суббота, 26 августа 2017 г.

Виделль Линус/Videll Linus

Виделль Линус/Videll Linus 05.05.1985




















Стокгольм, Швеция
Нападающий.
Школа/юниорская команда: «Djurgårdens» IF
Игровой номер: 26
В «Тракторе»: 1 сезон, 62 игры, 34 (11+23)
Драфт НХЛ: выбран в 2003 году в 7 раунде под общим номером 204 «Colorado Avalanche»
Карьера игрока: «Södertälje» SK Швеция – 2003/2004-2005/2006, 2007/2008- 2010/2011, Allsvenskan Швеция – 2006/2007, «Halmstad Hammers» Allsvenskan Швеция – 2004/2005, AIK Allsvenskan Швеция – 2005/2006, SHL Швеция – 2011/2012, «Югра» Ханты-Мансийск – 2011/2012-2012/2013, «Северсталь» Череповец – 2012/2013-2013/2014, «Dinamo» Riga («Динамо» Рига) – 2014/2015, «Торпедо» Нижний Новгород – 2015/2016, «Kūnlún Hóngxīng» Běijīng («Куньлунь Ред Стар» Пекин) – 2016/2017, «Трактор» - 2017/2018, юниорская, молодежная и основная сборная Швеции
Достижения игрока: чемпион Швеции среди юниоров U16 2000/2001 в составе AIK, бронзовый призер чемпионата КХЛ 2017/2018 в составе «Трактора»



Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2017-2018
Чемпионат России КХЛ
Трактор
46
8
20
28
3
10

Всего


46
8
20
28
3
10
0
Всего за Трактор


62
11
23
34
6
12
1
Сезон
Плей-офф
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2017-2018
Чемпионат России КХЛ
Трактор
16
3
3
6
3
2
1
Всего


16
3
3
6
3
2
1




Шведский форвард «Трактора» – о ярких моментах своей карьеры.
Профайл своими словами. Линус Виделль
В свои 32 года Линус Видель может похвастать богатым опытом выступлений в двух лигах и четырех странах. В 2011-м он перешел в клуб КХЛ. Позже шведский нападающий, задрафтованный «Колорадо Эвеланш», скажет, что переезд в Россию был его лучшим решением в жизни. Так он открывает для себя мир – встречая новых людей и принимая новые вызов. Сейчас Линус Виделль – это игрок «Трактора», и он сам расскажет о себе. Далее - только прямая речь новичка«Черно-белых».

САМЫЙ КРАСИВЫЙ ГОЛ
За свою карьеру я набирал больше очков, отдавая передачи, но если забивал, то делал это более-менее красиво. Свой лучший гол я забил в игре с «Металлургом», он немного красивее всех тех, что я забивал раньше. Я прошел чуть ли не от своих ворот до чужих. Когда шайба очутилась в сетке, она мне уже нравилась. Потом я увидел повтор и удивился, насколько классным вышел гол. Потрясающие эмоции. Вдобавок, этот гол был особенным вдвойне, потому что он стал первым в плей-офф КХЛ на китайской земле. К слову, до перехода в Челябинск, я не знал, кто главный соперник «Трактора». Знал лишь, что к Челябинску ближе всех «Автомобилист» из Екатеринбурга и «Металлург» из Магнитогорска. Теперь мне стало ясно, кого принципиально обыгрывать.


САМЫЙ ВАЖНЫЙ ГОЛ
Свой самый важный гол я забил, когда играл во второй шведской лиге. Было это в квалификационном турнире за право выхода в высший дивизион. Мне удалось забить очень важную шайбу, которая помогла нам подняться выше. Тогда я был 21-летним парнем. Сейчас эту шайбу даже в интернете не отыскать. Может быть, запись пылится у кого-нибудь на DVD-диске. Матч, в котором я тогда забил, мы проиграли в овертайме, но набранные очки сыграли ключевую роль.

