понедельник, 1 августа 2016 г.

НАША ШКОЛА. ЛУЧШИЕ ПРОТИВ ЛУЧШИХ. КУБОК КАНАДЫ. КУБОК МИРА


КУБОК КАНАДЫ - 1976
Канада (Монреаль, Торонто, Виннипег, Оттава, Квебек-Сити) и США (Филадельфия).
2-15 сентября 1976.

М
Команда
1
2
3
4
5
6
В
Н
П
Ш
О
1
Канада
*
0:1
3:1
4:0
4:2
11:2
4
0
1
22-6
8
2
Чехословакия
1:0
*
5:3
1:2
4:4
8:0
3
1
1
19-9
7
3
СССР
1:3
3:5
*
3:3
5:0
11:3
2
1
2
23-14
5
4
Швеция
0:4
2:1
3:3
*
5:2
6:8
2
1
2
16-18
5
5
США
2:4
4:4
0:5
2:5
*
6:3
1
1
3
14-21
3
6
Финляндия
2:11
0:8
3:11
8:6
3:6
*
1
0
4
16-42
2

Финал:
Канада - Чехословакия - 6:0, 5:4 (ОТ)

Ажиотаж в хоккейном мире накануне первого розыгрыша этого уникального турнира царил небывалый.
Мало того, что предстояло принципиальное соперничество сборных СССР и Чехословакии, завоевавших незадолго до того звания чемпионов Олимпийских игр и мира, соответственно. После семилетнего перерыва (если не считать эпохальных, но все же товарищеских матчей в ходе серий 1972 и 1974 гг.) возвращались на международную арену организаторы нового соревнования - канадцы, впервые к тому же представленные (опять же без учета товарищеских матчей) звездами НХЛ.
Предстоящий турнир часто называли турниром века - тогда речь еще не шла о том, чтобы лучше молодежь опыта наберется. Возглавить экспериментальную команду поручили Виктору Тихонову, помощниками которого стали Борис Майоров и Роберт Черенков.


Одним из дебютантов сборной стал тогда защитник московский динамовец Зинэтула Билялетдинов.
Кубок Канады-76 всегда вспоминаю с особой теплотой, - делится он сейчас, 20 лет спустя. - Это ведь вообще был первый для меня турнир в составе сборной, да к тому же столь крупный. На него съехались звезды со всей планеты, и получить боевое крещение в такой обстановке не каждому дано. Так что мне здорово повезло. Я внимательно наблюдал за действиями Бобби Халла и тем более - своих коллег по амплуа - Бобби Орра, Дени Потвина. В том числе и в день нашей игры с канадцами, причем не только со скамейки, ких титулов. Наверное, никто из нас, отправляясь в Канаду, не прогнозировал, чем может закончиться турнир • мысли были заняты тем, как бы пробиться в основной состав и принести как можно больше пользы команде.
Вскоре Билялетдинов вошел в состав сборной всерьез и надолго - на целое десятилетие. В его послужном списке - олимпийское золото, шесть раз он становился чемпионом мира, восемь - Европы, не говоря о медалях другого достоинства. Но впервые по- настоящему он заявил о себе как о мастере международного масштаба именно тогда, на Кубке Канады-76.
Начали турнир наши с поражения от сборной Чехословакии. После беспросветного первого периода (0:2), вначале второго капитан советской команды Александр Мальцев сократил разрыв, и затеплилась надежда, но до финальной сирены счет так ни сделать Кубок Канады традиционным, и многим казалось, что вот сейчас, в сентябре 76-го, раз и навсегда определится, у кого же все-таки сильнейший в мире хоккей. Правда, уже было принято решение о проведении открытых чемпионатов мира, но тут с первых же шагов возникла проблема, так и не разрешенная до сих пор наложение их по срокам на решающие матчи Кубка Стэнли. Словом, в самом деле, чем не турнир века?
Были, впрочем, и моменты, несколько принижающие значимость Кубка Канады. Во-первых - время проведения: начало сентября никогда не являлось пиком формы игроков ни в Европе, ни в Америке. Во-вторых, североамериканцы заведомо получали более благоприятные условия - фактор своего поля со всеми вытекающими отсюда последствиями: непривычные для их соперников размеры площадок, поддержка трибун и т.д. Наконец, в-третьих, советская федерация решила отправить за океан экспериментальный состав. Если отсутствие Валерия Харламова объяснялось тяжелой травмой, полученной в автомобильной катастрофе (увы, как оказалось в дальнейшем, еще не самой страшной в его судьбе), то его партнеры по ведущей тройке сборной Борис Михайлов и Владимир Петров, а также проведшие перед этим, возможно, лучший для себя сезон (или уж, во всяком случае, один из лучших - точно) Владимир Шадрин, Александр Якушев, Геннадий Цыганков были выведены из состава волевым решением • пусть, мол, но и когда на льду одновременно с ними находился. А как иначе? Каждое движение изучал, смотрел, как они шайбу ведут, как приемы выполняют...
Больше всего впечатлила жесткая манера игры канадцев. Я сам всегда любил жестко сыграть, получал удовольствие, выполняя силовые приемы, и попал, можно сказать, в свою стихию. И когда понял, что и на этом уровне кое-чего стою, прибавилось уверенности и, если хотите, спортивной наглости. Даже в драку пытался вступить. Словом, чувствовал себя на подъеме.
О Бобби Орре стоит особо сказать то был единственный турнир, в котором не только мне, но и всем нашим довелось сыграть против этого великого защитника. И выглядел он превосходно. К сожалению, травма заставила Бобби завершить свою карьеру намного раньше срока. Но то, что он показал в сентябре 76-го - потрясающе! Не скажу, что не допускал промахов в обороне, но с лихвой компенсировал их агрессивными действиями у чужих ворот, найти противоядие против которых было делом крайне сложным.
Как оценить результат - третье место, занятое сборной СССР? Могли бы, думаю, и в таком, не сильнейшем, составе пробиться в финал. Но вряд ли кто нас осудил за то, что это не удалось. А приобретенный бесценный опыт здорово помог потом.
По схожему сценарию развивался поначалу и матч СССР - Швеция: 0:2 в первом
периоде, затем ответный гол Сергея Капустина, и минимальный перевес шведов держался до середины заключительной двадцатиминутки. Тут, однако, наши забросили две шайбы подряд, были близки к победе, но за 2 минуты до конца скандинавы все-таки отыгрались.
Одно очко в двух стартовых матчах - показатель, ставивший под большой вопрос выход наших в финал. Тем более что чехи и канадцы шли без потерь. И в игре с финнами об ином исходе, кроме победы, и думать было нельзя. Решительный настрой сборной СССР принес свои плоды - судьба матча была решена задолго до финальной сирены. Блеснул результативностью Виктор Жлуктов (4 шайбы), сделавший к тому же две голевые передачи Владимиру Викулову. В этом же туре первое очко потеряли чехи. А после того, как наши убедительно переиграли американцев (отличился партнер Жлуктова и Викулова по тройке Борис Александров, забросивший две шайбы), а чехи нанесли поражение с минимальным счетом хозяевам (тут бесподобно сыграл вратарь чемпионов мира Владо Дзурилла), турнирная ситуация обострилась: Чехословакия - 7 очков, Канада - 6, СССР - 5. Чехи, таким образом, первыми досрочно вышли в финал, а вот судьба двух других фаворитов зависела только от них самих: требовалась победа в очной встрече, причем ничья устраивала канадцев. В напряженной борьбе хозяева все же смотрелись объективно предпочтительнее и победили.
В первом финальном матче преимущество родоначальников хоккея было безоговорочным, и они отвели душу, рассчитавшись с соперником за неудачу на первом этапе. Но финал проводился. до двух побед, и через день картина была совсем другая: канадцы спаслись от поражения лишь за две минуты до конца третьего периода, а решающую шайбу Дэррил Ситтлер забросил на 12- й минуте дополнительного времени. Канада торжествовала. Успешным посчитали выступление своей сборной в Чехословакии. Не было пессимизма и в рядах наших функционеров и болельщиков: все понимали, что третье место в ослабленном составе не так уж плохо.
Турнир 1976 года явно удался. При всех оговорках, не вызывало сомнений главное: никогда ранее национальные сборные не собирались в столь сильных составах.


В.Белоусов
В большом хоккее вы уже почти восемь лет. Какое самое памятное событие из хоккейной жизни?..
Участие в 1976 году в «Кубке Канады» и особенно матч со сборной хозяев турнира. За океаном я бывал не раз, однако встреча с командой, в которую входили все «звезды» HXЛ и ВХА, произвела на меня неизгладимое впечатление. Мы проиграли, но сама игра останется в моей памяти навсегда.
***
А самый памятный матч?
Самый памятный матч, когда я играл за сборную СССР в 1976 году в Канаде на Кубке Канады против канадцев, таких знаменитых хоккеистов, как Бобби Халл, Бобби Орр, Фил Эспозито.
А в том матче вы забили?
Нет. Ни одного гола на Кубке Канады не забил, хотя сыграл все игры. Хотелось, конечно, забить.
А с кем вы играли в тройке?
С нижегородцами Скворцовым и Ковиным.


