Показаны сообщения с ярлыком Тренеры ХК Трактор. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Тренеры ХК Трактор. Показать все сообщения

суббота, 27 августа 2016 г.

Гудзик Виктор Владимирович


Гудзик Виктор Владимирович 08.12.1952



















Петропавловск, Казахская ССР. Спортсмен, тренер. Мастер спорта СССР по прыжкам в высоту 1971, заслуженный тренер РСФСР 1989.
Окончил Карагандинский техникум физической культуры (1976, специальность «тренер-преподаватель физической культуры и спорта»).
Одним из первых в Казахстане освоил прыжок в высоту способом «фосбери -флоп». Во время службы в спортивной роте внутренних войск (1973) установил республиканский рекорд спортивного общества «Динамо» (205 см). С 1977 тренер Петропавловской детской спортивной школы ДСО «Локомотив». С 1980 в Челябинске старший тренер спортклуба «Локомотив» ЮУЖД.
Подготовил ряд сильных спортсменов: единственную в истории советского и российского спорта чемпионку Игр доброй воли 1990 и Олимпийских игр 2000 по прыжкам в высоту Е.Б.Елесину; победительницу юниорского первенства мира 1990 С. Лаврову; чемпиона России 1997 А. Крысина.
Карьера тренера: тренер по общей физической подготовке «Трактор» - 1992-1995, 2010-2013, «Лада» Тольятти – 1995-1997, «Металлург» (Магнитогорск) – 1997-2007, «Авангард» Омск - 2008, «Амур» Хабаровск – 2009-2010, «Витязь» Подольск – 2013-2015
В настоящее время работает с профессиональными боксерами в команде С.Ковалева
Достижения в хоккее: бронзовый призер чемпионата России МХЛ 1992/1993, 1993/1994, бронзовый призер чемпионата России КХЛ и обладатель Кубка Континента 2011/2012 в тренерском штабе «Трактора», чемпион России МХЛ 1995/1996, обладатель Кубка Европы и серебряный призер чемпионата России РХЛ 1996/1997 в тренерском штабе «Лады» Тольятти, серебряный призер чемпионата России РХЛ и обладатель Кубка России 1997/1998, чемпион России РХЛ и чемпион Евролиги 1998/1999, бронзовый призер чемпионата России ПХЛ, чемпион Евролиги, обладатель Суперкубка Европы 1999/2000, чемпион России ПХЛ 2000/2001, 2006/2007, бронзовый призер чемпионата России ПХЛ 2001/2002, 2005/2006, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2003/2004, обладатель Кубка Шпенглера 2004/2005 в тренерском штабе «Металлурга» (Магнитогорск)


«Валера сказал: «Давай поднимем «Трактор». Может, это моя последняя команда». Как живет самый знаменитый тренер по ОФП 90-х
Максим Пивоваров 09.10.2015     

РУССКИЕ БОКСЁРЫ В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ, КОВАЛЁВ, ЕЛЕСИНА
Весной вы ушли из «Витязя», летом работали с русскими боксерами в Лос-Анджелесе. Чем занимаетесь сейчас?
Нахожусь в Челябинске. Жду, когда будет назначен следующий бой Сергея Ковалева, которого я консультировал в последнее время. Пока неизвестно, когда он будет – в декабре или в феврале. И в какой стране он пройдет, тоже неизвестно.
Как вы попали в команду Сергея Ковалева?
Эдис Климас, известный менеджер, пригласил меня поработать с группой русских боксеров в Америке. С его помощью я познакомился с Ковалевым, менеджером которого Эдис и является. Мы разговорились с Сергеем, он понял, что мои знания и мои консультации ему пригодятся. Он уже возрастной спортсмен, с ним нужно грамотно работать, тонко, на ребре возможностей, не загонять спортсмена в угол. Это очень интересная работа.


Ковалев – большая звезда.
Конечно, он многого добился в своем деле. Великий спортсмен. Но он еще и очень хороший человек, простой в общении. Его любят и болельщики, и друзья – у него их много в разных городах, во многих странах. У него такая положительная аура. И очень сильный характер, по-настоящему олимпийская нервная система. Может выдержать любой натиск, удержаться в любой ситуации.
Ваши задачи в боксе отличаются от тех, что вы решали в хоккее и легкой атлетике?
Есть свои нюансы. Боксеры – универсальные люди.
Вы сделали из Елену Елесину спортсменкой мирового уровня. Помните, как начиналась ваша работа?
Такое не забыть. До 1979 года я работал тренером по ОФП в прыжках в высоту и прыжках в длину в Петропавловске, в Казахстане. У меня хорошо выступали ребята. Ира Муртазина, например, стала чемпионкой Европы среди железнодорожников в Чехии, Сережа Лопаткин стал чемпионом страны в прыжках в длину. Так меня заметил Анатолий Кабанец и как хорошего работника забрал в Челябинск – в «Локомотив».
Я работал в школе по легкой атлетике, где и увидел худенькую девочку, она тогда прыгала 1,55 – 1,60. Попросил присоединить ее к моей группе. Собралась интересная компания: Лаврова, Елесина, Холодилина, Крысин, Анищенко. И мы пошли потихоньку. Ребята стали выигрывать медали. Через два года Елесина выиграла первенство СССР среди юношей, потом юниорское, и пошли победы, чемпионат Европы, мира и Олимпиада – уже в сборной России. Я с ней работал до 1992 года. Со мной она выиграла Игры доброй воли в 1990-м, в 1991-м стала второй на чемпионате мира в Токио, а в 1992 году – третьей на чемпионате мира в Генуе.
Лена взяла паузу в 1994-м в связи с рождением ребенка. Вернулась в 1996-м, когда возобновила карьеру в сборной. Я отдал ее с результатом 2,02 – лучшим в мире. А Олимпиаду в Сиднее в 2000 она выиграла с результатом 2,01. Все эти цифры помню.
Сейчас поддерживаете связь?
Она живет в Австралии, у нее двое детей. Иногда звонит – поздравляет с днем рождения.

БЕЛОУСОВ, «МАГНИТКА», ФИНАЛ КУБКА ГАГАРИНА
Вы были одним из самых близких друзей Валерия Белоусова. Как вы познакомились?
Летом 1990 года я был с легкоатлетами на Играх доброй воли в Америке. Тогда Елесина у меня и выиграла с результатом 2,02. Там же была делегация из СССР, практически туристическая, в которую входил и Белоусов. Сами игры проходили в Сиэтле, а недалеко от города было что-то вроде базы нашей сборной. На этой базе уже после официальных награждений на стадионе сборная и некоторые болельщики поздравляли спортсменов в своем кругу. Когда поздравляли Лену, объявили, что она и я, как ее тренер, из Челябинска. После этого ко мне подошел Белоусов. И так мы и совпали, оба челябинцы, познакомились, разговорились.
А в 1992 году доктор «Трактора» Миша Суханов попросил помочь в работе с командой. Я начал, втянулся. И открыл для себя большой мир хоккея.
Благодарен Белоусову за его прозорливость. Он опережал свое время и уже в начале 90-х понимал, что и в хоккее тоже необходимы специалисты из других видов спорта – в частности, тренеры по общефизической подготовке. Я был один из первых таких тренеров в лиге. Может быть, только в московском «Динамо» еще были.