САМЫЙ ПАМЯТНЫЙ ХОККЕЙНЫЙ МОМЕНТ
Таких два. Первый – когда моя команда выиграла Чемпионат Швеции среди игроков до 16 лет. Второй – после 10 матчей квалификации, про которые я уже говорил. Это самые яркие моменты моей карьеры. Дело в том, что перейти из одной лиги в другую в Швеции очень сложно. Я сезон 2006-2007 провел очень хорошо (примечание: 54 очка в 55 матчах) и был важной частью той команды.

САМАЯ БЕЗУМНАЯ ИСТОРИЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЛЬДА
Два года назад, когда я покупал дом в Швеции, агент по недвижимости что-то напутал с бумагами. Так я стал владельцем самого старого замка в Швеции. Не буду говорить, кому он на самом деле принадлежит, тем более что ему тот случай явно забавным не показался. Могу только сказать, что он предприниматель и занимается недвижимостью. Его фирма строила мой дом. И когда мы подписывали бумаги, что-то пошло не так. В итоге вместо покупки клочка земли под свой дом я получил замок и все прилегающие к нему владения. Если бы мы захотели, то могли бы оставить его себе, и никто бы ничего не смог сделать – таковы законы. Но мы решили, что это будет неправильно. К счастью, процедура переоформления была не слишком сложной. Через месяц все вернулось на круги своя. Знаете, в Швеции довольно просто случайно забрать у кого-то его собственность.
Линус не стал уточнять, какой именно замок ему достался. На фото один из старинных шведских замков Кальмар
Линус не стал уточнять, какой именно замок ему достался. На фото один из старинных шведских замков Кальмар.


САМЫЙ УДОБНЫЙ ПАРТНЕР ПО ЗВЕНУ
Вадим Шипачев. Он очень умный игрок. Ему по силам создать момент из ничего, при этом у тебя будет уйма пространства и времени. Он всегда знал, где я нахожусь, куда и когда мне отдавать. Он прекрасно видит лед. Порой казалось, что атака медленно развивается, но Шипачев парой движений взвинчивал тем. Надеюсь, у него получится заиграть в НХЛ на таком же высоком уровне, как в КХЛ. Когда Панарин уезжал в Северную Америку, я был на 100% уверен, что он там приживется, потому что Панарин быстр. Шипа не так шустр, и это может быть проблемой. Но надеюсь он сориентируется в новых реалиях. На Чемпионате мира он уже все доказал.

ХОККЕЙНЫЙ ОРИЕНТИР
Когда я рос, моим любимым игроком был Матс Сундин. Сейчас мой любимый игрок – Коннор МакДэвид. Он уже звезда НХЛ, играет в зрелищный и очень техничный хоккей. Да он может стать не хуже Уэйна Гретцки, а ведь ему всего 20! Если бы он хотел, то поехал бы в прошлом году на молодежный Чемпионат мира. Безумный хоккеист!
14 июня 2017

«В России всеобщее помешательство на куриных ножках», или история русификации Линуса Виделля
Шведский новичок «Трактора» Линус Виделль о «медвежьем» имени, хорошем Путине, магии числа 55 и случае Картера Эштона, которому на парковке угрожали ножом.