КУБОК КАНАДЫ - 1981
Канада (Эдмонтон, Виннипег, Монреаль, Оттава).
1-13 сентября 1981

М
Команда
1
2
3
4
5
6
В
Н
П
Ш
О
1
Канада
*
7:3
4:4
8:3
4:3
9:0
4
1
0
32-13
9
2
СССР
3:7
*
1:1
4:1
6:3
6:1
3
1
1
20-13
7
3
Чехословакия
4:4
1:1
*
2:6
7:1
7:1
2
2
1
21-13
6
4
США
3:8
1:4
6:2
*
3:1
4:4
2
1
2
17-19
5
5
Швеция
3:4
3:6
1:7
1:3
*
5:0
1
0
4
13-20
2
6
Финляндия
0:9
1:6
1:7
4:4
0:5
*
0
1
4
6-31
1

Полуфиналы:
СССР - Чехословакия - 4:1
Канада - США - 4:1
Финал:
СССР - Канада - 8:1

Проклятая случайность зло сверкнула самый канун хоккейного представления, обещающего высокую игру. В том, что мы знаем способности хоккея и вправе их спрашивать с его участников, - большущая заслуга того дорогого нам мастера, человека, без которого горько. Горько товарищам Валерия Харламова по сборной. Надо было видеть лица наших хоккеистов, когда они склонились над газетой с некрологом. С такими лицами не переживают поражения в самых решающих матчах. С такими лицами не принимают жизненные невзгоды. Такие лица бывают лишь тогда, когда приходит Беда. Горько не только советским людям, ценящим щедрость таланта в любом его проявлении, не только нашим болельщикам.
Постоим минуту молча, прежде чем обратиться к стартовым событиям Кубка Канады. Так стояли, узнав о трагической вести, многие жители Канады. Стояли, опустив головы, зрители проверочного матча Канада-СССР. Зрители турнирного матча СССР-Чехословакия.
Журналист К. Моррисон, издающий в маленьком канадском городке Гладстоне газету, рассказывал мне:
В тот день все заботы и дела жителей Гладстона отошли на второй план. Проходишь мимо людей в магазине, на улице - и слышишь только одно: Харламов... Харламов...
В перерыве трансляции матча Канада-Финляндия по телевидению показали подборку голов Харламова в ворота сборной НХЛ, канадских клубов. Говорили о Харламове Скотти Боумэн, Боб Гейни, Лэрри Робинсон.
Если к нам, советским людям, с большим уважением относятся в Канаде, не забудем, что он, Валерий Харламов, немало этому способствовал.


ЗАМЕТКИ О ФИНАЛЕ
СИЛА ДУХА ПЛЮС ИНТЕЛЛЕКТ!
ВИКТОР Тихонов придет в раздевалку, поздравит и поблагодарит команду и, не пряча счастливого волнения, скажет:
Ребятки, да вы же даже не представляете себе, что вы совершили!
А потом, направляясь в окружении журналистов в конференц-зал, произнесет такую фразу:
Поймите: они не потому так бесславно нам проиграли, что слабые, а, наоборот, потому, что очень сильны.
И будет большое брожение умов в стане канадцев, силящихся найти объяснение невероятному, неслыханному итогу. И все они, во многом разойдясь в версиях, согласятся в одном: прежде всего от финала в памяти останется счет - то как раз, что они, канадцы, более всего мечтали бы забыть раз и навсегда.
А вот другая любопытная деталь: после второго периода, когда наши вели еще лишь 3:1, Анатолий Тарасов, давая в пресс-центре интервью канадскому журналисту, сказал:
Надеюсь, что канадский хоккей извлечет урок из хода и итога этого матча.
Я нарочно дал подборку самых оперативных откликов на финал, подтверждающую, в равной степени как загадочность итога, так и его необратимость. 8:1 в финале никак не могло стать лишь следствием необъяснимых обстоятельств. Удивительный этот счет не был отражением, с одной стороны, вопиющих промахов канадцев и, с другой, громадного превосходства советской сборной. Куда как просто было бы вообще свести все дело к поединку вратарей, чем, надо сказать, и соблазнились многие канадские хоккеисты и журналисты: дескать, Третьяк сыграл фантастически, а Лью пропустил все, что можно было пропустить.
Постараемся быть последовательными.
Накануне финала советская и канадская сборные одна вслед за другой тренировались в «Форуме». Наши отрабатывали оборону «пятачка» от предстоящего натиска канадцев и переход в контратаку. Тренировка канадцев была вдвое короче и большей частью посвящалась отлаживанию взаимодействия в зоне нападения, причем занимались они этим без сопротивления, просто шлифовали варианты атаки.
Хозяева турнира свято, верили во всемогущество своей атаки, принесшей им в четырех предтурнирных и в шести предыдущих турнирных встречах девять побед и одну ничью. Верили в неодолимость своего форчекинга, на корню пресекающего контригру соперников.
На первый взгляд стартовый период ничего не дал советской сборной, ведь канадцы осуществляли как раз ту игру, в которую верили. Но куда важнее то, что при этом он ничего не дал и канадцам. Первая треть игры обеспечила нашим если не треть, то четверть победы.
Конечно, как обычно в таких матчах, Третьяк был неподражаем. Он не пустил шайбу в ворота 12 раз, и по меньшей мере трижды - после бросков Дионна, Босси и Потвина - ни один другой вратарь не повторил бы его доблести. Но, позвольте, почему канадцы потом так удивлялись его достижениям, ведь и прежде они неоднократно имели дело со столь же безупречным Третьяком?!


Хотя наш вратарь был загружен почти до предела, рука не поднимается упрекнуть защитников. Они на совесть выполняли все, что требовалось: неизменно старались отводить шайбу с удобных для канадцев позиций, командировать вперед нападающих. Иное дело, что не получалось. Потому не получалось, что соперники были еще' свежи и напористы и, что называется, не давали нашим дышать ни в одной точке, даже возле самых наших ворот. Они отвоевывали шайбу себе назад даже после быстрых передач наших защитников за воротами: было впечатление, что они передвигаются быстрее, чем скользит шайба.
На первый план в канадской сборной вышли мастера нагнетать давление у ворот соперников: особенно преуспевали Босси с Тротье и Жилем. Как ни странно, на равных с ними был и Дионн, больше известный как хитрец. Он сумел приспособиться к принятой его командой манере намного лучше, чем его знаменитые партнеры Гретцки и Лафлер. По-видимому, тренер 'сборной Канады Скотти Боумэн предвидел возможные затруднения этой тройки - в первом периоде он старался уберечь ее от противоборства нашим первому и второму звеньям, полагая, наверное, что Гретцки с партнерами не хватит мощи удержать наших ведущих нападающих в зоне Третьяка.
Канадское преимущество держалось примерно до пятой минуты второго периода. 25 минут наша сборная испытывалась на силу духа, на выдержку! И отдадим ей должное, ибо через это испытание прошли все, ни один не спрятался. Между тем Первухин, Капустин, Билялетдинрв и Дроздецкий играли с травмами, и участие в матче двух последних было под вопросом.
А потом начался второй отрезок матча, на котором сила духа наших хоккеистов была в полной мере подкреплена их игровым интеллектом - сообразительностью, гибкостью перестроений. Я не просто так упомянул о характере тренировки канадцев, предшествовавшей финалу. И по ней, и по предыдущим выступлениям сборной Канады можно было судить о том, что их сила, вера в свое всемогущество - союзники до поры до времени. Тут даже не в том вопрос, чему они отдают предпочтение в наступлении - мощи или изяществу, хотя следить за превращениями в канадском стиле было любопытно в ходе турнира. Их подвела убежденность в том, что рисунок игры, коль он обозначился, то уж неизменен до самого конца. Иными словами, стратегический, а в финальном матче и тактический, игровой ум был чужд поведению хозяев турнира.
Если мощь не дает результата, значит, следует вести себя еще яростнее и отважнее, - так решили канадские хоккеисты. И попались. Первый отмеченный голом шаг к победе наши игроки сделали из обстоятельств, пиковых для них, а не для канадцев. Штурм, затеянный на 25-й минуте звеном Тротье, был за все сыгранное к тому моменту время, наверное, самым яростным. Четыре канадских хоккеиста четверых наших прямо в тисках зажали. На миг шайба оказалась бесхозной, и ее увел вперед Макаров. Ему противостоял один защитник. Не голевая, понятно, ситуация, вообще мало что по нынешним временам обещающая атака. Но Крутов с Ларионовым примчались на подмогу партнеру так скоро, а потом тройка сыграла так ловко, что первый предупреждающий канадцев сигнал совпал для них с красным сигналом бедствия.
Правда, вскоре счет сравнялся. Однако пружина наших атак теперь исправно разжимается и раз за разом ударяет канадцев. Твердо, уверенно, изобретательно идут на ворота Макаров, Капустин, Хомутов. Наши нападающие принимаются разрушать игру соперников прямо у их ворот, и канадцы просто не в силах перестроиться, привыкнуть к такому. И тогда каждый виток пружины раскручивается до предела.
Еще в матче Канада - Чехословакия выяснилось, что канадские хоккеисты в своей зоне отнюдь не так поворотливы и сообразительны, как у ворот соперников. Это подтвердилось в финале. Причем вопиющих, бросающихся в глаза ошибок, как в том матче, канадские защитники на сей раз не допускали, стараясь быть аккуратными разрушителями. Но вот разгадывать атакующие изыскания нашей команды во втором периоде, проявлять согласованную, я бы сказал, смекалку, они оказались не способны.

На 32-й минуте происходит эпизод, немыслимый для характера игры в первом периоде. Теперь, же Фетисов точно соотносит свое предприятие с обстановкой. Звено Шепелева уверенно ведет игру в зоне нападения, канадцам все труднее разобраться, что к чему, и Фетисов отправляется вдоль борта за ворота, словно сделав глубокий вдох. Ни одному из соперников не удается прервать его поход, наш защитник - выдох! - переводит шайбу на «пятачок», и Шепелев с неудобной руки вновь поворачивает счет в нашу пользу.
Третий гол был забит при численном большинстве наших, но имел то же происхождение, что и предыдущий. Как только нашим - снова на площадке звено Шепелева - удается войти в зону, они приступают к быстрому розыгрышу шайбы. И вот шайба на левом краю у Капустина. Что дальше? Сыграет на защитника, сам пойдет к воротам или за ворота? Чувствуется, обороняющиеся просчитывают все возможные варианты. И... упускают решающий, ведущий к цели напрямик. Капустин дает поперечный пас Шепелеву, стоящему прямо против ворот. Пока канадцы это обнаруживают, пока смещается в воротах Лью, Шепелев аккуратно прицеливается, и шайба, коснувшись перекладины, влетает в верхний угол.
Канадцы еще верят в себя. На последней минуте периода - очередная совместная акция Босси, Тротье и Жиля, оцепивших ворота Третьяка. Тротье выводит передачей из-за ворот Жиля на выгоднейшую позицию, и тот бьет в упор. В моем блокноте в пятый раз появляется такая пометка: «Третьяк!». Это
означает, что Третьяк берет шайбу, для него трудную, а для любого другого вратаря - безнадежную.
Как наверстать отставание в две шайбы, дальше канадцы уже не могли придумать. В самом начале третьего периода они дружно катятся к нашим воротам, но гирьки усталости и неуверенности уже прицепились к их конькам. Нашим не составляет труда пасом разбить коммуникации соперника. Шепелев с Капустиным выкатываются на одинокого защитника, правда, Капустин промахивается. И тут же Шепелев не позволяет атаке пропасть, резким низовым броском забивая четвертую шайбу команды и третью свою.