Где в КХЛ самый высокий уровень функциональной подготовки и медицинского штаба?
В московском «Динамо». Неплохая, прямо скажем, школа, с большим опытом. В Ярославле были классные врачи и профессиональный подход – они погибли вместе с командой. В Питере в последний год, в чемпионский. По идее, вообще спортивных врачей нужно специально готовить. Они должны заканчивать спортивные медицинские факультеты.
Помните свой первый матч?
Я присоединился к «Трактору», когда был полуфинал с «Динамо» в 1993-м, на матчах в Москве. Как сейчас помню эти обидные поражения. После них, когда уже все было закончено, сидели в гостинице «Звездной», разговаривали, обсуждали и мое будущее в команде. И тогда Белоусов сказал: «Будем с тобой работать».
Что было потом?
Мы выиграли с «Трактором» еще одну бронзу. Затем Белоусов ушел в «Магнитку», а меня Цыгуров забрал в «Ладу». Там мы стали чемпионами страны, выиграли Кубок Европы. После чего Белоусов позвонил и позвал к себе, в Магнитогорск. Я согласился, тем более что на второй год в «Ладе» мы стали вторыми, и как-то у меня отношения не сложились с Цыгуровым.
Тот «Металлург» Белоусова – одна из лучших команд в истории российского хоккея?
Да, на мой взгляд. В то время Виктор Филлипович (Рашников – прим. автора) и Геннадий Иванович (Величкин – прим. автора) создали в Магнитогорске лучшие для хоккея условия в стране. Был момент, когда мы выиграли почти все матчи сезона. Нам забивали пять, мы – семь. Золотая пора!
В Магнитогорске мы вместе работали с 1997 по 2003 год. Выиграли все. И золото, и серебро, и Кубок Европы, и суперкубок. Потом Белоусов ушел в Омск, а я продолжал с Сикорой, мы взяли серебро. После с Кингом – бронзу. А потом пришел Канарейкин. Мы стали чемпионами, и я закончил. Десять лет на одном месте. Устал.
Самый сильный нехоккейный эпизод в «Магнитке»?
Новый год в Давосе, с 1999-го на 2000-й. Какая же там красота! Горы, две тысячи метров над уровнем моря! Лошади в сани запряженные. Там зима такая настоящая – зимой пахнет.
С Белоусовым вы работали и в «Авангарде».
Но совсем немного, два месяца. Он был в Омске уже четвертый год, позвонил, сказал: «Выручай, что-то с командой не клеится. Разладилась игра, начали много пропускать». А тут еще губернатор Омской области Полежаев начал говорить, что нужно убрать Макса Соколова, выпускать второго вратаря. Но Валера считал, что Макс сильнее. И на последнюю игру поставил Соколова. Мы проиграли, и Полежаев сразу после матча его уволил. 31 декабря мы вместе ушли.
Как вы вернулись в «Трактор»?
В октябре 2010-го Валера позвонил мне и сказал: «Давай поднимем «Трактор»? Хочу в своем родном городе оставить хороший след. Может быть, это моя последняя команда». Так мы вернулись в Челябинск.
В первом после возвращения Белоусова сезоне команда даже не попала в плей-офф.
После этого был серьезный разговор у Михаила Юревича, тогда губернатора Челябинской области. Белоусов сказал: «Не я собирал эту команду, мне нужно сделать это самому, подготовить игроков, начиная с предсезонки. Нужен год». Юревич дал ему год, сказал: «У вас карт-бланш». Эта ставка сыграла, Белоусов достиг результата в Челябинске.

Это было невероятное время. Но почему «Трактор» весной 2013-го проиграл финал московскому «Динамо»?
Команда в целом у нас была готова хорошо. В том числе физически. «Трактор» был готов взять Кубок. Шанс был великолепный. Мне кажется, административный ресурс москвичей сыграл, давление психологическое, та же истерика в СМИ вокруг Ничушкина и его отъезда в юниорскую сборную тоже повлияла.
Белоусов долго отходил от поражения?
Он был и доволен – финал все-таки, и недоволен – была такая возможность сделать Челябинску золотой подарок. И надеялся, что на следующий год выстроит команду снова. Но не учел, что меня уже нет рядом, упущена общефизическая подготовка. Нужно было обновить команду, влить свежую кровь. Но ничего этого не было сделано и функционально они просели. С первых игр сезона 2013/14 было видно – «Трактор» не готов.
Почему практически все команды Белоусова резко сдавали после чемпионских сезонов или сезонов с финалами?
Любой чемпион на следующий год по психологии и физиологии попадает на спад. Если команда будет обновляться – то, возможно, она и дальше будет идти на высоком уровне. Но, как правило, это спад. И игроки пустые. Во-вторых, хоккеисты – народ непростой. Когда они чувствуют, что тренер добр к ним, начинает нарушаться дисциплина. И начинают этим пользоваться. Вот так получилось и с «Трактором».
Как известно, «Трактор» расстался с вами не очень хорошо.
Да, меня убрали перед плей-офф серебряного сезона. Уверен, Белоусова на меня натравили. Он сказал, что это решение Кречина. Валера был на прямой связи с Юревичем, но, так сказать, Кречин перебил эту карту. Впрочем, мы с Белоусовым остались в хороших отношениях. Иначе быть не могло. Мы были друзьями много лет, больше двадцати. Часто бывали друг у друга в гостях. Тепло общались. Он не подпускал к себе близко чужих людей, держал на расстоянии. Но если допускал человека, то отношения были самые хорошие.

