Показаны сообщения с ярлыком Чистов Станислав Михайлович. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Чистов Станислав Михайлович. Показать все сообщения

четверг, 17 апреля 2014 г.

Чистов Станислав Михайлович

Чистов Станислав Михайлович 17.04.1983




















Челябинск. Нападающий. Мастер спорта международного класса. Воспитанник «Торпедо» КПЗиС, ДЮСШ Трактор (тренер – Пергеудов В.М.), «Металлург» Магнитгорск. На драфте НХЛ в 2001 г. выбран в 1 раунде под общим #5 «Mighty Ducks» of Anaheim.  Игровой номер №23.  За Трактор провел 5 сезонов, 302 игры, 138 (54+84). 
Карьера игрока: «Трактор-2» 1 лига - 1998/1999, «Авангард» Омск - 1999/2000- 2001/2002, «Авангард-2» Омск 1 лига - 1999/2000- 2000/2001, «Металлург-2» Новокузнецк 1 лига – 2000/2001, ЦСКА-2 1 лига – 2001/2002, «Mighty Ducks of Anaheim» - 2002/2003-2003/2004, «Cincinnati Mighty Ducks» AHL - 2003/2004 -2004/2005, «Металлург» Магнитогорск – 2005/2006, 2008/2009-2010/2011, «Boston Bruins» - 2006/2007, «Салават Юлаев» Уфа - 2007/2008, «Трактор» - 2011/2012-2015/2016, «Локомотив» Ярославль – 2015/2016-2016/2017, «Автомобилист» Екатеринбург – 2016/2017, юниорская, молодежная и основная сборная России 
Достижения игрока: чемпион России 1995/1996 в составе «Трактора» 1983 г.р., чемпион России 1998/1999 в составе «Авангарда» Омск 1983 г.р., чемпион мира среди юниоров U18 2000/01, чемпион мира среди молодежи U20 2001/02, 2002/03, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2000/01 в составе «Авангарда» Омск, бронзовый призер чемпионата России ПХЛ 2005/06, бронзовый призер чемпионата России КХЛ 2008/09 в составе «Металлурга» Магнитогорск, бронзовый призёр чемпионата КХЛ и обладатель Кубка Континента 2011/12, серебряный призёр чемпионата КХЛ 2012/13 в составе «Трактора», обладатель приза «Железный человек» 2012/13.
Сезон
Регулярный чемпионат
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2011-2012
Чемпионат России КХЛ
Трактор
54
13
12
25
-1
32
0
2012-2013
Чемпионат России КХЛ
Трактор
51
10
12
22
-7
34
1
2013-2014
Чемпионат России КХЛ
Трактор
54
9
9
18
-20
16
1
2014-2015
Чемпионат России КХЛ
Трактор
60
12
21
33
0
28
2
2015-2016
Чемпионат России КХЛ
Трактор
36
1
9
10
-9
2

Всего


255
45
63
108
-37
112
4
Всего за Трактор


302
54
84
138
-41
146
6
Сезон
Плей-офф
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2011-2012
Чемпионат России КХЛ
Трактор
16
6
4
10
1
16
2
2012-2013
Чемпионат России КХЛ
Трактор
25
2
13
15
-2
12
0
2014-2015
Чемпионат России КХЛ
Трактор
6
1
4
5
-3
6

Всего


47
9
21
30
-4
34
2
 

Трактор 1983 гр.
Чистов в этой команде появился не сразу. «Трактор» играл товарищескую с КПЗиСом и проиграл 7:8. Чистов забил семь и одну отдал. «Завтра с вещами жду в «Тракторе», - сказал Виктор Михайлович… Вот так и прошел трансфер будущей звезды.
Дмитрий Никулин
http://www.sports.ru/tribuna/blogs/kidshockey/208577.html 

Молочные братья хоккея
Воспитанники челябинского «Трактора» Станислав Чистов и Кирилл Кольцов действительно, как два брата. На данный момент их недолгая пока хоккейная карьера удивительно похожа. В 1996 году становились чемпионами России в составе «Трактора-83», в 1999 в составе «Авангарда-83». Вместе играли за магнитогорский «Металлург». Год назад уезжали в Америку. А сейчас оба выступают за омский «Авангард». Даже в гостинице живут в одном номере. Они настолько похожи, что, задавая вопрос одному, можно с уверенностью сказать, что другой ответит то же самое. Между ними одно существенное различие: Стас - нападающий, а Кирилл - защитник.
(выдержки из интервью)
Как стал хоккеистом?
С.Ч. - Шли с друзьями из школы, и к нам подошел незнакомый человек. Сказал, что набирают хоккейную группу. Предложил подойти в 3 часа дня. Я подошел, мне понравилось, и с того момента стал заниматься. Можно сказать, что хоккеистом стал совершенно случайно.
Стас, как ты считаешь, какой стиль хоккея тебе ближе?
Наверное, я более мягкий нападающий, больше играю на команду, люблю открытую игру.
Что было после «Трактора»?
С.Ч. - После «Трактора» уехали в Магнитогорск на два года. Когда нам было еще лет по 12, с Магнитогорском выезжали на. различные турниры, в том числе ездили в Америку. Нас заметил один богатый человек, предложил поиграть. Там у нас есть агент, наш спонсор. Провели в Америке год, потом опять год в «Тракторе», затем уехали в Канаду и наконец оказались в Омске. Уже много успели объехать.
Что понравилось в Канаде?
С.Ч. - В первый раз было интересно съездить за границу, посмотреть, как живут. Потом уже привыкли. Единственное - с языком было плохо, ведь в команде разрешалось играть только одному легионеру, и приходилось как-то подстраиваться. На тренировках повторяли за остальными, нам объясняли все по схемам. Еще можно отметить, что на наши игры приходило по 2000 болельщиков, как и на их взрослый хоккей.
Стас, ты много забивал?
С.Ч. - Нормально. В первой игре дебютировал - сразу забил три гола. Было приятно, даже в газете написали.
«Авангард-ВДВ» не ставил в прошлом сезоне задачу выхода в высшую лигу?
С.Ч. - Сезон был насыщенный. Мы, например, играли на три фронта - успевали выступать еще за юношей. Так-то команда была неплохая, можно было и первое место занять, была уверенность в своих силах. Под конец все уже просто устали.
Стас, ты в прошедшем чемпионате за мастеров забросил одну шайбу. Расскажи о ней.
До этого я в предсезонке тоже забивал, когда играли с московскими динамовцами. А непосредственно в суперлиге сыграл три игры. Послал шайбу в ворота, когда играли с «Ак Барсом»: она заметалась в зоне казанцев, последовал пас из-за ворот - и я забил.
Какие голы любите забивать?
С.Ч. - Для меня все голы одинаковы, главное, чтобы команда выигрывала.
Когда пришел Цыгуров, что-то изменилось?
С.Ч. - В общем нет, ведь он еще недолго тренирует команду. Но говорил, что рассчитывает на нас в следующем сезоне. Нужно показать себя в предсезонке, а затем, сказал, будет доверять. Главное - есть желание играть. Контракты у нас на 5 лет, необходимо набираться опыта.
Чем любите заниматься в свободное время?
С.Ч. - После хоккея сразу на базу, там только телевизор - и все. За сезон уже измотался, хочется отдохнуть. 
Николай Яицкий 
Футбол Хоккей Южного Урала №26 (393) 2000 г.



Станислав Чистов: Из «Сапог» переоделся в «Утки»
Встретились со Станиславом в родном городе, в Челябинске, Чистов готовил себя ко второму сезону в Национальной хоккейной лиге и рассказал о своем дебюте за океаном:
Отъезд в Америку у меня получился немного спонтанным, контракт с «Утятами» подписал в последний момент. Поэтому не получилось, как следует подготовиться к тренинг-кемпу, поскольку не провел в России ни одного спарринга. Отчасти к этому приложил руку президент омского хоккейного клуба «Авангард» Анатолий Бардин, который сделал все возможное, чтобы мы с Александром Свитовым не оказались в НХЛ. Пришлось даже пару недель носить кирзовые сапоги в обычной строевой части. Мы со Свитовым завязли в таком болоте... Благо агент помог перевестись в спортроту в Москву. Тренировался с армейским фармом вплоть до отъезда. Поскольку уезжал в Америку из ЦСКА, компенсация перешла к ним, а главный омский «ястреб» остался ни с чем.
Когда начал работать с «Майти Дакс», испытывал определенный мандраж, беспокойство по поводу своих перспектив. Сомневался: удастся ли приспособиться к тамошней игре. Столкнулся с рядом проблем: маленькие площадки, множество единоборств, более быстрое принятие решения, иначе голову оторвут. Недостатки в силовой борьбе пришлось компенсировать катанием.
Перед дебютом волновался, но забив гол и сделав три результативные передачи, понял - здесь можно играть. Несмотря на то, что был самым молодым в клубе, наш тренер Майк Бебкок мне доверял - регулярно получал игровую практику. «Анахайм» придерживался оборонительного стиля, тем не менее руки у нападающих не были связаны. Первое время удивляли отношения между тренером и игроками: гораздо более профессиональные, чем в России. Да и функции у местных коучей несколько иные. За океаном собираются готовые мастера. Никто не будет с тобой возиться, сразу отправят в фарм-клуб. Да и чему можно научить таких, как Буре или Федоров. Очень специфична игра местных вратарей. Они чаще, чем это принято у нас, выходят в поле, отлично владеют клюшкой, большинство из них обладает хорошим катанием, сочетает молниеносную реакцию с позиционной грамотностью. Лучшими голкиперами прошедшего сезона были, на мой взгляд, Мартин Бродэр из Нью-Джерси и наш Жан-Себастьян Жигер. Первый стал для меня самым неудобным. Ни разу не забил ему в Кубке Стэнли. Из форвардов запомнились Джо Сакик с мощнейшим кистевым броском и Петер Форсберг - самый техничный в Лиге. На другом уровне за океаном строится работа с болельщиками. Во время игр наш талисман - человек, переодетый в «утку», развлекает публику, летает по стадиону. Атмосфера с трибун переходит и на лед. Весь этот антураж невозможно пересказать, это надо прочувствовать. Словом, HХЛ - это огромный бизнес. На тренировки приводят школьников целыми классами. Первые годы создания «Уток» народ ходил на диковинное зрелище, но с ухудшением результатов трибуны пустели. В клубе надеются, что наши прошлогодние выступления в корне переломят ситуацию с посещаемостью.
В НХЛ все самое сладкое начинается с плей-офф. Перед розыгрышем Кубка Стэнли на меня наводили страху, что хоккей будет еще жестче - полное убийство. Тем более попали на именитый «Детройт». Когда прошли «Крылья», осознал, что не важно, какое место заняла команда в своей конференции - здесь никто- не застрахован от сюрпризов.


