?
Я хорошо знаю его отца, да и его самого. Видел, как он тренировался, как пропадал на льду. Он даже судьей иногда выступал! Все время на стадионе был, практически жил там. Он у тренеров спрашивал – можно покататься? Ну, какой тренер откажет?! Свою тренировку отзанимается и еще остается кататься. Конечно, это на пользу пошло, он на глазах вырос.
Достоин ли Женя сыграть на Чемпионате мира в Словакии в составе сборной России?
Пока у него игра идет, надо дать ему возможность выступить за сборную. Мне кажется, Быков будет неправ, если не возьмет Кузнецова. Надо доверять молодым игрокам, особенно таким перспективным. К тому же можно его привлечь с прицелом на Олимпиаду в Сочи.
Как таких перспективных игроков удержать в команде?
Многое зависит от самого человека. Конечно, перспективы, заманчивые контракты и прочие привилегии многих игроков вынуждают уехать. Но я разговаривал с Женей и рад, что он размышляет здраво и говорит о том, что ещё не готов играть в NHL. Там конкуренция очень жесткая – ведь ты приехал и занимаешь чье-то рабочее место, у кого-то отбираешь хлеб. Поэтому тут уже не до панибратства. Свой – не свой, на дороге не стой. А здесь он ещё «Трактору» помочь сможет.



Хотел бы попробовать себя в большом хоккее и сейчас
Можете назвать самого значимого тренера из тех, с кем вам довелось работать?
Для меня это Цыгуров. Я должен был остаться в ленинградском СКА играть, там и квартира была и все условия, но он уговорил вернуться в Челябинск. Скажу, что не пожалел, все-таки корни мои здесь. Он сказал, что я тут буду играть, показывать результат, может отсюда и в сборную уеду. Цыгуров для меня вторым отцом был.
Был ли какой-нибудь хоккеист, с которого вы брали пример, на которого равнялись?
Для меня, как для нападающего кумиром детства был Харламов, а в «Тракторе» – Шорин и Белоусов. Я смотрел за их игрой, даже движения и финты, которые они делали, повторял, манеру игры копировал.
А какой сезон был для вас лучшим?
Мой первый, когда я только пришел в «Трактор». Тогда забил 21 шайбу, 13 передач сделал. А вообще, если меньше 10 забивал, то сезон для меня провальным был.
Насколько для вас было значимо стать в одном из сезонов третьим в списке бомбардиров чемпионата СССР?
Конечно, значимо. За моим рейтингом вся команда следила. Покупали «Советский спорт», в автобусе ехали и обсуждали эти темы. С такими грандами, как Крутов, Макаров, Родионов, интересно было бороться.
В кругах специалистов и болельщиков существует мнение, что свой талант вы раскрыли все-таки не до конца, что могли забивать гораздо больше.
Согласен. Потому, что из-за моего характера приходилось пропускать матчи. Если бы я не пропускал, то, конечно, больше бы забил. Может, до Картаева по голам бы дошел. Игр я сыграл не очень много, а если бы как Шумаков сыграл 600 матчей, то раскрылся бы до конца. На мой взгляд, основная причина в этом.
Как думаете, одноклубники сейчас также следят за статистикой друг друга, также переживают?
Уверен в этом. Мне кажется, особенно дружное наше молодежное звено. Они друг другу помогают забить и матч выиграть. Я, конечно, не общаюсь с ребятами, не бываю в коллективе, но по игре вижу, с каким задором они выходят на лед, как друг друга выручают, страхуют. Мне это очень импонирует.
Сейчас вы играете за ветеранов, тренируете любителей. Хватает ли вам этого, чтобы получать удовлетворение от хоккея или вам хочется в большой спорт?
Да, конечно, хочется попробовать. Но это не от меня зависит.
В целом вы довольны своей карьерой?
В целом да, хотя есть, конечно, есть и некоторая неудовлетворенность. Но это всё с моим характером связано. Звездную болезнь все проходят по-разному. Немного и меня она зацепила. Вот это я бы убрал из своей биографии.