МАГИЯ, ВРАТАРИ, «КРЕСТОВАЯ ПЕЧАТЬ»
Смерть Белоусова стала для вас неожиданностью?
Конечно. Огромной. Он заболел воспалением легких, 19 декабря я его поздравил с днем рождения по телефону, мы поговорили. Я сказал, что буду уходить из «Витязя», на что Валера мне ответил: «Не спеши выбирать новую команду. Может быть, я что-нибудь возьму и пойдем вместе дальше». Спустя какое-то время мы опять созвонились, он сказал, что опять в больнице. Я позвонил Нине Григорьевне, его жене, спросил, что за история, почему затягиваются все эти больницы. Сказал, что подключусь. В Екатеринбурге я нашел одного китайца, очень сильного врача. Он должен был приехать сюда, в Челябинск. Но в тот день, когда Нина должна была сказать «Да», Валеру положили в реанимацию. А на утро его не стало.
Не успели на пару дней. А так… удар настоящий, неожиданность. Но врачи говорили, там сопутствующих болезней было много. Все-таки здоровье было сильно подорвано.
Белоусова сильно угнетало, что приходилось сидеть дома?
Он был очень самолюбивым человеком. Как и все лидеры, любил победу, любил быть первым, любил, чтобы его уважали за успехи, за то, чего он добился. Это нормальное явление. Но когда его «Трактор» в сезоне 2013/14 стал проигрывать, от Валеры многие в Челябинске отвернулись. А потом и вообще его убрали из клуба. Незаслуженно. Дали бы ему еще год, он бы сделал новый «Трактор», еще раз. А когда его убрали, его это сильно подкосило морально. Он понял, что стал не нужен. Думаю, это его тоже надорвало. Он жил хоккеем, а когда хоккея в его жизни не стало, не стало и смысла…
В чем заключалась магия Белоусова? К нему охотно шли игроки, они с ним любили работать.
Он был очень тактичным, интеллигентным человеком. У него была такая высокая культура, ко всем он относился по-отцовски. Он умел разговаривать с игроками на нормальных тонах без повышения голоса. Просил их делать те или иные вещи спокойно, по-человечески. А наказание было одно – молчание. Просто садил в запас и не разговаривал с человеком. Когда команда проигрывала, он просто часто не заходил в раздевалку, говорил: «Там и так у всех стресс, а тут еще я что-то говорить буду». Вот это и была его магия. Люди чувствовали такое отношение. И относились хорошо в ответ, уважали.
А магия хоккея… Он же такой игровик был, настоящий нападающий, с великолепным чутьем, со своим образом игры. Он представлял этот образ, под него искал хоккеистов. У него был редкий дар – он видел хоккеистов, понимал, кто и что может делать в его видении хоккея, и как в шахматах расставлял фигуры в своей команде. Он искал всегда импровизаторов, всегда внимательно относился к характеру человека.
И очень большое внимание всегда уделял вратарю. Валера считал, что игру в атаке всегда создаст, но вратарь должен выручать. Должен «подметать», как он однажды высказался. Когда мы и пришли во второй раз в «Трактор», то часто проигрывали, в итоге в плей-офф не попали – потому что вратаря не было. Без вратаря ничего не получится. Поэтому, Белоусов и нашел Гарнетта. Он стоит полкоманды. У вратаря бывает удачный год, неудачный год. Но когда у него в картотеке есть победы, медали – это ценный вратарь. Нужно к нему находить ключ, находить общий язык. Белоусов искал и находил ключики к людям. Психологом он был отличным.
Вот так у его команд и появлялся фирменный почерк.
У вас есть тысячи личных история про Белоусова. Расскажите одну.
У Валеры вообще было много интересов, очень разносторонним человеком был. Играл в теннис хорошо, в футбол – пока ноги не стали подводить. Часто ездили на рыбалку, он очень хорошо ловил рыбу, разбирался во всех удочках, наживках, крючках. Тонко чувствовал поплавок – как игрок, который хочет забить. И еще очень хорошо играл в бильярд, с Геннадием Величкиным часто сражался, обыгрывал его, а тот расстраивался.
Ну а история… Когда мы работали в Магнитогорске, то часто после матчей садились в служебную машину, я – за руль, Валера – пассажиром. И ехали в Челябинск. Домой. Он включал Кучина, очень любил его. Особенно песню «Крестовая печать», там еще есть такие слова:

Гони же, друг, гони, фартовый.
Пусть жизнь сначала мне уж не начать.
Давно на ней как камень стопудовый.
Лежит судьбы крестовая печать.

Душевные, в общем, такие песни. Он как-то сопоставлял себя с героями этих песен. Считал, и справедливо, что его судьба тоже непростая, тяжелая. И всегда очень переживал за дочку, все для нее делал. Помог в Швейцарию переехать, когда она сильно болела.

СИКОРА, КНИГА КИНГА, ПЕРЕЛЁТЫ
Цыгуров – совершенно другой тренер и человек?
Совершенно другой. Это давление, жесткость, строгость.
Сикора был интересным тренером?
Очень. Жестким. Кстати, его отец сделал сборную Чехословакии чемпионом мира, еще до войны. А потом он пережил войну в концлагере.
У Марека были современные методики в работе и высокие запросы к функциональной подготовке и игровой дисциплине хоккеистов. Он требовал, чтобы оборона начиналась в средней зоне, требовал отбирать шайбу и сразу бежать атаковать – ведь так тратится в два раза меньше сил, до ворот соперника меньше расстояние. Разумный чех. Он мне доверял подготовку команды, так как у нас совпадали взгляды.
Каким вам запомнился Кинг?
Его характеризует один эпизод. Мы проиграли последний матч сезона, стали бронзовыми. Он зашел в раздевалку, всех поблагодарил. И только когда зашел к себе в кабинет, схватил стул и разбил им компьютер. Нельзя, он говорил, свои эмоции показывать игрокам, если тренер на них орет – это от бессилия.
Кинг уделил вам огромный эпизод в своей книге. Читали?
Читал. Но мы с ним нормально работали. У него расставание с «Металлургом» получилось не очень добрым, что его и озлобило. Мы же с ним разговаривали в Ярославле, когда он работал в «Локомотиве», а я с «Витязем» туда приезжал. «Ну и разозлили вы меня тогда», – сказал Дэйв. – Вот я и написал книгу». А еще сказал, что Северная Америка любит, когда повествование насыщенно жареным, скандалами. Книгу-то продавать надо было. Бизнес есть бизнес. Но все его рассказы там – бездоказательны, конечно. Ничего из того, что он описывал, не подтверждалось. И про врача, который как будто гинеколог. Никакой он не гинеколог, нормальный хирург.
У меня вообще такое отношение ко всей этой истории – если Кинг уделил мне внимание, значит, я чего-то стою. Хуже было бы, если бы вообще ничего не написал.
Вы работали в «Амуре». Налетались на всю жизнь?
Летом 2009-го меня позвал в Хабаровск Толя Емелин. Мы были хорошо знакомы еще с той тольяттинской команды, которая стала чемпионом в 1995-м. Он верил в меня, в мои принципы, считал, что они помогают добиваться результата.
Мы начали работать, сделали очень тяжелую предсезонку. Так как команде предстояло много летать. А когда делаешь такую базу, сразу не будет результата – игроки постепенно отходят, после чего входят в длительную плату хорошего состояния. Руководители «Амура» этого не дождались. Емелина убрали, не дали довести команду до логического конца, а меня оставили. Я доработал сезон. Но когда мы полетели на последний матч сезона в Москву, я сразу написал заявление и уволился. Такие перелеты – очень тяжело, почти полгода в самолете провел. Из Москвы сразу улетел в Челябинск.
В «Витязь» вас позвал Варицкий?
Да, Игорь. Я там проработал почти два года. Новая команда, новые отношения. Набрался опыта, тем более что я впервые работал в московском регионе. В прошлом сезоне ребята ходили за восьмеркой буквально по пятам, но чуть-чуть не хватило.
Почему закончили там? Это правда, что на ваше решение уйти некоторое время в хоккее повлияла смерть Белоусова?
Не совсем так. У меня просто истек контракт, были свои планы на будущее. Поэтому, когда сезон закончился, я Варицкому сказал: «Ухожу». Радует, что и с Игорем мы остались в хороших отношениях. Последний раз созванивались, когда я улетал в Америку.


Кто был самым сильным игроком из тех, с кем вы работали?
Их много, конечно. Братья Корешковы, Гусманов, Разин, Малкин, Бородулин, капитан той непобедимой «Магнитки». Очень хорошими игроками были Серега Осипов, Дима Попов. Еще, конечно, Гомоляко – хоккеист с золотыми руками. Варицкий. Кузнецов и Гарнетт, разумеется, тоже. И Валерка Карпов – он не только классно играл в хоккей, но и везде был душой команды, такой объединяющей позитивной силой.
Разин сейчас всех впечатляет со своим «Автомобилистом».
Это только начало. Он очень творческий человек со светлой головой. Очень хорошо чувствует игру, умеет ее ставить. Он перспективный тренер, в хоккее его команды есть интересные моменты. Но нужно время. В Екатеринбурге у Андрея играющая команда, она еще будет удивлять.
У вас были конфликты с хоккеистами из-за работы?
Конечно. Дело в том, что я требовательный. Я и Белоусову говорил, что у меня есть такое правило: функциональное состояние требует напряжения всех сил в определенный конкретный момент тренировки. Над этим нужно работать. Именно на этой почве были конфликты, конечно. Например, в «Тракторе» – с Кузнецовым.
Но конфликты в такой работе неизбежны. Когда требуешь максимальной отдачи от игроков, иногда это психологически трудно выдержать. Они должны понимать, что для того, чтобы быть в хорошей форме, они должны тренироваться по определенной методике. Это основа всей функциональной работы. Нужно работать со штангой, бегать кросс, спринт, крутить велосипед. И все делать – максимально, а не вполсилы, иначе не будет никакого эффекта. И некоторым игрокам это не нравится.
Игроки ведь называли вас Гудзоном. Кто это придумал?
Величкин. Хоккеисты подхватили и разошлось (улыбается).