Общался в основном с теми, кого знаю еще по молодежной сборной: Александром Свитовым, Александром Фроловым, Антоном Волченковым и моим одноклубником Алексеем Смирновым. Держу связь с пацанами из «Трактора-83». К сожалению, после отъезда давно не виделся с Кириллом Кольцовым. Этим летом он попробует пробиться в «Ванкувер Кэнакс». Буду рад его видеть.
Дмитрий Никулин
Футбол Хоккей Южного Урала № 31 (550) 24-31 августа 2003

Нападающий «Цинциннати» Станислав Чистов: Пока в суперлигу не собираюсь
Станислав Чистов – один из самых талантливых форвардов своего поколения. На драфте-2001 его выбрали пятым: выше из россиян были Илья Ковальчук (1) и Александр Свитов (3). Карьера Чистова в НХЛ складывалась совсем не гладко. Но путевку в АХЛ наш герой не считает ссылкой.

Ах, как начинал Станислав Чистов в НХЛ! Два года назад в дебютном матче с «Сент-Луисом» новичок «Анахайма» набрал 4 очка, повторив рекорд лиги. В конце сезона «Утки» блестяще выступили в плей-офф: 1/8 финала – «Детройт» (4–0), 1/4 – «Даллас» (4–2), 1/2 – «Миннесота» (4:0). В финале Чистов с товарищами только в седьмой игре уступил «Нью-Джерси» (3:4). Стаса считали одним из самых перспективных нападающих лиги.
А потом что-то в его игре разладилось. Сначала Чистов перестал забивать. Затем его игровое время резко пошло на убыль. После этого главный тренер «Анахайма» Майк Бэбкок вообще отправил Стаса в фарм-клуб, бросив на дорожку знаменательную фразу: «Если из Чистова не получится хороший форвард, если он загубит свой талант, то я буду винить только себя».

ПРОБЛЕМЫ С ПСИХОЛОГИЕЙ
…Фарм-клуб «Анахайма», удачно начав этот сезон, притормозил и потерпел три поражения кряду. В одном из последних матчей «Цинциннати» уступил «Филадельфии» (1:3), а в конце встречи соперники решили выяснить отношения на кулаках. Команды получили 203 минуты штрафа, а Станислав Чистов был удален на пять минут за участие в битве «стенка на стенку». После матча я набрал номер мобильного телефона Чистова и побеседовал с ним о зигзагах его карьеры.
Стас, как тебе играется в АХЛ? Вот твой товарищ Александр Свитов прямо сказал, что гораздо лучше прогрессировал бы в суперлиге и хотел бы вернуться в омский «Авангард»… 
АХЛ – сильная лига. Я не думаю, что она чем-то слабее российского чемпионата. Особенно в этом сезоне, когда в АХЛ приехало много сильных молодых энхаэловцев. Пока в суперлигу не собираюсь.
Тебе не кажется, что в АХЛ твой уровень игры падает? 
Я с этим не согласен! В АХЛ много талантливых ребят. Повторюсь, я считаю ее сильной лигой. Мое мнение таково: если игрок хочет выступать в НХЛ, то ему полезней играть здесь, а не в суперлиге.

Ты так здорово провел первый сезон в Северной Америке! Почему дальше начались проблемы? 
Я считаю, что расслабился после удачного сезона. Не так серьезно готовился, чуть надломился психологически. Думал, что раз первый сезон получился, то и второй сам собой пойдет. Я уверен, причина моих неудач – в области психологии. Но выводы для себя я уже сделал.
Что тебе сказал Майк Бэбкок? 
Перед началом этого чемпионата он приезжал в Цинциннати. Разговаривал со мной и поставил задачу быть агрессивней, настырней в игре. Атаковать при любой возможности и работать над собой.

ШКОЛА БОРЩЕВСКОГО
На Кубке мира-2004 для зрителей устраивался интересный конкурс. Выбирали любого болельщика на трибуне и с помощью спецэффектов и графики показывали, о чем человек думает. Получалось, что старый джентльмен, сидящий с женой, мечтал о Памэле Андерсон. Молодой и с виду ленивый парень – о кружке пива. Неожиданно показали задумчивого Чистова. У него в «мыслях» были одни блондинки в бикини. Многие на стадионе узнали форварда и покатились со смеху. Но Стас оставался таким серьезным, что стало понятно: на экран он не взглянул и шутку не оценил.
Наши корреспонденты видели тебя на Кубке мира в Торонто. Что ты там делал? 
В то время, когда проходил Кубок мира, я готовился к сезону с группой хоккеистов агента Джея Гроссмана у Николая Борщевского (бывший форвард «Спартака» и «Торонто», открывший в Канаде свою школу. – Прим. М.Л.). Агент достал билеты на матчи, и я был на всех пяти встречах в Торонто. Хоккей очень хорошего качества, ведь играли сильнейшие хоккеисты мира. Особенно мне запомнился полуфинал, когда чехи едва не обыграли Канаду.
Как прошла подготовка к сезону у Борщевского? 
Николай сделал для нас трехнедельный подготовительный цикл. Интересная программа со специальными упражнениями. Не то что просто так бегаешь или гоняешь шайбу в двусторонке. У Борщевского работать очень интересно. А трудиться мне есть над чем. Например, надо лучше играть в защите, двигаться без шайбы.
События, которые произошли три года назад, отразились на твоей карьере? (Тогда Свитова и Чистова забрали из «Авангарда» в армию – в ЦСКА, где игроки практически не играли. Свитов посчитал, что это подпортило его карьеру. – Прим. М.Л.) 
Сразу после этих событий у меня был очень хороший год в «Анахайме». Так что нет смысла об этом говорить.



МЕЧТА О КОНТРАКТЕ
У тебя и сейчас игра не идет? 
Сезон только начался, впереди более 70 игр. Главное, что моменты есть. Просто шайба пока не идет в ворота. Вот если бы и моментов не возникало, то был бы повод задуматься.
Как играют в «Цинциннати» твои одноклубники – Илья Брызгалов и Алексей Смирнов? 
Смирнов, к сожалению, получил травму. А до травмы играл успешно – два гола и две передачи. Брызгалов начал сезон удачно, отстоял несколько матчей «на ноль». Но сейчас мы проиграли последние три игры. Было много выходов «2 в 1» и «3 в 2». Мораль: надо чаще помогать вратарям.
Какие задачи ты ставишь для себя в АХЛ? 
Очень хочу проявить себя! Это у меня последний год в контракте, надеюсь подписать новый договор с «Анахаймом». Здесь не принято вести переговоры до того, как контракт закончится. Я разговаривал с агентом, и мы будем ждать окончания сезона… Надеюсь, что локаут не затянется на весь сезон. Но я настроен играть в АХЛ и готов выкладываться на все 100 процентов.

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО...
Станислав Чистов в 13 лет провел два сезона в юношеской команде «Черные звезды» из Сан-Франциско и учился в американской школе;
·         В своем первом сезоне в НХЛ Чистов установил рекорд «Анахайма» для новичков, проведя 79 матчей в сезоне;
·         Его 12 голов и 30 очков были вторым лучшим результатом в «Анахайме» среди игроков-первогодков после Пола Карии (18+21=39) в сезоне-1994/95;
·         Чистов был вторым молодым игроком-дебютантом в истории «Анахайма» после Олега Твердовского (19 лет, 5 месяцев и 23 дня против 18 лет Твердовского).
Марк Лейдерман «Советский Спорт» 20.11 2004 №199 (16493)

Станислав Чистов: «Надо, наверное, прочесть книгу Кинга»
Один из самых молчаливых хоккеистов КХЛ, нападающий «Магнитки» Станислав Чистов в интервью Hotice.ru - о наскучившей Америке, службе в армии и книге Дэйва Кинга, по поводу которой спорят, был ли Чистов ее персонажем.
Вы хорошо дебютировали в Америке, звались в «Анахайме» «Русским Карией», но потом уехали в Россию и как-то даже не пытаетесь туда возвращаться. Не хочется?
Не хочется. Про этот период жизни я забыл. Мне в Америку даже просто не хочется ехать, не то, что играть в хоккей. Меня ничего с Америкой не связывает сейчас. Ни паспорта, ни грин-карты я не получал и тогда, когда играл там. А теперь мне и вовсе не нужен американский паспорт.
В часть увезли без усиленной охраны. Просто тогда меня очень сильно напугали. Говорили, что если не поеду, то буду считаться дезертиром, а это статья и тюрьма. Я же молодой был, ничего не понимал.