Был в этом матче момент (еще держался ничейный счет), когда Шепелев, на фоне тогда еще осторожных действий нашей команды, рискнул - пошел побороться за шайбу к борту за воротами канадцев. Риск не оправдался, канадцы получили острую атаку, а Шепелев - замечание от тренеров. Да, тогда Шепелев, вероятно, был неправ. Но то решение было показательным для его игры. В каждом эпизоде наш центральный нападающий стремится добыть команде, ее атаке максимальную выгоду. Он идет и идет в обводку, его останавливают, он, кажется, уже теряет равновесие, и вдруг обнаруживаешь его снова в борьбе, снова в обводке. Посмотрев за Шепелевым на чемпионате мира, на этом Кубке, мы вправе сказать твердо: в сборной появился вполне самостоятельный игрок; что особенно ценно - центральный нападающий.
После этого гола канадцы потеряли самые главные свои, непременные, кровные качества - четкость контроля шайбы, цепкость в единоборствах. До чего же умно, тонко надо было нашей сборной задумать и осуществить игру, чтобы выставить могучих соперников в обескуражившем их поклонников виде!
Четырьмя легкими, свободными проходами Крутов (даже при меньшинстве!), Ларионов, Голиков и Скворцов доводят счет до фантастического размера. 8:1!
Аудитория «Форума» редеет задолго до финального свистка. Уходят наиболее сердитые из тех, кто оглушительно приветствовал свою команду при ее вы ходе на игру. Остальные - словно прикованы на остаток вечера к полю нашей победы. Они и после игры еще долго будут ходить вокруг арены...
«Мы эту победу по капельке собирали», - скажет мне потом Третьяк. Команда по ходу Кубка научилась превозмогать всевозможные затруднения, выработала у себя незаурядную, разнообразную игру, неудобную в полной мере это относится к полуфинальному и финальному матчам - для соперников. Честь ей и хвала за труд, за игру и за результат!
МОНРЕАЛЬ.


Как в тумане все происходило, - вспоминает сегодня Игорь. - Атмосфера вокруг турнира праздничная, уровень мастерства высочайший, и среди действующих лиц- я дебютант сборной. Конечно, все мечтали выиграть Кубок. И то, что мы уступили канадцам в выставочном матче, а потом и на первом этапе, ничуть не сбило с нас решительного настроя. Хотя, надо признать, 3:7 по игре вышло.
Великолепно тогда канадцы действовали. Но, как говорится, еще не вечер. Все решал финал. И тут, думаю, канадцам две победы над нами плохую услугу оказали. Они заранее посчитали себя сильнее и где-то подсознательно не сомневались, что рано или поздно сломят нас. Но время шло, а счет был не в их пользу. На финал вышла совсем другая русская команда. Мне посчастливилось в том матче счет открыть, а потом и еще одну шайбу забросить, когда канадцы, деморализованные тем, что не могут ничего с нами поделать, что называется, посыпались.

Много мне потом довелось поиграть, не раз большую победу праздновать. Но ту всегда вспоминаю как прекрасный сон. Детали со временем, понятно, стираются в памяти, но счастливые лица ребят в тот день - ни в коем случае! Такого соперника обыграли, да еще как! После того, как счет стал 5:1, я уже понял - победа! Хотя еще пятнадцать минут играть оставалось.
 «Я был свидетелем того, как самая лучшая и наилучшим образом подготовленная за всю историю, на мой взгляд, канадская сборная капитулировала перед советской командой, проиграв 1:8, писал в те дни известный канадский спортивный комментатор Ред Фишер. - Я отказываюсь это понимать. В действиях советской команды в предыдущих матчах, мне казалось, не было и намека на какую-либо угрозу канадской сборной, и уж, конечно, ничто не предрекало того, что произошло в воскресенье. Советские защитники, которые не так уж здорово выглядели в предыдущих встречах на Кубок Канады, удивили меня. Нападающие же играли потрясающе. Наши хоккеисты были потрясены. Я был потрясен».



КУБОК КАНАДЫ - 1984
Канада (Монреаль, Галифакс, Калгари, Лондон, Ванкувер, Эдмонтон) и США (Баффало).
1-18 сентября 1984.

М
Команда
1
2
3
4
5
6
В
Н
П
Ш
О
1
СССР
*
2:1
3:2
6:3
3:0
8:1
5
0
0
22-7
10
2
США
1:2
*
7:1
4:4
3:2
6:4
3
1
1
21-13
7
3
Швеция
2:3
1:7
*
4:2
4:2
4:2
3
0
2
15-16
6
4
Канада
3:6
4:4
2:4
*
7:2
7:2
2
1
2
23-18
5
5
Чехословакия
0:3
2:3
2:4
2:7
*
4:4
0
1
4
10-21
1
6
ФРГ
1:8
4:6
2:4
2:7
4:4
*
0
1
4
13-29
1

Полуфиналы:
СССР - Канада - 2:3 (ОТ)
Швеция - США - 9:2
Финал:
Канада - Швеция  - 5:2 и 6:5

О СТРАНЕ, где набирает темп розыгрыш Кубка Канады, чтут прежде всего факты и цифры, как утверждал знаменитый мастер этой игры Морис Ришар, а не мнения.
И сегодня фактам, как и цифрам, отдается предпочтение. Однако не чураются и мнений. Тренеров, игроков, обозревателей. Их точка зрения расширяет ракурс восприятия событий. Мы решили оценить то, что происходило в первых трех турах Кубка Канады, по данным иностранной печати, обозревателей, игроков и тренеров.
«Клан хоккейных фаворитов - привилегированное общество, - констатировала перед стартом монреальская «Газетт», - проникнуть в него намного сложнее, чем выбыть. И это общество малочисленно сегодня».
В канун старта двумя бесспорными фаворитами всеми признавались сборные СССР и Канады. Многие эксперты добавляли и третьего фаворита - чехословацкую национальную команду, которая в начале нынешнего года выиграла международный Кубок Швеции, сумев победить нашу команду в рамках того турнира. Фигурировала и сборная США.
 
В воротах А.Тыжных

МЕРА ИГРЫ
ВЫСТУПЛЕНИЯ сборной Советского Союза на первом этапе розыгрыша Кубка Канады не были обделены вниманием специалистов хоккея из разных стран. Но пока оставлю в стороне суждения компетентных наблюдателей. а приведу высказывание пожилого водителя такси, доставлявшего нас из эдмонтонского аэропорта в гостиницу. Думаю, он точнее всех определил существо игры наших хоккеистов: «В вашей команде всегда все при деле, и каждый знает свое дело».
Имея в виду склонность нашей сборной к умеренному началу больших турниров и ее способность крепнуть к решающим встречам, не совсем просто было представить, как поведет себя команда в круговом турнире. Все-таки, зная ее силу, мы не могли вообразить, что возникнут затруднения с выходом в полуфинал.
Кстати, мы вспоминали с тренером сборной Владимиром Юрзиновым. каких трудов стоило поставить команде победную игру на розыгрыше Кубка Канады 1981 года, сколько сил было тогда положено на то чтобы выработать противодействие силовому напору соперников, чтобы защитники больше посвящали свое умение стремительному зачину наступления, чем посекундным силовым схваткам с соперниками, вынужденной задержкой у себя шайбы. Как следствие, команде приходилось много времени проводить в обороне, способности форвардов четко проявились лишь в заключительных матчах
На нынешний турнир, мне думается, советская сборная приехала с уже поставленной игрой. Столь обширных хлопот здесь не имела, и по ходу соревнования шла более тонкая работа.
Канадские журналисты спросили нашего вратаря Владимира Мышкина, как он себя чувствует на месте Третьяка. Ответ был простым, но точным:
Мне очень помогают товарищи по команде, разве можно их подводить?
Действительно, игра задерживалась у ворот нашей команды только эпизодически, Правда, мы привыкли к тому, что наши хоккеисты умеют наращивать свое преимущество к концу матча, а здесь и со шведами, и с американцами, и с канадцами на заключительные периоды пришлись некоторые затруднения. Вот как объяснил их Юрзинов:
Мы считаем, причина не в том, что игрокам недостает скорости в концовках матчей. Игра же идет - мы выигрываем. соперник проигрывает и мотивы скорее психологические. Мы не зовем игроков в оборону. Напротив, требуем перевода игры в зону нападения. Просто это не всегда удается.
Если перебрать в памяти впечатления от предварительных матчей с участием советской сборной, то наибольшее осталось от отлаженности, беспрерывности игровых перестроений, благодаря которым команда мало что разрешала соперникам. По тому, как быстро и верно наши нападающие брали под контроль перемещения соперников в средней зоне, чувствовалось. что всевозможные варианты проработаны правильно, тщательно и многажды. Словом, обязательные предохранительные меры были хороши. Эта оценка подходит и соблюдению командой устава атаки. Вдалеке от чужих ворот ни защитники, ни форварды не затягивали обращения с шайбой, в атаку выходили непременно сообща.

Из-за отсутствия Фетисова несколько изменило игру первое звено. Потребовалось больше инициативы от крайних нападающих, и Крутов с Макаровым бывали стремительны в атакующих выпадах, обводили, забивали.
При том, что на канадских площадках основательный розыгрыш шайбы в зоне нападения затруднителен, вполне уверенные и самостоятельные действия в зоне соперников Светлова и Яшина, которых с очевидным знанием дела поддерживал Семенов, и давали результат, и смотрелись.
У двух других звеньев атака ладилась меньше. У тройки Ковина - может быть, оттого, что не так, как обычно, порывист был Скворцов. Четвертому звену было сложнее, чем прочим. Кожевникову, Васильеву и Гимаеву прежде играть вместе не доводилось. Быстрота Кожевникова и Васильева не сопровождалась четкостью намерений и исполнения.
В круговом турнире, когда каждый играл с каждым, советская сборная шла путем, достойным ее высокого положения в хоккее.