«Поначалу в Китае не было экипировки. Все тренировались в разноцветных джерси»
Прошлый сезон вы сыграли за «Куньлунь». Как вас занесло в Китай?
После ухода из «Торпедо» я получил восемь предложений. Но мне хотелось выступать поближе к дому, и все варианты я поставил в режим ожидания. Постепенно команды укомплектовывали составы, и предложения аннулировались. Когда тянуть с решением уже было нельзя – оставался лишь вариант с «Куньлунем». Я подумал, а почему бы и нет? Поиграть в Китае – это интересный опыт.
С каким безумием вы столкнулись в Китае?
Все случилось до моего приезда: когда в команде банально отсутствовал человек, который точит коньки, а экипировка еще не была готова. Поэтому парни тренировались в разноцветных джерси. Первым же моим опытом – стал Шанхай. Классный город с более или менее чистым воздухом, большим количеством ресторанов и без сумасшедшего дорожного трафика. Арена была отличной, но людей собиралось мало. Странное ощущение – выходишь на лед и слышишь, о чем говорят болельщики.
Пекин лучше?
В хоккейном плане – однозначно, именно там находились владельцы и основные спонсоры команды. Они занимались продвижением. Когда мы базировались в Шанхае – местные жители даже и не знали, что в городе играет профессиональный хоккейный клуб.
Самое мощное впечатление о Китае?
Выход в плей-офф. С учетом Олимпиады - это большое событие для страны. Многие болельщики носили футболки с надписью: «Теперь в Пекине – чудо китайского хоккея».

«Бэйлен в шутку предложил мне выкупить у него 55 номер»
Какие постеры вешали на стены, когда были подростком?
В основном портреты хоккеистов. Точно были: Петер Форсберг, Матс Сундин и Марио Лемье.
Выбор между футболом и хоккеем дался тяжело?
В моей жизни был период, когда я уделял равное количество времени обоим видам спорта и подумывал остаться в футболе. Но в конечном счете победил прагматизм. Я посчитал, что с моими габаритами будет проще сделать карьеру в хоккее, где ценят высоких ребят.
Учиться успевали?
Я закончил школу в 18 лет, когда уже играл во второй шведской лиге. Стандартная практика в Швеции такова: девять лет ты учишься по базовой программе, затем выбираешь углубленные предметы. В старших классах я усердно изучал экономику.
Какое прозвище у вас было в детстве?
Меня называли – Вида. Кстати, мое полное имя Линус Бьёрн Виделль. Бьёрном зовут моего отца, со шведского это переводится как «медведь». А медведь – талисман «Трактора». Так что я целиком ваш, ребята (смеется).
Что почувствовали, когда вас задрафтовал «Колорадо»?
Легкое разочарование. Надеялся, что уйду в третьем-четвертом раунде, но меня выбрали лишь в седьмом (улыбается).
Почему не уехали за океан?
Реальный шанс представился в 2008 году. «Сёдертелье», за который я играл, пробился в главный дивизион. Я не набирал много очков, но хоккей показывал добротный и меня заиграли за сборную. За океаном предметный интерес проявили четыре клуба – в итоге я решил перейти в «Нэшвилл». Проблемой стал действующий трехлетний договор с «Сёдертелье». Боссы команды обещали отпустить меня, если поступит предложение из НХЛ, но своего слова не сдержали. Сбежать я не мог. Мне просто бы не подписали «трансферную карту».
Долгое время вы играли под 55 номером. У вашего номера есть какая-то история?
Моя сестра придумала крутую и простую легенду. В римском алфавите пятерка обозначается буквой V, а пятьдесят – L. Если поставить рядом две первые буквы от моего имени и фамилии – LV, получится 55. К сожалению, в этом году счастливый номер занял Бэйлен – он перешел в «Трактор» раньше меня. Когда я рассказал ему свою историю, Ник ответил: «Ну, что ж! Я готов выставить номер на продажу». Выглядел он решительно, но до обсуждения цены дело у нас так и не дошло (смеется).