Белоусов остался в «Тракторе», поэтому все будет хорошо
Не думали стать тренером после окончания карьеры?
Было невероятное желание играть как можно дольше. Когда я еще играл, меня приглашали в школу, работать с детьми, но я отказался. А когда завершил карьеру, в 38 лет, уже предложений не поступало, все места заняты были. Помогаю сейчас в любительской лиге. Мне нравится это, у меня жизнь прошла в хоккее. Профессия-то у меня одна и на всю жизнь. Так и записали после армии в трудовой книжке «профессия – хоккеист».
Ваши сыновья как-то связаны хоккеем?
Они занимались в детстве, но продолжить карьеру не получилось. Старшему в пример всегда папу ставили – ты не в отца, говорили. Ему это надоело и он решил оставить хоккей.
Кто из игроков в современном «Тракторе» на вас похож по манере игры? Если есть такие.
Евгений Скачков был похож, только у него более силовой хоккей.
Сейчас возможно, чтобы игроки проводили по 10 сезонов в одной команде, как это сделали вы?
Вполне реально, а почему нет? Но раньше играли за любовь к клубу, а сейчас, посмотрите, какая ротация идет. Один сезон поиграл, поехал в другую команду – туда, где больше заплатят.
Вы удивились, когда вас пригласили сделать символическое вбрасывание перед матчем «Трактора» с «Атлантом»?
Да, было неожиданно. Хорошее дело, что помнят ветеранов. Приятно, когда тебе аплодируют. Мне нравится, что вернули эту традицию.
Вы что-то говорили тогда Андрею Николишину. Не расскажете, что?
У меня накануне клюшка сломалась, которой я тренируюсь. Я спросил у Евгения Галкина, нет ли у него какой-нибудь старенькой. И он мне передал через знакомого перед игрой. Так вот, когда я вышел делать вбрасывание, на льду как раз первое звено было, где играет Галкин. Я ему сказал «спасибо» за клюшку. А показалось, что я с Николишиным говорил (смеется). 
Каков ваш прогноз на следующий сезон? Каким будет «Трактор»?
Белоусов остался, поэтому всё будет нормально, я спокоен за «Трактор». Валерий Константинович великолепный тактик и психолог, может игру существенно поменять, внести в нее новые элементы. Уже в минувшем сезоне был виден новый рисунок игры «Трактора».  Белоусов ребят на правильный путь наставил. Исполнители есть, будет игра. Селекцию проведут в межсезонье, и все наладится у команды. Уверен.
Блог EST1947 http://www.sports.ru/tribuna/blogs/traktor1947/174364.html



Николай Суханов:
«Нынешний «Трактор» похож на Белоусова-игрока»

В субботу в Челябинске пройдет матч «Звёзды Трактора всех поколений». На льду одноименной ледовой арены встретятся две команды, составленные из игроков «Трактора» разных времен. Одним из самых активных хоккеистов наверняка будет знаменитый форвард челябинского клуба 80-х годов Николай Суханов.

26 апреля 2013
В сегодняшнем «Тракторе» нет звезд первой величины
Валидолом перед финальной серией запасались?
(улыбается). Можно и так сказать. Очень переживал. Думаю, что могли зацепить «Динамо». Но, возможно, «Трактору» немного не хватило опыта именно игр в финале. Хотя игроки, проходившие через это, есть. Да и Валерий Константинович (Белоусов - прим. ред.) не раз выводил свои команды в эту стадию.
Тем не менее, «Трактор» завоевал «серебро» - это самый крупный успех в истории челябинского хоккея. Вам нравится команда образца этого сезона?
...(после раздумья) Мне нравится Белоусов, нравится его работа. Будем говорить прямо - команда собрана вообще-то без звезд первой величины.
А Кузнецов?
Он еще молодой, хотя в сборную и попадает. Есть открытие сезона Ничушкин, но ему всего 18. Есть Глинкин, Панов, есть проведший прекрасный сезон Контиола, хорошо сыгравший Булис. Но, повторюсь, суперзвезд самой первой величины у нас нет.
Из тех, кто особенно понравился, отмечу Дмитрия Рябыкина. Регулярный сезон он провел, скажем так, неровно. И болельщики, и мы, ветераны, порой костерили его на чем свет стоит. Но в плей-офф собрался и преобразился. Вот что значит опыт. Куинт такой же красавец.
А как насчет самой игры? Многие говорят, что «Трактор» играет в советский хоккей. Напоминает ли вам игра команды ту игру, в которую играл «Трактор» ваших времен?
Безусловно. Наш клуб силен прежде всего своими традициями, у нас всегда игроки старших поколений передавали свой опыт молодым. Когда я пришел в команду, то многое перенял от игрока Валерия Белоусова, от Анатолия Картаева, от Николая Шорина. Мое поколение что-то смогло передать Анатолию Чистякову, Сергею Гомоляко, Андрею Кудинову и другим. Теперь пришла очередь сегодняшним молодым ребятам перенимать игру, впитывать то, чему их учит Белоусов-тренер.
А тактически играли так же? Вход в зону - и сразу «улитка»?
(улыбается) У Геннадия Федоровича Цыгурова, который тренировал команду в мое время, задание было сложное. Думаю, что, например, Стасу Чистову он бы сказал примерно следующее: «молодой человек, у нас тут распасовщиков хватает, забивающих нет». Всегда нас заставляли идти на ворота, вылезать на ближнюю штангу, на пятачок. И Белоусов вылезал, и Николай Шорин вылезал, и я вылезал. Да, там больно, но туда надо лезть, и забивать.
А так игра сегодняшнего «Трактора» - почти такая же, в которую играли мы. Только, конечно, скорости добавили. Но в наше время экипировка совсем другая была -и клюшки, и коньки, и защита... У нас ведь команда была не самая габаритная - все невысокие были, и играли за счет скорости и комбинации, через пас, через «вторую волну». «Челябинские кружева» были и в то время. Кружим, кружим в углу, а там - раз, и кто-то выскакивает на ворота. Бывало, кое-кому из соперников натурально кружили голову. Защитник аж меняться ехал, а мы и забивали. То же мы видим и сегодня.
Думаю, так получается в том числе потому, что в составе много - почти полтора десятка - воспитанников челябинского хоккея. Школа «Трактора» ведь одна из сильнейших в стране.



