пятница, 26 августа 2016 г.

Христич Дмитрий Анатольевич



Христич Дмитрий Анатольевич 23.07.1969


















Киев. Украинская ССР. Нападающий. Заслуженный мастер спорта СССР. Воспитанник Киев. На драфте НХЛ в 1988 году выбран в 6 раунде под общим номером #120 «Washington Capitals»
Карьера игрока: «Сокол» Киев – 1985/1986-1990/1991, ШВСМ Киев 2 лига – 1985/1986, 1 лига – 1986/1987-1987/1988, «Washington Capitals» - 1990/1991-1994/1995, 2001/2002, «Baltimore Skipjacks» AHL – 1990/1991, «Los Angeles Kings» - 1995/1996-1996/1997, «Boston Bruins» - 1997/1998-1998/1999, «Toronto Maple Leafs» - 1999/2000-2000/2001, «Металлург» Магнитогорск -  2002/2003-2003/2004, юниорская, молодежная и основная сборная СССР, сборная Украины.
Карьера тренера: сборная Украины – 2009-2013 тренер, «Трактор» - 2015/2016 видеотренер, «Амур» Хабаровск – 2015/2016 видеотренер
Достижения игрока: бронзовый призер чемпионата мира среди юниоров U18 1986/1987, серебряный призер чемпионата мира среди молодежи U20 1987/1988,
чемпион мира среди молодежи U20 1988/1989, чемпион мира 1989/1990, победитель Игр Доброй Воли 1990, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2003/2004 в составе «Металлурга» Магнитогорск


Дмитрий Христич: Я уже давно хотел вернуться в большой хоккей
Видеотренер «Трактора» Дмитрий Христич в интервью AllHockey.Ru - о КХЛ, НХЛ, Николишине, Гретцки, украинском хоккее и гольфе.
Не все болельщики «Трактора» понимают, зачем команде видеотренер. В чем заключается ваша должность?
Видеотренер – это видеооператор с расширенным функционалом, в обязанности которого входит не только запись матча, но и разбор его по частям, чтобы информация была как можно быстрее доступна для тренеров – после матча или при подготовке к следующему.
Говорили, что для этого купили какое-то уникальное оборудование.
Не знаю, подходит ли слово «уникальное». Это оборудование – компьютерная программа, которой пользуются во всем мире многие команды, и не только хоккейные. Эта программа позволяет быстро и гораздо эффективнее разбирать прошедшие матчи, готовиться к новым играм.
У вас был до этого такой опыт работы?
Когда я работал в сборной Украины, у нас был видеооператор, который владел навыками работы с этой системой. Так что мы видели, как эффективно и быстро видео может быть доступно из записей. Для меня это было не ново, но пришлось поучиться.
Предложение «Трактора» приняли с радостью?
Да, я уже давно хотел вернуться в большой хоккей. С чего начинать, было не так уж важно. Я в основном проводил время на Украине, а там хоккею уделяется не очень большое внимание.

Вас пригласил именно Андрей Николишин?
Да.
Вы с ним друзья?
Да.
На игроков, работающих на предсезонке, смотрите с завистью и сожалеете, что у вас все закончилось, или думаете: «Слава богу»?
Я чувствую, что нахожусь в ритме хоккейной команды и участвую в ее жизни. Быть может, это не так заметно, но я все время в тренерском штабе, мы обсуждаем многие вещи, советуемся друг с другом. Жизнь бурлит, и мне приятно это осознавать. Сожаления… К этому надо относиться, как к неминуемому. Все знают, что есть юность, молодость, зрелость, старость. Все идет своим чередом. Ребятам, у которых все впереди, если и завидовать, то только по-хорошему. Им нужно самим узнать, что перед ними большие возможности, что надо работать, чтобы чего-то достичь.
Много разговоров ходит об очень тяжелой предсезонке, которую проводит Андрей Николишин. Как вы ее оцените?
Мне сложно сказать, потому что в НХЛ как таковой предсезонки не было, все игроки готовились самостоятельно. Так у меня происходило из года в год. Я узнал, что такое предсезонка, только в конце своей карьеры в Магнитогорске. Тогда я вспомнил, что было у меня в юношестве в киевском «Соколе». Не знаю, как в последнее время проходило межсезонье в российских клубах, но сезон длинный и нужно заложить фундамент. Не зря говорят – тяжело в учении, легко в бою. Главное, чтобы ребята были в тонусе, когда начнется чемпионат.

В этом случае все обычно вспоминают про «крикуновские баллоны». У Николишина есть что-то подобное?
Андрей Васильевич пытался разнообразить тренировочный процесс. Ребята бегали, бросали гири, тяжелые мячи. Работа была не монотонная, не скучная, было интересно.
Бросали гири?
Да, на стадионе имени Елесиной. Там есть замечательная площадка для пляжного волейбола. И ребята кидали гири, мячи под 10 килограммов весом. Пришлось двигаться, бороться, чем-то это было похоже на хоккей.
Вы не удивились, когда он первым делом повел команду на бадминтон?
Я не удивился потому, что знаю – Андрей любит многие виды спорта. Слышал, что в прошлом году они ходили на водное поло. Хоккей – вид спорта такого широкого спектра, что все мышцы должны работать, а игрок обязан обладать командным чувством.
На том же бадминтоне возникло ощущение, что у вас такая тренерская банда, в хорошем значении этого слова.
(Смеется) Посмотрим, какая у нас «банда». Опять же все сводится к тому, чтобы создать атмосферу в команде, чтобы хоккеисты могли показать свою лучшую игру. Четверо человек из шести в тренерском штабе уже давно знают друг друга, мы играли вместе в России и в НХЛ. Нас можно назвать друзьями, единомышленниками. Мы собрались здесь с одной целью.
Когда Николишин еще был игроком, многие уже видели в нем тренера. У вас было такое ощущение?
Да, я знаю его семью и то, как Николишин воспитывал своих сыновей. Я видел, как они хотят ему подражать, как он играл с ними в разные вида спорта. Оба его сына занимаются хоккеем. Было видно у Андрея желание, стремление.

Видно, что он получает удовольствие от своей работы.
Конечно, а как по-другому? Мы должны расценивать наш труд не как работу, а как любимое занятие.
Вы, как уже сказали, знакомы практически со всем тренерским штабом и руководством. С Сергеем Гомоляко вы вместе играли на МЧМ-1989 года, знаете друг друга с тех пор?
Да, еще и с Владимиром Цыплаковым. Дело в том, что с 1990 года я отсутствовал на этой части земного шарика. Но опять-таки в конце карьеры мы с Сергеем Юрьевичем пересеклись в Магнитогорске. Перед тем, как его обменяли, мы месяц вместе поиграли. Теперь судьба опять свела через Николишина.
Ваша карьера началась бурно – золото МЧМ-1989 года, ЧМ-1990…
1990 год был действительно очень бурным. Глядя назад, я даже с трудом поставлю все в хронологическую таблицу, но все это было – факты остаются фактами. Конечно, было интересно все это прожить. Также забывается еще такой турнир, как Игры доброй воли. Это были летние соревнования, но участвовали два зимних вида – хоккей и фигурное катание.
На Играх доброй воли из сборной сбежал Сергей Федоров?
Да, когда мы прилетели на Игры доброй воли, на следующий день Федоров исчез.
Как восприняли это в команде?
Так были прецеденты. Могильный уже показал, как это делается. Как восприняли? Должным образом. В то время шел распад Советского Союза. Появилась возможность, они так и сделали. Что предприняло руководство? Собрало у всех паспорта и все.
Что чувствовали в то время игроки? Страна рушится…
В такое время остается только переживать, по большому счету ты ничего не можешь сделать. Другие люди творят эти вещи. Остается только заниматься своим делом.

У многих в России есть ностальгия по тем временам. Как у вас?
Только на том уровне, что и у всех, – воспоминания о детстве и юности. При том строе ничего хорошего мы не видели, никакой свободы не было. Пожив в Америке, я понял, что такое свободный человек, так намного лучше жить.
Когда вас выбрал «Вашингтон» в 1988 году, вы вообще знали, что такое драфт?
Я про это дома в Киеве услышал во всесоюзных новостях по телевизору. Я даже не знал, что такое драфт. Ну выбрали, так выбрали. На чемпионате мира ко мне подходили скауты из «Вашингтона», они спрашивали, хочу ли я поиграть в НХЛ. Я отвечал, что не против, но не знаю, как это делается. Мне сказали не волноваться. Они напрямую вышли на киевский «Сокол» и договорились. Приняли решение без участия Москвы – Советский Союз не распался, официально разбежались в 1991 году, но спорт тогда уже начал делиться.
Вячеслав Фетисов говорит, что игроки должны уезжать в 28 лет, Федоров – в 25. Вы как думаете, когда лучше?
Такая тенденция была как раз в 90-х годах, что хоккеисту нужно уезжать в 28 лет, чтобы 10 лет он отыграл в чемпионатах Советского Союза. Я думаю, что игрок должен распоряжаться собой, как он хочет. Каждому свое. Если он свободен, как спортсмен, и имеет возможность попробовать, а если не получится – вернуться, то почему нет? Есть люди, которые боятся перемен, их устраивает все здесь. Например, Алексей Кайгородов, его выбрали на драфте, а он даже не собирался ехать и сделал неплохую карьеру в России. Единого пути не существует.
Сейчас за океан поехала новая волна российских игроков. Это хорошо или плохо?
В этом случае задают вопрос, хорошо это или плохо для сборной. Многие ли из них приживутся, заиграют? Как они станут относиться к своему делу, так у них и будет получаться. Зависит от отношения – будет ли оно как у истинных профессионалов или нет.
Знакомы ли вам выражения «поехать за мечтой», «поехать в лучшую лигу мира»?
Надо учитывать, что там никто никого не ждет. Как и здесь, в НХЛ тоже придется доказывать. Вот, например, Александр Болдюк, который все больше понимает, что и в России нужно очень много работать. Когда туда приезжаешь, не получаешь большого кайфа, надо работать и показывать, что ты можешь. А насчет хорошей жизни там – и здесь условия неплохие, главное – что ты показываешь на льду.