СПОРТИВНОЕ ПИТАНИЕ, ТОНКАЯ РАБОТА, СЫН
Помимо работы над общефизической подготовкой в вашу методику входит и спортивное питание?
Все верно. В Америке, кстати, во время работы с боксерами, я тоже внимательно смотрел, как построена эта индустрия.
Спортивное питание очень важно. Земля сейчас истощена, в ней мало цинка, селена, нет многих микроэлементов. И их негде взять. Витамины восполняют их отсутствие. Нельзя перебирать, нельзя давать запрещенные препараты, гормоны. Питание для спортсмена должно быть просто богатым белками, витаминами и минералами. Чтобы лучше шло восстановление, лучше росли мышцы, появлялась сила. Это вспомогательные вещи. Основа – методика тренировок и талант спортсменов.

Рассказывают, что в «Тракторе» вы придумывали свои комбинации витаминов.
Все верно. В такой работе нужно отталкиваться от задачи, которую ставит тренер. Если нужно увеличить силу спортсмена – значит, нужно усилить синтез белка, если скоростные качества – нужны другие сочетания, с креатин-фасфатом. Очень внимательно нужно работать с энергетиками. Если, например, идет сложная игра, спортсмены волнуются, то энергетики иногда вредят, игроки могут перевозбудиться. Что создаст еще больший стресс! Спортсмена в такой момент наоборот нужно успокоить. Это тонкая и часто индивидуальная работа.
Откуда вы черпаете эти знания?
Много читаю, использую уже накопленные знания. Я десять лет работал в сборной СССР по легкой атлетике, там встречались очень грамотные врачи и тренеры – Витольд Крейер, Игорь Тер-Ованесян, Евгений Загорулько. Люди с большим именем и жизненным опытом. Я многому у них научился.
Ваш сын пошел по вашим стопам?
Да, и я рад этому. Многому его научил я, многому он учится сам. Сейчас он работает в Челябинске, в «Белых медведях». Они уже выиграли две бронзы. Думаю, достойная смена будет.
Признайтесь, у вас были неудачи в работе?
И неудачи были, и разочарования, это жизнь. Падая и вставая – растешь.



С.Тертышный
Те победы «Магнитки» – в том числе победы Виктора Гудзика?
Если честно, да. В своем деле он специалист высочайшего уровня. Правда, ему Константиныч все время говорил: «Только к хоккеистам не лезь». Гудзик ведь такой въедливый, щепетильный в нюансах – кто-то пропустит, а он – нет. Если, например, игрок делал не пятнадцать повторений упражнения, а четырнадцать, Гудзик это замечал. И говорил об этом, потому что, все эти мелочи все равно влияли на итоговый результат. В этом он был прав.
Кстати, сын у него тоже очень грамотный в своей теме. Не зря его сейчас Анвар Гатиятулин привлек в «Трактор».

Бородкин А.
Многие ребята отмечали, что у Гудзика интересные тренировки.
Да, у Вадима Викторовича много чего интересного. Он йогой с нами занимался, и раз атлетов тренировал, то знает много упражнений для хоккеистов в плане толчкового катания. Это не банальный поход в тренажерный зал или что-то еще – это совершенно новое в плане физики. В какие-то моменты бывает трудно, приходится пересиливать себя. Также на тренировках много упражнений на технику, где нужно все осваивать, понимать, где-то даже ломать себя.

пятница, 26 августа 2016 г.

Бьюр Томас/Bjuhr Tomas



Бьюр Томас/Bjuhr Tomas 25.02.1964



















Стокгольм, Швеция
Карьера тренера: тренер вратарей - IF «Sundsvall Hockey» Allsvenskan Швеция - 2000/2001-2003/2004, Sweden U16 – 2000/2001, «MODO Hockey» J18         J18 Elit Швеция – 2009/2010-2010/2011, «MODO Hockey» J20 SuperElit Швеция – 20009/2010-2010/2011, «MODO Hockey» SHL – 2009/2010-2010/2011, «Örnsköldsviks» HF Division 1 Швеция – 2010/2011-2012/2013, 2016/2017, «Спартак» Москва – 2011/2012, «Металлург» Магнитогорск – 2013/2014-2014/2015, «Трактор» - 2015/2016
Достижения тренера: чемпион России КХЛ и обладатель Кубка Гагарина 2013/2014 тренер вратарей «Металлург» Магнитогорск


Христич Дмитрий Анатольевич



Христич Дмитрий Анатольевич 23.07.1969


















Киев. Украинская ССР. Нападающий. Заслуженный мастер спорта СССР. Воспитанник Киев. На драфте НХЛ в 1988 году выбран в 6 раунде под общим номером #120 «Washington Capitals»
Карьера игрока: «Сокол» Киев – 1985/1986-1990/1991, ШВСМ Киев 2 лига – 1985/1986, 1 лига – 1986/1987-1987/1988, «Washington Capitals» - 1990/1991-1994/1995, 2001/2002, «Baltimore Skipjacks» AHL – 1990/1991, «Los Angeles Kings» - 1995/1996-1996/1997, «Boston Bruins» - 1997/1998-1998/1999, «Toronto Maple Leafs» - 1999/2000-2000/2001, «Металлург» Магнитогорск -  2002/2003-2003/2004, юниорская, молодежная и основная сборная СССР, сборная Украины.
Карьера тренера: сборная Украины – 2009-2013 тренер, «Трактор» - 2015/2016 видеотренер, «Амур» Хабаровск – 2015/2016 видеотренер
Достижения игрока: бронзовый призер чемпионата мира среди юниоров U18 1986/1987, серебряный призер чемпионата мира среди молодежи U20 1987/1988,
чемпион мира среди молодежи U20 1988/1989, чемпион мира 1989/1990, победитель Игр Доброй Воли 1990, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2003/2004 в составе «Металлурга» Магнитогорск


Дмитрий Христич: Я уже давно хотел вернуться в большой хоккей
Видеотренер «Трактора» Дмитрий Христич в интервью AllHockey.Ru - о КХЛ, НХЛ, Николишине, Гретцки, украинском хоккее и гольфе.
Не все болельщики «Трактора» понимают, зачем команде видеотренер. В чем заключается ваша должность?
Видеотренер – это видеооператор с расширенным функционалом, в обязанности которого входит не только запись матча, но и разбор его по частям, чтобы информация была как можно быстрее доступна для тренеров – после матча или при подготовке к следующему.
Говорили, что для этого купили какое-то уникальное оборудование.
Не знаю, подходит ли слово «уникальное». Это оборудование – компьютерная программа, которой пользуются во всем мире многие команды, и не только хоккейные. Эта программа позволяет быстро и гораздо эффективнее разбирать прошедшие матчи, готовиться к новым играм.
У вас был до этого такой опыт работы?
Когда я работал в сборной Украины, у нас был видеооператор, который владел навыками работы с этой системой. Так что мы видели, как эффективно и быстро видео может быть доступно из записей. Для меня это было не ново, но пришлось поучиться.
Предложение «Трактора» приняли с радостью?
Да, я уже давно хотел вернуться в большой хоккей. С чего начинать, было не так уж важно. Я в основном проводил время на Украине, а там хоккею уделяется не очень большое внимание.