Знарок был настоящим сорвиголовой
Вы ведь, будучи игроком, застали в «Тракторе» в качестве игроков и Валерия Белоусова, и Олега Знарка?
Да, хотя Олег не так много играл в «Тракторе» по разным причинам...
Просматривался в Белоусове-игроке будущий Белоусов-тренер?
Знаете, он был ветераном, завершал карьеру, готовился к поездке в Японию. И мне кажется, уже готовил себя к тренерской работе. Не знаю, вел ли он дневники, конспекты, но на тренировках он часто старался объяснять молодым партнерам, как надо было сыграть в той или иной ситуации. Он всегда много придумывал, старался найти какой-то нестандартный ход, комбинацию.
Мы ведь пришли в команду вместе со Славой Быковым, в 80-м году. Меня поставили к Анатолию Махинько и Николаю Шорину - двум корифеям, у которых я научился очень многому. А Славу, совсем еще молодого, поставили в центр в звено к Белоусову и Павлу Езовских. И это была очень хорошая школа. В итоге Быков, пусть и перейдя в ЦСКА (тогда этого вряд ли можно было избежать) вырос сначала в одного из самых умных центрфорвардов в мире, а потом и тренером классным стал.
А Знарок? Вы могли представить, что он станет классным тренером?
Да что вы?! (улыбается) Олег, он такой был... Даже не знаю, как сказать... (продолжает улыбаться).
Что за игроком был Знарок?
Он тоже центрфорвардом был, но старался часто играть «столба», активно действовал на «пятачке», умел и любил побороться, побиться, выцарапать шайбочку, пролезть, вылезти. Благо здоровым был парнем, высоким, с крепкими ногами. Самым здоровым в команде, пожалуй. Не щадил на площадке никого: ни себя, ни соперников.
Но хоккей вообще игра жесткая...
Знаете, был у нас в школе замечательный тренер Юрий Михайлович Перегудов. И с командой 1958 года рождения мы часто летом ездили на ЧТЗ-овскую заводскую базу на Малом Сунукуле (сейчас-то эта база, говорят, кому-то продана, а сколько на ней прекрасных хоккеистов тренировалось, росло, готовилось к сезону). А поскольку на этой базе занимались и борцы и боксеры, то Юрий Михайлович порой брал у боксеров перчатки, выдавал нам и устраивал спарринги. Вставали в круг и...
Это вы так к канадцам готовились? Те ведь славились своей порой чрезмерной жесткостью...
Упражнение «убей канадца» было. Но оно заключалось в другом: разбегаешься - и плечом в сосну так, чтобы шишки падали.




Круто.
Да. Но кто эту школу проходил, был готов ко всему. И физически, и психологически. Базу-то закладывали на весь сезон. Причем тренера не загоняли пацанов дикими кроссами. Хотя вокруг озера бегали, конечно.
Говорят, нынешнего тренера московского «Динамо» ловили на том, что он на таких кроссах иногда филонил...
Говорят, было пару раз (улыбается). Мол, свернет в сторону, водичкой намочится и - вот он я, прибежал. Но кто из детей не пытался так поступить...
А чтобы Олег, а теперь - Олег Валерьевич, стал тренером... Ну, давайте скажу так: многие болельщики со стажем хорошо помнят карьеру игрока Николая Суханова, и прекрасно знают, что я был парнем весьма авантюрным и хулиганистым, и много раз попадал в самые разные истории. Но скажу я вам, что у Олега Знарка всего этого было ничуть не меньше. Он просто помоложе, не так на виду был. Но - просто сорвиголова, самый настоящий (улыбается).
Такие, как Нестеров, нужны в любой команде
Вас не удивило, что в составе «Трактора» в этом сезоне так хорошо смотрится молодежь?
Знаете, меня Никита Нестеров впечатлил. Когда травмировались Андрей Попов и Егор Дугин, прекрасно сыграл вместо них центрфорварда. Хотя мне тренеры говорили, что в детстве он именно на этой позиции наигрывался, но все равно парень просто молодец. К тому же Валерий Константинович наверняка ему определил очень четкое игровое задание. Если помните, в наше время в ЦСКА и в сборной СССР выступал такой Ирек Гимаев. Он тоже был способен играть и защитника, и центрального нападающего, и мог заменить любого травмированного партнера. Такие игроки всегда очень нужны в каждой команде.
Еще меня очень радует Женя Катичев. Он не смотрит на фамилии соперников, никому спуску не дает. Зарипова дубасит, Морозова роняет (улыбается). Да и как игрок сильно вырос, свое четкое амплуа на площадке нашел.
А Ничушкин?
Валера - талант, и огромнейший. Я в восхищении от того, что он выдал в этом сезоне. А ведь парню только 18, и ему, скажем так, очень даже есть куда расти и развивать свой игровой потенциал.
А чем он так хорош?
А теперь это наставник, требующий от своих игроков строжайшей дисциплины.
Именно так. Но вообще-то здесь удивляться нечему - у него была прекрасная школа в рижском «Динамо», где он пересекался с такими мастерами, как Хельмут Балдерис, Петр Воробьев, Владимир Крикунов, братья Васильевы, да и тренером там был Владимир Юрзинов.
Из того, что вы говорите, получается, что обе команды-финалисты плей-офф очень похожи на своих наставников в их игроцкие годы.
Да, так оно и есть.
«Динамо» очень похоже на Знарка-центрфорварда. Мощная игра на «пятаке», никому и никогда не дают спуску, на грани или даже за гранью фола. Да те же Соин, Сопин, Яласвара, Горохов - ну все как вылитые Знарки!
А «Трактор» - это во многом Белоусов-игрок. Те же раскаты, «кружева», та же умная игра через пас, через контроль шайбы. В мои годы один из игроков нашей команды, Толя Махинько, увлекался тем, что сочинял про партнеров шуточные стихи, что-то наподобие эпиграмм. И когда Валерий Константинович уходил из «Трактора», он написал про него:
«А ведь когда-то был он Мастер.
В углах рисует, как фломастер»