«Россия удивила рукопожатиями и всеобщим помешательством на куриных ножках»
Вашим проводником в российскую жизнь стал соотечественник Томми Варг. Что он вам советовал перед переездом в Ханты-Мансийск?
Томми дал два совета: взять с собой теплую одежду и приехать без ожиданий – с «чистым листом» и открытым разумом. Я так и поступил. Правда, через две недели Томми обменяли, и стало немного грустно (смеется).
Чем вас удивила Россия?
Рукопожатиями. Каждый день нужно делать круг по раздевалке, чтобы поприветствовать партнеров. Вторым сюрпризом стало всеобщее помешательство на куриных ножках. Повара в столовой их готовили каждый день, а ребята не жаловались и ели их с удовольствием. Хотя могли выбрать что-нибудь другое. В итоге ножки мне здорово поднадоели (улыбается), больше я их не ем.
Вы признавались, что до переезда в КХЛ – Россия ассоциировалась у вас с Владимиром Путиным. Какое мнение вы сформировали о нашем президенте?
Путин кажется мне хорошим лидером. Я вижу, что уровень жизни в России улучшается: строятся новые микрорайоны, открываются ТРК и рестораны. У людей есть деньги, которые они тратят. Президент делает хорошую работу. О внешней политике мне судить сложно. Все преследуют свои цели: Россия, Европа, США. Кто-то союзничает, кто-то враждует. Хочется, чтобы конфликтов не было. Как говорят у вас: мир, дружба, жвачка!
Как-то в автомобиль Дерона Куинта на перекрестке заскочил избитый парень и потребовал отвезти его в больницу. Самая безумная история, которая случилась с вами в России.
Мое пребывание в вашей стране, к счастью, всегда было спокойным и мирным. А вот другие парни попадали в неприятности. Однажды Картер Эштон из «Торпедо» шел от арены к стоянке, где его уже ждал водитель. Неожиданно к нему подбежал парень с ножом. Эштон на автомате заорал: «Я не говорю по-русски!» и посеменил дальше. А грабитель был настолько ошарашен, что попросту растерялся.
Майкл Гарнетт учил русский язык по книге «Dirty Russian». Чем пользовались вы?
Я посещал уроки репетитора, но быстро их забросил. Старался ловить слова в раздевалке, учился складывать их в предложения, понимал контекст. По-хорошему нужно было заняться углубленным русским еще в Ханты-Мансийске. Но когда у тебя тренировка, потом игра, и ты вечером без сил добираешься до номера в гостинице – идти на занятие просто лень. Хочется упасть на кровать и быстрее уснуть.

«Критика Скудры – удар под дых»
Вы поработали в КХЛ с тренерами Назаровым и Скудрой, которые славятся взрывными характерами. Кто из них темпераментнее?
Назаров горит только на играх. И когда он реально сердится, может в эмоциональном порыве назвать обидчика самыми разными «черными» словами. Я о себе многое услышал (смеется). В жизни же Назаров держится на расслабоне, любит подшутить. А вот Скудра находится на взводе всегда! Помню, как в первые игры сезона он подзывал меня с Карлом Клинбергом и кричал: «Вы двое после матча домой поедете!» (смеется). А через две минуты забывал и орал на других ребят, а потом опять к нам возвращался – и так несколько раз. Такие вещи нельзя воспринимать близко к сердцу. Бывает, что ты вышел на лед и облажался. Но уже в следующей смене выскакиваешь на площадку и исправляешься. Это хоккей!
Скудра сказал, что ожидал большего от вас и Карла Клинберга.
Это был удар под дых, ведь я начал сезон очень хорошо и пока не травмировался – стабильно набирал очки. Я еще не успел полностью поправиться, как тренер выпустил меня на лед – так нужно было команде. В итоге я «поломался» снова и доигрывал сезон на одной ноге. Каждый раз, когда в меня врезались соперники – было реально больно.
Самый общительный хоккеист, с которым вы пересекались в КХЛ?
Анисин, хотя я понимал далеко не все, что он говорит. Михаил буквально не замолкал и постоянно шутил. Все вокруг смеялись, но мне его юмор казался несмешным и странным. Кстати, Алексей Кручинин из «Трактора» – точно входит в топ-3 общительных ребят лиги.
Вы – поклонник литературы. Какими скандинавскими писателями сейчас зачитываетесь?
Очень люблю норвежца Ю Несбё, а еще взял в Челябинск два романа Ларса Кеплер – «Соглядатай» и «Охотника за кроликом».
Тяжело быть папой на расстоянии?
Конечно! Надеюсь, они чаще смогут навещать меня в Челябинске. Ведь семья для меня – главное в жизни!
Я даже не знаю для кого сложнее быть на расстоянии: для меня или для моей дочки Матильды. Она знает, что папа – хоккеист, но не понимает, что это такое. Ей сложно объяснить, почему меня постоянно нет дома. Помню, как после сезона в «Торпедо» я приехал домой. Утром проснулся и засобирался за хлебом, пока дочка спала. Неожиданно она проснулась и догнала меня у двери. Молча оттащила подальше дорожную сумку и начала стягивать с меня куртку. Думала, что я снова уеду. Это тронуло меня за самое сердце.
19 июля 2017