Вас пригласил именно Андрей Николишин?
Да.
Вы с ним друзья?
Да.
На игроков, работающих на предсезонке, смотрите с завистью и сожалеете, что у вас все закончилось, или думаете: «Слава богу»?
Я чувствую, что нахожусь в ритме хоккейной команды и участвую в ее жизни. Быть может, это не так заметно, но я все время в тренерском штабе, мы обсуждаем многие вещи, советуемся друг с другом. Жизнь бурлит, и мне приятно это осознавать. Сожаления… К этому надо относиться, как к неминуемому. Все знают, что есть юность, молодость, зрелость, старость. Все идет своим чередом. Ребятам, у которых все впереди, если и завидовать, то только по-хорошему. Им нужно самим узнать, что перед ними большие возможности, что надо работать, чтобы чего-то достичь.
Много разговоров ходит об очень тяжелой предсезонке, которую проводит Андрей Николишин. Как вы ее оцените?
Мне сложно сказать, потому что в НХЛ как таковой предсезонки не было, все игроки готовились самостоятельно. Так у меня происходило из года в год. Я узнал, что такое предсезонка, только в конце своей карьеры в Магнитогорске. Тогда я вспомнил, что было у меня в юношестве в киевском «Соколе». Не знаю, как в последнее время проходило межсезонье в российских клубах, но сезон длинный и нужно заложить фундамент. Не зря говорят – тяжело в учении, легко в бою. Главное, чтобы ребята были в тонусе, когда начнется чемпионат.

В этом случае все обычно вспоминают про «крикуновские баллоны». У Николишина есть что-то подобное?
Андрей Васильевич пытался разнообразить тренировочный процесс. Ребята бегали, бросали гири, тяжелые мячи. Работа была не монотонная, не скучная, было интересно.
Бросали гири?
Да, на стадионе имени Елесиной. Там есть замечательная площадка для пляжного волейбола. И ребята кидали гири, мячи под 10 килограммов весом. Пришлось двигаться, бороться, чем-то это было похоже на хоккей.
Вы не удивились, когда он первым делом повел команду на бадминтон?
Я не удивился потому, что знаю – Андрей любит многие виды спорта. Слышал, что в прошлом году они ходили на водное поло. Хоккей – вид спорта такого широкого спектра, что все мышцы должны работать, а игрок обязан обладать командным чувством.
На том же бадминтоне возникло ощущение, что у вас такая тренерская банда, в хорошем значении этого слова.
(Смеется) Посмотрим, какая у нас «банда». Опять же все сводится к тому, чтобы создать атмосферу в команде, чтобы хоккеисты могли показать свою лучшую игру. Четверо человек из шести в тренерском штабе уже давно знают друг друга, мы играли вместе в России и в НХЛ. Нас можно назвать друзьями, единомышленниками. Мы собрались здесь с одной целью.
Когда Николишин еще был игроком, многие уже видели в нем тренера. У вас было такое ощущение?
Да, я знаю его семью и то, как Николишин воспитывал своих сыновей. Я видел, как они хотят ему подражать, как он играл с ними в разные вида спорта. Оба его сына занимаются хоккеем. Было видно у Андрея желание, стремление.

Видно, что он получает удовольствие от своей работы.
Конечно, а как по-другому? Мы должны расценивать наш труд не как работу, а как любимое занятие.
Вы, как уже сказали, знакомы практически со всем тренерским штабом и руководством. С Сергеем Гомоляко вы вместе играли на МЧМ-1989 года, знаете друг друга с тех пор?
Да, еще и с Владимиром Цыплаковым. Дело в том, что с 1990 года я отсутствовал на этой части земного шарика. Но опять-таки в конце карьеры мы с Сергеем Юрьевичем пересеклись в Магнитогорске. Перед тем, как его обменяли, мы месяц вместе поиграли. Теперь судьба опять свела через Николишина.
Ваша карьера началась бурно – золото МЧМ-1989 года, ЧМ-1990…
1990 год был действительно очень бурным. Глядя назад, я даже с трудом поставлю все в хронологическую таблицу, но все это было – факты остаются фактами. Конечно, было интересно все это прожить. Также забывается еще такой турнир, как Игры доброй воли. Это были летние соревнования, но участвовали два зимних вида – хоккей и фигурное катание.
На Играх доброй воли из сборной сбежал Сергей Федоров?
Да, когда мы прилетели на Игры доброй воли, на следующий день Федоров исчез.
Как восприняли это в команде?
Так были прецеденты. Могильный уже показал, как это делается. Как восприняли? Должным образом. В то время шел распад Советского Союза. Появилась возможность, они так и сделали. Что предприняло руководство? Собрало у всех паспорта и все.
Что чувствовали в то время игроки? Страна рушится…
В такое время остается только переживать, по большому счету ты ничего не можешь сделать. Другие люди творят эти вещи. Остается только заниматься своим делом.

У многих в России есть ностальгия по тем временам. Как у вас?
Только на том уровне, что и у всех, – воспоминания о детстве и юности. При том строе ничего хорошего мы не видели, никакой свободы не было. Пожив в Америке, я понял, что такое свободный человек, так намного лучше жить.
Когда вас выбрал «Вашингтон» в 1988 году, вы вообще знали, что такое драфт?
Я про это дома в Киеве услышал во всесоюзных новостях по телевизору. Я даже не знал, что такое драфт. Ну выбрали, так выбрали. На чемпионате мира ко мне подходили скауты из «Вашингтона», они спрашивали, хочу ли я поиграть в НХЛ. Я отвечал, что не против, но не знаю, как это делается. Мне сказали не волноваться. Они напрямую вышли на киевский «Сокол» и договорились. Приняли решение без участия Москвы – Советский Союз не распался, официально разбежались в 1991 году, но спорт тогда уже начал делиться.
Вячеслав Фетисов говорит, что игроки должны уезжать в 28 лет, Федоров – в 25. Вы как думаете, когда лучше?
Такая тенденция была как раз в 90-х годах, что хоккеисту нужно уезжать в 28 лет, чтобы 10 лет он отыграл в чемпионатах Советского Союза. Я думаю, что игрок должен распоряжаться собой, как он хочет. Каждому свое. Если он свободен, как спортсмен, и имеет возможность попробовать, а если не получится – вернуться, то почему нет? Есть люди, которые боятся перемен, их устраивает все здесь. Например, Алексей Кайгородов, его выбрали на драфте, а он даже не собирался ехать и сделал неплохую карьеру в России. Единого пути не существует.
Сейчас за океан поехала новая волна российских игроков. Это хорошо или плохо?
В этом случае задают вопрос, хорошо это или плохо для сборной. Многие ли из них приживутся, заиграют? Как они станут относиться к своему делу, так у них и будет получаться. Зависит от отношения – будет ли оно как у истинных профессионалов или нет.
Знакомы ли вам выражения «поехать за мечтой», «поехать в лучшую лигу мира»?
Надо учитывать, что там никто никого не ждет. Как и здесь, в НХЛ тоже придется доказывать. Вот, например, Александр Болдюк, который все больше понимает, что и в России нужно очень много работать. Когда туда приезжаешь, не получаешь большого кайфа, надо работать и показывать, что ты можешь. А насчет хорошей жизни там – и здесь условия неплохие, главное – что ты показываешь на льду.