На самом деле очень хорошо, что Анатолий Зиновьевич Картаев кинул в свое время клич, и его услышало руководство клуба, министр спорта области Юрий Серебренников. Сделали заслуженным ветеранам посильные стипендии. Знаю, что в других клубах суперлиги, в частности в Омске, в Казани, такое практикуется довольно давно. Теперь вот есть и у нас, и надеюсь, это дело будет развиваться. Не буду называть фамилии, но что скрывать, среди нас есть и те, кто не смог себя найти в жизни после хоккея, у них порой нет работы, и эти стипендии просто помогают им жить. В том числе - жить хоккеем, быть полезным, нужным тому делу, которому отдал жизнь и здоровье. Это очень важно.
К матчу поколений готовитесь?
Да. Буду рад сыграть бок о бок, в том числе с ребятами из сегодняшнего состава.
Много ли игроков сегодняшнего «Трактора» попало бы в состав «Трактора» 80-х?
Многие. Точно бы играла вся наша молодежь - Кузнецов, Ничушкин, Дугин, Карпов, Нестеров, Попов, Глинкин.
А чему бы вы их учили на правах старшего товарища?
Думаю, доброе и крепкое словцо в случае чего нашли бы (улыбается). Но ребята, когда мы с ними общаемся, нас и так хорошо воспринимают, слушают.
А если серьезно, у нас всегда была мотивация высокая в играх с московскими командами, которые, как известно, в те годы комплектовались совсем по другому принципу, словно сборные Союза. А мы много лет играли почти одним составом, полностью челябинским. И для нас было делом чести «зацепить» москвичей. Никогда просто так, с легко взятыми очками они из Челябинска не уезжали. Никто - ни ЦСКА, ни «Спартак», ни «Крылья Советов», ни «Динамо». А частенько мы их и обыгрывали. Эх, «Динамо»... Могли ведь зацепить их, ну вот не смотрелись он непроходимыми, непобедимыми. Тот же «Ак барс», на мой взгляд, куда сильнее по игре был... (ерзает на стуле)

Чувствую, вас и самого тянуло на площадку...
Конечно, тянуло! Мы же ветеранами вместе на матчах сидим, рядышком все, так такие эмоции! Была бы наша молодость с нами и возможность помочь команде - конечно, вышли бы на лёд. Ох, как побились бы! Уверен, что не подвели бы «Трактор»...

http://slo-vo.ru/sport/nikolay-suhanov


Николай Суханов: Скажи мне тогда, что Знарок возглавит сборную - ни за что не поверил бы
Воспоминания одного из лучших игроков в истории «Трактора».