В Америке удобнее жить. Бензин, продукты, да что угодно дешевле.
Уровень жизни действительно лучше, но при чем тут уровень жизни? Здесь я дома, и это решающий фактор. Когда находился за океаном, невыносимо скучал по России. Я даже не могу вспомнить, что там было такого, чего мне здесь не хватает.
Многие называют банальное: кофе на вынос.
Так я кофе редко пью. Да и вообще разве в кофе дело? Порядка, может быть, там и больше. Возможно, той атмосферы вокруг хоккея здесь не всегда хватает. Но в быту никаких проблем нет. Я же дома.
У вас был очень удачный первый сезон в НХЛ. А что с вами произошло во втором?
Не знаю. Во многом это связано с требованиями, которые стал предъявлять главный тренер. То есть если в первом сезоне мне многое позволяли на льду, то в следующем вдруг стали заставлять играть проще. Все это очень давило. Претензии были смешные: «Ты завязывай уже входить с шайбой в зону. Всегда вбрасывай». Ну и так далее.
Интересно, что при прежних требованиях команда дошла до финала, а потом - нет.
Вот и я этого не понимал. Пытался ли поговорить с тренером? А не принято там выяснять такие вопросы. Говорят так играть - выполняй.
Тот первый плей-офф каким запомнили?
На нас же тогда вообще никто не ставил. Как вспомню - против нас «Детройт», страшно сильный, со всеми своими звездами. И счет в серии - 4:0 в нашу пользу. Мы всю Америку удивили. Просто команда у нас подобралась подходящая. Вроде банально звучит, да, но у нас действительно было так. Все ребята на одной волне, никто не выделялся, работали на общее. Вот мы и дошли до финала - вместе.
Все это изменилось в следующем сезоне?
Конечно, мы ведь даже в плей-офф не попали. Знаете, я думаю, что просто бывают такие сезоны, когда какой-нибудь клуб выстреливает, а потом все куда-то пропадает. Так с нами и случилось.
Алексей Семенов рассказывал, что перед первым матчем в плей-офф игроки его команды пришли в раздевалку в разных костюмах. У вас был какой-то ритуал?
Нет, подобным образом не веселились. Вот на Хэллоуин все были обязаны нарядиться в костюмы. В чем я пришел? Совсем из головы вылетело. Видимо, что-то не самое смешное. Иначе бы запомнил.
Веселая у вас команда была? Максим Рыбин вот американских шуток не понимает: сказал, что плохо пришлось бы тому, кто напустил бы пены в его ботинки.
Я английский лучше знал, все понимал и скажу, что в раздевалке было достаточно весело. А эти шутки с пеной для бритья в ботинках - они же не часто случались. Да, бывали, но все это как-то мимо меня проходило. Я вот поучаствовал за все время только в вечеринке новичков. Там каждый должен был исполнить номер, так я выбрал самое легкое - спел гимн.
Американский?
Ага, сейчас! Российский, конечно.
***
В России о вас узнали, когда вы попытались сбежать из Омска в ЦСКА, но были пойманы и отправлены в армию. Тем более что вам сейчас 27, уже не заберут, - можно рассказывать, как все было.
Помню, я вернулся в Омск из молодежной сборной, и меня вызвали в кабинет к Анатолию Бардину. Оттуда я уже отправился в часть.
За Александром Свитовым пришли люди в форме: оцепили всю коробку во время тренировки «Авангарда» и уходившего со льда Свитова забрали в часть. У вас как было?
Меня брали меньшими силами: в часть увезли без усиленной охраны. Просто тогда меня очень сильно напугали. Говорили, что если не поеду, то буду считаться дезертиром, а это статья и тюрьма. Я же молодой был, ничего не понимал. Конечно, меня было легко запугать. Хорошо, что агент после сумел договориться, и не пришлось служить два года.
Футболист Андрей Тихонов два года отслужил в конвойных войсках. И играл потом. Вернее, до сих пор играет.
Нет-нет, я бы точно не смог вернуться. Ну, представьте себе - два года без тренировок.

Как вас в части встретили «деды»?
Никак не встретили. К нам, спортсменам вообще никто не подходил. Все понимали, что мы сюда пришли ненадолго и скоро покинем армию.
«Дедам» все равно. Могли ведь по незнанию и Свитова попытаться построить.
Я не уверен, что у них получилось бы. Между прочим, мы с Сашей там были совершенно в разных помещениях, то есть существовали раздельно. Но и без него было все спокойно. Да и потом «Авангард» в Омске уважают. Со всеми ребятами в части у нас было нормальное, вежливое общение.
Что же вы там делали две недели?
В основном, ничего. Помню, забор красили. Занимались строевой подготовкой. Я старался повторять движения остальных.
Вышли оттуда с облегчением?
Не буду скрывать. Мы сразу с Александром уехали в ЦСКА. Да там же письмо пришло из штаба с приказом о переводе. Омским и деваться было некуда - приказы надо исполнять.
А чего вы так стремились в ЦСКА?
Просто оттуда уехать за океан было гораздо легче, чем из Омска.
Долго потом службу в армии вспоминали?
Как уехал в Америку, так сразу и забыл, ничего не вспоминал. А что вспоминать-то? С солдатской едой я почти и не познакомился, так как за свои деньги питался в местном кафе, с местными порядками не познакомился. Покрасил забор, походил строем, принял присягу - все.
Почему рвались в Америку?
Да тут мне и не позволили бы играть нигде. Поэтому и поехал. Язык я в какой-то степени знал: я же в юности прожил в Америке год. В 15 лет мы ездили с магнитогорской командой на матчи, и мне предложили остаться. Один человек, чей сын играл в команде, организовал юниорскую команду. Я жил в его семье, играл в хоккей. Хорошая команда была. Там в школу местную ходил. Дело было недалеко от Сан-Франциско.
Русские еще были?
Был и Георгий Гелашвили, и Кирилл Кольцов. Но в 15 лет очень сильно скучаешь по родным, по стране. Еще сильнее, чем я скучал потом. В общем, через год я и вернулся. Мне в России уютнее.
А этот паренек, ради которого организовали команду, стал хоккеистом?
Нет. Он очень хорошо учился, закончил школу, поступил в колледж. Стал учиться на доктора.
В России по-английски говорите?
Если только в команде - с нашими финнами. Плюс Хейккиля на собраниях говорит на английском - ему так удобнее. Он может сказать по-русски, но это будет медленнее, да и финские легионеры не поймут. А так практически все понимают.
А если кто не знает английского?
Они садятся рядом с Сергеем Федоровым, который все переводит.
20.11.2004



***
Станислав, что скажешь о сегодняшнем сопернике? Ты все-таки играл в «Авангарде» несколько лет.
Да, я провел там 2-3 года в самом начале карьеры. Хорошая команда. У них всегда, каждый год большие задачи – выиграть Кубок Гагарина. Всегда собирается сильный состав. Тяжело против них играть.
В этом году в «Авангарде» значительные перемены – пришел новый главный тренер, ушел Яромир Ягр…
Да, изменения серьезные. Но я не думаю, что команда стала слабее. Ушел Ягр, но на его место взяли кого-то другого.
Из тех, с кем ты играл 10 лет назад, кто-то остался в нынешнем составе?
Да. Антон Курьянов, Саша Попов, Саша Пережогин.
В Магнитке ты играл с самым возрастным игроком лиги - Сергеем Федоровым. Расскажи, в чем его отличительные черты?
Я бы не сказал, что Сергей чем-то отличается от других игроков. Разве что очень внимательно следит за собой, поэтому, наверно, так долго и играет. Он настоящий лидер в команде.
А в «Тракторе» есть такой человек?
Вова Антипов, наш капитан, он тоже лидер. Когда надо – скажет, что нужно. Если у команды что-то не получается, он может подбодрить ребят, помочь.
А ты можешь быть лидером, если понадобится?
Почему нет? (смеется)
Ты молчаливый.
Ну да, я много не говорю. Но если надо, могу сказать что-нибудь по делу.
Вспомни начало своей карьеры. Ты играл в дворовой команде, затем тебя взяли в школу «Трактор»…
Давно это было, я плохо помню те времена. (улыбается) Мне тогда было лет 9-10. Наша команда играла против «Трактора-83», я забросил 6 шайб, и Виктор Михайлович Перегудов пригласил меня в свою команду. Переход дался мне достаточно легко. Когда ты молодой, перестраиваешься быстро, не замечаешь сложностей. У Перегудова были интересные тренировки, мы много работали с шайбой.
Ты был лидером в дворовой команде. Перейдя в «Трактор», тоже стал выделяться?
Да, наверно. Забивал много, отдавал.