Много говорилось, что КХЛ может догнать НХЛ. Что не получилось?
А по каким параметрам догонять и перегонять? По зрелищности? Но там маленькие площадки, а матчи больше устроены как шоу. Здесь в России, я считаю, сейчас это тоже есть. Не очень правильно сравнивать, кто что может, кто на что горазд. НХЛ больше ста лет, в КХЛ идет только восьмой сезон.
Вы считаете, что стоит переходить на североамериканские площадки?
На большом льду играют везде, на маленьких – только в Северной Америке. Не обязательно переходить, синюю линию отодвинули, зоны убавили – хоккей тоже становится более зрелищным.
Андрей Назаров говорил, что приехал в НХЛ, как в джунгли: «Сидят в раздевалке звери с мрачными рожами и огромными разбитыми кулаками». Вы что-то подобное чувствовали?
Когда попадаешь в страну, где говорят на другом языке, разные мысли могут посещать. Однако, когда ты выходишь на тренировки и игры, хоккей выравнивает и попадаешь в свою среду. Хоккей – это ради чего мы туда и поехали.
Вы знаете, какое самое популярное видео на YouTube с вашим участием?
Нет.
Драка «Торонто» – «Филадельфия» 1999 года. Помните ее?
Помню. В той команде выставили тафгая и у нас Тая Доми. Самое интересное, что он там несильно участвовал, все ездил и показывал, как он в какого-то стреляет. У него свой был подход к этому матчу. Потерзались немного… Я помню, сцепился с Беруби, мы с ним играли в «Вашингтоне». Боремся-боремся, он голову поднимает и говорит: «Ты что здесь делаешь? Ты же не тафгай» – «Не знаю». Он потом меня отпустил и перешел на другого, искал себе подобного. Помню, меня потом сзади схватили и выбросили.

Какие воспоминания остались от работы вместе с Доми?
На то время он даже стал набирать очки, играя с Сундином, – где-то бросил, где-то пас отдал. Поэтому драка даже отходила на второй план, но зачинщиком он оставался. К тренировочному процессу всегда относился как профессионал.
Многие говорят, что в жизни тафгаи – совсем другие люди.
Конечно, в жизни он был другой человек. Тафгай – это тоже профессия. Такая у них работа – одеваешь маску другого человека и выполняешь свои обязанности.
В «Лос-Анджелесе» у вас как раз тройка был с Ячменевым и Цыплаковым?
Там очень часто менялись звенья, но таким сочетанием тоже выходили. Сколько я там играл, старались держаться вместе, там еще был Денис Цыгуров. Два сезона с «Лос-Анджелесом» мы не попадали в плей-офф, клуб был банкротом – но мы это не ощущали. Вместе с Гретцки поиграли три четверти сезона, потом его обменяли. Команда находилась в перестроечном режиме.
Виталия Ячменева в каждом интервью без исключения спрашивают про то, как он выступал с Гретцки. Грех не спросить и вас, каково было играть вместе с Великим?
Не обладая большими габаритами, он демонстрировал впечатляющую статистику, участвовал в большинстве забитых голов. Прекрасно видел поле, умел обращаться с шайбой на высоком уровне. Профессионал, талантливый хоккеист.
Это не Гретцки пристрастил вас играть в гольф?
Нет, не он. Я уже тогда играл в гольф. Во время выступления за «Вашингтон» я и Бондра начали вместе учиться играть. С тех пор я полюбил этот вид спорта и стал заниматься в свободное время. В «Лос-Анджелес» Гретцки приглашал ребят из команды и меня в том числе.
Для русского человека гольф – это пока дико. Что в нем такого привлекательного?
Почему дико? Тем более что гольф стал олимпийским видом спорта. Я связан с ним на Украине и знаю, что в России он тоже есть и на более высоком уровне, близком к европейскому. Эта игра, на первый взгляд, не нуждается в силовых качествах, но это совсем не так. Во время матча ты проходишь около 10 километров пешком. При ударе по мячу не нужно столько силы, однако необходима концентрация. И это все на протяжении 4-5 часов, плюс разминка. Сами соревнования проходят четыре дня, до турнира – еще два, всего – шесть дней в неделю. Сутки на перелет – и новое соревнование. То есть у мировых гольфистов очень загруженный график. Но опять же гольф интересен тем, что люди могут приходить после работы в расслабленном состоянии, не ходить пешком, а ездить на тех же машинах. Кто-то любит курить сигары во время игры. Сочетаются и спорт, и отдых. Но, как бы то ни было, концентрация всегда нужна. Благодаря специальной системе в одной компании могут играть люди разного уровня подготовки. Это интересно.
С Гретцки с тех пор какие-то отношения поддерживали?
Нет, но при встрече, конечно, могли сказать друг другу «привет».
Сам Лос-Анджелес впечатлил?
Во-первых, климатические условия там шикарные, очень много солнечных дней. Конечно, бывают зимние периоды, когда проливные дожди, но в основном – солнце и хорошо. Огромный миллионный город, много народа. Человек, попавший туда, увидит все в больших размерах.

Голливудские звезды на хоккей ходят?
Да, ходили. Только имена вспомнить не смогу.
Ваша карьера пошла на спад после истории с «Бостоном»?
После «Бостона» я подписал контракт, который стал для меня последним, и карьера в НХЛ закончилась. Но там и травмы давали о себе знать. Связана эта история или нет, но факт остается фактом, после «Бостона» показатели у меня уже не были такими же.
Не было желания уступить клубу?
Когда идет арбитраж, встают адвокаты с одной стороны и с другой и рассказывают, судья слушает внимательно и принимает решения. Ничего такого нет, никто на личности не переходит. Я там присутствовал, и сначала выступали адвокаты с моей стороны. Думаю: «А я ведь еще мало прошу!». Потом встают юристы со стороны команды: «Эти цифры – совсем не то». Слушаю и думаю: «Что они меня вообще тогда взяли, если я такой плохой?». Лучше игроку на таких мероприятиях не присутствовать.
Символично, что карьеру в НХЛ закончили там, где и начинали, - в «Вашингтоне»?
Так получилось. Кружочек сделал – покатался на западное побережье, на восточное, в Канаде побывал.
Там у вас была внушительная диаспора – Гончар, Зубрус, Николишин…
Большего всего – семь человек – было в «Торонто». Семь из основного состава – треть команды это точно! Как таковой диаспоры не было, в то время игроки уже свободно общались на английском языке, все уже были поигравшие в НХЛ. В начале, в 90-х годах, запрещали русских селить друг с другом, чтобы они растворялись в говорящей среде.
Говорят, Андрей Николишин вас разыгрывал.
И не только меня. Всех разыгрывал. Помню, первое апреля. Нам как раз дали выходной, и я в то время полетел к семье в другой город. 1 апреля возвращаюсь из аэропорта на такси прямо на тренировку. Звонок от Андрея, говорит: «Выручай, выехал из дома, а бензин закончился». Я без машины, приехал на каток, отправил человека, который помогает команде. Я волнуюсь за него, опаздывает, получит штраф за этого. А он выходит из-за угла. «Как ты так мог! Меня хотел подставить, чтобы я опоздал на тренировку?» – «Нет, не боись. С Первым апреля!». Короче, обиделся на него, пару дней ходил злой. Но потом понял, что это для веселья, ничего страшного не было. Тем более, как получилось, никто не пострадал.
Вспоминая свою карьеру в НХЛ, какое событие можно назвать самым–самым?
Вспоминается Матч всех звезд, причем я участвовал два раза. Первый – Запад против Востока, второй – Европа против Северной Америки. Даже не могу сейчас вспомнить подробности, настолько мне приятно было там находиться на этом празднике хоккея.
Ходили слухи, что игроков НХЛ атаковала мафия. Русские, украинские мафиози вас не тревожили?
Историю с Твердовским имеете в виду? Про Буре тоже ходили слухи. Я не могу ничего сказать, с подобными «предложениями» ко мне не подходили.
За историей с Вячеславом Войновым следите?
У многих в семьях не все так гладко, выносить на публику – это уже крайности. Я думаю, это понимают все участники: и девушка, что она неправильно поступила, и Слава – не так все-таки надо решать вопросы. Войнов же челябинский? Сергей Юрьевич (Гомоляко) говорит, что будем его приглашать сюда. Поедет он или не поедет – второй вопрос. Желаем Войнову скорейшего возвращения в хоккей, где он будет выступать – уже как получится.