Суровые челябинские болельщики
Так получилось, что вы играли в переходное время – между двумя «бронзами».
Я тренировался, был в команде, когда наши первую «бронзу» заняли. Тогда Цыгуров и Кострюков привели меня после юношеского чемпионата Европы. «Трактор» чем славится – своими традициями, из поколения в поколение передается все то, что происходит в раздевалке и на поле. К тому же, у нас хорошие болельщики. И мы старались не обманывать их ожиданий, людям нравится наш уральский, скоростной хоккей.
И можно сказать, что ваша команда подготовила почву для успеха в начале 90-х?
Да, мы постарше были, как раз пришла плеяда молодых ребят – Никулин, Гусманов, Гловацкий, Гомоляко, Карпов, Варицкий, плюс Зуев и Астраханцев. Очень хорошая команда была.
Вы завидуете по-хорошему современным игрокам?
Конечно. Хоккей – это моя жизнь. Мы до сих пор играем на ветеранском уровне, несмотря на то, что нам уже за 50 лет. Жалко, конечно, что дворец спорта «Юность» мало зрителей вмещал, при большой аудитории приятнее играть. В этом плане я завидую современным игрокам, много зрителей мы могли увидеть только в Москве и за границей. Хорошо, что хоть сейчас построили такой прекрасный дворец. Но все равно, мне кажется, что арена «Трактор» маловата – Челябинску нужно побольше. Вот тогда было бы вообще здорово.
В ваши времена, наверняка, были трудности и с экипировкой.
Да, сейчас в любом магазине есть экипировка с размерами от мала до велика. Конечно, у детей сейчас лучше, чем у нас была. Мы сезон отыграли, форму сдали. В начале нового сезона приходили на склад и получали ее же назад. А сейчас каждый игрок покупает все, что хочет.
Говорят, в то время у молодого человека в Челябинске было три пути: тюрьма, завод или хоккей.
Я родился в Ленинском районе, район рабочий так же, как и ЧТЗ. Друзья у меня были «сорвиголовы», но любовь к хоккею пересилила. Тренировки, тренировки и тренировки – для улицы времени не было. Я много занимался, потому что мечтал попасть в «Трактор». И добился того, к чему шел.
Каждый мальчишка в Челябинске хотел стать игроком «Трактора»?
Конечно, команда «Трактор» – это бренд нашего города. Ну еще ансамбль «Ариэль». Сейчас у нас многие виды спорта развиваются – дзюдо, волейбол, баскетбол, гандбол, а тогда каждый мальчишка мечтал играть в «Тракторе"».
В одном из своих интервью вы говорили о том, что ваша карьера могла бы сложиться по-другому? Что-то не получилось?
Да, безусловно, карьера могла сложиться более удачно. Молодой, горячий был, совершал проступки. Цыгуров за это меня постоянно наказывал, поэтому много просидел в запасе. А мог бы больше играть, больше забивать. Если бы не остался в этом «медвежьем углу», то за свою карьеру смог бы больше шайб забросить. Хотел бы обратиться к нынешним молодым игрокам – чтобы они не повторяли наших ошибок и не жалели бы потом об этом.
Но все равно у вас получилась славная карьера.
Да, меня любили болельщики, и я их любил. Для болельщиков играл. В Челябинске друзья, родственники, не хотелось ударить лицом в грязь. Тогда начали писать фамилию на спине, а ее честь нужно защищать. Существовала даже такая байка: «Трактор» проиграл – ЧТЗ не выдал норму, только «Трактор» выиграл – завод норму выполнил. Ведь «Трактор» был заводской командой, там не пофилонишь – все видят. Суровые были болельщики. Тогда была традиция – тур прошел, будет встреча с заводчанами, а они такие – всю правду-матку рубят. Были и неприятные вопросы, на которые приходилось отвечать. У нас люди любят хоккей и понимают его – болельщика не обманешь. Поэтому они с нас и спрашивали по-жесткому.
Были вопросы – «почему плохо играете, почему не забиваете?».
Да-да, почему проиграли? Но проигрывать можно было по-разному. Был в то время раздражитель – московские команды. ЦСКА – тогда практически сборная СССР, а «Трактор» ее обыгрывали 2:0, а в Москве вничью играли. Вот мы с ними рубились. А профсоюзной команде, «Химик», например, мы проигрывали. И болельщики спрашивали, почему ЦСКА обыгрываем, а воскресенский «Химик» выиграть не можем.
Сейчас тоже нужно организовать отчетные встречи игроков с болельщиками?
Это хорошая традиция, ее стоит возродить. Иностранцы, может быть, маленько не поймут, а челябинских игроков такие встречи ко многому обязывают. И чтобы вся команда была, а не один или два человека. Тогда можно будет спросить напрямую, почему Панов все время падает, а Чистов бегает по углам. Вот пусть бы эти игроки и отвечали на вопросы болельщиков. Это стало бы хорошим подспорьем. Нам тоже задавали нелицеприятные вопросы, но отвечать приходилось – никуда не денешься.
Однажды Цыгуров отправил вас на исправительные работы на завод. Так в действительности и было?
Да, на завод. Все уехали отдохнуть на море, а я месяц отработал на производстве топливной аппаратуры. Мне приходилось с 8 до 16 часов находиться на заводе, в воспитательных целях. Это дисциплинировало.


Московские команды – раздражители
Вам еще должен запомниться юношеский чемпионат Европы, где вы играли вместе с Крутовым и Ларионовым.