Вишневский Иван Сергеевич

Вишневский Иван Сергеевич 18.02.1988 





















Барнаул
Защитник
Звание: Мастер спорта
Игровой номер: 59
Школа/юниорская команда: «Мотор» Барнаул (тренер -  Константин Куряшин), Хабаровск, «Лада» Тольятти (тренер - Виктор Николаевич Степанец)
Драфт НХЛ: выбран в 2006 году в первом раунде под общим номером 27 «Dallas Stars»
В «Тракторе»: 1 сезон, 72 игры, 24 (8+16)
Карьера игрока: «Dallas Stars» - 2008/2009-2009/2010, «Peoria Rivermen» AHL – 2008/2009, «Texas Stars» AHL – 2009/2010, «Chicago Wolves» AHL – 2009/2010, «Rockford IceHogs» AHL - 2010/2011, «Атлант» Мытищи – 2011/2012-2012/2013, «Салават Юлаев» Уфа – 2013/2014-2015/2016, «Торпедо» Нижний Новгород – 2016/2017, «Трактор» - 2017/2018, юниорская, молодежная и национальная сборная России
Достижения игрока: бронзовый призер чемпионата КХЛ 2013/2014, серебряный призер чемпионата России 2013/2014, бронзовый призер чемпионата России КХЛ 2015/2016 в составе «Салавата Юлаева» Уфа, бронзовый призер чемпионата КХЛ 2017/2018 в составе «Трактора»

Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2017-2018
Чемпионат России КХЛ
Трактор
56
5
12
17
9
24
1
Всего


56
5
12
17
9
24
1
Всего за Трактор


72
8
16
24
12
32
1
Сезон
Плей-офф
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2017-2018
Чемпионат России КХЛ
Трактор
16
3
4
7
3
8

Всего:


16
3
4
7
3
8
0




Барнаул – Уфа – Челябинск
11.07.2017
Эксклюзивное интервью c пришедшим на полчаса ранее защитником Иваном ВИШНЕВСКИМ, которое удалось сделать перед началом пресс-конференции с четырьмя новичками «Трактора» в межсезонье-2017

Много энергии
Ты начинал играть в Барнауле. Кто был твоим первым тренером?
Константин Куряшин. Я пришел в пять лет, с 1986 г.р. Я был на два года младше них, но меня взяли. 1 сентября всех спрашивали, кто в какую смену учится. Я сказал, что еще хожу в детский садик.
Твои первые впечатления от хоккея? Брат, родители играли в хоккей?
Нет, никто ни во что не играл.
Тогда почему ты пошел в хоккей?
У меня в детстве было много энергии. Воспитательница сказала: «Отдайте его куда-нибудь». В хоккей играл сосед по лестничной площадке. Он сказал: «Отдайте его на хоккей». Так меня привели в хоккей. На коньки меня поставили с трех лет. У нас во дворе была открытая коробка, где зимой я катался до пяти лет.
Какие воспоминания сохранились о детстве?
Все дети всегда были на улице. Было много разных игр на льду. Нас было не загнать домой!