...А КУБОК ОПЯТЬ НЕ ПОЛУЧИТ НИКТО...
Возможно, любителям хоккея известно, что Кубок Канады только вручат на некоторое время капитану команды - победительницы, а потом вновь отправят его в Музей хоккейной славы. Руководитель Оргкомитета Иглсон (он был таковым и в 1981 году) не ограничился этим решением. В газете «Виннипег Фри Пресс» я встретил утверждение, что в Виннипеге не было назначено ни одного матча нынешнего Кубка потому, что уже упомянутый житель этого города Д. Смит взялся три года назад подарить советской сборной Кубок канадцев. А вот как расценивает позицию руководителя Оргкомитета сам Смит: «Иглсону должно было бы быть стыдно за то, что организаторы турнира, дающего миллионные прибыли, не утруждают себя тем, чтобы потратить небольшую сумму на приз, который бы дарился победителям. Но, вероятно, чувство стыда ему неведомо».

На дальнем плане С.Стариков

...Возвращаемся после второго финального матча сборных Канады и Швеции в гостиницу. Включаем телевизор. Дается объявление, что передачи, посвященные розыгрышу Кубка Канады, завершены. И в заключение - мозаика картинок из игр Кубка, на память. Сначала идут эпизоды предварительных встреч. Потом - полуфинальных, и наибольшее внимание, понятно, игре наших с канадцами. Здесь и превосходные шайбы Светлова и Макарова (канадского за- защитника Робинсона спросили, как Макарову удалось в том моменте так лихо с ним расправиться, и Робинсон пожал плечами: наверное, мол, способность к такому изумительному проходу подарена Макарову природой, гарантировать сохранность ворот никакой защитник не в силах). Здесь и упущенный Ларионовым шанс при счете 2:1. Наконец, выдержки из натиска канадцев. Умело подобранная, словом, вереница игровых подробностей. А последнего гола, пустившего канадцев в финал, - нет. Идут уже кадры финальных матчей, й мы с соседом, известинцем Б. Федосовым, начинаем догадываться, в чем дело. Вот и финальная хроника завершена. И тут мы переглядываемся и - в один голос: «Так оно и есть!». Не шайбы, заброшенные в финале, а гол Босси после броска Коффи, даровавший сборной Канады победу над сборной СССР и выход в финал, венчает всю подборку. Он был для канадских телезрителей самым желанным лакомством.
В составленной организаторами итоговой классификации советской сборной отведено третье место - по итогам кругового турнира она выше американцев, также проигравших в полуфинале. Яснее ясного, что нам с вами пришлась не по сердцу эта позиция команды, годами обнаруживавшей неугасимое стремление и многажды испытанную способность первенствовать в любом крупном соревновании, на каких бы условиях оно ни проводилось.
Что же, провал? Разве что люди, взявшие за правило держать в уме единственно итоговую таблицу, но не свойства игр и даже не результаты матчей, горазды теперь настолько заострить вопрос. Разрешите мне обойти вниманием любителей итогового показателя. Все же прочие признаки, более существенные, разберем.
Готовясь к розыгрышу Кубка, сборная СССР провела три игры с будущими, как оказалось, финалистами - две с командой Швеции и одну с канадцами. Все три выиграла. В предварительном турнире - выиграла все пять матчей, избежав срывов в игре, коим были подвержены все соперники до одного. И в конце-то концов наши и полуфинал не проиграли. 2:2 завершили три периода - добавочное время в хоккее для нас не то, что в футболе, во всяком случае, наша сбор-
ная, если я ничего не упустил, прежде не проводила на льду больше 60 минут ни разу.
А вот еще сжатая цифровая выкладка: в трех матчах со сборной Канады взято четыре или пять очков (оставляю читателю возможность выбрать сумму самому). Ну, пусть даже четыре. Все равно этот результат повторяет наилучшее соотношение, достигнутое прежде во встречах со сборной сильнейших игроков Канады - тоже четыре из шести было взято в 1979 году в «Кубке вызова». На розыгрыше Кубка Канады в 1981-м (беру и предтурнирную игру) - всего два из шести.
КАЛГАРИ.

Но на этот раз наша команда уступила канадцам (впрочем, к этой формулировке вернусь через несколько строк) в матче первостепенной турнирной важности, чего раньше не допускалось. И растут, словно грибы в тумане, ряды вопросительных знаков.
После полуфинала А. В. Тарасов с присущим ему темпераментом пустился в рассуждения:
А ну-ка, давай с тобой вспомним игру. Кто у нас сыграл хотя бы на четверку? Четверо, от силы пятеро. И при таком низком качестве действий не проиграли ведь, в сущности! Не проиграли же 60 минут канадцам, верно? Вот до чего талантлив наш хоккей! А самим себе проиграли.
Думается мне, характер полуфинальной игры не требует подробного исследования изъянов в том или ином разделе действий сборной СССР. Мы слишком хорошо знаем нашу команду, чтобы предположить, что ее квалификации недостаточно для того, чтобы не суметь поспорить в скорости и взаимодействии.
На мой взгляд, в тот вечер команда просто не была готова вести игру в соответствии со своими способностями. Почему? - вопрос слишком таинственный не только для наблюдателей, но и, не исключаю, для участников игры.
Джордж Смит, подаривший нам три года назад Кубок канадцев, - я его упоминал уже в предыдущей корреспонденции, - искренне переживал за нашу сборную. Его слова, пусть это точка зрения и не специалиста хоккея, по-моему, заслуживают внимания: «Произошло то, чего я боялся. Команда, которая все время выигрывает, когда-нибудь, в одном-единственном матче, допускает осечку».
Вот о чем еще надо бы вспомнить. Прошлогодний чемпионат мира в ФРГ сборная

ЗЛОПОЛУЧНЫЙ ОВЕРТАЙМ
Для меня объединение с Ковиным и Варнаковым скорее даже сложностей добавило, - откровенно говорит Александр Скворцов. - Если честно, в сборной привык к Хомутову и Жлуктову. С Варнаковым к тому времени мы продолжали играть вместе в «Торпедо», а вот с Володей Ковиным уже выступали в разных звеньях, и были некоторые трудности в поисках взаимопонимания на площадке. К сожалению, мы лишь под конец нашей карьеры получили возможность играть вместе. Жаль, что судьба не свела нас пораньше в официальных турнирах. Тогда бы и результат, наверное, другим был.
Особо результативным для торпедовского звена был первый матч с чехами: из трех шайб мы забросили две. Предварительный этап сборная СССР прошла без потерь: 5 матчей - 5 побед. Затрудняюсь сказать, то ли мы были действительно сильнее всех, то ли соперники перехитрили. Все ведь собираются в комок, когда нужно, а на предварительном этапе шли не решающие матчи. Нужно было попасть в четверку, чтобы выйти в полуфинал. Здесь, может быть, была допущена стратегическая ошибка с нашей стороны. Думаю, все ждали матча СССР - Канада в финале, а для этого нам не нужно было выигрывать у канадцев последнюю встречу предварительного турнира. Насколько я помню, мы победили тогда довольно легко, хотя некоторые ребята рассуждали, что нам лучше бы проиграть. Но в те годы настрой в сборной всегда был только на победу. Что ж, мы выиграли. А победить канадцев у них на родине в двух матчах, тем более - подряд, очень сложно. Конечно, лучше было бы играть с ними в финале: там все-таки победитель определяется в двух, а если понадобится - в трех матчах, а тут - одна встреча, и - все. Было еще одно, малоприятное для нас, обстоятельство: в полуфинале судьи настроились на то, чтобы победили хозяева. Какой же Кубок Канады без канадцев в финале! Так что нам приходилось играть не только против соперника, но и против судей.
Кроме того, в этом матче наша команда впервые столкнулась с овертаймом. В Советском Союзе мы никогда не играли до этого такие матчи. На них должен быть особый настрой. Наша сборная, думаю, была не готова к овертайму чисто психологически. Чувствуем, что намного сильнее; а голы не идут.
Сборная Канады была достаточно сильна по составу. Выделялся Гретцки - катанием, видением поля, передачами. Но на его фоне я не хотел бы принижать и наших. Сергей Макаров и Володя Крутов - тоже уникальные игроки. Как сейчас, помню гол Макарова в полуфинале: обыграл высоченного защитника Лэрри Робинсона «один в один» вчистую и забил. Жаль, что где-то минут за 8 до
конца третьего периода мы пропустили вторую шайбу.
После полуфинала в сборной прошло собрание. Виктор Васильевич Тихонов поднимал каждого и спрашивал, в чем причина проигрыша. Честно говоря, я тогда не сказал, что думаю. А мнение мое таково: мы к любому крупному старту готовились в те времена слишком долго, полтора месяца жили в Новогорске. По-моему, это много - накапливается психологическая усталость.
От проигрыша в полуфинале была, пожалуй, одна выгода: билеты были взяты на день после финала, и мы 4 дня жили, как говорится, в свое удовольствие. Льда нам не давали, тренировок не было. Появилась возможность посмотреть город. Хотя, конечно, все переживали поражение.
Сейчас я не играю. И скучаю по всем этим турнирам, переживаниям, победам. Без спорта жизнь стала скуднее, и особенно без сборной. Даже когда я еще играл, но уже не попадал в главную команду страны, то чувствовал себя каким-то обделенным. Было грустно расставаться с теми ребятами, с той атмосферой. Конечно, со временем это немножко притупилось. Но вспоминаешь и думаешь, какая же была пусть тяжелая, но прекрасная жизнь!
Что касается финала, то канадцы выиграли его без особых проблем, сполна рассчитавшись со шведами за поражение на первом этапе. Превосходство хозяев сомнений не вызывало. Наверняка борьба в финале канадцев с нашими смотрелась бы с куда большим интересом. Так, похоже, и не удастся получить ответ на вопрос, не специально ли канадцы уступили нам в матче предварительного этапа? Ведь не покидало ощущение, что сборная СССР
безусловно сильнейшая на турнире. И если бы канадцы заняли место выше четвертого, то выходили бы на нее только в финале, где надо было непременно побеждать два раза, что представлялось не очень реальным. А полуфинал - другое дело, собраться на один матч все-таки легче. Если это действительно был расчет, то он оказался верным.
Так или иначе, но краснеть нашим болельщикам за своих любимцев не пришлось - в основное время сборная СССР не проиграла ни разу и достоинство сохранила. Хотя, конечно, это утешение слабое.