Кто-нибудь еще из дворовой команды выбился в люди?
Профессиональными хоккеистами никто из них не стал. А так… Я переехал с того района, где жил раньше. Сейчас редко там бываю. Никого из прежних друзей не вижу, можно сказать. Так что даже не знаю, что с ними стало.
Расскажи о своей семье. Они живут в Магнитогорске?
Мы живем сразу и в Челябинске, и в Магнитке, по-разному. У меня двое детей. Младшему сыну, Никите, будет 3 года, старшему, Владу, 12. Маленький ходит в садик в Магнитогорске, большой в школу. Они приезжают ко мне по возможности.
Дети - хоккеисты?
Старший нет. А младшего, Никиту, мы отдадим в хоккей, когда подрастет. Хотя, именно на хоккее я не буду настаивать. Если выберет другой спорт – препятствовать не буду. Может, ему больше понравится футбол.
В юности ты рано уехал из Челябинска. Город изменился с тех пор?
Если честно, мне и вспоминать-то нечего. Я ходил в садик, потом в школу, играл в хоккей, а больше ничего и не видел. Потом уехал. Сейчас Челябинск изменился, конечно. Время идет, город не стоит на месте, развивается. Везде что-то меняется к лучшему. И «Трактор» тоже меняется к лучшему.
Какое твое главное достижение в жизни вне хоккея?
Рождение сына. (отвечает, не задумываясь)
А в хоккее?
Надеюсь, что все главные достижения еще впереди!
Переход в Трактор – это шаг вперед для тебя?
Конечно. В этом году перед клубом стоят серьезные задачи, надо их выполнить. Валерий Белоусов – спокойный, рассудительный человек, хороший тренер, с ним комфортно работать.
Какой матч этого сезона был самым сложным?
Не знаю. (смеется) Все одинаковые. На предсезонке у нас неплохо получалось, а сейчас какой-то спад. Но я думаю, все наладится.
Ты не делишь соперников на удобных и неудобных?
Нет. На все игры настрой одинаковый. Разве что, когда против своей бывшей команды выходишь, настрой чуть-чуть сильнее, чем на остальные игры.
Как ты проводишь время накануне игры?
Перед матчем мы на базе сидим. Отдыхаем и готовимся к игре. Ритуалов у меня никаких нет. Телевизор включить и спать. (смеется) Как все.
Если бы не хоккей, чем бы ты занимался?
Даже не знаю. Как пришел в хоккей, с тех пор только об этом и думал. Старался добиться успеха именно в этом спорте, стать профессиональным хоккеистом. Ни о чем другом не думал.
Ты дисциплинированный спортсмен в плане тренировок?
Конечно. Чем взрослее становишься, тем больше осознаешь ответственность и больше начинаешь за собой следить.
В Америке каждый спортсмен тренируется индивидуально, в России все вместе, под чутким руководством тренерского штаба. Какой подход тебе ближе?
Мне нравится российский подход. Легче тренироваться с командой – и веселее, и интереснее, а одному готовиться к сезону тяжелее.
А в отпуске как ты поддерживаешь форму?
Катаюсь, кроссы бегаю через день. Один день лед, один день кросс. За две недели до начала предсезонных сборов начинаю интенсивно готовиться.
Не устаешь от жизни в таком ритме?
Совсем нет, я давно привык к такому режиму. Отпуск у нас длинный, три месяца. Успеваю отдохнуть. Даже начинаю скучать, хочется скорее на лед, опять играть, тренироваться.
Ты очень эмоциональный на льду, а в жизни спокойный, как удав…
Наверно. (смеется) Такой, какой есть.
02.03.2011


Станислав Чистов: Переход в «Трактор» - это шаг вперед для меня
Форвард «Трактора» о Кубке Стэнли, золоте чемпионатов мира и российских хоккейных звездах.
Молодежный хоккей должен строиться на желании играть
КПЗиС, дворовый хоккей. Стас, такое детство придало тебе закалки?
Многие начинали с дворового хоккея, а потом поднимались все выше и выше. В то время у нас еще не было формы, да и вообще нормальных условий. Безусловно, это придало определенную закалку.
Была ли эйфория, когда тебя выбрали под пятым номером на Драфте НХЛ в 2001 году?
Еще до начала процедуры агент предупредил, что «Анахайм» мной интересуется. Они тогда выбирали пятыми, поэтому у меня уже были предположения относительно исхода этого драфта.
Вспомним твою игру за «Авангард» (1999-2002). Тогда многие уезжали в Омск для прохождения воинской службы. Твое пребывание там как-то связано с этим?
Нет, меня позвали тренеры. Мы со своим годом тогда не попали в финал первенства Уральского федерального округа, а Омск прошел. Поэтому я уехал играть за «Авангард», а потом меня попросили остаться.
Ты очень успешно выступал за юниорские и за молодежную сборные России. Что-то отложилось в памяти из этих турниров?
Конечно. Прежде всего, золотые медали, которые мы выиграли на чемпионатах мира с командами U18 и U20.
Можешь ли назвать успех на молодежном чемпионате мира самым главным достижением в своей карьере?
Да. И еще финал Кубка Стэнли очень надолго запомнится.
С тех пор, как ты выиграл Чемпионат мира U20, прошло уже больше десяти лет. Молодежный хоккей за это время сильно изменился?
Я считаю, что молодежный хоккей не нужно загонять в тактику. Он должен строиться на желании играть. Тогда было так, так происходит и сейчас.

По НХЛ не скучаю. Меня в России все устраивает
Давай вспомним финал Кубка Стэнли с «Анахаймом». Чего вам не хватило в седьмом матче серии против «Нью-Джерси», и что такое для хоккеиста финал Кубка Стэнли?
В 19 лет особо не задумываешься, что это финал Кубка Стэнли. Сейчас, оборачиваясь назад, я понимаю, что попасть туда не так просто – много команд борется за такую возможность. Бывает, люди играют по двадцать лет в НХЛ, и попасть в плей-офф-то не могут. Атмосфера, конечно, непередаваемая. Для болельщиков это настоящий праздник.
Пол Кария и Теему Селянне – лучшие хоккеисты, с которыми тебе доводилось играть бок-о-бок?
Думаю, что их вполне можно назвать. Сюда нужно еще добавить Сергея Федорова. Это три человека, которые считались настоящими звездами того времени.
В сезоне 2004/2005 тебе удалось набрать в АХЛ за «Цинциннати» аж 141 минуту штрафа. Приходилось часто драться?
Возникали разные ситуации, приходилось решать их таким образом. Но я чаще дрался не с американцами или канадцами – профессиональными тафгаями, а с европейцами.
Есть какая-то ностальгия по Национальной хоккейной лиге, или дома играть гораздо лучше?
Не скучаю по Северной Америке, потому что меня в России все устраивает. Но иногда, когда смотрю по телевизору матчи НХЛ, есть легкая ностальгия.
***


За сезон намотаешься так, что в отпуске летать уже не хочется
В Челябинске недавно прошел Матч Звезд. Ходил?
Я заранее приобрел билеты - сын очень хотел посмотреть эту игру, поэтому мы пошли вместе. Ему очень понравилось наблюдать за шоу.
А у тебя какие главные впечатления?
Мне больше понравилась даже не сама игра, а первый день и Мастер-шоу.
Бывает, что по ходу сезона хочется взять пару дней отдыха и абстрагироваться от всего?
Во время перерывов на Евротур нам дают два-три дня выходных, поэтому время на отдых тоже есть.
Многие игроки предпочитают проводить отпуск в экзотических странах. Ты сторонник этого или предпочитаешь что-то другое?
Обычно мы с семьей летаем куда-то ненадолго, а остальное время провожу в Челябинске или Магнитогорске. Не люблю перелеты. За сезон налетаешься так, что в отпуске уже не хочется этого.
А как обычно проводишь время в самолетах и автобусах во время выездной серии?
В основном, смотрю кино на айпаде. За фильмами время пролетает очень быстро.
03.10.2011

Станислав Чистов. Золотые руки первого звена
Форвард «Трактора» рассказал о заокеанском периоде своей карьеры, ситуации с лимитом на молодых игроков в КХЛ и маленьких бытовых радостях.

Станислав Чистов на молодежном уровне выиграл все, что только возможно и закономерно считался одной из главных будущих звезд России за океаном. Переехав после драфта в «Анахайм» в свой первый сезон форвард был признан одним из самых ярких новичков Лиги и, казалось, карьера Чистова в НХЛ будет очень долгой и продолжительной. Но сам Стас решил по-другому, переехав обратно в Россию и отдав год Уфе и три сезона – магнитогорскому «Металлургу». Когда в Челябинске началась строиться новая команда, одним их тех, кто пришел под знамена Валерия Белоусова, был Чистов. Сейчас его значение в «Тракторе» сложно переоценить. Видение поля, неповторимая техника и руки, которыми форвард может за секунду обыграть троих – стали притчей во языцех в российском хоккее, а титул «Железный человек», которым Стаса наградили на вечере КХЛ в нынешнем году еще более укрепил его авторитет.