Хабаровск – Тольятти – Квебек
Во сколько лет ты уехал из Барнаула?
В 13 лет поехал в Хабаровск. Тогда там набирали на соревнования финала региона Сибирь – Дальний Восток. Чемпионата как такового не было – совершали турне по городам России. Я ездил на финалы. Тренировал Николай Быков.
Как родители отпустили тебя в Хабаровск?
Все прекрасно понимали, что в нашем крае нет ни условий, ни возможностей для развития. Надо было что-то менять. У меня всем заведовал дед. По большей части решение принимал с ним.
На хоккей тебя отводил дед?
Большую часть времени.
Хабаровск дал тебе дальнейший толчок?
Да. Через год я уехал в Тольятти, там тренером работал Виктор Николаевич Степанец. Играл на Волге два сезона. И два года подряд мы выигрывали свою зону Поволжья.
Помнишь, с кем играл?
С Маратом Калимуллиным.
Затем ты уехал в Америку. Ты один принимал решение?
Деда на тот момент уже не было в живых. Я три года жил один. Мы были молодыми, нам хотелось погулять на улице. Я не был «домашним» ребенком.
Тебя не пугало, что в Америке другой язык?
Я вообще не знал английский! Я приехал во французскую часть Канады, отыграл три года в Квебеке. В Америку меня привез Александр Тыжных. Мы постоянно общались по телефону. На тот момент я уже был достаточно самостоятельным человеком. Мы жили в семьях. Конечно, языковой барьер стал очень большой сложностью. Если хоккейный сленг ты понимаешь (если не понимаешь, нарисуют на доске), то в общении с людьми первое время чувствовалось одиночество. Хотелось с кем-то поговорить, но из-за большой разницы во времени не удавалось это сделать. Когда мы просыпались – в России уже ложились спать.

В команде не было русскоязычных?
В Лиге были, а в команде – нет.
Долгое время ты играл в АХЛ. Говорят, в АХЛ очень жесткие бойцы?
Три года. Это было раньше. Сейчас все уходят от этого. Раньше было нормально, что в команде есть два-три игрока, которые защищают своих лидеров. И в АХЛ, и в НХЛ драки – часть шоу, они нравятся болельщикам.
В какой команде ты играл?
В Остине (фарм-клуб «Далласа»).
Там большой стадион?
Да, там построили новый стадион на 8 – 9 тысяч человек. Он был полным каждую игру.
Затем меня обменяли в фарм-клуб «Чикаго». Я играл в Рокфорде (город рядом с Чикаго). Там стандартный стадион на шесть тысяч человек. Большую часть матчей он был полным.
Где тебе было комфортнее играть?
Конечно, в Остине. Всё начиналось с нуля. Не было дворца – не было фарма. Получилось так, что в первый год по одному–два игрока раздали в другие команды. Через год завершили строительство Дворца, и образовалась новая команда.
В этих командах выступали другие русские игроки, кроме тебя?
Со мной играли Константин Пушкарев, Сергей Коростин. «Зацепил» Вадика Хомицкого. Мы чуть-чуть «зацепили» НХЛ.
Когда ты начал говорить на английском?
Через пару лет. Но в Квебеке своя политика: жители не хотят разговаривать на английском. Они хотят быть своей провинцией и разговаривать на французском языке.


Возвращение в Россию
Почему ты надолго задержался там?
Мне нравились стиль, манера игры и то, как развивался хоккей. Возвращаться в Россию совсем молодым не было смысла.
В какой момент ты понял, что всё равно надо возвращаться в Россию?
За год до моего обмена в «Чикаго» команда выиграла Кубок Стэнли. В команде было мало перемен. За весь сезон из нашей команды вызывали по одному человеку. Мне было 24 года – надо было принимать решение. Возможно, стоило потерпеть еще год... Надо было прогрессировать. Чуть-чуть «подзатоптался» на одном месте.
Кто тебя толкнул на возвращение?
Это было мое личное решение.
Ты тогда был женат?
Нет.
А сейчас?
Да. 26 июня минуло четыре года со дня свадьбы. Жена из Барнаула. Есть сын Александр (2015 г.р.).
Ты планируешь поставить его на коньки?
Если ему будет интересно.
Сейчас семья приехала в Челябинск?
Нет, потому что после короткого периода тренировок мы улетаем на сборы. Они живут пока в Барнауле.