КУБОК КАНАДЫ - 1987
Канада (Калгари, Гамильтон, Рейджана, Монреаль, Галифакс, Сидней) и США (Хартфорд).
28 августа - 15 сентября 1987

М
Команда
1
2
3
4
5
6
В
Н
П
Ш
О
1
Канада
*
3:3
5:3
4:4
3:2
4:1
3
2
0
19-13
8
2
СССР
3:3
*
3:5
4:0
5:1
7:4
3
1
1
22-13
7
3
Швеция
3:5
5:3
*
4:0
2:5
3:1
3
0
2
17-14
6
4
Чехословакия
4:4
0:4
0:4
*
3:1
5:2
2
1
2
12-15
5
5
США
2:3
1:5
5:2
1:3
*
4:1
2
0
3
13-14
4
6
Финляндия
1:4
4:7
1:3
2:5
1:4
*
0
0
5
9-23
0

Полуфиналы:
СССР - Швеция - 4:2
Канада - Чехословакия - 5:3
Финал:
СССР - Канада - 6:5 (ОТ), 5:6 (ОТ), 5:6
Организаторы ведущих турниров придумывают хитрые формулы, придающие соревнованиям кубковый характер. Это, конечно, затрудняет советскую сборную, за многие годы привыкшую с полной выкладкой играть на победу в каждой встрече. Но обратим внимание на то, что это поветрие проникло в хоккей не случайно, подобные формулы ныне приняты во всех игровых видах. И надо бы нам научиться предвидеть главную игру и вступать в нее во всеоружии.
Еще вопрос, касающийся не столько послужных списков ведущих команд мира, но существенно затрагивающий скорее хоккейное завтра, - согласитесь, где, как не на соревновании, собравшем мощные хоккейные силы всех стран, возглавляющих эту игру, можно отчетливо рассмотреть перспективы. Вопрос ставлю так: заслужила ли канадская сборная победу, была ли ее игра наделена всеми светлыми чертами, содержащимися в хоккее?
Вопрос требует обстоятельного ответа, и, чтобы завязать его обсуждение, приведу два мнения о команде Канады. Мне было интересно обсудить хоккейные дела с Лу Вайро, бывшем на турнире одним из тренеров сборной США, - он любит размышлять, сопоставлять, обобщать. Кстати, превосходно знает наш хоккей. Я поинтересовался, как ему понравилась тройка Светлов - Семенов - Яшин, выглядевшая здесь достойно, а Вайро улыбнулся: «Я их помню 16-летними».
Мы разговаривали с Вайро перед началом игры американцев со шведами, в полупустом эдмонтонском «Колизеуме», и он качал головой: «Канадцы не любят хоккей. Они отказываются наслаждаться действиями умелых игроков из сборных СССР, США, Швеции. Они убеждены в том, что в хоккей умеют играть только в Канаде, только Гретцки, Босси, Робинсон. Американские тренеры изучают игру всех лучших команд мира, у всех учатся, и оттого с каждым годом наша сборная становится чуточку сильнее. За канадскими специалистами подобного не водится».
И еще одна выдержка - из разговора с Тарасовым. Он, как, вероятно, известно читателям, с огромной охотой ходит на все тренировки, с интересом их рассматривает и любит судить о команде по тому, как она занимается: «Сборная Канады тренировалась на редкость добросовестно. Никто из игроков не нуждался в понуканиях тренеров, а многие оставались после командных занятий, и каждый занимался своими недостатками».
Не ищите разногласий в этих высказываниях.


В обширном календаре соревнований, проводимых под эгидой Международной федерации хоккея, розыгрышам Кубка Канады отводится неординарное место. Пожалуй, это единственный турнир, где каждая сборная имеет не только теоретическую возможность выставить лучших игроков (вне зависимости от того, за какой клуб Старого или Нового Света они выступают), но и располагает неплохими шансами для ее реализации. Конечно, победитель не получает титула чемпиона мира, но, помимо солидного вознаграждения, хоккеисты слышат столько хвалебных отзывов и восторгов в свой адрес, что повод для сравнения с мировыми форумами напрашивается сам собой.

В ФИНАЛЕ: СССР - КАНАДА!
Советская команда начала матч так, будто заявляла: мы поняли, на что способны соперники, и знаем, что делать. Она учинила канадцам строжайший надзор почти по всей площадке, закрыв все щелочки для прорыва. Тем самым было отвоевано пространство для полноценной своей игры. Наша сборная больше и лучше соперников держала шайбу, что было первой необходимостью при нескрываемых наступательных способностях и намерениях канадцев. Но насколько неукоснительно этот план осуществлялся до счета 3:0 - даже при меньшинстве, когда были наглухо закрыты и Гретцки с Лемье, настолько очевидно он рухнул немного погодя.
Опять большинство шайб канадские хоккеисты провели с пятачка, чуть ли не с линии ворот - добивали, пропихивали, заталкивали. Но, знаете, когда вокруг ворот квалифицированной команды беспрерывно гуляет одна и та же страшная угроза, тому должна быть более серьезная причина, чем исконное умение канадцев биться на пятачке.
Чем ближе к концу турнира, тем заметнее канадская команда выигрывала у нашей в скорости, расторопности, сплоченности, тем увереннее разрывала ее игровые связи. И тем сложнее советской сборной было найти изъяны в канадских построениях. Ни одна полноценная комбинация не сладилась у нее в средней зоне ни во втором, ни в третьем матче - такая, каких пуще огня страшились канадцы. Вообще почти не проводились длинные, что называется, атаки - наподобие той, когда Лемье забил главную шайбу. Вот и росли крылья и крепли мускулы канадской атаки.
Признаюсь, пишу об этом с чувством недоумения. Да что мы с вами, телезрители, когда канадские журналисты, детально знающие возможности лидеров своего хоккея, прикидывая в канун финала шансы, в один голос отдавали советской сборной предпочтение в «командной работе».
Канадские игроки сильнее физически, упорнее в единоборствах - это давно известно. Но что они могут быть быстрее, проворнее наших, да не только у самых ворот, а на всей площадке, - новость, и новость громкая, над которой размышлять и размышлять.
И нашу-то команду не хочется упрекать за то, что упустила главное свое преимущество. При такой непривычно стесненной, узкой игре почти удержать равенство в счете, извлечь всю возможную выгоду из скупых игровых средств - это ведь тоже Признак изрядной квалификации.

К частностям обращаться, по-моему, тоже не с руки. Вратари мало выручали? Но Фюр им соответствовал, если не был хуже. (Другое дело, что во времена оны Третьяк и Мышкин, безусловно, побеждали канадских коллег). Четвертое звено ничего не забило? Конфуз, конечно: не помню, чтобы на долгом турнире какая-либо тройка вовсе не «отметилась». Но и в канадской сборной хватало незаметных форвардов.
Что-то другое сработало на канадскую сборную, пошире и поглубже, и не одно. Несколько первых соображений, пока не остыла пища для размышлений, предложу.
Может быть, - вспомним рассуждения М. Кинэна, - адреналин. Победа в Кубке Канады, похоже, как ничто другое, подчиняет себе помыслы хозяев соревнований и волнует их кровь.
Возможно, за океаном еще только нащупывают настоящую работу с лидерами своего хоккея, сведенными в сборную, - там ведь только 15 лет назад узнали, что это такое - сборная, почти на двадцать лет позже, чем мы.
Не исключаю и еще одного обстоятельства. Финальная серия Кубка Канады - для наших хоккеистов жанр неведомый. Бывали у них, правда, многоразовые свидания со сборными НХЛ, и они даже брали свое в последней игре - вспомним «Кубок вызова» и «Рандеву». Но теперь происходил продолжительный турнир - все равно что долгий бой боксеров-профессионалов в сравнении с боем-вспышкой у любителей. И профессиональный соревновательный навык, наработанный в сериях Кубка Стэнли, где канадцы имеют дело с одним и тем же соперником аж до семи матчей кряду, дал о себе знать. Очень кстати, к слову, что в открывающемся чемпионате страны наши лучшие команды попробуют себя в непривычном жанре - сколько в нем места для психологических и чисто хоккейных тонкостей!
Много шайб было заброшено в финале. Много редкостного, замечательного хоккея прошло перед глазами. Будет что вспоминать. Есть с чем сравнивать. Есть о чем думать.
Юрий ЦЫБАНЕВ.