От первого звена всегда ждут большего
Ты говорил, что финал Кубка Стэнли стал самым запоминающимся моментом в твоей карьере. Расскажи, как это было? Что чувствует хоккеист, когда главный трофей НХЛ так близко?
Это был мой первый год в Национальной лиге. Многие говорят, что в Америке можно играть лет десять-двадцать, но так и не дойти до финала Кубка Стэнли. У меня же все получилось не так. Мне казалось, что мы каждый год будем доходить до финала. Казалось, что мы не сделали ничего серьезного, и что сможем выиграть этот трофей на следующий год. Но, оказалось, дойти до финала в НХЛ очень сложно. Мой юношеский максимализм сыграл свою роль в восприятии происходящего.
Тебе не раз доводилось выходить на лед в решающих матчах. Как засыпаешь, настраиваешься перед ответственной игрой?
Бывает по-разному. Тяжелее уснуть после игры – не успеваю остыть, ведь там адреналин, эмоции.
Ты суеверен?
Нет.
***
Помнишь свои первые впечатления от Америки?
Я помню, что мне все было очень интересно.
С тех пор у тебя появилась мечта играть в НХЛ, после первой поездки?
У каждого начинающего хоккеиста, наверное, есть такая мечта. Когда я в детстве смотрел матчи НХЛ, почему-то казалось, что там совсем другой уровень - большие трибуны, много зрителей. С этого момента и начал мечтать.
В одном из интервью ты говорил, что с ностальгией смотришь матчи Национальной лиги.
Сейчас особой ностальгии уже не осталось потому, что я знаю – туда я больше не поеду. И мечтать нет смысла. Буду играть и выигрывать здесь.
Как тебе дался переезд в Америку в бытовом плане, в плане языка?
На тот момент я давно уже жил отдельно от семьи – играл в Магнитогорске с 13 лет, к этому относился нормально. А английский язык я уже более-менее знал, мог общаться – в школе много времени уделял ему, этот предмет был для меня в приоритете. Из всех школьных дисциплин самая высокая оценка у меня была именно по английскому языку.
Ребята рассказывают самые разные истории о посвящении новичков в НХЛ. А как это происходило у тебя?
Посвящение было, но деталей я сейчас уже и не вспомню. Помимо меня тогда еще посвятили человек четырех. Позже я и сам пару раз принимал участие в этом мероприятии, но активным организатором никогда не был.


Если молодежь будет стараться – им будут давать играть
О чем ты мечтал в детстве, когда только встал на коньки? Чего ждал от хоккея?
Мне просто нравилось играть. Позже я понял, что это моя будущая профессия, это мое. Ничем, кроме хоккея мне не хотелось заниматься.
Рядом с вами играют молодые ребята из «Белых Медведей». На вопрос о том, чья игра им нравится в «Тракторе», называют твою фамилию. Как ты считаешь, почему?
Приятно, конечно. Но я не знаю, мне сложно ответить на этот вопрос. Даже когда я еще играл в школе, не имел желания стать примером, кумиром для младших. Я просто хотел стать сильным и хорошим хоккеистом, хотел, чтобы у меня все получалось.
А как тебе самому дался переход во взрослый хоккей?
Поначалу, конечно, было тяжело. Но потом привык, адаптировался во взрослом хоккее, и все стало нормально.
Как выглядит твой идеальный выходной?
Если есть возможность, хочется съездить к родителям, к сестре. Мы редко видимся, несмотря на то, что живем в одном городе – постоянно игры, тренировки. Времени не всегда хватает.
Как ты провел этот отпуск? Где был, что запомнилось?
Отдыхал в Турции. И в Магнитогорске (улыбается). Больше времени ни на что не хватило. Хотели еще раз съездить с детьми во Францию в Диснейленд, но, к сожалению, не получилось. До начала «предсезонки» оставалось не так долго, поэтому мы не успели.
Есть место, где тебе хотелось бы побывать?
Да я, наверно, уже почти везде был. Больше всего понравилось отдыхать в Эмиратах. Там все красивое очень – и песок, и небоскребы. Прекрасное место для отдыха.
18 ноября 2013

Чистов: не хочу повторить чужие ошибки, думаю, чем заняться по окончании карьеры 
Капитан «Трактора» и главная звезда челябинского клуба Станислав Чистов в интервью агентству «Р-Спорт» озвучил свое намерение подписать с «черно-белыми» новый контракт, рассказал, какой вклад в его профессиональное становление внесли проведенные в Национальной хоккейной лиге годы, а также признался, что сделал выводы из совета главного тренера команды Андрея Николишина и начал думать о том, чем займется после завершения карьеры.

Ваш контракт с «Трактором» истекает 30 апреля. Будет ли он переподписан?
 Мой агент занимается этим вопросом. Конечно, мне бы хотелось остаться в «Тракторе», и буду рассматривать другие варианты только в том случае, если не получится. Насколько я понимаю, руководство и главный тренер довольны мной, но пока контракт не подписан.
Давайте подведем итоги последних четырех сезонов, проведенных вами в «Тракторе»?
Самое главное – я играл дома. До сезона-2011/12 я никогда не выступал за основную команду «Трактора», поэтому, конечно, какое-то время ушло на адаптацию. В итоге мы провели два отличных года, выиграли серебряные и бронзовые медали, бились в финале за Кубок Гагарина, в этом сезоне пробились в плей-офф. В общем, могу сказать, что все эти четыре года я был счастлив.
По итогам сезона-2012/13 КХЛ вручила вам приз «Железный человек», которым награждается хоккеист, сыгравший наибольшее количество матчей за три сезона. 220 игр – это на самом деле уникальный результат.
Не знаю, как это получилось (улыбается), стечение обстоятельств. Единоборств я не избегал – когда это делаешь, риск травмироваться только возрастает. Играл в обычной для себя манере, потихоньку и набралось так много матчей. У меня вообще высокий болевой порог, были матчи, когда я и с травмами играл. Однажды в Америке я на разминке почувствовал боль в ноге, мне намазали это место волшебной мазью, я спокойно провел матч. Когда же сделали снимок после игры, обнаружили, что это надрыв крестообразной связки, после сезона пришлось операцию делать.
Как-то незаметно сезон-2014/15 получился для вас лучшим по результативности на челябинском этапе карьеры. За счет чего удалось набрать 38 очков?
Да, интересно получилось. В сезонах, когда мы брали бронзу и играли в финале, у меня было меньше очков, чем сейчас. Но, в общем-то, я никогда не уделял особое внимание своей статистике – просто играл в хоккей. Так получилось, что в этом сезоне набрал больше, чем в трех других в Челябинске. Но и в медальных сезонах «Трактора» я набирал очков достаточно (35 в 2012 году и 37 в 2013 – прим. «Р-Спорт»). На пять очков больше, на пять меньше – не такая большая разница. Всегда около тридцати очков за сезон я набирал.
Можно ли назвать то, что произошло с вами за последние полгода, возрождением?
В плане дисциплины, но не по игре. Не скажу, что в прошлые сезоны я играл хуже или иначе. На мой взгляд, я всегда показываю стабильный хоккей.
И стабильно классно реализуете буллиты – в этом сезоне несколько раз по-настоящему мастерски «раздевали» вратарей.
Мне нравится пробовать новое. Одного финта нет, иначе вратари могут изучить мою манеру исполнения. В запасе должно быть несколько вариантов. На тренировках я их репетирую. Решаю, что буду делать в том или ином случае с буллитом, конечно, заранее, но могут быть и импровизации. Например, если понимаю, что моя задумка по тем или иным причинам не пройдет, меняю решение.


43-й капитан
 Насколько неожиданным для вас было назначение капитаном? И как все это произошло? Приезжаете утром на арену, заходите в раздевалку, а там Николишин вам говорит: «Стас, теперь ты капитан»?
Может быть, на Булиса эта ответственность слишком давила и он отказался. Мне кажется, поэтому меня и назначил Андрей Васильевич (Николишин, главный тренер). Неожиданно? Ну как сказать. Сначала все было в шутку – тренеры спрашивали: «Ну что, сделаем тебя капитаном?» Но я не очень хотел – мне это было непривычно. И после назначения, чтобы войти в роль, потребовалось некоторое время, а затем все стало нормально.
Вы в курсе, что вы - 43-й капитан в 67-летней истории «Трактора»?
Не знал, но это любопытный факт.
Вы никогда не были склонны к разговорам с судьями, но теперь регулярно общаетесь с ними во время матчей.
Да, приходится. При этом я не ругаюсь с ними, это спокойный разговор. Я интересуюсь, почему они приняли то или иное решение, и они объясняют. Вот так и учусь быть капитаном (улыбается).
Ваш путь к капитанской нашивке «Трактора» был нестандартным: от расторжения контракта по обоюдному соглашению сторон через возвращение с обещанием соблюдать дисциплину. Кем, как и когда принималось решение о вашем возвращении?
Иван Викторович (Сеничев, председатель Совета «Трактора», заместитель губернатора Челябинской области – прим. «Р-Спорт») пригласил меня на серьезный разговор. На встрече присутствовал также генменеджер «Трактора» Евгений Губарев. Они спросили, готов ли я подписать контракт на тех условиях, которые мне будут предложены. Я согласился и пообещал, что буду себя хорошо вести. И проблем в этом году не было.
После расторжения контракта с «Трактором» прошлой весной были варианты с другими клубами?
Да, было два варианта. Но хочу еще раз подчеркнуть – я очень хотел остаться именно в Челябинске, играть в «Тракторе». Поэтому и готовился самостоятельно те два месяца, что был без клуба. В Магнитогорске мы с игроками из КХЛ и ВХЛ арендовали лед, катались, бегали кроссы, играли в футбол. Там были Дима Пестунов, Ринат Ибрагимов и другие. А еще мы организовали небольшой турнир памяти одного нашего друга. В нем сыграли пять команд.
Тогда же вы сделали своего рода обращение к общественности, в котором раскаивались, признавали ошибки и просили дать вам второй шанс.
Да, это было в одном телефонном интервью. Может быть, там что-то добавили, что-то убавили. Когда оно вышло я его, если честно, уже не читал.