Много говорилось, что КХЛ может догнать НХЛ. Что не получилось?
А по каким параметрам догонять и перегонять? По зрелищности? Но там маленькие площадки, а матчи больше устроены как шоу. Здесь в России, я считаю, сейчас это тоже есть. Не очень правильно сравнивать, кто что может, кто на что горазд. НХЛ больше ста лет, в КХЛ идет только восьмой сезон.
Вы считаете, что стоит переходить на североамериканские площадки?
На большом льду играют везде, на маленьких – только в Северной Америке. Не обязательно переходить, синюю линию отодвинули, зоны убавили – хоккей тоже становится более зрелищным.
Андрей Назаров говорил, что приехал в НХЛ, как в джунгли: «Сидят в раздевалке звери с мрачными рожами и огромными разбитыми кулаками». Вы что-то подобное чувствовали?
Когда попадаешь в страну, где говорят на другом языке, разные мысли могут посещать. Однако, когда ты выходишь на тренировки и игры, хоккей выравнивает и попадаешь в свою среду. Хоккей – это ради чего мы туда и поехали.
Вы знаете, какое самое популярное видео на YouTube с вашим участием?
Нет.
Драка «Торонто» – «Филадельфия» 1999 года. Помните ее?
Помню. В той команде выставили тафгая и у нас Тая Доми. Самое интересное, что он там несильно участвовал, все ездил и показывал, как он в какого-то стреляет. У него свой был подход к этому матчу. Потерзались немного… Я помню, сцепился с Беруби, мы с ним играли в «Вашингтоне». Боремся-боремся, он голову поднимает и говорит: «Ты что здесь делаешь? Ты же не тафгай» – «Не знаю». Он потом меня отпустил и перешел на другого, искал себе подобного. Помню, меня потом сзади схватили и выбросили.

Какие воспоминания остались от работы вместе с Доми?
На то время он даже стал набирать очки, играя с Сундином, – где-то бросил, где-то пас отдал. Поэтому драка даже отходила на второй план, но зачинщиком он оставался. К тренировочному процессу всегда относился как профессионал.
Многие говорят, что в жизни тафгаи – совсем другие люди.
Конечно, в жизни он был другой человек. Тафгай – это тоже профессия. Такая у них работа – одеваешь маску другого человека и выполняешь свои обязанности.
В «Лос-Анджелесе» у вас как раз тройка был с Ячменевым и Цыплаковым?
Там очень часто менялись звенья, но таким сочетанием тоже выходили. Сколько я там играл, старались держаться вместе, там еще был Денис Цыгуров. Два сезона с «Лос-Анджелесом» мы не попадали в плей-офф, клуб был банкротом – но мы это не ощущали. Вместе с Гретцки поиграли три четверти сезона, потом его обменяли. Команда находилась в перестроечном режиме.
Виталия Ячменева в каждом интервью без исключения спрашивают про то, как он выступал с Гретцки. Грех не спросить и вас, каково было играть вместе с Великим?
Не обладая большими габаритами, он демонстрировал впечатляющую статистику, участвовал в большинстве забитых голов. Прекрасно видел поле, умел обращаться с шайбой на высоком уровне. Профессионал, талантливый хоккеист.
Это не Гретцки пристрастил вас играть в гольф?
Нет, не он. Я уже тогда играл в гольф. Во время выступления за «Вашингтон» я и Бондра начали вместе учиться играть. С тех пор я полюбил этот вид спорта и стал заниматься в свободное время. В «Лос-Анджелес» Гретцки приглашал ребят из команды и меня в том числе.
Для русского человека гольф – это пока дико. Что в нем такого привлекательного?
Почему дико? Тем более что гольф стал олимпийским видом спорта. Я связан с ним на Украине и знаю, что в России он тоже есть и на более высоком уровне, близком к европейскому. Эта игра, на первый взгляд, не нуждается в силовых качествах, но это совсем не так. Во время матча ты проходишь около 10 километров пешком. При ударе по мячу не нужно столько силы, однако необходима концентрация. И это все на протяжении 4-5 часов, плюс разминка. Сами соревнования проходят четыре дня, до турнира – еще два, всего – шесть дней в неделю. Сутки на перелет – и новое соревнование. То есть у мировых гольфистов очень загруженный график. Но опять же гольф интересен тем, что люди могут приходить после работы в расслабленном состоянии, не ходить пешком, а ездить на тех же машинах. Кто-то любит курить сигары во время игры. Сочетаются и спорт, и отдых. Но, как бы то ни было, концентрация всегда нужна. Благодаря специальной системе в одной компании могут играть люди разного уровня подготовки. Это интересно.
С Гретцки с тех пор какие-то отношения поддерживали?
Нет, но при встрече, конечно, могли сказать друг другу «привет».
Сам Лос-Анджелес впечатлил?
Во-первых, климатические условия там шикарные, очень много солнечных дней. Конечно, бывают зимние периоды, когда проливные дожди, но в основном – солнце и хорошо. Огромный миллионный город, много народа. Человек, попавший туда, увидит все в больших размерах.

Голливудские звезды на хоккей ходят?
Да, ходили. Только имена вспомнить не смогу.
Ваша карьера пошла на спад после истории с «Бостоном»?
После «Бостона» я подписал контракт, который стал для меня последним, и карьера в НХЛ закончилась. Но там и травмы давали о себе знать. Связана эта история или нет, но факт остается фактом, после «Бостона» показатели у меня уже не были такими же.
Не было желания уступить клубу?
Когда идет арбитраж, встают адвокаты с одной стороны и с другой и рассказывают, судья слушает внимательно и принимает решения. Ничего такого нет, никто на личности не переходит. Я там присутствовал, и сначала выступали адвокаты с моей стороны. Думаю: «А я ведь еще мало прошу!». Потом встают юристы со стороны команды: «Эти цифры – совсем не то». Слушаю и думаю: «Что они меня вообще тогда взяли, если я такой плохой?». Лучше игроку на таких мероприятиях не присутствовать.
Символично, что карьеру в НХЛ закончили там, где и начинали, - в «Вашингтоне»?
Так получилось. Кружочек сделал – покатался на западное побережье, на восточное, в Канаде побывал.
Там у вас была внушительная диаспора – Гончар, Зубрус, Николишин…
Большего всего – семь человек – было в «Торонто». Семь из основного состава – треть команды это точно! Как таковой диаспоры не было, в то время игроки уже свободно общались на английском языке, все уже были поигравшие в НХЛ. В начале, в 90-х годах, запрещали русских селить друг с другом, чтобы они растворялись в говорящей среде.
Говорят, Андрей Николишин вас разыгрывал.
И не только меня. Всех разыгрывал. Помню, первое апреля. Нам как раз дали выходной, и я в то время полетел к семье в другой город. 1 апреля возвращаюсь из аэропорта на такси прямо на тренировку. Звонок от Андрея, говорит: «Выручай, выехал из дома, а бензин закончился». Я без машины, приехал на каток, отправил человека, который помогает команде. Я волнуюсь за него, опаздывает, получит штраф за этого. А он выходит из-за угла. «Как ты так мог! Меня хотел подставить, чтобы я опоздал на тренировку?» – «Нет, не боись. С Первым апреля!». Короче, обиделся на него, пару дней ходил злой. Но потом понял, что это для веселья, ничего страшного не было. Тем более, как получилось, никто не пострадал.
Вспоминая свою карьеру в НХЛ, какое событие можно назвать самым–самым?
Вспоминается Матч всех звезд, причем я участвовал два раза. Первый – Запад против Востока, второй – Европа против Северной Америки. Даже не могу сейчас вспомнить подробности, настолько мне приятно было там находиться на этом празднике хоккея.
Ходили слухи, что игроков НХЛ атаковала мафия. Русские, украинские мафиози вас не тревожили?
Историю с Твердовским имеете в виду? Про Буре тоже ходили слухи. Я не могу ничего сказать, с подобными «предложениями» ко мне не подходили.
За историей с Вячеславом Войновым следите?
У многих в семьях не все так гладко, выносить на публику – это уже крайности. Я думаю, это понимают все участники: и девушка, что она неправильно поступила, и Слава – не так все-таки надо решать вопросы. Войнов же челябинский? Сергей Юрьевич (Гомоляко) говорит, что будем его приглашать сюда. Поедет он или не поедет – второй вопрос. Желаем Войнову скорейшего возвращения в хоккей, где он будет выступать – уже как получится.

Вы говорили, что судитесь в Америке. Успехи есть?
Успехов нет, главное – чтобы не затихло.
Рядом с хоккеистом обычно крутятся разные люди, предлагают бизнес-проекты…
Так хочется вернуться к самому себе и сказать: «Что ты делаешь??? Подумай получше». Предложение звучит заманчиво, поверил – и забыл, потому что есть любимая работа. Делаешь свое дело и не понимаешь, как тебя «нагревают».
У вас с Николишиным тоже есть бизнес-дела?
Коммерческая тайна!
Слышали, бывшие игроки НХЛ подают в суд на лигу?
Что-то слышал, но конкретно не знаю. Кто-то придумал, что хочет денег заработать. Ты выходишь на поле на свой страх и риск. Я думаю, выбрав профессию хоккеиста, ты должен придерживаться таких правил. Лига много делает для улучшения условий игры и предотвращения травм. Не знаю даже, чем они это мотивируют – не могут жить дальше из-за травм?
Заметили, что в США принято судиться – по поводу и без?
А в России разве такого нет? С ЖКХ судятся и звезды, и простые люди. В Америке просто эта система давно, в России – в последнее время. Почему бы этим не пользоваться, считают некоторые люди и разводят все это, чтобы не скучать.
С бывшей женой-американкой общаетесь?
Нет, только с сыном. Пока учится, играет в американский футбол. Я у него спрашивал, говорит – не собирается дальше идти, мама сказала, что это травмоопасный вид спорта. Будет учиться. Хотя успехи есть, играет за старших – и в нападении, и в защите.
Игроки, которые выступают в Америке, возвращаются совсем другими людьми. Не могут даже выбросить бумажку мимо мусорки. Вы заметили в себе такие изменения?
Да, есть такое. Так же лучше, зачем мусорить у себя дома? Это правильный подход к содержанию своей среды обитания. Почему за границей чище, чем здесь? Почему там асфальт и дороги есть, а здесь – построили, а на следующий год приходится перестраивать?
Дороги не от нас зависят…
А кто строит дороги? Люди. А кто принимает решение, как их строить? Люди.