Да, и еще Миша Калашников там был. Наш, челябинский, безвременно ушедший. Довелось нам поиграть. Сборная – это всегда почетно, но и ответственно. Команда была хорошая, но нам немного не повезло в финале с финнами. Володе Крутову тогда попала шайба в бровь, он упал и не сдержал своего защитника. В итоге проиграли в одну шайбу.
Какое впечатление осталось от этих игроков? Они уже тогда были такими мастерами?
Да, по своему году они были сильные. Мы же с детства играли на всех турнирах, наблюдали друг за другом. Все в один год все заиграли в командах мастеров: Крутов – в ЦСКА, Ларионов – в Воскресенске, я – в «Тракторе».
Вы как-то общались?
До сих пор общаемся. В Сочи был первый фестиваль Ночной лиги, все ребята приезжали и даже более старшее поколение. Гусев, Ирек Гимаев, Сережа Макаров, Кожевников, Коля Маслов. В то время мы воевали, врагами были, а теперь после стольких лет борьбы в чемпионате можно встретиться на дружеском фестивале. Интересно было пообщаться.
Вас переманивали в московские клубы?
Да, были приглашения в Москву, «Динамо» Рига, киевский «Сокол». Но я люблю свой город, никуда не рвался. Мечтал только в «Тракторе» играть.А если бы переехали в Москву, то была бы открыта дорога в сборную.
Возможно. Слава Быков мог играть здесь, однако уехал в Москву. Но могли взять и с периферии, нужно было доказывать, показывать.
Традиционный вопрос – какой ваш гол можно назвать самым памятным?
Гол в ворота Третьяка, тогда мы в Челябинске выиграли 2:0 у ЦСКА. Тогда Коля Макаров забил и я. Ну и, конечно, мой самый первый гол, когда я выступал за СКА, находясь в армии, в Риге против «Динамо». Причем я тогда сразу дубль сделал.
Действительно Третьяку было очень сложно забить?
Я бы сказал, что у ЦСКА тогда была очень хорошая защита. Подъехать к Третьяку на пятак и забить гол было очень сложно. Конечно, он великий вратарь, но все равно все люди ошибаются, тем более в игре. А защита ЦСКА ему очень здорово помогала.
Вы уже упомянули про матчи с московскими командами. Серьезно настраивались на них?
Не только ЦСКА, но и все московские команды являлись для «Трактора» серьезными раздражителями. Команда самолюбивая была, и настраивать кого–либо специально не требовалось. Настраивать надо было на такие команды, как «Торпедо» Усть–Каменогорск, «Сибирь», «Динамо» Минск. Цыгуров собрание проводил по два часа, чтобы не валяли дурака.
Считается, что судьи всегда благоволили московским командам.
Болельщики со стажем могут вспомнить тот памятный матч, когда мы играли с ЦСКА. Фамилию судьи я запомнил на всю жизнь – Кузнецов, из Риги он был. То засчитает гол, то нет, то туда, то сюда… Долго матч длился, никто никуда не уходил. Я тогда сидел на лавочке и лично слышал, как Тихонов его подзывает и говорит: «Гол не засчитаешь – судить не будешь». И этот судья засчитывает гол в пользу ЦСКА, и мы игру проигрываем. Было очень обидно.
И потом болельщики «Трактора» закидали камнями ЦСКА.
Да, потом им нужно было ехать из Челябинска в Свердловск. Наши болельщики побили стекла у их автобуса.

Цыгуров, Белоусов, Быков, Знарок
Подходит ли Цыгурову прозвище «Бригадир»?
Да, «Бригадир», потому что еще будучи игроком он в раздевалке всегда свое слово имел. Цыгуров был многолетним капитаном в «Тракторе», надежным защитником.
А как тренер?
Как тренер для меня он был папкой, потому что отец меня так не пытался воспитывать. А Цыгуров мог меня и на завод отправить, но он позволял мне многое на поле. Я мог сыграть индивидуально, как я хочу, и тренер не ругал за это. А некоторых он ставил в рамки – надо так-то и так-то. Но и спрашивал Цыгуров с меня всегда жестко. Я благодарен ему, что он пригласил меня после армии, а я мог остаться в СКА, квартиру там давали. А Цыгуров уговорил меня – остался здесь на всю жизнь.
Сейчас игроков пугают «баллонами» Крикунова. В ваше время что-то подобное было?
В цирке был «уголок Дурова», а у нас был «уголок Цыгурова». Это силовая станция из двадцати точек, в неделю по два раза. Тот, кто этот «уголок» прошел, выжил, тот сделал себе фундамент на сезон и будет готов на 100% на весь сезон. И «баллоны» были также в порядке вещей. Бегали с и «баллонами», и с эспандерами.
Цыгуров – очень строгий человек. Как вы не боялись нарушать дисциплину при нем?
Боялись, конечно, но прятались хорошо. Это сейчас смешно, а тогда это ведь молодость была, безбашенный народ... Молодые, а жизни как таковой не было – игры да сборы. Позволяли себе «оторваться» в этих промежутках.
В те времена с этим было проще? Сейчас болельщики могут игроков увидеть, сфотографировать.
Да, проще, но мы тоже были на виду. Нам выдавали одинаковые куртки, и как-то раз Виктор Михайлович Перегудов увидел нас в одном злачном месте, рядом с рестораном: И пошла по городу молва о нарушении дисциплины.
Вам потом болельщики высказывали?
Да, они еще на трибунах кричали! Все было слышно, и Цыгуров об этом узнавал. А на тренировке выгонял из нас это все – приходилось с поясами бегать.
Вы успели поиграть с Белоусовым. Все его называют интеллигентным тренером, он был таким же игроком?
Мне посчастливилось поиграть с Валерием Константиновичем года три, наверное. Выходили вместе с ним и Быков в одном звене, когда Паша Езовских травму получал. На льду он был заводным, неуступчивым, и не только в хоккее – в футболе, в баскетболе – никому он не уступит. Вне площадки – добрый, порядочный, отзывчивый человек. Я у него и у Коли Шорина учился. Цыгуров проявил мудрость – не поставь он Быкова к Белоусову и Езовских, а меня – к Шорину и Махинько, может быть, и не заиграли бы мы. Это были великие мастера и дядьки хорошие. Учителя. Мы у них опыт перенимали, наглядно учились на тренировках. Нам очень повезло, что попали в такой состав.
Какие у вас воспоминания о Вячеславе Быкове?
Мы со Славой Быковым вместе пришли в «Трактор». Только у него карьера по-другому началась – с ЧИМЭСХ он попал в челябинский «Металлург». Там очень хорошо заиграл, и Цыгуров взял его в «Трактор». Очень рад, что его карьера так сложилась. Общаемся по возможности, но все мимолетом. Когда он был в Швейцарии, присылал мне фотографии с пожеланиями.
Вы же застали Олега Знарка? Он в то же время был в «Тракторе».
Олег Знарок – вообще мой воспитанник. Как он пришел, поселили ко мне в комнату. Я ему объяснял то, чему меня учили. Если бы мне тогда сказали, что Олег будет тренером сборной, я бы очень сильно удивился. По его поведению я бы это никогда не предположил. Усть-катавский парень, оторвиголова с таким непростым характером. По поведению в молодости он бы еще со мной поспорил.
В Риге его перевоспитали получается?
Хорошую школу он получил от Юрзинова и Воробьева. Там Знарок по-настоящему и заиграл, хоккеисты в команде сильные были.
Существует легенда, что в «Тракторе» Знарок «перебил ветеранов».
Утка какая-то, такого никогда не было. Ветеранов – это кого? Толю Тимофеева? Кто его сможет побить-то? Что он, что Гена Иконников – люди очень серьезные были. Да, Олег – рубаха-парень, разгильдяй, будем так говорить. Здесь он не прижился к требованиям Цыгурова, а уехал в Ригу – удачно.