Невезение
Вы довольно невезучий в плане больших побед хоккеист. Помните все эпизоды, когда останавливались в шаге от триумфа?
Финал плей-офф Суперлиги с «Авангардом» против «Магнитки» в 2001 году, финал Кубка Стэнли с «Анахаймом» против «Нью-Джерси» в 2003 году, финал с «Трактором» против московского «Динамо» в 2013 году. И «Салават Юлаев» расторг со мной контракт за два месяца до своего первого золота. Что забыл?
В 2006 году вы провели неплохой сезон в Магнитогорске, но уехали за океан, а в 2007 году они стали чемпионами. «Анахайм» в 2007 году обменял вас в «Бостон» и в том же сезоне взял Кубок Стэнли. 
Значит, есть силы свыше, которые не хотят, чтобы я выигрывал золото и Кубки (смеется). Но, конечно, таких совпадений слишком много.
Были еще и поражения с «Магниткой» в финале Лиги чемпионов и Кубке Виктории.
Действительно. В Лиге мы уступили «Цюриху». В первом матче дома сыграли вничью - 2:2, а во втором шансов у нас просто не было. Нам швейцарцы пять отгрузили. Это был январь 2009 года.
Кубок Виктории?
Матч в Берне против «Рейнджерс» в октябре 2008 года. Не скажу, что это была команда с другой планеты, с ними вполне можно играть. Мы вели 3:0 и должны были побеждать, но, к сожалению, не смогли. За «Нью-Йорк» тогда еще (Николай) Жердев играл, с его передачи американцы отыграли одну шайбу в конце второго периода, а в третьем забросили еще три.
Чего не хватило «Трактору» весной 2013 года для победы в Кубке Гагарина?
Везения, может быть. Серия была равной. Мы дошли до шестого матча, который к тому же был в Челябинске. Но Кубок взяло «Динамо». Вообще сложно возвращаться к этому моменту.
Неприятно вспоминать то поражение?
Нет, просто все это осталось в истории. Из памяти уже стерлись некоторые детали того, что там происходило два года назад.
В прошлом году «Трактор» угодил в Кубок Надежды, что тоже своего рода невезение. На взгляд профессионального хоккеиста – это самый бесполезный турнир в мире?
(Улыбается) Даже предсезонные турниры дают игроку больше, чем Кубок Надежды. Слава Богу, что его отменили. Он никому не интересен: ни зрителям, ни хоккеистам.


Истории Перегудова
Правда, что в спецоперации по вашему трансферу из «Металлурга» в «Трактор» принимал участие ваш первый тренер Виктор Перегудов?
Интересно как?
Рассказывают, что пять лет назад он специально ездил в Магнитогорск и уговаривал вас вернуться в Челябинск.
Мой первый контракт с «Трактором» – это желание Валерия Белоусова. Он хотел видеть в Челябинске меня и Петри Контиолу, так как работал с нами в «Металлурге» и очень хорошо знал наши возможности. Это была его инициатива.
Кстати, как относитесь к историям, которые Перегудов рассказывает о вашем детстве в СМИ? Вроде той, когда он в девять лет поймал вас с сигаретами.
(Смеется) Нормально отношусь, он же не говорит ничего плохого. Это в основном позитивные истории.
Помните, какую машину ему подарили, вернувшись из Америки?
Это была «Нексия». Хотел таким образом поблагодарить Виктора Михайловича за то, что он меня воспитал.
Вам действительно нужно было напоминать с утра, что вечером игра?
Конечно, нет. Это уже слишком! Я всегда очень хорошо знал, когда у нас тренировки, когда игры. В детстве я вообще со льда не уходил! Катался, даже когда не было тренировок.
Со стороны кажется, что вам все-таки достаточно сложно найти мотивацию, чтобы постоянно играть на своем высоком уровне. 
Ошибочное мнение. Я всегда выхожу на лед мотивированным. Просто, может быть, с трибун представляется, что я не так катаюсь, не хочу играть в хоккей. На самом деле это не так.
Говорят, если вам интересно, то вы показываете свой привычно высокий уровень, если не интересно – затухаете.
Все верно. Интерес к игре должен быть у меня обязательно. Я занимаюсь хоккеем с детства. Пошел в этот вид, потому что мне он очень нравился. Сейчас мне 31, но ничего в этом смысле не изменилось – если я не буду получать удовольствие от хоккея, то зачем вообще этим заниматься? Зачем находиться в этом спорте?
В хоккее очень неплохие зарплаты, например.
Все это знают и понимают, но все-таки для меня важнее всего интерес к игре и удовольствие от того, что я делаю.
Евгений Кузнецов постарался, и теперь вся страна знает, что в Челябинске есть район ЧТЗ. Вы выросли на КПЗиСе. Что это за место?
Райончик по дороге из Челябинска в Копейск. Рядом Челябинский кузнечно-прессовый завод, где работал мой отец. Мама тоже работала недалеко, на кране. В районе есть хоккейная коробка, в которой я начинал в детстве играть в хоккей. Впрочем, играл там недолго. На одном из матчей чемпионата города мы встретились с «Трактором», меня и заметил Перегудов.
Часто туда наведываетесь?
К родителям заезжаю – они там живут по-прежнему. На коробку – нет. Друзья там, конечно, остались, но мы практически не общаемся. Кто-то спился, кто-то пропал из вида.
Каким вообще было ваше детство?
В основном меня воспитывала улица. Там я проводил много времени. Родители тоже, конечно, следили. Но я с детства стремился быть самостоятельным. Все время пропадал на улице, гулял с друзьями.
Чем противозаконным занимались?
(Смеется) Курили, например.


Северная Америка
Что вы сейчас думаете о той части своей карьеры, что прошла в НХЛ?
Когда я попал в «Анахайм», для меня это была уже не первая поездка за океан. Опыт игры в юношеских командах в Северной Америке и жизни там у меня был. Поэтому для меня это не было чем-то невероятным. Так что когда я приехал, я знал чего ожидать, как влиться в команду, как адаптироваться к их жизни. И английский чуть-чуть знал.
Опыт игры – это год в детской команде «Полярные Черные Звезды»?
Да. Когда мне было 14 лет, мы приехали в Калифорнию на турнир с «Металлургом-83». Там нас заметил создатель этой команды. Он ее собрал для своего сына, хотел, чтобы сын вырос в хоккеиста. Этот человек подошел к нашим тренерам и попросил, чтобы мы с Кириллом Кольцовым поиграли в его команде. Так мы и остались. Тренировались, ездили на различные турниры.
Сейчас вы совсем не интересуетесь Америкой, а в том возрасте, значит, было любопытно открывать новую страну?
Конечно, мне же было четырнадцать лет, а на дворе был 1997 год. Все эти небоскребы, непривычные виды, незнакомые люди – все это впечатляло.
Затем вы провели сезон в «Джорджтаун Райдерс», три – в «Авангарде» и, наконец, дебютировали в НХЛ. Первый сезон в «Дакс» был великолепным, но что случилось потом? Существует мнение, что проявить себя и раскрыться полностью вам помешало отсутствие стремления к совершенствованию. Вас накрыл синдром второго сезона, а перестроиться в итоге вы не смогли.
Может быть. Когда я попал туда, думал, как же у меня все здорово складывается, буду играть в НХЛ лет десять минимум. Но в развитии остановился. Пытался переступить через себя, но не смог. Видимо, играть в третьем-четвертом звене – это не для меня. Но я нисколько не жалею сейчас, что так получилось.
Неужели после возвращения в Россию вам не было скучно?
Нет, а почему тут должно быть скучно?!
Скажем так, жизнь в солнечном Анахайме несколько отличается от жизни в Магнитогорске и Челябинске.
Я здесь родился – это все мое, здесь мне все знакомо. Мне, наоборот, здесь комфортнее в плане жизни. И хоккей сейчас очень хорошего уровня у нас.
Что, несомненно, делает НХЛ лучше КХЛ, так это количество зрителей на матчах. Согласитесь, играть при 20000 зрителей гораздо интереснее для всех участников процесса, чем при 7500 или даже 12000.
Когда я выхожу на лед, фиксирую только одно – полный стадион или нет. И, конечно, мне нравится, когда на матче много зрителей. Если бы у нас были дворцы большие, народ бы собирался. Посмотрите, какая атмосфера на хоккее в Питере, Минске, в Хельсинки. И у нас в Челябинске, конечно, тоже.
Вашим тренером в «Анахайме» был Майк Бэбкок. Сейчас в его биографии победы со сборной Канады на Олимпиадах (2010 и 2014) и чемпионате мира (2004), а также Кубок Стэнли (2008) – с «Детройтом». Каким он был больше десяти лет назад, в самом начале своей карьеры?
Уже тогда это был очень жесткий тренер, который всегда ставил хоккеистов в рамки и не давал показать то, на что ты способен. Большой акцент делал на командные взаимодействия. Он старался сделать так, чтобы у него никто не выделялся, чтобы все работали на одну цель – победы в сезоне, завоевание Кубка. Мне было проявить себя у него очень сложно. Но то, что он стал таким большим тренером – ничего удивительного.
Что дали вам три года в Северной Америке в хоккейном плане?
В общем, достаточно много. Это время разнообразило мой стиль. Например, меня научили не терять шайбу в определенных местах площадки, больше входить в единоборства. Много было всего интересного и полезного. Если бы я туда не съездил, может быть, так и играл бы в детский свой хоккей. Там я повзрослел как хоккеист.
Увидели, в том числе, и другое отношение к работе?
Да, там никто никого не заставляет работать. Если ты готов и показываешь свой уровень на льду – будешь играть. Никто за тобой не следит и не подгоняет, не считает, сколько раз ты отжался. Ты сам должен понимать, что если ты отожмешься на пять раз меньше, или пробежишь на десять метров меньше и не в полную силу, то этого тебе потом может не хватить в игре. И ты запросто вылетишь из состава.
Откуда взялось прозвище «Чиззи»?
Обычное дело для НХЛ. Сокращают фамилии абсолютно всех. И так дают прозвища. Мою фамилию сначала сократили до «Чис», потом все это видоизменилось в «Чиз», «Чиззи». Что по-русски – сыр. Меня это совершенно не обижало, но когда я вернулся в Россию, прозвище осталось за океаном.
Какие у вас отношения со сборной?
Никаких. Андрей Сафронов и Олег Знарок привлекают в команду больше молодежи, а мне уже за тридцать. Думаю, дорога в сборную для меня закрыта.