Каково было играть в России, в «Магнитке», после НХЛ?
В НХЛ предлагали только просмотровый контракт, и у меня появилось желание вернуться в родной хоккей. Посмотреть, что изменилось, потому что за те 12 лет, что я отсутствовал, многое поменялось. Я с удовольствием поехал, но оказалось, что разница большая между маленьким льдом и европейским. Тут надо по-другому относиться к хоккею – больше бегать, нападающим постарше тяжелее. В НХЛ, если ты обладаешь мощью, то на остаточном катании хватает силовой обводки, а здесь уже не успеваешь.
Главный слух о «Магнитке» тех времен –«витамины», которые были вынуждены принимать игроки.
И не только в «Магнитке». Я помню, в молодежной сборной СССР такое бывало. По крайней мере, это было не запрещено, потому что допинг-контроли были всегда. Игроку, не знающему фармацевтику, никто конкретно говорить не будет, что он принимает. Идут изменения в правилах допинг-контроля, потому что добавляются новые и новые препараты. Если не нашли, значит, еще разрешено.
Вы можете сказать, какое сейчас состояние украинского хоккея?
То, что было в прошлом году, это очень печально. Сезон был почти сорван, его провели буквально за полтора месяца в январе-феврале. На данный момент вроде бы лига образовалась, но опять же организационные вопросы до конца не продуманы, количество команд не определено. Где взять игроков, как создать условия? Многие играют там только потому, что они местные, те же киевляне. Некоторые молодые, которые тоже не могут никуда уехать. Если в России поддерживается и развивается спорт, то на Украине… Сейчас и обстановка другая в связи с этими событиями. Такого, чтобы государство поддерживало развитие любого вида спорта, нет. Поэтому и хоккей на уровне очень невысоком.
Вас приглашали развивать местный хоккей?
Я был три раза в тренерском штабе сборной. В последний раз, в 2012-м году, вроде бы неплохо сыграли. Там тенденция какая – на протяжении последних девяти лет каждый год меняют тренеров. Не знаю, зачем.
Получилось так – Андрей Назаров пришел, вы ушли?
Да, его поставили как раз вместо нас. Решение было принято руководством «Донбасса», туда пытались подтягивать лучших украинских игроков. С одной стороны, логика в этом была. Но зачем было ставить незаинтересованного человека? Наш тренерский состав мог теснее работать с командой, которая считалась ядром сборной. Но решили так, все эти события… и Назаров ушел. Поехали с Годынюком на чемпионат мира, проиграли все матчи и опустились в третий дивизион. Сейчас уже новый наставник. Каждый раз говорят – дадим несколько лет этому тренеру, а получается так, что не получается.


В последнее время предложений у вас не было?
Да там не было ничего. В этом году тенденция есть, что будет полноценный чемпионат. Но команды не все еще заявлены, по 15-17 игроков в составе. Я бы и сам не хотел этим заниматься. В 2011-12 годах тоже была создана ПХЛ, я работал в лиге, в это время хоккей повернулся к людям, а люди – к хоккею. Но опять же команды не соответствовали названию «Профессиональная». Поэтому они не смогли поддержать лигу финансово и исполнять свой же регламент. Тот же самый бардак. Сейчас они опять создают всю по-новому, не знаю, сделают ли выводы из прошлого или нет.
У вас за Украину душа не болит? В связи с «этими событиями»?
Кроме как переживать, я ничего больше не могу сделать, потому что политика – это не мое. Кто там что делит… Не хочется даже понимать. Есть только надежда. Люди, которые живут там, говорят: «Нам все равно, какая власть, перестаньте стрелять».
Вы знаете, какой самый популярный в Челябинске украинский хоккеист?
Костя? Да, с Касянчуком я знаком, мы играли в сборной вместе. Слышал, что он сейчас готовится к чемпионату Украины, будет играть в «Дженералз». Это команда, которая очень сильно хочет играть, и заявляется даже двумя коллективами. Наконец будет хоккей во дворце спорта в центре Киева.
Что вы сейчас ждете от работы в «Тракторе»? Что эта команда для вас сейчас значит?
Я хотел вернуться в большой хоккей, участвовать в жизни команды, добиваться успеха вместе. Андрей Николишин хочет построить работу так, чтобы у каждого члена этой семьи было свое задание, а общее дело – это, конечно же, Кубок Гагарина.
31 августа 2015



Вот это кино!
В отличие от других ассистентов Андрея Николишина, которые вместе с ним стоят на играх за скамейкой хоккеистов, видеотренера «черно-белых» Дмитрия Христича мало кто знает в лицо.
Вооружившись видеокамерой, он работает в одиночку и незаметно. Зачем нужен архив голов, почему человек с камерой может улучшить уровень судейства и как абстрагироваться от эмоций — на эти и другие вопросы «ЮП» ответил Дмитрий Христич.

Ночные смены и просмотр «вслепую»
Дмитрий Анатольевич, насколько сложно было сменить амплуа и стать видеотренером?
Не могу сказать, что в тренерском штабе «Трактора» я начал работать совсем с нуля. В качестве специалиста я трижды привлекался в сборную Украины. С нами работал видеооператор, имевший похожий софт, который используется во всем мире, и не только хоккейными командами. Хотя, признаюсь, раньше на дух не переносил все эти камеры, фотоаппараты, а теперь вот снимаю и удовольствие от работы получаю. Самое главное, я нахожусь в команде, участвую в процессе подготовки к играм, то есть живу в том режиме, в котором прошла большая часть моей жизни. Да, сейчас мои обязанности несколько иные, но все равно я в хоккее, я внутри команды.
В чем заключаются ваши обязанности?
Во время игр на выезде и дома я записываю матчи и использую программу, которая позволяет быстро и эффективно разбирать прошедшие матчи, готовиться к новым играм. Программа позволяет отмечать различные критерии, которые нужны для анализа тренерскому штабу: выход из зоны, опасные моменты, давление соперника, большинство, меньшинство. После игры или во время перерыва я передаю эту информацию тренеру. Во время домашних игр по регламенту в течение часа, иногда суток, клубный видеотренер или видеооператор должен отсылать видеозапись игры на сервер КХЛ. С этого же сервера обычно поздно вечером или даже ночью я скачиваю прошедший матч нашего будущего соперника, чтобы наутро предоставить тренерскому штабу материал для подготовки ребят. Одним словом, работы достаточно и во время матча, и после.
Чью игру разбирать интереснее? Нашей команды или соперников?
Работа с матчами соперников менее скрупулезная, если так можно сказать. Она дает общую картину. Да, надо знать, как играет соперник, как против него играть, но очевидно, что надо больше концентрироваться на своей игре.
Фотографы часто жалуются, что не видят собственно игры: они заняты процессом съемки. А вы видите матч в целом?
Если честно, не всегда. Моя задача — не потерять из поля зрения шайбу. Мне нужно контролировать камеру, монитор и при этом еще работать с клавиатурой. Бывает так, что на льду что-то происходит, а что именно, я могу понять, только уже когда работаю с записью. То есть я знаю, что гол забили, но кто и с чьей передачи — не всегда. Хорошо, что рядом со мной снимает игру нашего голкипера тренер вратарей Томас Бьюр. Когда наши забивают, он не занят съемкой, так как считает только броски в створ ворот. Вот он-то мне и рассказывает, что происходит на льду.

Забывая про эмоции
В качестве видеонаставника вы работаете в «Тракторе» с конца июня этого года...
Да. И знаете, хорошо, что у нас было достаточно времени для обкатки программы и оборудования до начала сезона. Сначала каких только курьезов не было: камера то включалась, то отключалась. К старту регулярного чемпионата все уже работало как швейцарские часы.
За несколько месяцев работы вы уже знаете, кто и как играет, какие ошибки допускает. Есть игроки, за которыми интересно наблюдать?
Наблюдать во время игры элементарно некогда. Тем более я же не художественное кино снимаю с эмоциями, приближением-удалением или какими-то спецэффектами. Это техническая видеосъемка, которая дает общую картину тактических действий каждой из команд. Это скрупулезная и напряженная работа. Хотя я тоже человек и так же, как и все тренеры, переживаю за команду.
Тяжело совладать с эмоциями, снимая «кино»?
Бывает, сложно. Иногда засмотрюсь вживую так, что ловлю себя на мысли, что камеру забыл повернуть. Потом оказывается, что повернул, просто сделал это уже на автомате.
Бывает, что срабатывает интуиция в работе, и вы уже знаете, что через пару секунд будет гол и нужно нажать на клавишу?
Может, и бывает. Но дело в том, что программа, спасибо разработчикам, очень хорошая и интуиция здесь не нужна: она сама все запишет.