В воротах С.Мыльников

6:5-СЛОЖНЫЙ ШИФР
После финальных событий Кубка Канады как рассудительное обозрение достоинств двух ведущих хоккейных школ, выраженных, дескать, по такому значительному случаю в полной мере. Способности, навыки советских и канадских хоккеистов в эти сентябрьские дни были пропитаны высочайшим соревновательным духом.
Повороты игры были немыслимо залихватские, какие случались разве что при первых свиданиях советской сборной с лидерами НХЛ пятнадцать лет назад. Ничуть не оскудело драматургическое богатство этого знаменитого сюжета! ПОПЫТАЛСЯ было поначалу взять на карандаш состав звеньев канадской сборной, да минуты через две бросил это занятие за бессмысленностью. Не удалось разгадать замыслы руководителя канадцев М. Кинэна, тасовавшего своих игроков и так, и этак. Трудно было расшифровать и его дебютную заготовку: в первые пять минут игры в Монреале Гретцки отсутствовал на площадке считанные секунды - а ведь с канадской стороны одно за другим раздавались заявления об усталости своего лидера.
Впрочем, канадцы наверняка держали в уме, что первый период против советской сборной - как правило, их период. Взять «своего» как можно больше, что ли, собирались? Но игра-то в эти минуты не давала повода для таких смелых планов.
Быстрый гол Гартнера был больше удачей канадцев, чем их завоеванием. Вратари в финале вообще чаще выглядели неудачниками, чем героями, подтвердив этим, что эмоциональная прокладка игры была значительна. С тем мы и отпустим грехи стражам ворот, оставив дальнейшие их промахи без комментариев.
Первый существенный - и необычный - поворот монреальского матча - выигрыш нашей командой первого периода. Отметив для себя приемлемое судейство Д. Кохарски (приемлемое - по нынешним временам уже чуть ли не высшая оценка арбитража, безупречное в высоких матчах просто не вспоминается), больше внимания уделим все же мастерам нашего первого звена. Они вели игру, не совсем нам привычную. Размер площадок и уровень противодействия не разрешали им затевать просторный комбинационный круговорот. Почти не ходили вперед защитники, меньше обычного трудился ради остроты атаки Ларионов. И при этом - не обеднела игра, ее действенность даже увеличилась. Вышло на первый план индивидуальное умение, освежившее лидерские усилия. Кто уберег хладнокровное хоккейное искусство в строгом и неспокойном первом периоде - так это игроки звена Ларионова. С покоряющей расчетливостью и простотой разыграли вторую шайбу при большинстве Фетисов и Крутов. А после (уже наши были в меньшинстве) Крутов - пасом с воздуха и Макаров - мгновенным включением сверхскорости нокаутировали соперников.
Когда во втором периоде наши вели в счете уже три шайбы, воспоминание о финальных цифрах 8:1 в 1981 году немножко дразнило воображение. Однако игровое поведение на турнире нынешней канадской команды требовало отбросить сладкое воспоминание. Шесть лет назад команда С. Боумэна свято верила в свое подавляющее превосходство и на этом обожглась. У сборной М. Кинэна мастерства не в том достатке, но волевые достоинства развиты сильнее.


Канадцы не отчаялись и не полезли напролом. Они ошибались, не добирались до ворот Мыльникова, но все гнули и гнули свое, не позволяя себе остановок и наращивая темп. Не обошлось без судейских неточностей, но ведь это соперники своим неуемным упорством заставили наших забеспокоиться за надежность тылов и несколько раз нарушить правила. И тут уж - при всей собранности и стойкости, что наши хоккеисты выказали, - что- то, увы, неминуемо должно было случиться. Случился гол после броска Бурка и рикошета.
Эта шайба и придала устремлениям хозяев добавочное усилие. Обосновались-таки они в зоне нападения, подтянули тылы и завихрили пургу у наших ворот. Словно весь опыт нескольких поколений профессиональных игроков был сосредоточен в азарте проигрывающих мастеров. При том, что наши были особенно внимательны к Гретцки и М. Лемье, при том, что большинство канадцев действовали прежде вместе куда меньше наших звеньев, - душевный порыв их объединил, они угадывали любой пас, находили любую возможность
для комбинационной угрозы. Вдвоем, втроем врывались канадцы на пятачок и врастали в позицию, вцеплялись в шайбу. Забить мог кто угодно, и одну шайбу забил нападающий Гилмор, которого раньше я и не приметил в канадском составе.
Отыгрались канадцы без вклада Гретцки. Он забил следующую, пятую шайбу, откровенно случайную, вовсе не в своем духе. И команда перевела дыхание - она так много сделала, слишком много сделала.
Но и наша сборная не проиграла в твердости. Ее игра не расклеилась от массированного, шокирующего удара. Она испытывала, похоже, прежде всего естественное чувство для команды мастеров, а не для команды настроения, - чувство отставания в счете, которое полагалось быстро наверстать. И это чувство дало советской сборной шайбу Хомутова - сродни голу Гретцки.
Столько было выплеснуто - и все вернулось на круги своя!
Можно было спорить, кто ощутил большее удовлетворение от этого обстоятельства. По-моему же, ни одна из команд не имела оснований считать себя обделенной удачей. И в дополнительное время, на новом витке испытания, вновь повелось соревнование, кто крепче и мастеровитее. Победила советская сборная. Макаров и Ларионов произвели сочные удары по воротам Фюра, от каких наша оборона свои ворота уберегла. И - полновесная, с глубоким выдохом, развязка. Резко, выверенно бросает Семак, долго державшийся в тени. Мы вспоминаем, что и вправду, есть у него на вооружении такой внезапный бросок, давно, правда, не применявшийся. Трибуны «Форума» смолкли. Потом зааплодировали. И засвистели.
НЕ ПОМНЮ точно, сколько лет назад телевидение охотно крутило мультик «Шайбу, шайбу!». Во всяком случае, всамделишный хоккей в ту пору еще был откровеннее, доступнее для зрительского восприятия, чем нынешний. И все равно нарисованные персонажи, гнавшие шайбу то в одну, то в другую сторону, а пригнав, непременно бившие по воротам, играли в придуманный, ненастоящий хоккей, не в тот, который происходил на стадионах.


Я смотрел второй финальный матч большого турнира на Кубок Канады, участники которого освоили все премудрости, все тактические строгости, приобретенные хоккейной игрой с возрастом, - и не мог отделаться от явившегося воспоминания: нарисованные мальчишки в давнем мультике гоняют шайбу. И вдруг поймал себя на мысли: а может, эта игра изначально такой и была придумана, только такой и предполагалась, а все остальное, что потом присочинили, - лишнее, и не хоккейное вовсе?
А события, передаваемые телеэкраном, подгоняли пульс - переживайте, волнуйтесь, радуйтесь, огорчайтесь! Каждую минуту, каждые десять секунд! Вы же такого хоккея всегда хотели, вы просто отвыкли...
Кашу заварили канадцы.
Нападающий канадской сборной Марк Мессье перед началом финальной серии заметил:
Мы не имеем права быть слишком агрессивными. Мы можем себе позволить быть очень агрессивными только в том случае, когда нам некуда деваться. Только в таком случае. Мы столько раз обжигались с советской командой на своей агрессивности.
Выходит, деваться им было некуда.
В редчайших матчах с участием нашей команды, когда для соперников чуть ли не вся их хоккейная судьба решалась, - только тогда происходило то, что явилось нам с вами на телеэкране в начале второй финальной игры. Канадцы мчались к воротам Белошейкина полными составами, перепасовывая шайбу вправо, влево, вперед, назад, и вся свистопляска останавливалась, только если шайба влетала в ворота. Не то чтобы наша команда ничего не предпринимала в ответ, но противодействие в своей зоне было сбито, сметено этим смерчем, а на контрвыпадах, от которых наши ни в коей мере не отказывались, все же была печать уязвимости своих тылов.
Команда хозяев со всей определенностью шла ва-банк. Стремились вперед все защитники: одни, правда, лишь подбрасывали поленьев в бушующее пламя, а Коффи, Бурк и даже Рошфор, не таким уж «насту- пальщиком» в Канаде считающийся, рвались вперед до упора.
Мы смотрели на все это и, конечно, задавались вопросом: неужто никак их не остановить? Наверное, в эти минуты остановить было нельзя. Оставалось надеяться, что наши не слишком много пропустят, пока канадцы не поутихнут.
Накануне второго матча руководитель канадской сборной М. Кинэн рассуждал:
Кто же больше устал, мы или они? Я очень много слышал о превосходной функциональной готовности советской команды. Но, сдается мне, адреналин и состояние психики в игре такого уровня могут значить больше всего прочего. Я сомневаюсь, что у европейцев больший запас сил. Выносливость зависит от подготовки, а мы в августе дали игрокам крайне напряженную подготовку.
Вопрос этот: кто больше устал?


СУПЕРФИНАЛ
Совпадению счета 6:5 во всех финальных матчах удивляюсь, как все, и никак его объяснить не могу, - признавался по возвращении из Канады тренер сборной СССР Игорь Дмитриев.
А тому, что в финальной серии много забивали, дал бы объяснение эмоционального свойства. Как бы вам передать те чувства, которые охватывали, не сомневаюсь, всех участников финала? Команды выходили на лед - и пять минут в зале бушевала овация 18-тысячных трибун. После исполнения певцом гимна нашей страны звучали аплодисменты публики. Последний куплет канадского гимна сопровождался ревом трибун. Да и вся обстановка вокруг турнира была такой же. Каждый прохожий на улице узнавал и обращался с пожеланиями хорошей игры. На всех углах телевидение крутило эпизоды матчей турнира. И - все прямо вытряхивается изнутри, возникает ощущение, что занимаешься делом, самым важным в жизни многих - многих людей. Вот почему, думаю, способности игроков были выплеснуты сполна, ничто не могло остаться про запас.


Четыре года Мыльников шел к тому, чтобы безоговорочно занять в сборной пост № 1. Это случилось на знаменитом Кубке Канады-87.
Вот как отзывались о нашем земляке сами канадцы:
Том Уотт, один из тренеров сборной команды «Кленовых листьев», крупный специалист хоккея: «Я не знал, что у русских такой вратарь. Думаю, что на нынешнем турнире Сергей Мыльников сильнейший...»
Брэд Парк, известный защитник сборной Канады-72, участник первой серии матчей наших хоккеистов с канадскими профессионалами: «Да, Мыльников играл очень хорошо, на уровне Третьяка...»
Жан Беливо, легендарный нападающий 70-х годов: «Вы обратили внимание, как советские хоккеисты обнимали своего вратаря после матча? И этим все сказано. Он был главным действующим лицом в матче...»

 

КУБОК КАНАДЫ - 1991
Канада (Гамильтон, Торонто, Монреаль, Квебек-Сити, Саскатун) и США (Детройт, Чикаго).
31 августа - 16 сентября 1991.