Драмы в спорте
Как вы узнали о трагедии с «Локомотивом»?
Дома. Смотрел матч на Кубок открытия между «Атлантом» и «Салаватом Юлаевым». Матч был остановлен, президент КХЛ на всю страну сообщил эту весть. Эмоции? Конечно, очень сильно расстроился. Там погибли мои друзья Ян Марек, Руслан Салей. С остальными ребятами тоже всегда пересекались. После этого, конечно, первое время все было напряженно с полетами. Волей-неволей, но разные мысли закрадывались. Потом все ушло в подсознание, страхи из головы вылетели. Я вообще летать не боюсь. Уверен, то, что предназначено человеку, то и случится.
Драмы с людьми из мира спорта переживаются обществом острее, так как эти люди на виду. Как вы восприняли то, что случилось с Валерием Карповым?
Мы немного знакомы были, да. Конечно, это очень плохо. Это жизнь после хоккея, много таких примеров. Люди заканчивают, не знают куда устроиться, куда себя деть. Начинают вести немного неправильный образ жизни.
Как обезопасить себя?
Относиться к жизни по-другому. Я начинаю думать об этом, о том, чем себя занять, когда закончу. Чтобы не было так много свободного времени. Это очень важно. Мне интересно было бы остаться в хоккее. Если получится – агентом или тренером. Не так принципиально кем, главное – быть в хоккее.
Как вы относитесь к словам Николишина: «Ситуация с Чистовым такая – не будет его в хоккее, мы его потеряем»?
Уверен, Андрей Васильевич не хотел меня обидеть. Мне кажется, ему хотелось, чтобы я прочел это, сделал выводы именно для себя. Это была помощь с его стороны.
Конечно, все желают вам играть как можно дольше. Даже дольше, чем Дерон Куинт. Но давайте заглянем в будущее. Вы закончили карьеру, провели свою последнюю игру, последнюю тренировку. Как пройдут ваши первые дни в свободной жизни?
Очень просто – я буду отдыхать, валяться на диване. Несколько недель подряд, пожалуй.
Можно сказать, что вы – человек в себе?
Возможно. Если что-то не так, не выплескиваю свои эмоции, не показываю недовольство окружающим. Это пришло с возрастом – понимание, что не надо ругаться по любому поводу. Мне кажется, что если потерпеть, то многие плохие ситуации разрешаться сами собой.
В молодости вы загремели на две недели в армию. Тоже перетерпели?
Это было в Омске, в 2001-м. Мы с Сашей Свитовым только что были задрафтованы в первой раунде «Анахаймом» и «Тампой». И до руководителя «Авангарда» Анатолия Бардина дошла информация, что мы собираемся уезжать в Америку. Бардин отпускать нас не хотел и отправил в военную часть. Две недели мы там провели. Жили как обычные солдаты. Просыпались в шесть утра, выходили на построение. Траву мы не красили, но тренировочный городок – регулярно. Потом агент нам помог – перевел в ЦСКА, а уже оттуда мы отправились за океан.
Вы побывали во множестве точек мира. Где понравилось больше всего?
Меня сложно чем-то удивить, я ко всему отношусь спокойно, в том числе к новым интересным местам, городам, каким-то историческим памятникам, архитектуре. Я не делаю большие глаза и не говорю: «Ого!» Приезжаю куда-то в Европу или в другое новое место, фиксирую, что я там побывал, отдыхаю, еду дальше.
Этим интервью вы окончательно разрушили миф о своей замкнутости. Кто теперь самый неразговорчивый игрок КХЛ? Антон Белов? Денис Денисов?
Наверное, мне некорректно говорить о хоккеистах других команд, а в «Тракторе» это, конечно, Леша Васильченко.
23.03.2015

Станислав Чистов: Эпизод в книге Дейва Кинга? Это не про меня
Один из самых закрытых и молчаливых хоккеистов лиги дал интервью порталу sports.ru.

Можно проследить, что чем старше ты становишься, тем чище играешь. Достаточно вспомнить твою 141 минуту штрафа в «Цинциннати», драку с Евгением Галкиным или просто посмотреть твою статистику.
Допустим, в «Цинциннати» заставляли так играть. Там для того, чтобы попадать в состав, надо было проявлять себя – не только забивать голы, но и бороться, толкаться. Я нормально отношусь к этим моментам, как и все хоккеисты. Если надо – почему нет? Я никого никогда не провоцирую, но если этого требует ситуация, то могу и потолкаться.
Это ведь твоя фраза: «Бойцы из НХЛ – это не хоккеисты». Почему ты так считаешь?
Как можно называть их хоккеистами, если они не умеют кататься, не умеют обращаться с шайбой. Эти ребята умеют только драться. Я не считаю их хоккеистами именно поэтому. В КХЛ, кстати, меньше внимания уделяется дракам. Была единственная команда – «Витязь» Андрея Назарова, которая делала на этом акцент. Остальные же клубы сосредоточены непосредственно на хоккее, тактике.

«Я не готов мириться с местом в третьем звене»
Ты говорил, что в восприятии финала Кубка Стэнли тебе помешал юношеский максимализм, недопонимание того, что, возможно, в финале ты играешь первый и единственный раз в жизни. А, например, Валере Ничушкину, Жене Кузнецову он не мешал в финале Кубка Гагарина?
Для кого-то это толчок вперед – ты попал в финал, проиграл и начинаешь прикладывать больше усилий впоследствии. А кто-то на этом моменте может остановиться в развитии, может прийти самоуспокоенность. Здесь, возможно, должны сыграть свою роль старшие партнеры по команде.
В «Бостоне» тебе давали семь-восемь минут игрового времени, что тебя не устроило. Равно, как и четкие игровые схемы. Предпочитаешь быть на ведущих ролях, импровизировать и брать игру на себя?
Каждый хоккеист мечтает играть как можно больше времени, выигрывать, набирать много очков. В «Бостоне» у меня такой возможности не было, поэтому я и вернулся в Россию. Не готов мириться с местом в третьем звене, так как знаю, что способен на большее. Сложно себя проявить, когда тебя загоняют в какие-то рамки. Гораздо больше шансов раскрыть свой потенциал, когда чувствуешь доверие тренера.
Если представить, что матч – это игра на PlayStation и ты можешь управлять самим собой, изменишь что-то в своих действиях?
Я редко смотрю свои игры, поэтому мне сложно ответить, стал ли бы я что-то менять. Хотя, конечно, после матча думаю о том, что сделал правильно, что неправильно. Но затем я засыпаю, просыпаюсь, забываю и иду дальше.
А ты вообще признаешь авторитеты?
Авторитеты, конечно, есть. И среди тренеров, и среди игроков. Но авторитет заслуживается годами – различными действиями и делами.


«Если бы не Перегудов, возможно, я бы уже закончил с хоккеем»
Давай вспомним твоего первого тренера – Виктора Перегудова. Он считает своих воспитанников своими детьми, а что ты скажешь о нем?
Я начинал играть в хоккей на улице, а он заметил меня и позвал в «Трактор-83». Я благодарен ему. Если бы Перегудов тогда не обратил на меня внимание, возможно, я бы уже давно закончил с хоккеем. Он дал мне очень много полезных советов, говорил о многих важных вещах, наставил меня на правильный путь. Я всегда прислушивался к его мнению, и правильно делал. Пока я играл в Америке, общаться с Виктором Михайловичем нам было сложнее. Но когда я вернулся в «Трактор», мы стали видеться чаще. Сейчас он болеет, стараемся помогать.
Тренер, вспоминая тебя в детстве, рассказывает о тебе как о человеке открытом и коммуникабельном. Сегодня ты – личность весьма закрытая. В какой момент все изменилось, почему ты начал дистанцироваться от всех?
Я просто повзрослел. Но мне все-таки сложно ответить на этот вопрос. Наверное, я просто теперь спокойнее отношусь ко всему. Это ведь было детское восприятие мира, а дети все, наверное, такие.
Давай поговорим про другого тренера – Сергея Михалева. Когда ты ушел из уфимского «Салавата Юлаева», на тебя обрушились обвинения по поводу
нарушения режима. Что ты скажешь по этому поводу, и почему в тебя любят бросаться подобными обвинениями?
Скорее всего, больше ничего плохого не могут сказать про меня. Только это и все. На самом деле, интересная ситуация тогда получилась – на тот момент у меня был еще год контракта в Америке, и тут меня позвали в Уфу. Я поверил, что мне дадут время – а у меня была травма – я восстановлюсь и потихоньку начну играть. Но меня торопили, торопили, торопили… Говорили: «Давай, давай! Тебе деньги платят, ты должен выходить играть». И я выходил, хотя еще не был готов. Наверное, не устроил тренеров. Видимо, на меня рассчитывали, ждали большего, а у меня не получилось. Потом я не играл, не играл, психанул и все. Сказал: «Разрываю контракт», – и уехал.
Вдогонку и полетели все обвинения?
Да.
А ты не считаешь, что в какой-то момент к тебе приклеили этот ярлык и до сих пор могут спекулировать этим?
Да, про меня многие такое говорили, но это их дело. Я не хочу даже обсуждать это. У меня есть люди, которые в меня верят и доверяют мне. А доказывать что-то кому-то, кого я плохо знаю – зачем мне это надо?