Вы говорили, что судитесь в Америке. Успехи есть?
Успехов нет, главное – чтобы не затихло.
Рядом с хоккеистом обычно крутятся разные люди, предлагают бизнес-проекты…
Так хочется вернуться к самому себе и сказать: «Что ты делаешь??? Подумай получше». Предложение звучит заманчиво, поверил – и забыл, потому что есть любимая работа. Делаешь свое дело и не понимаешь, как тебя «нагревают».
У вас с Николишиным тоже есть бизнес-дела?
Коммерческая тайна!
Слышали, бывшие игроки НХЛ подают в суд на лигу?
Что-то слышал, но конкретно не знаю. Кто-то придумал, что хочет денег заработать. Ты выходишь на поле на свой страх и риск. Я думаю, выбрав профессию хоккеиста, ты должен придерживаться таких правил. Лига много делает для улучшения условий игры и предотвращения травм. Не знаю даже, чем они это мотивируют – не могут жить дальше из-за травм?
Заметили, что в США принято судиться – по поводу и без?
А в России разве такого нет? С ЖКХ судятся и звезды, и простые люди. В Америке просто эта система давно, в России – в последнее время. Почему бы этим не пользоваться, считают некоторые люди и разводят все это, чтобы не скучать.
С бывшей женой-американкой общаетесь?
Нет, только с сыном. Пока учится, играет в американский футбол. Я у него спрашивал, говорит – не собирается дальше идти, мама сказала, что это травмоопасный вид спорта. Будет учиться. Хотя успехи есть, играет за старших – и в нападении, и в защите.
Игроки, которые выступают в Америке, возвращаются совсем другими людьми. Не могут даже выбросить бумажку мимо мусорки. Вы заметили в себе такие изменения?
Да, есть такое. Так же лучше, зачем мусорить у себя дома? Это правильный подход к содержанию своей среды обитания. Почему за границей чище, чем здесь? Почему там асфальт и дороги есть, а здесь – построили, а на следующий год приходится перестраивать?
Дороги не от нас зависят…
А кто строит дороги? Люди. А кто принимает решение, как их строить? Люди.


Каково было играть в России, в «Магнитке», после НХЛ?
В НХЛ предлагали только просмотровый контракт, и у меня появилось желание вернуться в родной хоккей. Посмотреть, что изменилось, потому что за те 12 лет, что я отсутствовал, многое поменялось. Я с удовольствием поехал, но оказалось, что разница большая между маленьким льдом и европейским. Тут надо по-другому относиться к хоккею – больше бегать, нападающим постарше тяжелее. В НХЛ, если ты обладаешь мощью, то на остаточном катании хватает силовой обводки, а здесь уже не успеваешь.
Главный слух о «Магнитке» тех времен –«витамины», которые были вынуждены принимать игроки.
И не только в «Магнитке». Я помню, в молодежной сборной СССР такое бывало. По крайней мере, это было не запрещено, потому что допинг-контроли были всегда. Игроку, не знающему фармацевтику, никто конкретно говорить не будет, что он принимает. Идут изменения в правилах допинг-контроля, потому что добавляются новые и новые препараты. Если не нашли, значит, еще разрешено.
Вы можете сказать, какое сейчас состояние украинского хоккея?
То, что было в прошлом году, это очень печально. Сезон был почти сорван, его провели буквально за полтора месяца в январе-феврале. На данный момент вроде бы лига образовалась, но опять же организационные вопросы до конца не продуманы, количество команд не определено. Где взять игроков, как создать условия? Многие играют там только потому, что они местные, те же киевляне. Некоторые молодые, которые тоже не могут никуда уехать. Если в России поддерживается и развивается спорт, то на Украине… Сейчас и обстановка другая в связи с этими событиями. Такого, чтобы государство поддерживало развитие любого вида спорта, нет. Поэтому и хоккей на уровне очень невысоком.
Вас приглашали развивать местный хоккей?
Я был три раза в тренерском штабе сборной. В последний раз, в 2012-м году, вроде бы неплохо сыграли. Там тенденция какая – на протяжении последних девяти лет каждый год меняют тренеров. Не знаю, зачем.
Получилось так – Андрей Назаров пришел, вы ушли?
Да, его поставили как раз вместо нас. Решение было принято руководством «Донбасса», туда пытались подтягивать лучших украинских игроков. С одной стороны, логика в этом была. Но зачем было ставить незаинтересованного человека? Наш тренерский состав мог теснее работать с командой, которая считалась ядром сборной. Но решили так, все эти события… и Назаров ушел. Поехали с Годынюком на чемпионат мира, проиграли все матчи и опустились в третий дивизион. Сейчас уже новый наставник. Каждый раз говорят – дадим несколько лет этому тренеру, а получается так, что не получается.


В последнее время предложений у вас не было?
Да там не было ничего. В этом году тенденция есть, что будет полноценный чемпионат. Но команды не все еще заявлены, по 15-17 игроков в составе. Я бы и сам не хотел этим заниматься. В 2011-12 годах тоже была создана ПХЛ, я работал в лиге, в это время хоккей повернулся к людям, а люди – к хоккею. Но опять же команды не соответствовали названию «Профессиональная». Поэтому они не смогли поддержать лигу финансово и исполнять свой же регламент. Тот же самый бардак. Сейчас они опять создают всю по-новому, не знаю, сделают ли выводы из прошлого или нет.
У вас за Украину душа не болит? В связи с «этими событиями»?
Кроме как переживать, я ничего больше не могу сделать, потому что политика – это не мое. Кто там что делит… Не хочется даже понимать. Есть только надежда. Люди, которые живут там, говорят: «Нам все равно, какая власть, перестаньте стрелять».
Вы знаете, какой самый популярный в Челябинске украинский хоккеист?
Костя? Да, с Касянчуком я знаком, мы играли в сборной вместе. Слышал, что он сейчас готовится к чемпионату Украины, будет играть в «Дженералз». Это команда, которая очень сильно хочет играть, и заявляется даже двумя коллективами. Наконец будет хоккей во дворце спорта в центре Киева.
Что вы сейчас ждете от работы в «Тракторе»? Что эта команда для вас сейчас значит?
Я хотел вернуться в большой хоккей, участвовать в жизни команды, добиваться успеха вместе. Андрей Николишин хочет построить работу так, чтобы у каждого члена этой семьи было свое задание, а общее дело – это, конечно же, Кубок Гагарина.
31 августа 2015



Вот это кино!
В отличие от других ассистентов Андрея Николишина, которые вместе с ним стоят на играх за скамейкой хоккеистов, видеотренера «черно-белых» Дмитрия Христича мало кто знает в лицо.
Вооружившись видеокамерой, он работает в одиночку и незаметно. Зачем нужен архив голов, почему человек с камерой может улучшить уровень судейства и как абстрагироваться от эмоций — на эти и другие вопросы «ЮП» ответил Дмитрий Христич.