Голы в ассортименте
Какие в КХЛ предъявляются требования к картинке?
Во-первых, в объективе строго должна быть как минимум одна треть площадки. Всю видеозапись необходимо разбивать на три файла по периодам. В случае овертайма или серии буллитов — четыре или пять соответственно. Размеры, разрешение, цвет — требований в регламенте много, они все прописаны, как говорится, никакого креатива и ничего выдумывать не нужно.
Болельщики вам работать не мешают?
Нет. В Челябинске хорошие условия для работы. Даже во время напряженных матчей, когда болельщики соскакивают с места, обзору это не мешают. Другое дело на выезде. В некоторых дворцах встанет фанат, и голова его уже на уровне камеры. Вот и приходится выкручиваться, вставать, камеру поднимать.
Сколько записи матчей хранятся в КХЛ?
На сервере КХЛ как минимум 14 дней. У меня в архиве есть еще с прошлого года игры. Все может пригодиться. К примеру, в начале сезона, когда идет подготовка к первым играм, чтобы настроиться на соперника, с которым в новом сезоне еще не играли, можно обратиться к архиву. Понятно, что команда за межсезонье может обновиться и стиль игры может поменяться, но почему бы для поднятия духа не поставить голы, которые наши ребята забивали этой команде в прошлом году? Архивы есть не просят, пусть лежат.
На решение судейской бригады может повлиять сделанная вами видеозапись?
Нет, на результат матча это никак не влияет. Но зато может повлиять на качество судейской работы. В случае если арбитр действительно допустил ошибку, в департаменте судейства его могут за это оштрафовать.
Себе на память что-то сохраняете?
Голы. Когда в молодости сам играл, хотелось иметь видеоподборку заброшенных мною шайб. Кое-что, далеко не все, конечно, получилось собрать. Поэтому сейчас я тоже делаю такие нарезки для ребят. Если кто-то обратится, будет что дать.
А смогли бы сделать художественный фильм?
Со знанием дела — вряд ли. Я же не вникаю в технические моменты видеосъемки, какие-то спецэффекты, художественную сторону процесса. Камера стоит на автофокусе, все выставлено. Чтобы снять сюжет, и тем более кино, нужен совершенно другой опыт. Пусть этим занимаются специалисты.
Работа у вас статическая и довольно напряженная. Как отдыхаете?
Пытаюсь свою часть работы сделать быстро, чтобы потом вместе с тренерским штабом провести свободное время или принять участие в обсуждении игр, подготовке.
А на лед не возникает желания выйти?
Немного есть. Может, как-нибудь и выйду, сезон-то длинный. Нужны форма или коньки хотя бы. А я их с собой не взял. Но думаю, что в «Тракторе» это не проблема. Коллеги, если что, помогут с амуницией.
Фото - Вячеслав Шишкоедов
14 октября 2015

Фото с сайта http://www.worldhockeyclassic.ru/

четверг, 25 августа 2016 г.

Антипин Владимир Юрьевич


Антипин Владимир Юрьевич 18.04.1970

















Темиртау, Казахская ССР
Защитник
Звание: мастер спорта международного класса
Школа/юниорская команда: Темиртау, «Торпедо» Усть-Каменогорск
Карьера игрока: «Автомобилист» Караганда 1 лига – 1988/1989, СКА Новосибирск 1 лига – 1989/1990, «Торпедо» Усть-Каменогорск 1991/1992-1992/1993, 1994/1995 – 1995/1996, «Detroit Falcons» CoHL – 1993/1994, HC «Ceske Budejovice» Чехия – 1996/1997, «Металлург» Магнитогорск - 1997/1998– 1999/2000, «Лада» Тольятти – 2000/2001, «Северсталь» Череповец – 2001/2002, «Металлург» Новокузнецк – 2002/2003, «Авангард» Омск - 2003/2004, «Сибирь» Новосибирск – 2004/2005, «Казахмыс» Караганда, Сатпаев высшая лига – 2004/2005, 2006/2007, Казахстан – 2006/2007, «Мечел» высшая лига – 2004/2005, «Химик» Мытищи – 2005/2006, «Амур» Хабаровск – 2006/2007-2008/2009, «Амур-2» Хабаровск 1 лига – 2006/2007, «Барыс» Астана – 2009/2010, «Барыс-2» Астана Казахстан – 2009/2010, сборная Казахстана
Карьера тренера и спортивного функционера: «Сибирские снайперы» Новосибирск МХЛ – 2010/2011-2013/2014 тренер, «Трактор» - 2014/2015 начальник, 2015/2016 тренер
Достижения игрока: серебряный призер чемпионата России РХЛ 1997/1998, обладатель Кубка России 1997/1998, чемпион России РХЛ 1998/1999, чемпион Евролиги 1998/1999, 1999/2000, бронзовый призер чемпионата России ПХЛ 1999/2000 в составе «Металлурга» Магнитогорск, чемпион России ПХЛ 2003/2004 в составе «Авангарда» Омск, самый результативный защитник чемпионата России 1997/1998


В этом сезоне оборона магнитогорского «Металлурга» пополнилась еще одним защитником-бомбардиром...
Владимир Антипин сделал первые шаги в хоккее в родном Темиртау. Выступал в МХЛ в составе усть-каменогорского «Торпедо». Попробовал свои силы в Америке, а прошлый сезон провел в чешском «Ческе-Будьевицы». В составе сборной Казахстана прошел путь от группы «С» до группы «А». Но самый громкий успех казахстанцев на данный момент - Олимпийские игры в Нагано, где они пробились в число восьми сильнейших сборных планеты.
Владимир, как правило хоккеисты, попадая за границу, стараются задержаться там на возможно более долгий срок (в зависимости от условий). Ты же отработал в Чехии всего один сезон. Чем был продиктован переход в до сих пор неизвестный тебе Магнитогорск?
Со стороны «Металлурга» предложения поступали и раньше. Но как только предоставился шанс поехать в Чехию, немедленно им воспользовался. Не скажу, чтобы жалел о переходе, тем не менее игралось ни так, ни сяк. В.К.Белоусов через ребят передал, что Магнитка заинтересована в моих услугах. Связался с ним по телефону, обговорили условия, и я подписал контракт до конца сезона. Что будет дальше - посмотрим.
Как прошло вливание в новый коллектив? Судя по результатам, игра пошла? 
Трудностей как таковых не возникло, практически со всеми ребятами был уже знаком. Тем не менее, опасения существовали, но после первых контрольных матчей они развеялись - почувствовал свою игру...

...и лидируешь в списке лучших бомбардиров Лиги среди защитников...
В какой-то мере «пошла масть». Хотя и раньше подключался к атакам, забивал... Очень здорово помогают ребята: выполняют большую работу, и после их ювелирных передач просто грех промахнуться.
В атакующих действиях команды ты принимаешь участие. А как насчет прямых обязанностей «разрушителя»?
Мы выступаем в паре с Леонтьевым и, в основном, справляемся с заданиями, мало пропускаем, в чем также немалая заслуга Бориса Тортунова.
Возвращаясь к разговору о Чехии: проба своих сил за «кордоном» -влияние времени?
Просто хотелось поиграть за границей, чтобы семья посмотрела мир. Если касаться самой игры - в Чехии совершенно другой хоккей, нежели в России. Нужно многому переучиваться: абсолютно разные действия обороны, начало атаки. Хоккеисты четко придерживаются установок - разбирают своих подопечных и следуют за ними по врей площадке «до упора». У нас можно друг друга подстраховать, а там - нет. Если кто-то «потерял» игрока - соперник уже получает преимущество.
В Чехии провел один сезон. Тренеры больше доверяли своим хоккеистам. В трудные, важные минуты на площадку меня не выпускали, что, естественно, не могло не задеть. Ссорился с ними по этому поводу. Во внутреннем чемпионате выступили довольно успешно, попали в Евролигу, где встречались с московским «Динамо»... Так до сих пор и не понял - нужен был я клубу или нет.
Высказывал претензии агенту, на что тот отвечал: «Ты нужен». Только я этого не почувствовал. 
В Чехии много российских хоккеистов?
Тогда было довольно-таки прилично, а когда уезжал, около половины ребят тоже покинули свои клубы. Одному в команде очень тяжело, двоим-троим намного легче. Пытался «устроить» в клубе некоторых друзей, но за все нужно платить, а чехи скуповаты, трясутся за каждую монету. Хотя уровень хоккея в стране высок, не зря же сборная Чехии, куда попало 7-10 человек из внутреннего чемпионата, завоевала «золото» на Олимпиаде.
Выход в финальный раунд трех сборных бывшего СССР - безусловно успех постсоветского хоккея, тем более шансы на попадание в восьмерку сильнейших Белоруссии и Казахстана оценивались как минимальные. Вы опровергли большинство прогнозов и, возглавляемые опытным наставником, добились почти невозможного. Можно ли назвать это случайностью?
***
В 1993 году после матча «Трактор» - «Торпедо» меня, Соколова и Шафранова пригласил агент. Очутились мы в клубе колониальной лиги «Детройт Фалконс». Там, конечно, не матчи, а бои на выживание. Не хоккей, а одно месиво. Провел один сезон и вернулся домой, хотя перспективы на будущее были: попал в «All stars» лиги. В России возникали проблемы с выездом перед следующим сезоном, и через некоторое время просто «махнул рукой». Опять позвали в Усть-Каменогорск, предложили хорошие условия. Ну, а когда Казахстан «отцепили» от МХЛ и создали РХЛ, отправился в Чехию...
Сергей Рыбин
Футбол Хоккей Южного Урала № 9 (277) 9-15 марта 1998 года


Почему очень многие хоккеисты того «Металлурга», который стал чемпионом страны в 99-м году, пошли работать тренерами?
Даже не знаю. Может, просто стечение обстоятельств? Мой младший сын 2000-го года рождения сейчас занимается в школе «Сибири». Мне хотелось быть рядом с ним, может, что-то подсказывать. У меня такие направления. И в карьере сложился плавный переход: только закончил в «Барысе» играть, как поступило предложение помочь молодежной команде «Сибирские Снайперы». И для меня этот период прошел безболезненно.
Ваш сын Виктор при Морисе стал ведущим защитником «Металлурга». Рады за него?
Любой отец всегда будет за сына рад. А я - тем более. Он играет в той команде, в которой я играл. Поэтому очень рад за него.