М
Команда
1
2
3
4
5
6
В
Н
П
Ш
О
1
Канада
*
6:3
2:2
4:1
3:3
6:2
3
2
0
21-11
8
2
США
3:6
*
4:3
6:3
2:1
4:2
4
0
1
19-15
8
3
Финляндия
2:2
3:4
*
3:1
1:6
1:0
2
1
2
10-13
5
4
Швеция
1:4
3:6
1:3
*
3:2
5:2
2
0
3
13-17
4
5
СССР
3:3
1:2
6:1
2:3
*
2:5
1
1
3
14-14
3
6
ЧССР
2:6
2:4
0:1
2:5
5:2
*
1
0
4
11-18
2

Полуфиналы:
Канада - Швеция - 4:0
США - Финляндия - 7:3
Финал:
Канада - США - 4:1 и 4:2



КУБОК МИРА - 1996
26 августа - 14 сентября 1996.
Североамериканская группа
Ванкувер, Монреаль, Оттава (Канада), Филадельфия, Нью-Йорк (США).

М
Команда
1
2
3
4
В
Н
П
Ш
О
1
США

5:3
5:2
9:3
3
0
0
19-8
6
2
Канада
3:5

5:3
3:2
2
0
1
11-10
4
3
Россия
2:5
3:5

7:4
1
0
2
12-14
2
4
Словакия
3:9
2:3
4:7

0
0
3
9-19
0

Европейская группа
Стокгольм (Швеция), Хельсинки (Финляндия), Гармиш-Партенкирхен (Германия).

М
Команда
1
2
3
4
В
Н
П
Ш
О
1
Швеция

5:2
6:1
3:0
3
0
0
14-3
6
2
Финляндия
2:5

8:3
7:3
2
0
1
17-11
4
3
Германия
1:6
3:8

7:1
1
0
2
11-15
2
4
Чехия
0:3
3:7
1:7

0
0
3
4-17
0

Четвертьфиналы:
Россия - Финляндия - 5:0
Канада - Германия - 4:1
Полуфиналы:
Канада - Швеция - 3:2 (ОТ)
США - Россия - 5:2
Финал:
США - Канада - 3:4 (ОТ), 5:2, 5:2



1996 ПЕРЕКЛИЧКА 2004
3 сентября 2004  Спорт-Экспресс
Вячеслав КОЗЛОВ: «ФЕДОРОВА НЕТ В СБОРНОЙ НЕ ТОЛЬКО ИЗ-ЗА ТРАВМ»
Опыт участия в Кубке мира восьмилетней давности вполне может помочь нашей команде. Как, наверное, мог бы помочь и участник того турнира Вячеслав Козлов.
В беседе мы с Козловым договорились заранее - еще когда автор этих строк находился в Москве. Вячеслав, как выяснилось, с интересом следил за предыдущими публикациями под этой рубрикой и потому отнесся к моему предложению выступить в качестве «ответчика» по Кубку мира-96 с особым энтузиазмом. Уже на следующий вечер после прибытия корреспондента «СЭ» в Атланту хоккеист предложил встретиться за ужином в уютном японском ресторанчике - том самом, в котором практически после каждого домашнего матча «Трэшерз» они бывают с Ильей Ковальчуком.
Выглядит Козлов свежо и подтянуто. Как-никак уже больше месяца готовится к сезону. Каждый день, по отработанной программе, от звонка до звонка. Пробежки, занятия на льду, тренажеры. И все это - в полном одиночестве, в пустом зале. Никого из одноклубников в городе сейчас нет.
Вячеслав показался мне немного потерянным. Самоистязания в межсезонье для него так же естествен, как для нас - новогодняя елка. По-другому он просто не умеет. Не менее естественен для Козлова и большой хоккей, который всегда становится продолжением того, что происходит сейчас. А его-то, большого хоккея, как раз и не предвидится. Оттого и юмор мрачноватый. «Никита, этак я тебя и прокормить не смогу - у нас, между прочим, локаут», - с усмешкой бросил игрок 7-летнему сынишке, с аппетитом умявшему суши и попросившему на десерт мороженое. Видимо, под стать настроению и воспоминания о последнем Кубке мира.

ВЫБИРАТЬ ТРЕНЕРА ДОЛЖНЫ НЕ ИГРОКИ 
Выход нынешней сборной России в полуфинал будет расценен как приемлемый результат. Почему, когда в 1996 году наша команда уступила в полуфинале, все посчитали это провалом?
А вы посмотрите на тот наш состав и сравните его с нынешним! Тогда за сборную выступали Хабибулин, Фетисов, Зубов, Малахов, Житник, Федоров, Могильный, Ларионов, Жамнов, Немчинов... Разве можно было с такими мастерами настраиваться на что-то, кроме победы? Увы, в полуфинале мы со счетом 2:5 проиграли американцам, которые в итоге и завоевали главный трофей. Не считаю, что с нас, хоккеистов, следует снимать долю вины в неудачном выступлении, но при том, насколько федерация смазала подготовку к турниру, подобного можно было ожидать.
Недавно беседовал на данную тему с тогдашним (как, впрочем, и нынешним) генеральным менеджером сборной Игорем Тузиком, который подтвердил, что в плане организации в нашей команде царил хаос. Причем Тузик посоветовал переадресовать вопрос тем, кто этот хаос создавал. То есть, видимо, хоккеистам. Что же тогда случилось?
Началось все зимой, когда к нам в Детройт на переговоры приехали Борис Майоров и Владимир Васильев. Уже тогда было известно, что в подготовке к соревнованию есть определенные правила. Примерно, как и теперь: начинать тренировочный сбор можно было не раньше, чем за 12 или 14 дней до старта Кубка мира. ФХР же решила обвести всех вокруг пальца и провести сбор команды в Сочи раньше положенного срока, то есть во время наших отпусков. Что само по себе являлось нарушением регламента.
Для того чтобы НХЛ не смогла ни к чему придраться, нам предлагали взять с собой жен и в случае чего говорить, что мы, мол, просто отдыхаем. Вся наша детройтская русская пятерка от этой затеи, естественно, отказалась. Позднее тот же Майоров сообщил, что нам предстоит провести в Москве выставочный поединок с финнами, которые якобы кому-то чем-то насолили на последнем чемпионате мира. И потому в контрольном матче, по словам Майорова, обязательно нужно побеждать. Мы, естественно, ответили, что нам гораздо важнее как следует подготовиться к Кубку мира, чем тешить чьи-то сомнительные амбиции. Хотя над финнами все равно взяли верх.
Затем случилась эпопея с главным тренером. Везти команду на Кубок мира должен был Дмитриев, но незадолго до турнира Игорь Ефимович тяжело заболел и от поездки отказался. Уже в Москве, во время Кубка «Спартака», мы при закрытых дверях тайным голосованием выбирали тренера, хотя лично я не считаю, что хоккеисты должны принимать подобные решения. Так или иначе, большинством голосов выбрали Бориса Михайлова. Я, кстати, тогда проголосовал против его кандидатуры.
А кого вы хотели видеть тренером?
На тот момент я не возражал, например, если тренером останется Васильев. Кроме него, подходящей кандидатурой виделся Геннадий Цыгуров, с которым раньше работал и о котором могу сказать только самое лучшее.


С НИКОЛИШИНЫМ ПОСТУПИЛИ НЕПОРЯДОЧНО
Можно ли сказать, что 8 лет назад на Кубок мира отправились все сильнейшие российские хоккеисты?
Поехали практически все. Кроме Володи Константинова - он не смог играть из-за поврежденного ахилла. Но тогда федерация хотя бы в чем-то пошла навстречу и приняла некоторые наши условия. Поначалу команду хотели посадить на сбор в Новогорск, что, на наш взгляд, было нецелесообразным. Именно потому и съехался тогда лучший состав, что мы сумели добиться права жить в нормальном отеле и тренироваться в «Спартаке».
К сожалению, проконтролировать все остальное мы не могли. Безобразно была спланирована сама подготовка. Нам пришлось проводить совершенно ненужные выставочные матчи в Германии и Швеции, которые отняли немало сил и напрочь выбили ребят из колеи. Из Германии в Швецию мы отправились в 5 утра. Примерно в то же время вылетели из Швеции в Америку, и ребята, чтобы хоть как-то отдохнуть, из своего кармана доплачивали за разницу в цене билета между экономическим и бизнес-классом.
Хорошо, что тогда хоть один поединок провели в родных стенах - тот самый московский, с финнами. На сей раз не было и такого. Я так понимаю, что от проведения выставочных встреч на выезде федерация в финансовом плане внакладе не останется. Кроме того, и руководству, наверное, приятно - за границей можно отдохнуть, посмотреть хороший хоккей. Но играть-то приходится нам, готовиться к турниру - нам, и шишки в случае поражения потом тоже валятся на нас. В общем, в 96-м обстановка была напряженной, подготовка получилась скомканной, и итоговый результат, считаю, был закономерным.
Потом, когда мы приехали наконец в Америку, в последнем тренировочном матче с американцами в Детройте получил травму Павел Буре. О том, насколько он был необходим сборной, думаю, можно не говорить. И его мы потеряли на весь турнир еще до выхода на старт. Кроме того, по семейным обстоятельствам покинул команду Зубов, и вернулся он только к первой встрече в Ванкувере.
Из игроков той сборной в нынешней всего шестеро, хотя при желании можно было укомплектовать ими и половину национальной команды. Оправданно ли, на ваш взгляд, такое искусственное омоложение состава?
А разве у ФХР был выбор, если учесть, сколько народу отказалось? Неприятно удивила лишь ситуация с Николишиным. Как можно назвать человека в списке приглашенных, а три дня спустя, когда тот подписал контракт с ЦСКА, столь беспардонно его «задвинуть»? Очевидно, что это сделали специально, решением главного тренера и руководства ФХР.
Читал в «СЭ» интервью с Билялетдиновым, в котором тот объясняет свой поступок какими-то игровыми причинами, кстати, так и не уточненными. Это, на мой взгляд, чепуха. Николишин - один из сильнейших в мире форвардов оборонительного плана. Он блестяще действует на точке вбрасывания, отрабатывает в меньшинстве. Такой мастер нашей команде просто необходим! Считаю, это был, мягко говоря, некрасивый поступок по отношению к хоккеисту, который, безусловно, заслуживал места в команде и очень хотел в ней играть.