Ночные смены и просмотр «вслепую»
Дмитрий Анатольевич, насколько сложно было сменить амплуа и стать видеотренером?
Не могу сказать, что в тренерском штабе «Трактора» я начал работать совсем с нуля. В качестве специалиста я трижды привлекался в сборную Украины. С нами работал видеооператор, имевший похожий софт, который используется во всем мире, и не только хоккейными командами. Хотя, признаюсь, раньше на дух не переносил все эти камеры, фотоаппараты, а теперь вот снимаю и удовольствие от работы получаю. Самое главное, я нахожусь в команде, участвую в процессе подготовки к играм, то есть живу в том режиме, в котором прошла большая часть моей жизни. Да, сейчас мои обязанности несколько иные, но все равно я в хоккее, я внутри команды.
В чем заключаются ваши обязанности?
Во время игр на выезде и дома я записываю матчи и использую программу, которая позволяет быстро и эффективно разбирать прошедшие матчи, готовиться к новым играм. Программа позволяет отмечать различные критерии, которые нужны для анализа тренерскому штабу: выход из зоны, опасные моменты, давление соперника, большинство, меньшинство. После игры или во время перерыва я передаю эту информацию тренеру. Во время домашних игр по регламенту в течение часа, иногда суток, клубный видеотренер или видеооператор должен отсылать видеозапись игры на сервер КХЛ. С этого же сервера обычно поздно вечером или даже ночью я скачиваю прошедший матч нашего будущего соперника, чтобы наутро предоставить тренерскому штабу материал для подготовки ребят. Одним словом, работы достаточно и во время матча, и после.
Чью игру разбирать интереснее? Нашей команды или соперников?
Работа с матчами соперников менее скрупулезная, если так можно сказать. Она дает общую картину. Да, надо знать, как играет соперник, как против него играть, но очевидно, что надо больше концентрироваться на своей игре.
Фотографы часто жалуются, что не видят собственно игры: они заняты процессом съемки. А вы видите матч в целом?
Если честно, не всегда. Моя задача — не потерять из поля зрения шайбу. Мне нужно контролировать камеру, монитор и при этом еще работать с клавиатурой. Бывает так, что на льду что-то происходит, а что именно, я могу понять, только уже когда работаю с записью. То есть я знаю, что гол забили, но кто и с чьей передачи — не всегда. Хорошо, что рядом со мной снимает игру нашего голкипера тренер вратарей Томас Бьюр. Когда наши забивают, он не занят съемкой, так как считает только броски в створ ворот. Вот он-то мне и рассказывает, что происходит на льду.

Забывая про эмоции
В качестве видеонаставника вы работаете в «Тракторе» с конца июня этого года...
Да. И знаете, хорошо, что у нас было достаточно времени для обкатки программы и оборудования до начала сезона. Сначала каких только курьезов не было: камера то включалась, то отключалась. К старту регулярного чемпионата все уже работало как швейцарские часы.
За несколько месяцев работы вы уже знаете, кто и как играет, какие ошибки допускает. Есть игроки, за которыми интересно наблюдать?
Наблюдать во время игры элементарно некогда. Тем более я же не художественное кино снимаю с эмоциями, приближением-удалением или какими-то спецэффектами. Это техническая видеосъемка, которая дает общую картину тактических действий каждой из команд. Это скрупулезная и напряженная работа. Хотя я тоже человек и так же, как и все тренеры, переживаю за команду.
Тяжело совладать с эмоциями, снимая «кино»?
Бывает, сложно. Иногда засмотрюсь вживую так, что ловлю себя на мысли, что камеру забыл повернуть. Потом оказывается, что повернул, просто сделал это уже на автомате.
Бывает, что срабатывает интуиция в работе, и вы уже знаете, что через пару секунд будет гол и нужно нажать на клавишу?
Может, и бывает. Но дело в том, что программа, спасибо разработчикам, очень хорошая и интуиция здесь не нужна: она сама все запишет.

Голы в ассортименте
Какие в КХЛ предъявляются требования к картинке?
Во-первых, в объективе строго должна быть как минимум одна треть площадки. Всю видеозапись необходимо разбивать на три файла по периодам. В случае овертайма или серии буллитов — четыре или пять соответственно. Размеры, разрешение, цвет — требований в регламенте много, они все прописаны, как говорится, никакого креатива и ничего выдумывать не нужно.
Болельщики вам работать не мешают?
Нет. В Челябинске хорошие условия для работы. Даже во время напряженных матчей, когда болельщики соскакивают с места, обзору это не мешают. Другое дело на выезде. В некоторых дворцах встанет фанат, и голова его уже на уровне камеры. Вот и приходится выкручиваться, вставать, камеру поднимать.
Сколько записи матчей хранятся в КХЛ?
На сервере КХЛ как минимум 14 дней. У меня в архиве есть еще с прошлого года игры. Все может пригодиться. К примеру, в начале сезона, когда идет подготовка к первым играм, чтобы настроиться на соперника, с которым в новом сезоне еще не играли, можно обратиться к архиву. Понятно, что команда за межсезонье может обновиться и стиль игры может поменяться, но почему бы для поднятия духа не поставить голы, которые наши ребята забивали этой команде в прошлом году? Архивы есть не просят, пусть лежат.
На решение судейской бригады может повлиять сделанная вами видеозапись?
Нет, на результат матча это никак не влияет. Но зато может повлиять на качество судейской работы. В случае если арбитр действительно допустил ошибку, в департаменте судейства его могут за это оштрафовать.
Себе на память что-то сохраняете?
Голы. Когда в молодости сам играл, хотелось иметь видеоподборку заброшенных мною шайб. Кое-что, далеко не все, конечно, получилось собрать. Поэтому сейчас я тоже делаю такие нарезки для ребят. Если кто-то обратится, будет что дать.
А смогли бы сделать художественный фильм?
Со знанием дела — вряд ли. Я же не вникаю в технические моменты видеосъемки, какие-то спецэффекты, художественную сторону процесса. Камера стоит на автофокусе, все выставлено. Чтобы снять сюжет, и тем более кино, нужен совершенно другой опыт. Пусть этим занимаются специалисты.
Работа у вас статическая и довольно напряженная. Как отдыхаете?
Пытаюсь свою часть работы сделать быстро, чтобы потом вместе с тренерским штабом провести свободное время или принять участие в обсуждении игр, подготовке.
А на лед не возникает желания выйти?
Немного есть. Может, как-нибудь и выйду, сезон-то длинный. Нужны форма или коньки хотя бы. А я их с собой не взял. Но думаю, что в «Тракторе» это не проблема. Коллеги, если что, помогут с амуницией.
Фото - Вячеслав Шишкоедов
14 октября 2015

Фото с сайта http://www.worldhockeyclassic.ru/