А вы с ним в детстве индивидуально занимались?
Нет. Парень сам старался, видел, как отец играет. Жил в хоккейном кругу. В каких я командах играл – он был везде со мной. С мастерами ребенком общался, в раздевалки заходил. Видел, как профессионалы тех лет готовятся к матчам, тренируются. Где-то что-то сам запомнил. Виктор достиг всего сам, благодаря своему трудолюбию.
Вы покинули «Металлург» в то время, когда еще могли спокойно играть за него. Были полны физических и моральных сил. В 2000-м году покидали команду со слезами на глазах?
Конечно, немного расстроился. Но хоккейный мир таков, что на смену одним лидерам приходят другие. Пришло наше время, затем мы уступили место ближайшему поколению.
И потом с «Авангардом» в Магнитогорске выиграли «золото». Какое «золото» дороже?   
Самая дорогая – первая медаль. Это память на всю жизнь. Хотя все завоеванные награды дороги.
***

Ваш гол в овертайме финала Евролиги можно назвать наигранной комбинацией?
Ну, было, конечно, такое. Может, это не всегда получается, но один раз из трех всегда проходит. А в той игре у нас, можно сказать, получилось с первого раза.
Вы как часто сейчас поддерживаете физическую форму?
Стараюсь. И кроссы бегаю регулярно с молодежной командой. В зал хожу не то, что систематически, но раза три в неделю обязательно.
«Сибирские Снайперы» - команда, которая ни разу не играла в плей-офф Кубка Харламова. Хотя «Сибирь» в последние годы выступает очень неплохо, и Новосибирск – довольно крупный российский центр. В чем проблема на ваш взгляд?
Самая главная проблема – спарринг-партнеры. Мы не играем регулярно с командами Урала, западного региона, чей уровень повыше. Мой второй сын играет в команде 2000-го года, которая старается выезжать в Омск, Челябинск на товарищеские игры.
Недавно общался с вашим коллегой по «Стальным Лисам» Юрием Исаевым. Он сказал, что игроки вашего поколения умеют играть в разные игры. С вами также было?
В детстве посещал футбольную секцию, занимался конькобежным спортом, легкой атлетикой. Но хоккей полюбил больше всего.
Интервью вел Артур ИВАННИКОВ.  
27.12.2012


Форум хоккейных статистиков им. Виктора Малеванного

Цыплаков Владимир Викторович


Цыплаков Владимир Викторович 18.04.1969



















Инта
Нападающий
Звание: мастер спорта СССР
Школа/юниорская команда: ДЮСШ г. Инты, «Торпедо» Ярославль
Драфт НХЛ: выбран в 1995 году в 3 раунде под общим номером #59 «Los Angeles Kings»
Карьера игрока: «Торпедо» Ярославль 1 лига – 1985/1986-1986/1987, «СКИФ-ШВСМ» Минск «Динамо» Минск 1 лига – 1987/1988, 1991/1992, высшая лига – 1988/1989-1990/1991, «Detroit Falcons» CoHL – 1992/1993, «Indianapolis Ice» IHL – 1992/1993, «Fort Wayne Komets» IHL – 1993/1994-1994/1995, «Los Angeles Kings» - 1995/1996-1999/2000, «Las Vegas Thunder» IHL – 1995/1996, HC «Pardubice» Чехия – 1996/1997, «Buffalo Sabres» - 1999/2000-200/2001, «Ак Барс» Казань – 2001/2002-2003/2004, ЦСКА – 2004/2005, «Юность» Минск Белоруссия – 2004/2005, молодежная сборная СССР, сборная Беларуси
Карьера тренера и спортивного функционера: молодежная сборная Беларуси U20 - 2005/2006-2006/2007, юниорская сборная Беларуси U18 – 2007/2008 гл.тренер, «Динамо» Минск – 2008/2009-2010/2011 тренер, 2013/2014 спортивный директор, «Авангард» Омск – 2008/2009, сборная Беларуси – 2007/2008-2010/2011, «Северсталь» Череповец – 2011/2012, «Трактор» - 2014/2015-2015/2016 тренер, «Шахтер» Солигорск Беларусь – 2016/2017-2017/2018
Достижения игрока: чемпион мира среди молодежи U20 1988/1989, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2001/2002, бронзовый призер чемпионата России ПХЛ 2003/2004 в составе «Ак Барса» Казань, чемпион Беларусии 2004/2005 в составе «Юности» Минск
Достижения тренера: серебряный призер зимней Универсиады 2010/2011 гл.тренер сборной Беларуси, бронзовый призер чемпионата Беларуси Экстралига 2017/2018 гл.тренер «Шахтера» Солигорск

Из интервью лучшего хоккеиста Беларуси-92 газете «Прессбол» (№69, 06.05.92): 
Володя, явилось ли для вас сюрпризом признание лучшим в стране хоккеистом? 
Лишь отчасти. Без ложной скромности считаю, что весь сезон отыграл стабильно на хорошем бомбардирском уровне. Хотя вполне допустимо, что лучшим мог стать Эдик Занковец, Саша Шумидуб, Игорь Матушкин, другие мои коллеги и друзья из минского «Динамо». 
Это то, что касается спортивной стороны дела. В политическом плане тоже все в порядке? 
Что вы имеете в виду? 
Извините, вы – легионер? 
Нет. Минск считаю своим родным городом, в который недавно перевез своих родителей! 
Приглашение сыграть за национальную сборную Беларуси примете? 
С огромным удовольствием. В каком бы клубе и в какой бы точке земного шара ни оказался. 
Значит, в минском «Динамо» не задержитесь? 
Мой контракт с этим клубом истекает следующей весной. Так что, как минимум год я еще здесь. Потом, надеюсь, поступит выгодное предложение из-за рубежа. Надо в конце концов и о будущем подумать. Век хоккеиста короток, и горе тому, кто не успел, пока бегают ноги и есть здоровье, скопить деньжат на вторую половину жизни. Как говорят, поздно пить боржоми, когда почки отвалились. 
Здесь, надо полагать, благополучную «старость» не обеспечить? 
Безусловно. Зарплаты и премий хватит едва-едва на то, чтобы выжить сегодня, не говоря уже о завтрашнем дне. А помощи, знаете ли, ждать неоткуда. Казалось бы, родители всю жизнь корячились на Севере, копили, копили, а приехали сюда, и все накопленное превратилось в пыль. Теперь уже им помогать нужно.





Расскажите, если можно, о своей семье, родителях. Вообще, что было до того, как вы попали в Минск? 
Родился и вырос в Инте. Отец был шахтером, по его стопам пошел старший брат Толя, который сейчас живет в Донецке. Мать всю жизнь проработала на стройке. Средний брат Сашка – знаете где – вместе со мной играет. Хотя, записались в хоккейную секцию мы все втроем. Толе это дело разонравилось, Саша после 10 класса попал в молодежку московского «Динамо», а я – ярославского «Торпедо». Однажды, когда в Крытом катке парка им. Горького играли с минской «Юностью», ко мне подошел тогдашний тренер «Динамо» Владимир Крикунов и предложил «отслужить» срочную в Минске. Я, естественно, согласился. А уже через год совершенно автономно здесь оказался и Саша. Потом и он, и я женились, получили квартиры... Стали, короче, минчанами. 
Осенью, накануне чемпионата, Владимир Юрзинов в интервью «Прессболу» «пожаловался», что не смог заполучить вас к себе. Значит, велись какие-то переговоры, которые не увенчались успехом. Почему? 
Да, меня звало «Динамо» и еще один московский клуб, а я взял да заключил двухгодичный контракт с «Динамо» минским. Отчасти потому, что здесь мне выделили новую «семерку» и обещали помочь с жильем. 
Скажите откровенно – не жалеете, что не приняли приглашение Юрзинова? 
Не знаю. Пока все перспективы, которые рисовали передо мной те, с кем заключал контракт, не находят своего отражения в действительности. Каждый сезон мне что-нибудь давал в плане роста как спортивного, так и экономического. Этот – буквально ничего. Мертвый сезон, выброшенный из жизни. Такого настоящий профессионал позволять себе не должен. 
Что вы имеете в виду, говоря «мертвый сезон»? И чем он отличается, скажем, от предыдущего, «живого»? 
В прошлом году, например, съездил с рижским «Динамо» в Америку, а в этом – только в Польшу. Сами знаете: «Курица – не птица, Польша – не заграница». Вот уже два года минское «Динамо» варится в собственном соку, не показываясь в большом свете. Откуда возьмутся приглашения, контракты, радужные перспективы, если о такой команде в Европе, не говоря уже об НХЛ, и слыхом не слыхивали? Для того, чтобы заключить хороший контракт, ты должен постоянно быть на виду. Это – с одной стороны. А с другой – на жизнь, считаю, должен зарабатывать игрой, а не приработками. А то получается – едешь в эту несчастную Польшу с мыслями не о предстоящих матчах, а о том, как быстрее и выгоднее «крутануться» на тамошнем базаре. За одну победу над сборной Польши могут заплатить 10 долларов, а одна удачная ходка на барахолку будет «стоить» в 10 раз дороже. Вот вам и приоритеты профессионального, как мы про себя думаем, хоккея. Я далек от мысли кого-либо во всем этом винить. Жизнь такая сейчас, дурацкая. У всех.
Возможно, перейдя в московское «Динамо», я бы на такие грустные темы не рассуждал и уже имел бы реальные, конкретные перспективы на вторую половину хоккейной жизни. Но... Надеюсь, что с обретением республикой суверенитета, который уже сейчас позволяет участвовать в турнире на Кубке европейских чемпионов, и здесь что-то изменится к лучшему. 
Но, помнится, в самом начале хоккейной карьеры у вас был прекрасный шанс зацепиться за драфт одного из клубов НХЛ... 
Вы имеете в виду «золотой» молодежный чемпионат мира на Аляске? 
Да, тамошние скауты вряд ли могли проморгать шустренького форварда, который выходил на площадку в одной тройке с такими звездами как Федоров и Буре...  
Ну, с Федоровым и Буре я играл только однажды, когда получил травму Могильный. А так обычно моими партнерами были Годынюк и Оксюта. Но все равно компания была приличная. И игру я в ней не портил – был равным среди равных. Кто знает, попади я в хорошие руки, возможно, играл бы сейчас опять где-нибудь рядом с этими ребятами. Но тогда, в Анкоридже, никто с конкретными предложениями не подошел. Зато заработал прилично. Мне выплатили 1200 долларов и 2600 рублей. В 89-м, это были еще деньги. С тех пор таких сумм больше не получал... 
Вы сказали – «попади в хорошие руки». Считаете, что у Владимира Крикунова или его преемника Владимира Сафонова руки не хорошие? 
Нет, я не так выразился. Поверьте, мне абсолютно все равно, у какого тренера работать. В конце концов все зависит только от тебя самого. Главное – условия. Без них не будет ни Федорова, ни Буре, ни Семака, ни, в свою очередь, Тихонова и Юрзинова.