Стиль «Трактора», тренер и Кольцов
Что привело тебя в «Трактор»?
Мне всегда нравилось, какой хоккей здесь прививают детям. Когда мы встречались детскими командами, «Трактор» всегда отличался своей игрой. На финалах у «Трактора» постоянно просматривался комбинационный хоккей, насыщенный в нападении. В игре были задействованы все игроки, которые находились на площадке. Мне очень сильно симпатизирует стиль игры, который прививают тренера челябинской команды. Когда появилась возможность играть в Челябинске, решение было принято сразу.
Когда в сезоне мы встречались с «Трактором», то мне всегда симпатизировал стиль игры, который тренер прививал команде. Трехминутный разговор с главным тренером расставил все точки над «i», после чего всё было быстро решено.
Ты знаешь кого-то из состава нынешнего «Трактора»?
С Кириллом Кольцовым играл в Уфе, с Алексеем Петровым – в «Атланте» Мытищи.
Кирилл Кольцов сказал: «Даже не думай. Всё хорошо». Это был один из ключевых факторов – я подписал контракт с «Трактором».
Уфа находится недалеко от Челябинска. В своё время челябинцы зародили и развили там школу хоккея. На твой взгляд, стиль игры Уфы и «Трактора» одинаковый или разный?
Не могу сказать. Если говорить о команде мастеров, то стиль игры может меняться в зависимости от тренера. Сейчас, насколько я знаю, в Уфе иностранный тренер. Только в сезоне мы увидим, какой стиль игры он выбрал.
Кто тебя пригласил в команду?
Изначально с клубом договаривался мой агент Юрий Николаев. Потом был небольшой разговор с Гатиятулиным. Он хотел услышать меня, я хотел услышать его видение.


Переход в «Трактор» – плюс
На твой взгляд, переход в «Трактор» – плюс для тебя?
Думаю, да. Если в прошлом году был шаг назад, то сейчас это определенно шаг вперед.
Ты «домосед» или атакующий защитник?
«Домоседом» никогда не был. В определенном возрасте приходилось играть и в нападении. «Дома» сидеть я точно не буду! Стараюсь помогать нападающим.

Что скажешь по поводу сборной страны?
В определенное время я выступал в сборной России. При Билялетдинове попадал в состав, играл практически на всех Евротурах. У каждого тренера своё видение. Если взять футбол: при Слуцком играли одни, при Черчесове мы увидели новый состав российской сборной по футболу.
Когда я играл в сборной, постоянно всё менялось. Сборная стала чемпионами мира.
Иван, как бы ты оценил свою хоккейную карьеру до «Трактора»?
Каждый новый год по-разному. В какой-то момент что-то получалось лучше, что-то – хуже. Было интересно.
Из «Трактора» в сборной играли Францоуз и Демченко. Ставишь ли ты себе такую цель? Всё-таки впереди Олимпиада...
Думаю, у каждого спортсмена есть такие цели. Есть команда – ты хочешь выиграть с ней Кубок Гагарина. Есть сборная – хочешь попасть в команду, добиться максимального результата. Скоро начнется чемпионат России. В первую очередь, все мысли о команде, о предстоящем чемпионате. Успех команды – это и твой успех. Один ты не достигнешь больших успехов.
В «Трактор» тебя пригласили на первый – второй или третий – четвертый состав?
Вы задайте этот вопрос тренеру.
Может, ты уже обговаривал этот момент...
Как можно обговаривать? Сейчас достаточно молодых ребят, которые постоянно составляют конкуренцию.
Каково твоё желание?
Неважно, в каком сочетании ты начинаешь игру. Важен конечный результат.
Игорь Золотарев.