«Мне комфортнее оставаться в тени»
А у тебя есть настоящие друзья? Например, Коби Брайант говорит, что настоящий друг звонит тебе каждый день и точно помнит день твоего рождения.
Есть, конечно. Один-два точно. Но в основном, конечно, товарищи, среди которых тоже есть близкие люди.

Никогда не возникало сложностей в том, чтобы совмещать простые человеческие отношения со статусом знаменитого человека?
Я не замечал. И вообще, не считаю себя суперзвездой, со всеми общаюсь на равных.
Ты хочешь сказать, что не ощущаешь повышенного внимания в Челябинске, где каждый человек знает всю команду в лицо?
Я стараюсь быть в тени. Не люблю различные командные мероприятия, куда вы нас постоянно таскаете(смеется). Мне не слишком нравится быть в центре внимания, я предпочитаю общаться с узким кругом близких людей. Мне так комфортно. Такой вот я.
Ты говорил, что в НХЛ над тобой не шутили, хотя юмор весьма характерен для этой лиги. Почему? Ты уже тогда был закрыт?
Ну что уж, бывали шутки. Там люди-то такие, с юмором. Американцы, канадцы без шуток не обходятся, подшучивали и надо мной. Да и я, конечно, участвовал в розыгрышах, но сейчас вспоминать это смысла нет.
Тебе этот вопрос задавали сотню раз, но может ты, наконец, уже прочитал книгу Дэйва Кинга?
Нет, я не часто читаю книги.
Неужели тебе не интересно, про тебя там написано или нет?
Не особенно. Да и Кинг ведь сказал в интервью, что в книге написано не про меня.
Но по описанию очень похоже. Возможно, Кинг в очередной раз путает общественность?
Не думаю. Он же сказал, что это общительный парень и так далее. Кинг в этом году ответил, что имел в виду Женю Гладских.
К этому факту ты безразличен, ранее говорил, что и уход из НХЛ оставил тебя равнодушным. Получается, что многие вещи тебя совсем не задевают?
Что касается Национальной хоккейной лиги, то первое время после отъезда из Америки я, естественно, переживал. Теперь же это все уже в далеком прошлом. Неравнодушен я только к хоккею, личным моментам и, естественно, к моему сыну. Остальное меня не трогает.

«Надеюсь, что сын вырастет и скажет: «Папа у меня нормальный»
Как ты воспитываешь ребенка, какой набор личностных качеств ты бы хотел видеть у него в будущем?
Пока я играю в хоккей, у меня, к сожалению, мало времени на его воспитание. Но, надеюсь, когда я закончу, буду гораздо больше времени проводить с ним. Надеюсь, что когда сын вырастет, то скажет: «Папа у меня нормальный» (улыбается). Как и все мамы и папы, хочу, чтобы он вырос искренним, честным, хорошим человеком.
Давай еще раз вернемся в детство. Виктор Перегудов говорил – впрочем, так говорит большинство тренеров – что есть дети, которые катаются из-под палки, а есть те, у кого горят глаза. У тебя с малых лет горели глаза?
Да! Я помню, даже школу прогуливал. Родителям говорил, что иду на занятия, а сам брал коньки и весь день на льду пропадал. Учиться не любил, любил кататься и играть в хоккей. Естественно, родители заставляли меня ходить на уроки, ругали за пропуски. Но, я думаю, сейчас они очень счастливы, что моя судьба сложилась именно так.
Судя по всему, ты сохранил эту любовь к игре и на сегодняшний день?
Да, играть мне нравится больше, чем тренироваться.
Наверное, всем хоккеистам это больше нравится.
Не всем. Есть люди, которые к тренировкам относятся намного серьезнее, чем к игре.

Был ли такой момент в твоей жизни, когда тебе пришлось сделать усилие над собой, чтобы все-таки вырасти профессиональным хоккеистом?
Нет. У меня, правда, был выбор – либо хоккей, либо футбол. Но я знал, что играть в хоккей у меня получается лучше. С самого детства все проходило гладко, все получалось. Никаких проблем на пути я не встречал. А ведь есть люди, которые годами только и делают что тренируются, но выше третьего звена им не прыгнуть.
Ты всегда ощущал, что тебя есть огромный талант, который просто надо развивать?
Да, я чувствовал это с самого детства.
Звездной болезни в детстве не было? Сколько бы другие мальчишки ни старались, у тебя все равно получается лучше всех.
Точно не помню. Постоянного состояния такой болезни, конечно, не было, но в некоторых моментах, возможно, и проскальзывало. Хотя я за собой такого не замечал.

«Хочется, чтобы в мире все было нормально»
В 2011 году у тебя не было компьютера, ты не знал, что такое Skype и возил с собой в поездки DVD-проигрыватель. Когда технологии пришли в твою жизнь?
Когда купил iPad, наверное. Тогда сразу установил Skype, разобрался, как им пользоваться. Сейчас я уже все знаю, что там и как. Я никогда не был противником всего этого, просто не испытывал необходимости.
Недавно ты даже зарегистрировался в Instagram. Что сподвигло тебя на это?
Мне помогли зарегистрироваться (смеется). Когда есть свободное время, почему бы не посмотреть какие-нибудь фотки? Интересно же.
Как ты вообще относишься к социальным сетям? Сейчас их огромное множество, люди проводят в них массу времени. В том числе и дети играют не на улице, а используя гаджеты.
Детям, конечно, это не идет на пользу, а для взрослых я не вижу в этом ничего плохого.
А как насчет того, что бесконечные диалоги онлайн убивают живое общение?
Конечно, это плохо, но тут личный выбор каждого. Как я могу судить?
Снова твоя политика невмешательства в чужие дела?
Да (улыбается).
Но чем-то же ты еще интересуешься кроме хоккея?
В последнее время я стал чаще смотреть передачи по Первому каналу, новости. Мне интересно знать, что происходит в мире. Хочется, конечно, чтобы все было нормально, чтобы быстрее закончилась война. В мире должен быть мир.
14 марта 2015
            

Станислав Чистов: Мальцев «таскает рояль», а мы с Локтионовым сосредоточены на атаку
18.01.2016
Источник: Андрей Тараканов, «Ярославский спорт»

Нападающий ХК «Локомотив» (Ярославль) Станислав Чистов в интервью «Ярославскому спорту» о своей адаптации в новом коллективе, об особенностях игры «Локомотива» и задачах на остаток сезона.

В Ярославле вы уже почти как месяц. Вам как игроку техничному, креативному, насколько тяжело было вписаться в нынешний «Локомотив» – команду скорее рабочую и дисциплинированную.
Особых сложностей не заметил. В интересах команды могу подстроиться под любой стиль игры. В первую очередь все идет от головы. Профессиональному хоккеисту не составляет особого труда перестроиться с одного хоккея на другой. Это часть наших профессиональных обязанностей.
В чем все-таки изюминка «Локомотива» – команды, играющей, может быть, не в самый зрелищный хоккей, но стабильно набирающей очки?
Не соглашусь, что «Локомотив» играет незрелищно. В игре команды присутствуют хорошие моменты в атаке и разнообразие тактического рисунка. Скажем, по ходу игры мы можем в какие-то моменты подержать шайбу, сделать лишнюю передачу, а когда требует ситуация – полезть на ворота и забить с «мясом». В этом, пожалуй, фишка нынешнего «Локомотива».
Хотите сказать, что сегодня вам уже понятны все требования наставника «Локомотива» Алексея Кудашова?
Мне кажется, что да. Внимательно смотрю за нюансами построения игры во время тренировочного процесса и игр. Пристально слежу за тем как играют другие звенья. Впитываю в себя как губка.
Что скажете о своем звене?
Можно сказать, что оно выглядит сбалансированным. Мы с Андреем Локтионовым больше сосредоточены на атаку, а Дима Мальцев больше «таскает рояль» и выполняет черновую работу. Такие игроки крайне полезны.
Заметно, что ваше звено и отдельно вы прибавляете с каждой игрой.
Как ни банально прозвучит – взаимопонимание становится лучше. Конкретно по своей игре – физически чувствую себя лучше, чем три недели назад, когда не катался дней пять. Сейчас уже знаю куда бежать, открываться. Первые игры было сложно. Вроде бы правильно открывался, но общего языка с партнерами найти не мог.
Ваш партнер по звену Андрей Локтионов говорит, что тренировки Кудашова – это как продолжение предсезонки. Почувствовали нагрузки?
С тех пор как я в Ярославле пауз в чемпионате не было, поэтому команду не нагружали. Скоро в календаре КХЛ два окна, связанных с проведением «Матча Звезд» и матчей Еврочелленджа. Посмотрим, что нас ждет.
Сейчас готовы сказать почему не задалось начало сезона в «Тракторе»?
Сложно сказать. Частенько об этом меня спрашивали журналисты, сам думал, анализировал.
Ну и?
Откровенно говоря, так и не надумал – почему у меня не пошло. В любом случае, причина только во мне. Никогда не ищу причины на стороне – ни в тренере, ни в партнерах.
«Локомотив» был единственным вариантом продолжения карьеры?
Какой смысл сейчас об этом говорить? Агент сработал достаточно быстро, рад что оказался именно в «Локомотиве», который каждый сезон ставит перед собой максимальные задачи. Хотелось бы дойти с этой командой до финала и выиграть Кубок Гагарина.

http://www.eliteprospects.com/player.php?player=8520