Ну, почему же? Например, Владимир Крикунов держал свою команду на базе, а Владимир Сафонов при тех же условиях свою завозит туда лишь накануне матча. Кто, по-вашему, прав? 
Везде есть свои плюсы и минусы. Однозначно на этот вопрос не ответить. Каждый тренер работает, исходя из собственных убеждений и опыта, и он по-своему прав. То, что сейчас мы живем в семьях, конечно, здорово. Но в то же время семьям этим с каждым днем все труднее нас прокормить дома. Хоккеисты, как цирковые львы, требуют хорошего ухода и отборного мяса. Без калорийной пищи, которая всегда без проблем на базе и в дефиците в наших магазинах, хорошей игры ждать нельзя. 
Говоря о том, что вся зарплата уходит на то, чтобы выжить, вы, наверное, имели в виду именно это – «мясо»? 
Совершенно верно. 
А ваша супруга умеет его хорошо приготовить? 
О-о! Она прекрасно готовит. Я очень доволен! Но все равно любому мясу предпочитаю фрукты. Это – моя слабость… 
Давайте помечтаем и распишем дальнейшее развитие ближайших событий. Итак, еще год вы отыграли в минском «Динамо», стали, допустим, призерами Кубка чемпионов, успешно выступили за национальную сборную Беларуси... 
- ...Заключил хороший контракт с зарубежным клубом, поиграл 6-7 лет в Европе, накопил стартовый капитал, вернулся в Минск, открыл свой бизнес, по возможности –  еще поиграл за «Динамо»... 
Бизнес – это обязательно? 
 Да. Я чувствую огромную тягу к предпринимательству. Когда-нибудь у меня это получится. Вообще не буду прикидываться, я очень люблю, когда денег много. И в деле, и в кармане. Говорят, что купюры не пахнут, но я буду счастлив лишь тогда, когда смогу заработать достаточное их количество непосредственно любимой работой – хоккеем. Иначе давно бы пошел в профессиональные брокеры или туристы. Не дай Бог этому случиться раньше, прежде чем буду чувствовать в себе силы играть. По большому счету.





Из интервью газете «Прессбол» (№88, 15.09.92):
Тихий скандал. Впервые с фактом бегства игрока (и какого!) за океан столкнулось минское «Динамо». Во вторник, в 9.00, рейсом «Москва – Нью-Йорк» лучший хоккеист Беларуси-92 упорхнул в Америку. В соседнем кресле сидел лучший хоккеист Беларуси-90...

«Думаю, что мы вернем назад Цыплакова», – говорил журналистам в своем кабинете на третьем этаже Дворца спорта главный тренер «Динамо» Владимир Сафонов в то самое время, когда внизу, у автобуса, отправляющегося в очередное турне по Германии, его тезка и уже бывший подопечный прощался с товарищами по команде. Это было в четверг вечером, сразу после матча с санкт-петербургским СКА. Тогда еще не только главный тренер НЕ ЗНАЛ. Болельщики, специалисты, журналисты, да и сами игроки терялись в догадках. 
 «Что произошло, Володя? Почему ты уходишь из команды? Куда?» – не переставал интересоваться у Цыплакова-младшего, с грустью смотревшего на хоккейное поле. Но в ответ слышал только одно: «Подожди, не все так просто, позже я сам тебя найду и про все расскажу – даю слово».
...В воскресенье вечером в редакции раздался звонок. Он тут же приехал. В результате получилось это маленькое и очень невеселое интервью.


Володя, я впервые разговариваю с беглецом накануне, а не после побега. Уникальный случай, но мне почему-то грустно. Почему ты уезжаешь? 
Во-первых, не считаю себя беглецом. В пятницу я зашел к вице-президенту клуба Михаилу Юрковичу и положил заявление об уходе. А во-вторых, если бы на моем месте оказался любой другой нормальный человек, он бы тоже уехал. В этом еще раз убедился, прощаясь с ребятами. До их отъезда в Германию оставалось часа полтора, и они не пошли на ужин, чтобы, наконец, откровенно поговорить. Никто не осудил меня. 
Кто тогда с тобой прощался? 
Это не важно. Все самые лучшие и самые, как мы говорим, основные. И каждый на прощание сказал только добрые и теплые слова. Потом ребята ушли в автобус, который вместе с ними увез в Германию и мою тайну. 
Да, с точки зрения конспирации, все безупречно. Но почему выбран путь бегства? Ведь Захаров летит за океан совершенно открыто. Об этом он сообщил «ПБ» давным-давно... И, несмотря на это, думаю, что ваши пути пересекаются... 
Ты прав, Миша помог мне во всем, и я иду по проторенному им и Юрой Кривохижей пути. Другое дело, что я не мог отправиться за океан официально – меня бы никто здесь не отпустил. 
Признаться, сомневаюсь в последнем твоем утверждении. «Динамо» сейчас охотно распродает игроков – был бы выгодный контракт... 
Вот именно, что как раз контракта этого, выгодного, пока нет и неизвестно скоро ли будет. Весной, когда вы признали меня лучшим хоккеистом Беларуси, я уже говорил, что мечтаю играть в хорошем месте и на хорошем уровне. Извини, уже не кажусь себе нескромным. Пойми, я начинал не хуже Федорова, Могильного, Буре и вместе с ними стал чемпионом мира среди молодежи. И вот теперь нам всем по 23. Где я – а где они? Годы бегут стремительно. Прошлый сезон вообще вывалился из обоймы – мертвый. Оглянуться не успеешь, как заноют кости, застонут легкие или, не дай Бог, окажешься в инвалидной коляске. И тогда все, поезд ушел.


Володя, не блефуешь ли ты? Прошлый сезон в выставочном плане действительно провальный. Но теперь! Два турне по Германии, Кубок чемпионов, сборная... Ты знаешь, что туда, куда команда несколько недель назад съездила без тебя, уже совершенно официально приглашают Занковца, Расолько, Алексеева... Ты бы в их числе был назван первым, не сомневаюсь. И тогда – гарантированный выгодный контракт, определенность. Ты же, мне кажется, играешь вслепую.  
Риск есть, но «слепая», как известно, приносит и максимальные дивиденды. В конечном итоге все теперь зависит только от меня самого. 
Как ни крути, но твой поступок попахивает крупным скандалом. Все-таки ты отыграл только один год в команде, с которой заключил двухгодичный контракт. После заявки на Кубок МХЛ получил свой номер, занесенный в компьютер. Этот номер, благодаря последним соглашениям МХЛ и НХЛ, не позволяет без согласия «Динамо» сыграть на том самом профессиональном уровне, о котором ты говоришь... 
Я еду не в лагерь, а конкретно в фарм-клуб. Задача сезона – попасть в драфт одного из клубов НХЛ. А потом, если все сложится нормально, минское «Динамо», думаю, не будет протестовать против компенсации. Впрочем, постучим по дереву и не будем загадывать.
Гораздо тяжелее морально. Собственно, с этим я к тебе и пришел. Хочу, чтобы все поняли: я убегаю не от болельщиков, не от команды, не от клуба, не от президента в конце концов. Напротив, я хочу снять грех с души. Извините, если что не так, не поминайте лихом. Я убегаю от скотской нашей жизни, которой нет пока конца. Недавно видел по телевизору Солженицына. Он сказал, что под гнетом этого «гибрида», который получился после власти коммунистов, мы будем мучиться не 70, а 170 лет. С недавних пор я привык доверять Александру Исаевичу. 
Извини, отойдем от больных политико-философских тем. Сейчас важно куда, насколько и с кем ты едешь? 
Я не эмигрирую, остаюсь гражданином Беларуси, хотя вскоре надеюсь перевезти за океан супругу. Всегда готов по возможности сыграть за национальную сборную своей страны. Миша Захаров по моей просьбе послал в Америку мое досье. Там его принял и похлопотал Юра Кривохижа, Ожидалось, что вызовут только через год в тот же летний лагерь, что прошли Захаров и Кривохижа. Неожиданно последовало приглашение прибыть сейчас, чтобы играть в фарм-клубе «Бостона» или «Сан-Диего» – пока точно не знаю. У меня уже есть агент, который предварительно, до заключения контракта, берет все расходы на себя. Я позвоню тебе оттуда и сообщу подробности. Даю слово.
...В одном самолете с Володей Цыплаковым и Мишей Захаровым летел Саша Андриевский. Добавьте в эту компанию Сережу Федорова, Андрея Ковалева, Олега Микульчика, Сашу Юдина, Юру Кривохижу, уже находившихся к тому времени в Америке, да Сашу Гальченюка, пакующего в том же направлении чемоданы, и получится порядочная американская колония минского «Динамо». Выходит, правильно говорили в Одессе, что минское «Динамо» – порядочная команда.