Как хоккеисты гуляли в 80-е
Есть такое мнение, что Чистов – это современный Суханов, а Суханов – это Чистов 80-х годов. У вас есть что-то общее?

Да, он похож на меня поведением на площадке и вне ее. Перед этим сезоном Стас публично пообещал, что исправится. И слово свое сдержал – Стас стал и назад бегать, как защитник, отрабатывать. Потому что капитанская повязка обязывает. Теперь такого нет, что он вытворял при Белоусове.

Вы знакомы с ним?
Ну, он молодой. Знаю, что с Ленинского района, а этот район воспитание дает будь здоров! Там ребята очень серьезные, не забалуешь. Держит слово – мужик. Самое главное, чтобы в плей-офф не поплыл. А он мастер-то хороший. Очень рад, что он смог остановиться.
Своеобразным «эталоном» хоккеиста-хулигана считается Михаил Анисин. В ваше время были подобные игроки?
Если бы Анисин со своим вызывающим поведением попал в наше время, кто-нибудь из команды обязательно поставил бы его на место. Так вызывающе вести себя нельзя. По отношению и к тренерам, и к своим партнерам. Он ведь подвел команду своим поведением. В нашей команде нашлись бы люди, которые поговорили бы по-мужски, и он бы сразу забыл о том, что хоккеист может себя так вести.
То есть в ваше время тоже гуляли, но думали и о команде?
Было, все мы не без греха. И не только я. Да в каждой команде такое бывало. Приходилось играть и после «нагрузок» вне поля, но команду не подводили. Если ты нарушил, то на поле должен вдвойне отработать и доказать ребятам, что ты за свою команду горой. Всякое бывало, но чтобы так вызывающе себя вести – никогда.
В ваше время хоккеисты дружили со звездами советской эстрады. Вы с кем–нибудь поддерживали дружеские отношения?
Дружили с «Ариэлем». Помню, в Киеве проходил турнир «Советский спорт», а они в то время там гастролировали. На их концерт было невозможно попасть, а Каплун с Ярушиным посадили нас на стулья в проходе. А потом нас с «Ариэлем» приглашали на новогодние мероприятия.
Самое модное, любимое место хоккеистов в Челябинске того времени?
У нас не было таких клубов, как сейчас. Были «Южный Урал», «Малахит», а «Уральские пельмени», конечно, лучше всех. Там всегда вкусно готовили, и очень любили мы певца Александра Табинаева, солиста «Уральских пельменей». Он для нас песни пел, и на английском тоже. Заказывали песни Антонова, популярные тогда шлягеры, мог и «Аббу» исполнить. Музыка там хорошая была.
А летний отдых как проходил? Какие страны предпочитали в те времена?
Мы часто ездили с супругой в Чехословакию, в Болгарию и ГДР. На Мальдивы это только ребята сейчас ездят.
Были ли у вас в команде какие-то традиции?
Была в «Тракторе» такая традиция: когда заканчивалась первая половина сезона, мы ехали на кладбище к нашему знаменитому администратору Зиновию Борисовичу Певзнеру. Там, естественно, поминали его, а потом был традиционный командный ужин. Начиналось самое интересное – «разбор полетов»", выяснение отношение: «Ты такой-сякой, как играешь?». На такой «отдых» Цыгуров давал нам три дня, а потом снова приходилось трудиться. Еще ездили в Миасс, в Чебаркуль кататься на лыжах, чтобы мы отдыхали ото льда. После такого общения команда играла совсем по-другому.