В СБОРНОЙ МОСКОВСКОГО «ДИНАМО» НЕТ МЕСТА ОСТАЛЬНЫМ
Были ли, на ваш взгляд, допущены другие просчеты при формировании состава на этот турнир?
Не считаю нужным комментировать сам состав. Хочу лишь сказать, что все ребята, которые отказались приехать, имеют веские причины. Равно как и имеют моральное право так поступить. Хабибулин, Жамнов - не последние люди в нашем хоккее - пытаются подать сигнал тревоги, поскольку стремятся хоть что-то изменить в этом хоккейном бардаке.
Отказ выступить на Кубке мира - это жест отчаяния. Поступок, на который, поверьте, никто просто так не пойдет. Наши конкуренты - канадцы, американцы, шведы, чехи, финны - стремительно прогрессируют. В то время как мы уже много лет катимся под гору. И с этим надо что-то делать. А пока у нас работают люди, которые для хоккея ничего не делают, но всегда при деле. Выгнали из клуба - пришли работать в сборную. Выгонят оттуда - вернутся в клуб. И так по кругу.

Вы достаточно хорошо знаете Сергея Федорова. Можете хотя бы попытаться объяснить, зачем ему понадобилось скрываться в течение трех месяцев? Почему было не отказаться сразу?
Скажу вам честно - я не думаю, что Сергей отказался выступать только из-за травм. Федоров - очень волевой человек, который, когда надо, может сыграть и через боль. Но не сомневаюсь, что и он хорошо помнит предыдущий Кубок мира. И в дальнейшем, если ничего не изменится, хоккеистов, бойкотирующих сборную, будет все больше и больше.
Уверен, что при желании на Федорова можно было выйти. Хотя бы через его отца Виктора - постоянного эксперта «СЭ». Кроме того, если Тузик не поленился съездить в Минск к уже отказавшемуся Хабибулину, то почему ему было не съездить и в Америку к Сергею? Видимо, не так уж руководству и хотелось видеть Федорова в сборной.
Чем объясняете свое отсутствие в заявке?
Для меня это не стало сюрпризом. Да и огорчением, откровенно говоря, тоже. Заранее понимал, что так получится, и поездку на Кубок мира в свои планы не вносил.
А если бы пригласили - поехали?
Вот если бы пригласили - тогда бы и думал, что делать.
Почему, на ваш взгляд, в заявке нет Королюка и Жердева?
Как уже писал «СЭ», нынешняя сборная сформирована на базе динамовской организации. Не случайно половина состава является либо воспитанниками бело-голубых, либо хоккеистами, подписавшими с этим клубом страховочные контракты. На остальных в нашей национальной команде, видимо, не хватает места.

СБОРНАЯ РОССИИ - НЕ ДЛЯ ШВЕЙЦАРЦЕВ, А ДЛЯ РОССИЯН
Считаете ли вы, что потенциал нынешней сборной был бы выше, если бы ФХР согласилась пригласить на роль главного тренера Ларри Робинсона или другого специалиста из НХЛ?
Думаю, команда от этого выиграла бы. Нет ничего зазорного в работе в сборной иностранца. Кстати, если бы Ларионова весной назначили генеральным менеджером, то не сомневаюсь, что какой-то компромисс по поводу главного тренера он бы нашел. Пусть это даже был бы не Робинсон, а кто-то другой, раз уж мы так стесняемся прибегать к услугам зарубежных специалистов.
Кроме того, Игорь провел бы нормальную подготовку. Уверен, что не было бы никакой Швейцарии с Германией. Был бы сбор в Северной Америке, а перед этим - несколько дней в России, для российских болельщиков. Где угодно - в Одинцове, Подольске, Воскресенске. Чтобы на наших звезд смотрели не воспитанники швейцарской хоккейной школы, а подольские или одинцовские мальчишки. Увы, игроков в данном случае никто не спрашивал - федерация сделала все так, как выгодно и удобно ей.
Вернемся в 96-й год. Какой была атмосфера в сборной к моменту ее приезда в Северную Америку?
В самой команде как раз все было в порядке, коллектив был дружный. В игровом же плане нас, повторюсь, сильно подкосила потеря Паши Буре. С травмой колена доигрывал турнир Фетисов. И, к сожалению, крайне неудачно сложился полуфинал. Может, где-то мы сами недонастроились. Может, тренерам следовало в решающей встрече перейти на игру в три пятерки вместо четырех. Кроме того, уже тогда в ведущих сборных, не говоря об НХЛ, вовсю использовались спецбригады меньшинства и большинства, что, конечно, следовало сделать и нам.
Что же касается организации самого процесса, то здесь все было на высшем уровне. И с расписанием, и с едой, и со всем остальным. То есть так же, как во время обычного энхаэловского сезона.
Чего ждали тогда от нашей команды в Северной Америке?
Хотя бы выхода в финал. С таким составом, как тогда, мы могли на это рассчитывать. Да и решающая серия Канада - Россия была бы всем очень интересна.
Не возникало ощущения, что организаторы турнира делают все возможное для инсценировки финала США - Канада, который в итоге и состоялся?
Нет. В этом смысле все было в наших руках. Но, с другой стороны, организатором Кубка мира является НХЛ, и мы никого не вправе винить в регламенте, который не на сто процентов соответствует нашим предпочтениям. Это коммерческий турнир, и организаторы вольны планировать все так, как считают нужным. Могу сказать, что судили нас достаточно квалифицированно и в полуфинале американцам в Оттаве мы уступили по делу. Кстати, я получил в том матче травму и не смог доиграть его до конца.
С какими партнерами вы выходили на лед?
В выставочных матчах - с Ларионовым и Буре, а заканчивал турнир с Федоровым и Могильным.

ШАНСОВ НА ПОБЕДУ У РОССИИ НЕТ
На сей раз два полуфиналиста приедут в Северную Америку из Европы. Можно ли утверждать, что их ждут дополнительные проблемы?
С точки зрения акклиматизации и самочувствия - возможно. С другой стороны, в этих сборных выступают такие мастера, которые и после 10-часового перелета могут сыграть как надо.
Не так давно в автомобильной катастрофе погиб Иван Глинка. Попробуйте представить себя на месте хоккеиста чешской сборной и описать, с какими эмоциями игрокам этой команды предстоит пережить весь турнир.
Глинка - невосполнимая потеря для всего мирового хоккея. Он был человеком, который добился всего и как игрок, и как тренер. Тем не менее, думаю, после такой трагедии сборная Чехии выступит успешно. У них и так очень сильная команда, а теперь еще появился и дополнительный стимул. Не сомневаюсь, что произошедшее сплотит чешских ребят, и на Кубке мира они выложатся без остатка.
Какие сборные являются фаворитами Кубка мира?
Полагаю, примерно равные шансы на победу есть у четырех команд - канадской, чешской, шведской и американской.
Наших вы в этом списке не видите?
Я реалист. Боюсь, что без двух сильнейших вратарей и двух лучших центрфорвардов шансов на победу у нас нет.
И каков же ваш прогноз на выступление сборной России?
Эту тему оставлю без комментариев.

Павел СТРИЖЕВСКИЙ
Атланта - Сент-Пол



КУБОК МИРА - 2004
30 августа - 14 сентября 2004.
Североамериканская группа
Торонто, Монреаль, (Канада), Сент-Пол (США).

М
Команда
1
2
3
4
В
Н
П
Ш
О
1
Канада

3:1
2:1
5:1
3
0
0
10-3
6
2
Россия
1:3

3:1
5:2
2
0
1
9-6
4
3
США
1:2
1:3

3:1
1
0
2
5-6
2
4
Словакия
1:5
2:5
1:3

0
0
3
4-13
0

Европейская группа
Стокгольм (Швеция), Хельсинки (Финляндия), Кельн (Германия), Прага (Чехия).

М
Команда
1
2
3
4
В
Н
П
Ш
О
1
Финляндия

4:4
4:0
3:0
2
1
0
11-4
5
2
Швеция
4:4

4:3
5:2
2
1
0
13-9
4
3
Чехия
0:4
3:4

7:2
1
0
2
10-10
2
4
Германия
0:3
2:5
2:7

0
0
3
4-15
0

Четвертьфиналы:
Финляндия - Германия - 2:1
Швеция - Чехия - 1:6
США - Россия - 5:3
Канада - Словакия - 5:0
Полуфиналы:
США - Финляндия - 1:2
Чехия - Канада - 3:4 (ОТ)
Финал:
Финляндия - Канада - 2:3






КУБОК МИРА - 2016 
Группа A






Год
Игрок
Команда
И
Г
П
О
Ш
+/-
Место
1976
23
Белоусов Валерий
Трактор
5
0
1
1
2

3

4
Бабинов Сергей
Крылья Советов
5
0
1
1
6

3
1981
4
Бабинов Сергей
ЦСКА
7
0
2
2


1

24
Макаров Сергей
ЦСКА
7
3
6
9


1
1984
22
Тыжных Александр
ЦСКА
2
-4

-4


3

12
Стариков Сергей
ЦСКА
6

3
3
2

3

24
Макаров Сергей
ЦСКА
6
6
1
7
4

3
1987
1
Мыльников Сергей
Трактор
6
-18

-18


2

24
Макаров Сергей
ЦСКА
9
7
8
15
8

2

27
Быков Вячеслав
ЦСКА
9
2
7
9
4

2
1991

не представлены




0



1996
55
Гончар Сергей
Washington
4
2
2
4
2

4


Макаров Сергей
тренер



0


4
2004
55
Гончар Сергей
Boston
4
1
2
3
6
-1
5

45
Калинин Дмитрий
Buffalo
3


0

1
5
2016
89
Нестеров Никита
Tampa Bay
1


0


4

63
Дадонов Евгений
СКА
4
0
1
1

1
4

27
Панарин Артемий
Chicago
4
1
1
2
4
1
4

92
Кузнецов Евгений
Washington
4
2
0
2
6
0
4


Знарок Олег
Гл. тренер



0




Источники
Еженедельник «Футбол Хоккей» №№ 36, 37, 38 1981 год, №№ 36, 37, 38 1984 год,
№№ 35, 36, 37, 38 1987 год
Еженедельник «Хоккей» № 30-31 (280-281) 26.08.1996