Грустно. Смеяться, однако, остается исключительно над собой.




Из интервью газете «Прессбол» (№171, 12.07.94): 
Судя по всему, в грядущем сезоне вам предстоит еще более тяжелое испытание. Думается, прошлогодняя «беспорядочная подготовка» устраивать уже не может... 
Да, в прошлом году нас, легионеров, к родной команде не подпускали. Нынче отношение изменилось. Мы с главным тренером сборной страны и «Тивали» Андреем Сидоренко тепло так побеседовали, и он пригласил меня на специальный сбор национальной команды в конце июля. Обещал также не закрывать дверь и перед входом в «Тивали». Кроме того, если не подожмут сроки отъезда за океан, планирую в конце августа сыграть за сборную в Попраде, на «Кубке Татр». 

«Тивали» уже приступил к тренировкам, но вас рядом почему-то не видно... 
Если начинать тренироваться, то сразу на полную катушку. Пока же много времени отнимают разные нерешенные бытовые проблемы. Скоро «развяжусь», и тогда за дело. 
В отношениях с бывшим клубом, значит, теперь все о'кей... 
По-моему, все проблемы остались позади. Президент «Тивали» может на меня обижаться за то, что, однажды наплевав на контракт, я убежал за океан. Но ведь и у меня есть основания предъявить претензии к Игорю Макаеду, который, не выделив мне квартиру в сезоне-91/92, плюнул на ту же бумажку не менее сочно. Выходит – квиты. 
Сейчас спустя время наверняка можете без опаски вернуться к событиям осени-92, когда минское «Динамо» не обнаружило в своих рядах ведущего форварда... 
Могу, но не думаю, что эта история может представлять какой-то широкий интерес. Просто в 92-м я понял, что дальнейшее нахождение в «Динамо» не сулит мне никакой перспективы и надо приходить к какому-то коренному решению. Обо всем, что произошло, сейчас нисколько не жалею, и даже наоборот. В тот момент у меня не оставалось другого пути, кроме побега. Михаил Захаров, побывавший до этого в Америке, познакомил меня со своим агентом, который тут же стал и моим. Решили делать все в тайне: оформили визы, купили билеты, но перед самым вылетом Захаров посоветовал мне сходить с открытыми картами в «Прессбол», что я и сделал. Потом мы сели в самолет, и в Нью-Йорке нас встретили. Вот и вся история. Я же говорил, ничего интересного... 
http://hcdinamo.by/club/history/interview/vladimir-tsyplakov/




Владимир Цыплаков: «Лос-Анджелес» звал меня на должность скаута 
26 февраля 2016

Известный белорусский тренер Владимир Цыплаков надеется, что скоро снова найдет себе работу по специальности. 
 «Сейчас занимаюсь прежде всего методической работой. Анализирую, что было сделано неправильно и какие ошибки нужно исправить. 
Уход из «Трактора» - это неприятный момент. Каждый тренер непросто переживает подобные эпизоды своей карьеры. Тем не менее, жизнь продолжается. Я полон энтузиазма и готов дальше трудиться на благо хоккея. 
Само собой, отсутствие «Трактора» в восьмёрке сильнейших команд конференции - это большая потеря. В сложившейся ситуации нужно провести грамотную работу над ошибками, чтобы в следующем сезоне коллектив смог ставить перед собой высокие цели. Потенциал присутствует, а это - главное.
***
Каковы мои планы на ближайшее будущее? В данный момент я открыт для предложений. Не буду кривить душой, но уже хочется взяться за дело. (Смеётся.)
Кстати, мне никогда не предлагали поработать в Европе или за океаном в качестве тренера. Возможно, это был бы интересный опыт, но чего уж гадать. Там своих тренеров хватает. Причём их там больше, чем самой работы. (Смеётся.)
Эдуард Занковец не так давно получил должность скаута в «Чикаго». У меня были предложения на такую же вакансию. «Лос-Анджелес» хотел видеть меня в этой роли, но я отказался. Это немного не моё. На тренерском поприще царят совершенно другие эмоции и мне они намного ближе.




Я и сейчас слежу за НХЛ! Больше всего за «Лос-Анджелесом» и «Баффало». Мне интересно наблюдать за командами, в которых я играл, и смотреть, как эти коллективы развиваются. После моего ухода они прилично прибавили. (Смеётся.)

На данный момент уровень хоккея в НХЛ просто космический. Лига далеко впереди всех. Я даже не уверен, что у неё есть конкуренты. Последний чемпионат мира это подтвердил. Состав сборной Канады состоял преимущественно из игроков НХЛ. Все помнят, чем всё закончилось. Даже сборная России ничего не смогла противопоставить этой «машине».
Немало лет своей жизни я отдал игре за «Лос-Анджелес». Частенько вспоминаю эти времена. Много приятных воспоминаний у меня связано и с этим городом, и с этой командой. Периодически ностальгия даёт о себе знать. Иногда посещаю Калифорнию. Кажется, совсем недавно там играл, а уже столько времени прошло.
Я поддерживаю отношения со своими бывшими партнёрами по командам. Стараемся не терять связь. С Дмитрием Христичем нередко общаюсь. С ним мы работали вместе в «Тракторе», играли ещё во времена молодёжной сборной СССР. С Маттиасом Норстрёмом иногда общаемся. Когда в Минск приезжал Уэйн Гретцки, мы с ним тоже пересекались. Всегда приятно встретиться со старыми друзьями. Хоккейный мир очень тесный. 
Нет ли в душе какого-либо сожаления, что расцвет «Кингс» пришёлся именно на 2011 год, а не на период моего пребывания в команде? 
Сожаления никакого нет. Очень много времени прошло с тех пор. Логично, что рано или поздно команда привезла бы в город Кубок Стэнли. У клуба мощнейшая инфраструктура и он маленькими шагами шёл к этому успеху. Всё закономерно. К тому же в НХЛ присутствует прекрасная система, которая уравнивает команды. Клубы, занявшие последние места по итогам сезона, получают право первыми выбирать игроков на драфте. При таких раскладах, даже пару лет подряд не выходя в плей-офф, можно собрать пятёрку великолепных игроков. Да и скаутская служба работает очень качественно. За счёт конкуренции лига прогрессирует. Это очень важный аспект.
Играть в НХЛ - одно удовольствие. И совершенно неважно, в каком клубе. Это мечта любого хоккеиста. Я очень горд и счастлив, что мне посчастливилось быть частью лучшей хоккейной лиги мира.
Сейчас я бы не сказал, что прямо уж все стремятся побыстрее попробовать свои силы в США или Канаде. Всё это очень индивидуально. Кроме того, у каждого игрока своя судьба, своя карьерная лестница. Хватает примеров, когда хоккеисты уезжали за океан, а там ничего не получалось. Очень важно прислушаться к себе и понять, готов ли ты к такому шагу, нужно ли тебе сейчас вообще это. К тому же, в каждой лиге есть свои герои. На «наших просторах» немало хоккеистов, никогда не игравших в НХЛ, но данный факт ни в коем случае не принижает их игровых и профессиональных качеств», - цитирует тренера «Спортивная панорама». 
http://belarushockey.com/nhl/news/news180583




Фредрик Микко /Fredrik Mikko


Фредрик Микко /Fredrik Mikko 12.01.1970


















Лулео (Luleå, Швеция). Вратарь. Воспитанник «Luleå» HF
Карьера игрока: «Luleå» HF Elitserien Швеция – 1987/88-1990/91
Карьера тренера: AIK Швеция – 2000/2001, «Färjestads» BK Швеция – 2004/2005-2005/2006, «Skå» IK Division 2 Швеция – 2006/2007, Division 1 – 2007/2008, «Luleå» HF Швеция – 2008/2009-2009/2010, «Linköpings» HC Швеция – 2010/2011-2014/2015, женская команда «Linköpings» HC Riksserien Швеция – 2013/2014, «Трактор» - 2014/2015, юниорская сборная Швеции U17, U16 – 2015/2016-2017/2018., «Spånga» IS Division 2 – 2017/2018,  «Brynäs» IF - 2017/2018, «Салават Юлаев» - 2018/2019 тренер вратарей.
Достижения тренера: серебряный призер Швеции 2004/2005, чемпион Швеции 2005/2006 тренер вратарей «Färjestads» BK, бронзовый призер Швеции 2012/2013 тренер вратарей «Linköpings» HC, чемпион Швеции среди женских команд Riksserien 2013/2014 тренер вратарей «Linköpings» HC (W), чемпион мира среди юниоров U17 – 2016/2017

Фредрик Микко, тренер вратарей «Трактора»: Мы вышли в плей-офф и чувствуем уверенность в себе
ЧЕЛЯБИНСК, АН «Доступ»
28 февраля 2015 года


На взгляд русского он выглядит немного комично – высокий, худой, абсолютно лысый. В хорошем костюме, но как будто плохо подогнанном. Мало кто узнает в нем бывшего профессионального спортсмена. Сам он рассказывает о себе просто и односложно, зато о работе говорит развернуто, не упуская деталей. Тренер вратарей «Трактора» Фредрик Микко подробно рассказал корреспонденту Агентства новостей «Доступ» о том, как в 21 год закончить карьеру игрока и стать тренером, чем шведские вратари отличаются от русских и почему он предпочитает смотреть хоккей из ложи прессы, а не с тренерской скамейки.