Найти себя после хоккея
Окончание вашей карьеры пришлось на время распада СССР. Тяжело было привыкать к новым жизненным обстоятельствам?
Конечно, я же закончил в 38 лет и буквально потерялся на два года – не понимал, куда попал. Раньше кормили, поили, все делали за тебя, только играй в хоккей, а тут я окунулся в бытовую жизнь. Только через пять лет что-то стало получаться в бизнесе, друзья помогали. Я же продолжал играть, у нас на первенстве области было много команд с хорошим уровнем. Потихоньку свыкся с мыслью, что больше никто не будет кормить и поить, как раньше. Ты должен всего добиваться сам. Знаю, много наших ребят сломались, так и не смогли адаптироваться – погибли, спились. Очень было сложно в возрасте сорока лет оказаться совершенно неприспособленными к жизни. Еще даже не думали, что так получится со страной.
Не опасно было заниматься бизнесом в лихие 90-е годы?
Хорошие люди помогали – меня это не коснулось, да я в рисковые предприятия и не лез. Знал, что можно было и голову потерять.
Приходилось слышать историю о том, что в вас даже стреляли.
Да, было такое, в 2003 году у «Торгового центра» меня чуть не убили. Все хорошо закончилось, хотя год я потерял и не играл в хоккей. Уже в 2008 году мы ездили на чемпионат мира среди ветеранов в Канаде и выиграли его.
А из-за чего в вас стреляли?
Мы стояли продавали–покупали доллары в точке у «Торгового центра». Подошли люди, потребовали деньги – естественно, я ничего не собирался им отдавать. Завязалась потасовка, в меня выстрелили и угнали машину. Неприятная история такая была, но их потом нашли и осудили.
Тогда расскажите немного о ветеранском чемпионате мира.
Он прошел в Квебеке, в Канаде в 2008 году. Очень сильная организация была. Туда еще наши ветераны ездили – Шумаков, Картаев и Природин, они тоже стали чемпионами, только выше по возрастному цензу.
Наши ветераны, получается, сильнее канадских?
Получается, да, но в Канаде в ветеранский хоккей играют до 70 лет. Видишь, идут дедушки с баульчиками, и думаешь, ка кони будут играть на льду? А на площадке совсем по-другому – бегут!
Какие у вас остались впечатления от Канады?
У каждого есть мечта побывать на родине хоккея. Организаторам отечественных соревнований стоит поучиться у канадцев. Но уровень КХЛ сейчас тоже хороший. Александр Тыжных, который там живет, приглашал нас на матч НХЛ, но у нас не получилось – до Монреаля было далеко.
Сейчас вы занимаетесь только хоккеем?
В 2010-м году я начал тренировать ребят из любительской лиги – команда «Медиа 74». Там и баскетболисты, и гандболисты, и велосипедисты. Говорят: «Научи нас, Николай Николаевич, играть в хоккей». И вот мы поднимались с последних мест, в 2013 году заняли первое место в городе среди любителей, а в 2014-м году – второе место. Люди даже не могли стоять на коньках, а за четыре года я их научил хоккею.
Тяжела ли тренерская доля?
Мне было интересно с ними работать. Они умеют внимательно слушать, было приятно. Приходят после рабочего дня на вечернюю тренировку с таким энтузиазмом, стремятся все выполнять. Многое не получается, падают, разбиваются – жалко в иной раз их становилось. Потихоньку за четыре года мы добились отличных результатов – выигрывали первое и второе место. Приятно видеть людей из других видов спорта, объединенных любовью к хоккею. На самом деле хоккей – игра очень интересная, завораживающая. Из всей команды только один баскетболист не научился играть, а все остальные ребята – молодцы. Казалось бы один велосипедист – а как играет! Мне нравится их задор. Мужикам 25-30 лет, а как они смотрят тебе в глаза, стараются выполнять, даже если не получается. Подкупает такое рвение, такое усердие.

Олеся Усова, allhockey.ru
21 февраля 2015

 20 ноября 2018 под своды Арены был поднят персональный стяг Николая Суханова
.



Форум хоккейных статистиков им. В.Малеванного
Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988
Золотарев И. авт.-сост.«50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Жидков В. Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-1947 - 2006-2007 
http://r-hockey.ru/player.asp?TXT=54013 
Фото из архивов ХК Трактор, С.Иванова, Г.Цыгурова, общедоступных источников