Расскажите, пожалуйста, о себе.
Я – Фредди. Швед. Из города Лулео, но живу в Стокгольме с 1995 года. Я был вратарем, но не настолько хорошим, чтобы играть долго. В 21 год закончил карьеру после трех лет болтания в шведской хоккейной лиге и начал тренировать вратарей, чем занимаюсь уже 24 года. Моим первым клубом в качестве тренера вратарей стал мой родной «Лулео». Я был там в течение пяти лет, до того, как перебрался в Стокгольм. Затем я работал в первой в Швеции компании по индивидуальному развитию игроков. Потом работал во втором шведском дивизионе и с молодежной сборной. Несколько человек оттуда сейчас играют в КХЛ. Например, Никлас Бергфорс, Рихард Гюнге и Том Ванделл в «Адмирале». Они все 1987 года рождения – как раз из команды, с которой я работал. Потом меня пригласили в «Ферьестад», оттуда обратно в «Лулео», затем в «Линчепинг».
Как же Вы оказались в «Тракторе»?
Мне позвонил мой агент и предложил поработать в Челябинске. Я был заинтересован. Мне уже предлагали переехать в Россию четыре года назад, но тогда я отказался. В 2011 году я был в Казани на 10-дневном «просмотре», когда в Ярославле случилась авиакатастрофа «Локомомтива». Я был склонен согласиться, но то, что произошло, изменило мои планы. Могло случиться и так, что я бы оказался на борту того самолета вместе с «Локомотивом». Стефан Лив (голкипер сборной Швеции и ярославского «Локомотива», погибший в авиакатастрофе) был моим другом, и он звал меня в Ярославль.
Тем не менее, перед нынешним сезоном Вы решились. Как Вам в «Тракторе»?
Мне все очень нравится в Челябинске. Я немного переживал, когда уезжал из Швеции, особенно из-за самолетов и еды, но сейчас всем доволен, мне не на что жаловаться.
Расскажите подробнее о своих обязанностях в клубе.
Моя основная работа – это вратари. Я составляю для них краткосрочный и долгосрочный планы подготовки. Моя задача – поддерживать их уверенность. Тренер хочет, чтобы у него были равноценные вратари, между которыми он может выбирать перед каждым матчем. В последних играх у моих подопечных все было хорошо, особенно отмечу игру Демченко в Минске. Я большой фанат хоккея и смотрю столько игр, сколько возможно. При этом я всегда анализирую игру вратарей. Смотрю и подмечаю про себя: «Да, вот это хороший голкипер. Он делает то, то и то». Что-то из увиденного я пытаюсь применять в своей работе.
Еще одна часть моих обязанностей – объяснять нашим игрокам, как играть против того или иного голкипера соперника. У каждого вратаря есть свои сильные стороны, но есть и недостатки. Моя задача объяснить нападающим, как можно забить вратарю в следующей игре.

В чем разница между работой вратарского тренера в России и Швеции?
Мне сложно сказать, так как я не знаю, как работают российские тренеры. Я работаю так же, как делал это в Швеции. Думаю, Швеция сейчас сделала большой шаг вперед в развитии вратарской игры. Мы очень открыты для взаимодействия. У нас часто проходят семинары, на которых собираются сотни тренеров вратарей. Там каждый может поделиться своим опытом и задать вопросы коллегам. В таком общении можно получить информацию, которую невозможно добыть из книг или интернета.
В Канаде все совсем наоборот – там каждый работает сам по себе и никто не хочет делиться информацией. У них тренеры конкурируют между собой, а у нас сотрудничают. Конечно, всех секретов мы тоже не раскрываем, но все равно, помогаем друг другу.
У нас есть организация, несущая ответственность за развитие шведских хоккейных вратарей. Ее возглавляет в прошлом известный голкипер Томас Магнуссон. И он делает большую работу. Они обеспечивают тренеров огромным количеством учебного материала и делают это совершенно бесплатно. Они создали план, в соответствии с которым у каждого профессионального вратаря должен быть персональный тренер, и сейчас мы близки к этому. В каких-то клубах по-прежнему работает один тренер вратарей, но для ведущих клубов норма - иметь 5-6 таких тренеров. Думаю, в этом плане Швеция ушла вперед по сравнению с Россией.
Чем российские вратари отличаются от, например, шведских?
Я не думаю, что есть какие-то отличия в ментальных качествах. Скорее, различия можно найти в технике и тактике. Российские вратари очень хорошо обучены, у них хорошая школа. Но шведские вратари больше анализируют и стараются понимать, почему они играют именно так, а не иначе в каких-то ситуациях. Наши вратари часто проводят лето в специальных лагерях и самостоятельно работают над своим развитием. Многие учатся, смотря видео в интернете.
Но в России все не так. Здесь не все говорят по-английски, поэтому многим вратарям сложно получать информацию из источников в сети. Впрочем, ситуация меняется, и если раньше эти различия были более яркими, то сейчас они все больше стираются. Раньше я мог по игре сказать, что это русский вратарь, теперь – не могу. Я по-прежнему могу определить по игре чешского голкипероа, или финского. Их техника отличается, есть определенные детали, характерные только для них.
Долгое время у нас в Швеции был распространен вратарский стиль «стэнд-ап», но 10-15 лет назад ситуация стала меняться, и разные игроки стали действовать по-разному, что пошло нам на пользу. Сейчас все хотят шведских вратарей, и из-за этого страдает национальный чемпионат. Сейчас порядка 20 вратарей имеют контракты с клубами НХЛ. Для такой небольшой страны как Швеция – это очень много.
Вы смотрите все домашние игры из ложи прессы. Почему?
Андрей (Николишин, главный тренер «Трактора». – Прим. авт.) хочет, чтобы кто-то смотрел игру сверху. Некоторые нюансы невозможно рассмотреть, находясь возле льда, где адреналин зашкаливает. В каждом перерыве я спускаюсь в раздевалку и представляю отчет Андрею. И он очень внимательно относится к этим отчетам. Это одна из его сильных сторон – умение слушать. А потом он может быстро все проанализировать и за две-три минуты донести самое важное до команды.


Вы работали со множеством вратарей в своей карьере. Что думаете о голкиперах «Трактора»? Начнем с Майкла Гарнетта.
Майкл – единственный вратарь «Трактора», о котором я имел определенное представление до этого сезона. Мы очень хорошо сработались с ним. Диалог между тренером и игроком – это то, что позволяет хоккеисту развиваться. Мы не всегда имеем одинаковое мнение по всем вопросам. У него за плечами огромный опыт. Он голкипер высочайшего уровня и сам может учить. Но я даю ему советы, например, «Попробуй в следующий раз сыграть так – это позволит тебе выиграть немного времени или не пропустить момент броска», и он им следует. Если это срабатывает, он берет это на вооружение.
Василий Демченко очень сильно прибавил в нынешнем сезоне. Признавайтесь, Ваша работа?
Я не знал его до нынешнего сезона. Мне известно, что он дебютировал в «Тракторе» не в этом году. Но это большая разница – прийти в клуб из молодежной команды по ходу сезона и готовиться к сезону в качестве одного из вратарей основы. Когда ты только приходишь из молодежного хоккея, ты закономерно нервничаешь, ведь тебе предстоит играть против таких нападающих, как Радулов, Ковальчук и так далее. Мы с ним много говорили о том, как ему стать лучше, работали над его физикой. Его техника была превосходна и раньше, но необходимо было улучшать ментальные качества. Сейчас я вижу, что он не испытывает дрожи от громких имен и не имеет излишнего уважения к соперникам. Он стал значительно уверенней в себе, чем был даже в начале этого сезона. Его выход на топ-уровень – это вопрос времени. Он понимает, в чем его сильные стороны и знает, как их использовать.
В чем разница между ним и Гарнеттом?
Надо понимать, что он и Майкл – абсолютно разные личности, противоположные во всем. Поэтому мне приходится менять свой стиль общения с каждым из них. То, что работает для Майкла, не будет работать для Василия. В этом плане мне легче, чем Николишину. У него 22 человека, и он не может подстраиваться в общении под каждого, а у меня всего три-четыре, и я с каждым могу говорить на его языке.
Кстати, на каком языке Вы говорите с Демченко?
Он не очень хорошо говорит по-английски, но все понимает. Я всегда уточняю, понял ли он меня, и если нет, то прошу помочь Расти (Рустам Мингазов, переводчик клуба. – Прим. авт.) или кого-то из тренеров – все трое прекрасно говорят на английском. Мой английский тоже не совершенен, но это не мешает работе.
У Демченко был хороший регулярный сезон, но готов ли он к играм в плей-офф?
Абсолютно! Он уверен в себе, а с точки зрения техники, он один из лучших в лиге. Конечно, в плей-офф на первый план выходит опыт, но для него это не будет проблемой. В его глазах я не вижу уважения к форвардам соперника, как это было три-четыре месяца назад. Я уверен – он справится.
Вы работаете также и с вратарями ближайшего резерва – Александром Данилишиным и Владиславом Фокиным. Что скажете о них?
Они оба в похожей ситуации, и оба хотят развиваться. Данилишин все впитывает как губка. Фокин вообще был в восторге, когда я пришел в клуб. Он говорил, что с ним персонально так никогда не занимались. Им требуется развитие немного в разных аспектах игры. Кому-то надо работать над физикой, кому-то над техникой, тактикой, пониманием игры.
Я знаю, что Вы любите читать. Какие книги предпочитаете?
Я читаю разные книги. Мне интересно все, что может сделать меня лучше. 24 года я работаю с вратарями, и все это время стараюсь учиться на своих и чужих ошибках. Мне интересно все, что помогает понять, как работает человеческое тело и человеческий мозг, ведь моя задача – поддерживать уверенность в наших вратарях.
Беседовал Петр Малетин,